Майя Фаттахутдинова: Тридцать три лимерика

 208 total views (from 2022/01/01),  1 views today

…решаюсь — ни в коей мере не претендуя на соперничество с признанными мастерами поэтического перевода, — предложить читателям плоды своих трудов, в надежде, что эти скромные плоды доставят им удовольствие.

Тридцать три лимерика

в переводе Майи Фаттахутдиновой

(из книги «Англо-русские гримасы»)

ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

Когда-то, очень давно, а именно в 1982 году, мне посчастливилось познакомиться с Вильгельмом Вениаминовичем Левиком, выдающимся нашим переводчиком. Прочитав мои робкие опыты в области стихотворного перевода, он очень удивился — и тому, что я из Уфы (он как-то смутно представлял себе, где это), и тому, что переводить с английского пытается даже не филолог, а музыковед. Однако опыты мои не только одобрил, но посоветовал продолжать, и обещал всяческую помощь, и пожелал включить меня в свой семинар. Но, увы, два месяца спустя его не стало — и ниточка, которая могла бы направить мою жизнь в иную сторону, оборвалась. Тем не менее я время от времени продолжала кое-что переводить — для собственной утехи, как писали в старину, и от случая к случаю. Очередной случай возник в 2001-м, когда в магазине английской литературы мне попался объемистый том под названием «Книга лимериков». А я этот жанр очень люблю — даже коллекционирую, например, лимерики Эдварда Лира в переводах Бориса Архипцева, Григория Кружкова, Марка Фрейдкина и других переводчиков-профессионалов.

Мне тоже захотелось испробовать свои силы в таком сложном деле, как перевод лимериков на русский: ведь очень увлекательно, хотя и страшно трудно, передать в коротеньком стихотворении не только содержание, но и специфический юмор оригинала. И так вышло, что я за две недели — буквально запоем — перевела тридцать три лимерика анонимных авторов. Они и составили первую часть моей книжки «Англо-русские гримасы» (о второй пока умолчу — это отдельная история). Пользуюсь случаем, чтобы поблагодарить доктора геолого-минералогических наук, академика РАЕН, лауреата нескольких Государственных премий и просто друга нашей семьи Владимира Викторовича Баулина, издавшего книжку на свои средства. Но, поскольку тираж был невелик, то ее вообще мало кто видел. Поэтому и решаюсь — ни в коей мере не претендуя на соперничество с признанными мастерами поэтического перевода, — предложить читателям плоды своих трудов, в надежде, что эти скромные плоды доставят им удовольствие.

1.
У одной поэтессы из Генуи
Были свойства необыкновенные:
Коль писала сонет —
Надевала берет,
Ну а гимн — так фуражку военную.

2.
Так легка была леди из Галла,
Что с земли ее ветром сдувало.
И пришлось целый месяц,
Чтоб прибавила в весе,
Пичкать леди свинцом до отвала.

3.
Одному джентльмену из Тира
Снилось, будто башмак проглотил он;
Пробудился он с криком
И в волненье великом
Убедился, что сон был правдивым.

4.
Молодой джентльмен из Такомы
Весь пропитан был запахом рома.
Чтоб судачить не смели,
Он напился «Шанели»
И теперь не выходит из комы.

5.
Раз девица по имени Ханна
Утопала в волнах океанна,
А дружок ее Нед
Ее крикам вослед
Все подыгрывал на фортепианно.

6.
Нос у древнего старца из Кении
В очень странном глядел направлении;
Старец был ему предан
И пошел за ним следом,
А куда — не заметили в Кении.

7.
Некий гну в зоопарке под Брестом
Все гнушался пейзажем окрестным;
Мир увидеть воочью
Захотел он — и ночью
Гну сбежал, гно куда — гнеизвестно.

8.
Отличалась девица из Чайна
Чистоплотностью необычайной —
И со сна, полуголою,
Становилась на голову,
Чтобы ног не запачкать случайно.

9.
Обучить хотел доктор из Кью
Буквам греческим кошку свою:
Но сумел он добиться
От своей ученицы
Лишь единственной буковки: «Мью-у-у!..»

10.
Надевала почтенная леди
Вместо шляпы — кастрюлю из меди,
Чтоб крутой ее нрав
И незыблемость прав
Уважали друзья и соседи.

11.
Близорукая мисс возле Нила
Сумку кожаную обронила.
Наконец отыскав ее,
Мисс погладила ласково,
Но не сумку, увы… крокодила!

12.
Эксцентричный юнец из Антальи
Смастерил себе брюки из стали,
Чтоб с какой-нибудь Мэри
Посидеть на пленэре,
А колючки бы к ним не пристали.

13.
Предстояло незнатной девице
В королевском дворце появиться:
Хоть с трудом, но купила
Воротник из шиншиллы,
Чтоб немытых ушей не стыдиться.

