Борис Гулько: Убийство романа

Запомнились сцены студёных зимних ночей середины 50-х годов: очереди стоящих с вечера у книжных магазинов, в надежде утром оказаться среди счастливцев, на которых хватит подписки на Диккенса или Анатоля Франса. Меня занимало: хоть один среди этих книгочеев одолеет все 30 томов Диккенса? Хрущёвская оттепель принесла советским людям Ремарка и Хемингуэя. …

Борис Гулько: Убийство романа Читать далее

Елена Данченко: Поэт из Бангладеш

Ира с удивлением всматривалась в шрифт, который оказался бенгальским, слоговым, состоящим из прихотливых завитушек, палочек, треугольников, точек и черточек. Кое-какие буквы выглядели узнаваемыми фигурами: вот средневековый ключ, вот девочка с косичкой, вот утка-кряква, ныряющая в воду, вот парусник, плывущий по волнам, а вот змея, на манер медицинской, обвивается вокруг шеста. …

Елена Данченко: Поэт из Бангладеш Читать далее

Лев Мадорский: Смутное время

На фоне этого недовольства и обнищания населения, параллели времени Шуйского и времени Путина могут стать ещё более отчётливыми, так как в Россию вслед за недовольством и обнищанием населения, как правило, приходит период хаоса и анархии. Приходят свои Минин, Пожарский и…Навальный. Понятно, почему у Владимира Владимировича двойники, и он прячется в …

Лев Мадорский: Смутное время Читать далее