14.
До ста лет джентльмен из Тобаго
Пробавлялся лишь рисом да саго,
Но в сто первое лето
Врач решил, что котлету
Заслужил за терпенье бедняга.

15.
Некий турок ел ложкой из миски,
Но не суп, а крепчайшее виски;
Тем, кто счел это странным,
Объяснял, что Кораном
Туркам пить запрещается виски.

16.
Две амебы в минуту досуга
Стали пить за здоровье друг друга:
Тут же, к их удивлению,
Состоялось деление —
Вчетвером теперь пьют друг за друга.

17.
Захотелось дородной кефали,
Чтоб на арфе сыграть ей бы дали:
Но ее плавники
Были так коротки,
Что до нижнего «до» не достали.

18.
Был один журналист из-под Ризена
Копировщиком безукоризненным:
Он банкноту в сто марок
Срисовал без помарок —
И в тюрьме поселился пожизненно.

19.
Изучала старушка из Порты
Азы парашютного спорта:
Несмотря на запреты,
Взобралась на буфет и…
Перекрыла три прежних рекорда.

20.
Деликатный старик из Германии,
Чтоб друзей не задеть невниманием,
Каждый день, говорят,
Навещал всех подряд,
Но не в каждом встречал понимание.

21.
Как-то раз некий лорд из Уэллса
На плите раскаленной уселся.
«Вам не жарко, милорд?» —
«Пустяки! Я же лорд:
Горд я тем, что я лорд из Уэллса!»

22.
Джентльмен, что подвержен был хвори,
Слег внезапно от приступа кори.
Дали съесть ему масла:
В нем сознанье угасло,
Но зато излечился от кори.

23.
Музыкальный юнец из Гонконга,
Написавший мелодию зонга,
Сочинил к ней и втору —
Да такую, что скоро
Распугала всех пташек Гонконга.

24.
Голосок у хористки из Кёльна
Вдруг повел себя слишком привольно:
Все летел ввысь да ввысь,
А потом и повис,
Зацепившись за шпиль колокёльни.

25.
Был искусан юнец незадачливый
Полусотней котов и собачкою:
Он решил, что умрет,
Но умрет за народ
За британский — никак не иначе!

26.
День и ночь джентльмен из Нагои
О супруге радел дорогой — и,
Чтоб была моложавою,
В морозилке держал ее,
Обернув аккуратно фольгою.

27.
Престарелая леди из Ворра
Под кроватью увидела вора:
«Вы лежите, шери,
Головою к двери —
И боюсь, что простудитесь скоро!»

28.
В путешествие леди из Ветто
Отправлялась со скоростью света,
Но в пути легкомысленно
Эту скорость превысила —
И вернулась… за месяц до этого.

29.
Некий старец был славен в окрестности
Предпочтеньем изящной словесности,
Но от рюмки нечаянной
Словеса так крепчали,
Что изгнали его из окрестности.

30.
Привереда старик из Милана
Почитал себя тонким гурманом
И ворчал на жену:
«Не хочу ветчину!
Не вернуться ли к нашим баранам?»

31.
Некий малый игрой на трещетке
Всех домашних довел до икотки.
Был отшлепан он мамой:
«Замолчишь ты, упрямый?»
Но в ответ он вскричал: «Ни за чтотки!»

32.
На любительском «Гамлете» зала
Целый вечер украдкой зевала;
И подумали утром:
«Кто ж вертелся в гробу там,
Коль Шекспира не существовало?»

33.
Упражнялся художник из Тишек
В сочиненье стишков для детишек:
Все в них было как надо
(Кроме смысла и склада!),
А успеха был даже излишек.

Print Friendly, PDF & Email

10 комментариев к «Майя Фаттахутдинова: Тридцать три лимерика»

  1. Прошу прощения за технический ляп. Речь идет об оригинале лимерика № 28.

  2. А вот и оригинал:

    There was a young woman named Bright,
    Whose speed was much faster than light.
    She set out one day
    In a relative way,
    And returned on the previous night.

    Cкажу прямо: у нашего автора получилось лучше, чем у Маршака (ИМХО, разумеется).

    И еще пара восхищенных замечаний: «Ни за чтотки!» (см. № 31) или «Зацепившись за шпиль колокёльни» (№ 24, как рифма к «Кёльну») – это в самой полной мере соответствует неповторимому английскому стилю. В частности, классической реплике Алисы ‘Curiouser and curiouser!’ или такому, например, лимерику:

    Some day ere she grows too antique
    My girl’s hand in marriage I’ll sicque:
    If she’s not a coquette
    (Which I’d greatly regruette),
    She shall share my ten dollars a wicque.

  3. Спасибо всем за отзывы. Лимерики действительно анонимные (авторы их неизвестны) и переведенные с английского (не моего сочинения), а взяты из сборника «Wordsworth Book of Limericks, A comprehensive anthology of over 1800 zany verses by Edward Lear and many others». Wordsworth Edition Limited, 1997.

  4. Дорогая Майя,
    если это действительно переводы с английского, а не ваши собственные лимерики, то вы повторяете ошибку многих своих коллег по стихотворным переводам. вы публикуете их, не приводя оригинала и не называя автора. Это лишает читателя возможности оценить их качество именно как переводов. Невозможно понять, насколько «портрет» похож на «натурщика» – приукрасил его художник или изуродовал.

    Очень активный переводчик (с иврита) Адольф Гоман, например, считает полезной «совместную работу как можно большего числа заинтересованных лиц по публикации в Интернете новых и ранее напечатанных переводов, по взаимной помощи в их совершенствовании и конструктивной критике». И я с ним совершенно согласен.

    Поэтому я однажды попросил другого переводчика, поместившего в «7 искусств» переводы без оригиналов, прислать мне подлинники для сравнения. Но он довольно грубо мне отказал («переводы делаются не для того, чтобы их оценивали!»). К счастью, автора этот переводчик не скрывал, спасибо ему, и я мог проверить один из переводов. Есть в нём такой катрен:

    Пусть листвой играет ветер,
    Вниз звезда несется, пусть…
    В моем сердце сохраню я
    Всё, к чему стремлюсь.

    В оригинале (на иврите) он звучал так:

    Мерашрэш илан ба руах, (Шелестит дерево на ветру)
    Мерахок ношер кохав, (Издалека падает звезда)
    Мишъалот либи ба хошэх, (Желания моего сердца во тьме)
    Ныршамот ахшав. (Записываются сейчас)

    То есть, это же старое народное поверье: пока летит «падучая звезда» – загадай желание, и оно исполнится! Так где же у переводчика бузина и где дядька?

    Неточности и ухудшающие вольности встречаются и у «великих», признанных гениальными, переводчиков. Википедия в статье «Лимерик» даёт единственный пример из сделанных Григорием Кружковым бесчисленных переводов родоначальника этого жанра Эдварда Лира:

    Жила-была дама приятная,
    На вид совершенно квадратная.
    Кто бы с ней ни встречался,
    От души восхищался:
    «До чего ж эта дама приятная!»
    (перевод Г.Кружкова, 1993)

    В оригинале было так:

    There was a young person of Ayr, (Была одна девушка в Эре)
    Whose head was remarkably square: (чья голова была совершенно квадратной)
    On the top, in fine weather,(наверху, при хорошей погоде)
    She wore a gold feather; (Она носила золотое перо)
    Which dazzled the people of Ayr. (Которое ослепляло людей Эра).

    Зная английский гораздо хуже Кружкова, я бы всё же перевёл хотя бы так:

    У девицы из города Эра
    Голова была – куб, а не сфера,
    Но с торчащим на нём
    Золочёным пером,
    Ослепляющим жителей Эра.
    (перевод мой, только что).

    Но в чём я с вами совершенно согласен, дорогая Майя: писать свои лимерики – это действительно очень увлекательно, легко и приятно – гораздо интереснее, чем глупые «танкетки»! Я даже попробовал сегодня, по вашему примеру, впервые за 79 лет моей жизни, написать парочку лимериков, которые и представляю на ваш суд:

    P.S.Осмелюсь предложить крохотную поправку к одному из ваших лимериков:

    Малокровный старик из-под Кобо
    Чрезвычайно страдал от озноба:
    Ни доха на пуху,
    Ни тулуп на меху
    Не спасли старика из-под Кобо.

    1. Спасибо Вам за пространный комментарий и внимание к моим лимерикам. Своих я, увы, не пишу — то, что здесь опубликовано, переведено с английского и взято из сборника «Wordsworth Book of Limericks» (1997). Но поправка, которую Вы даете в конце комментария к моему лимерику, меня очень удивила: у меня такого в подборке нет!

  5. Весело.
    По «пункту» 28 было у С.Маршака:
    Сегодня в полдень пущена ракета.
    Она летит куда быстрее света
    И долетит до цели в шесть утра
    Вчера…

  6. Во-первых — это совершенно замечательно !
    Во-вторых — ужасно похоже на мистификацию. Ох уж эти «анонимные авторы» 🙂

  7. Очень хорошо и вполне могло бы быть напечатано в «Семи искусствах». Но, как я понимаю, это переводы современных лимерик, а не классических. Или автор дурачит нас в духе «Глупой лошади» Вадима Левина, и это просто ее собственное сочинение?

  8. Прелестно! Весьма рад, что именно с Ваших лимериков началось мое знакомство с этим жанром.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *