Александр Кузнецов: Огненные человечки

 134 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Но вот уже были видны искрящиеся, только что построенные дворцы, яркие, переливающиеся. Человечки с рыжими волосами строили свои дворцы, а черноволосые — свои. Они продолжали бегать, торопиться. В нескольких местах можно было увидеть сады.

Огненные человечки

Александр Кузнецов

САДОВНИЦА

Конечно, Принц был очень красив, очень смел, очень ловок, очень силен, очень богат. Правда, богатство было не его, а его папы. Но папа так любил Принца, что все время повторял:

“Мое богатство — это твое богатство”. И Принц не возражал. Кто же будет возражать своему отцу?

Пришло время, когда папа Принца подумал, что его сыну неплохо бы жениться. Вообще просто жениться — не проблема, тем более Принцу, который очень красив, очень смел, очень ловок, очень силен, очень богат. Но захотелось папе Принца, чтобы невеста его сына отличалась не только красотой и добротой, но и чтобы принесла Принцу что-нибудь необыкновенное. Чтобы это необыкновенное еще больше украсило его дворец.

И полетело во все концы: “Папа Принца ищет невесту для своего любимого сына! Добрые красавицы! Принесите своему жениху в подарок хотя бы маленькое чудо!!! Торопитесь!!!”

И красавицы, а особенно не красавицы, но не сомневающиеся в своей красоте, стали быстренько думать, чем бы можно было удивить Принца и его папу?

…Не очень далеко от дворца жила премилая Садовница. В ее саду круглый год цвели самые разнообразные цветы: и те, что Вы видели и прекрасно знаете; и те, что Вы не видели, а, может быть, и не увидите никогда. Цветы на клумбах, на кустах, на деревьях. Ее сад был такой чудесный, что, кажется, все птицы, а они-то уж знают толк в садах и парках, слетелись в этот сад.

Садовница, конечно, слышала, что для Принца ищут невесту, но она не считала себя красавицей, да и не знала, как достать необыкновенное чудо, что ждут во дворце от невесты.

Как-то мимо ее сада проходил Художник. Юноша залюбовался цветами, а потом увидел девушку-садовницу и вошел в калитку.Он подошел к Садовнице и сказал:

— Вы должны стать невестой Принца, а я помогу Вам украсить дворец маленьким чудом.

— Но я ведь не красавица, — ответила девушка.

— Поверьте мне, — возразил Художник, — Вы не просто красавица. А теперь сядьте вот здесь, недалеко от этого деревца, и через три дня я покажу Вам свою работу.

Он подошел к маленькому деревцу с белыми цветами и сказал:

— Я буду работать здесь.

Согласилась Садовница, села на траву, повернула лицо к Художнику.

А он прислонился к маленькому деревцу и стал на нее смотреть, улыбаясь.

Посмотрит на нее, потом на белый цветок. И все время что-то делает, то с одним цветком, то с другим.

Так прошло три дня. Но художник не торопился показывать свою работу.

Лепестки цветов были полуоткрыты, но что там внутри — не было видно.

— Мне нужен еще один день, — наконец попросил Художник.

— Хорошо, — кивнула Садовница.

И показалось ей, что вроде бы ничего и не делает больше Художник, только глаз от нее не отрывает. Прошел и этот день.

— Скоро уж Принц появится, я должен показать тебе свою работу, — почему-то вздохнул Художник.

— Смотри!

Он по очереди коснулся рукой каждого цветка. Лепестки тотчас же полностью раскрылись. И Садовница увидела, что из каждого цветка бутоном выглядывает, будто вырезанное из нежного белорозового мрамора, прелестное личико. В этих удивительных бутонах Садовница узнала себя.

— Если тебе не очень нравится то, что я сделал, сорви листик с дерева, и все цветы опадут.

— Какая прелесть! — воскликнула девушка, — Это действительно чудо. Принц несомненно захочет иметь его у себя во дворце.

— Я смогу пересадить это деревце, ничего не нарушив, — тихо сказал Художник.

И вскоре, действительно, около сада появился Принц. Он шел прямо к Садовнице. Шел медленно, как будто отодвигая появление чего-то неожиданно удивительного. Принц приближался. Он уже ясно видел лицо Садовницы. Улыбка вспыхнула на его губах.

Садовница сделала ему навстречу робкий шаг и в это время оглянулась на Художника. Он смотрел на нее, молчаливо провожая навсегда то, что нашел неожиданно и тут же потерял.

Садовница вздрогнула от его взгляда, бросилась к деревцу и сорвала с него зеленый листочек. Лепестки всех цветов сразу задрожали и медленно начали опадать. Бутоны съежились и тоже опали. Через несколько секунд на дереве остались только яркие зеленые листья, а под его кроной лежал бело-розовый ковер лепестков.

— Нет больше чуда. — прошептала Садовница. — Простите, прекрасный Принц.

И она повернулась к Художнику. Художник протянул к ней руки, еще не веря, что настоящее чудо остается с ним.

ОГНЕННЫЕ ЧЕЛОВЕЧКИ

Натанчик ползал по полу, катая своих игрушечных зверей в игрушечных машинках, разговаривал с ними на не очень понятном для его Деда английском языке. А Дед сидел в старом деревянном кресле-качалке и смотрел, как играет его внучок.

— Дед, а меня пригласили на день рождения, к Давидке, — сказал по-русски Натанчик и подошел к Деду.

Вот так и разговаривал Натанчик. С игрушками на английском языке, а с Дедом — на русском. Конечно, игрушки лучше понимали по-английски, а Дед — по-русски.

— Давидка очень хороший мальчик. А что же ты ему подаришь? — спросил Дед.

— Я не знаю. Давай подумаем вместе.

Дед встал с кресла, походил по комнате и остановился перед камином.

— А что, если мы подарим ему огненных человечков?

— Огненных человечков? — переспросил Натанчик. — Я не знаю, что это такое. Где же они продаются?

Дед чуть улыбнулся.

— Нет, они нигде не продаются. Но вот послушай. Только подожди немного.

Дед куда-то ушел и скоро вернулся с металлической коробочкой. Коробочка была старая-престарая. Натанчик потянулся к ней, но Дед держал ее в руках, то ли согревая, то ли сам греясь. Натанчик хотел поскорей увидеть человечков, но он терпеливо ждал. Вот сейчас Дед поднимет крышку, а там… Натанчик даже не мог себе представить, что же это за человечки и почему они огненные. А вдруг человечки выпрыгнут из коробки и разбегутся?

Натанчик посмотрел, плотно ли закрыта дверь на улицу. Дед взглянул на внука, заметил его нетерпение и сказал:

— Не торопись. Их так просто не увидишь.

Он откинул крышку. В коробочке лежали черные угольки и зола.

— А теперь затопим камин.

Дед положил в камин поленья, высыпал на них из коробочки угольки с золой и зажег спичку. И маленький огонек задрожал, крепко цепляясь за тонкую щепочку. Дед снова сел в кресло-качалку.

— Садись со мной рядом, Натанчик. Я тебе расскажу про человечков. А ты смотри внимательно в камин, и я помогу тебе не только увидеть то, что там происходит, но и услышать нечто удивительное.

Дед снова взял старую коробочку, уже пустую, и погладил ее.

— Эту коробочку когда-то, когда я был таким же маленьким, как ты, подарил мне мой дед. И он показал мне то, что ты сейчас увидишь. Тогда мы жили в России, откуда приехал сюда и ты. Мы часто сидели с дедом около печки, любовались огненными человечками, слушали их музыку.

А тем временем огоньки уже бежали по поленьям, вспыхивая то в одном месте, то в другом. Становилось необыкновенно красиво.

— Не одно столетие путешествует эта коробочка с угольками, передается от деда к внуку. И спят в этой коробочке огненные человечки, но когда спят они, их не видно, — продолжал Дед.

Натанчик внимательно слушал и, неотрываясь, смотрел в камин. И вот из камина раздалась чуть слышная музыка, потом она стала немного громче. Это была мелодия древнего Израиля. Но Натанчик не знал этого.

— Дед, я слышу музыку, а вон там, кажется, появился человечек. Ой, какие у него лохматые рыжие волосы!

Появились и другие человечки. Одни — с ярко огненными волосами, другие — с черными-пречерными, как угли. Они куда-то бежали, что-то несли. Было видно, что человечки очень торопились.

— Я знаю, — сказал Натанчик, — сейчас они будут воевать. Интересно, кто победит.

Вдруг послышалась песенка:

Мы простые человечки,
Мы живем за дверцей печки.
Нас, пожалуйста, не тронь.
Только печка затопилась,
Все проснулось, закрутилось.
Мы живем, пока горит огонь.

Песенка часто повторялась.

Но вот уже были видны искрящиеся, только что построенные дворцы, яркие, переливающиеся. Человечки с рыжими волосами строили свои дворцы, а черноволосые — свои. Они продолжали бегать, торопиться. В нескольких местах можно было увидеть сады. Листья деревьев все время трепетали, обдавая горячим воздухом пурпурные наливающиеся бутоны на их ветвях. Бутоны лопались, издавая тихий музыкальный звук, как будто коротко вздыхала струна. И бутоны выбрасывали сочные разноцветные лепестки огромных цветов. Человечки с черными волосами копошились в своих садах, рыжеволосые — в своих.

— Ты видишь, Натанчик, они не только не воюют, но даже не дерутся. А почему?

— Может быть, потому, что если они будут воевать, то ничего не успеют построить: ни дворцов своих, ни садов.

— Я думаю, ты прав.

Вот заиграла новая музыка.

— Это польская мелодия, — прошептал Дед,— значит, кто-то из наших с тобой предков жил и в Польше, а человечки сохранили эту музыку для нас с тобой.

Потом появились еще мелодии других стран.

— Рассказывает музыка, что ушли наши деды и бабки из Польши, как когда-то пришлось им уйти из Израиля, и пошли по земле дальше.

Вот звучит мелодия Литвы, а вот России.

— А когда мы затопим камин в следующий раз, то услышим уже и американскую музыку, — догадался Натанчик.

— Да, значит, ты все понял. Не знаю, прибавятся ли когда-нибудь в коробочке новые мелодии. — Дед поиолчал. — Ну, пора закрывать печку-камин. В России у нас была печка. А здесь — камин.

Последний раз вырвалось из волшебного печного царства:

 “…Мы живем, пока горит огонь”.

Потом всплыла опять музыка древнего Израиля и тут же угасла.

Дед затворил дверцу камина.

— Остынут угольки, соберем их снова в коробочку. Немного угольков отсыпем для твоего друга Давидки. А ты все расскажешь ему, — проговорил Дед, поглаживая Натанчика по рыжеватым волосам.

СМЫЧОК И БАРАБАННЫЕ ПАЛОЧКИ

Идет Смычок по дороге, грустный такой. Под все кустики, во все канавки заглядывает. Вдруг видит: лежат Барабанные палочки.

— Вы чего тут лежите?

— Мы свой барабан потеряли, вот и лежим.

— А я вот тоже свою скрипочку потерял. Пойдемте вместе искать наши скрипочку и барабан.

— Ой, как здорово! Вместе — это хорошо! — воскликнули Барабанные Палочки и пошли со Смычком на поиски. Идут, и кто навстречу ни попадется, — птичка, жук, стрекоза, — всех спрашивают: “Не встречались ли вам барабан или скрипочка? Мы их потеряли.”

Но нет, никто не видел.

Идут дальше. Смотрят: стоит мастерская. А в ней два кузнечика что-то делают. Подходят они к мастерской, спрашивают: “Простите, не видели ли вы барабан и скрипочку? Мы их потеряли.”

— Нет, — отвечают оба кузнечика одновременно. — Но мы вам можем сделать новые. Очень хорошие инструменты будут.

Обрадовались Барабанные Палочки и Смычок.

— Спасибо, кузнечики!

Три дня кузнечики работали. Один кузнечик делал барабан, другой — скрипочку. И к концу третьего дня барабан и скрипочка были готовы.

Это были действительно замечательные инструменты. Любой музыкант хотел бы иметь такие.

— Ну вот, — сказали одновременно кузнечики. — Мы вам их дарим.

Взлетел Смычок над скрипочкой. Поднялись Барабанные Палочки над барабаном. И вдруг застыли.

— Нет, мы не можем играть, — печально промолвили они. — Сделайте для них свои барабанные палочки и смычок. А мы пойдем искать наши скрипочку и барабан.

Только они попрощались с мастерами-кузнечиками и вышли на дорогу, как увидели вдали потерянные барабан и скрипочку, которые шли им навстречу.

И представьте себе, какая зазвучала радостная и красивая музыка, когда они наконец встретились!

НИКАКИХ ПРИКЛЮЧЕНИЙ

Сверчок настойчиво пилил,
Сверлил ночную тьму.
И это ж надо! Просверлил!
Теперь светло ему. 

Света укладывыла спать маленького мальчика Даниела. Не очень, по правде ска зать, маленького. Это для мамы с папой он маленький, а для Светы он вполне большой. Потому что ему уже исполнилось три года.

На тумбочке возле кровати Даниела сидел тряпочный Слоненок, а около Слоненка стояло блюдечко с двумя вишенками. Вишенки совсем не для Слонен— ка, их просто не смог доесть Даниел и оставил на завтра. Слоненок знал, что рядом с ним вишенки и, хотя в комнате было совсем темно, старался их разглядеть, но даже у себя под носом, то есть под хоботом, ему ничего не было видно.

Даниел, кажется, начал засыпать, да и Света, сидя около него, дремала.

Но вдруг раздался тонкий сверлящий звук.

— Света, это что? — спросил Даниел.

— Это сверчок, — стряхнув с себя дрему, ответила Света.

— А зачем он сверчит?

Света не знала почему он сверчит и ответила так: «Спи, Даниел, не мешай

Сверчку».

Даниел больше ни о чем не спрашивал, только слушал Сверчка. А Сверчок еще долго что-то пилил, сверлил. Вдруг из под кресла в углу комнаты как будто выпрыгнул тоненький луч света. И из под того же кресла послышалось, как кто-то

облегченно вздохнул. Под креслом в луче света Даниел увидел Сверчка.

— Я понял, Сверчок просто сверлил ночь, — сказал Даниел и привстал с кровати.

— И вот теперь мне светло, — проскрипел Сверчок, — приятно познакомиться.

Ну мне пора. Хотя, если вам интересно, — и он взглянул на Свету, Даниела и на Слоненка, — можете последовать за мной.

Света не стала говорить, что нет, мы никуда идти не можем, что Даниелу нужно спать, да и не известно куда идти и зачем.

— Я думаю, нам стоит воспользоваться приглашением, тем более, что я никогда не гуляла со сверчками.

Короче говоря, Даниел быстро оделся, конечно сам. Света, хотя и была его няней, никогда ему одеваться не помогала.

— За мной! — свистнул Сверчок.

— Эй! Эй! — раздалось с тумбочки, — не забудьте взять меня.

Света улыбнулась Слоненку, — это он окликнул их. А Даниел просто сказал:

« Я и не думал без тебя уходить» и взял его на руки. И еще положил в карман две вишенки, в дороге иногда неплохо и подкрепиться.

— За мной! — еще раз позвал Сверчок, и все четверо скрылись в луче света.

Они вышли на красивую солнечную дорогу. Слева и справа застыли зеленые

холмы. Около дороги было много всяких цветов. Попадались разные зверушки.

— Сверчок, когда начнутся приключения? — спросил Даниел, ни сколько не сомневаясь, что приключения должны начаться.

— Нет, нет, — никаких приключений, — ответил Сверчок, — это просто прогулка.

— Очень хорошо, — сказала Света. А то я так беспокоюсь!

Слоненок в разговор не вмешивался. Они шли долго, не замечая усталости.

Сверчок пел и подпрыгивал, Даниел тоже пел и подпрыгивал, подражая Сверчку.

Света пела, хотя и не подпрыгивала. Слоненок молча сидел на руках у Даниела, но и ему было весело. Действительно, просто ничего не происходило, а так было ве— село! Удивительно! Бабочки порхали вокруг самые обыкновенные. Иногда дорогу перебегали простые белки. Павлины были точно такие, каких вы видели много раз — ничуть не лучше. Медвежонок, которого они встретили, был ничем не примеча— тельный, а жираф был всего в двух шагах от дороги, но даже не взглянул на них.

Правда, несколько обезьян что-то начали кричать Сверчку, но он только сказал им: «Нет, нет, никаких приключений», — и они с хохотом скрылись.

Первой почувствовала усталось Света.

— Я устала, — пожаловалась она, — а нам еще обратно возвращаться.

— Мне кажется, — почти бодро произнес Даниел, — я не устал и могу еще дойти

даже вон до того куста, — и он показал на куст шиповника, который рос в шагах пяти — шести от него.

Сверчок ничего не сказал, но задумался. Слоненок пошевелил хоботом.

Даниел дошел до куста и сообщил: «Теперь и я устал».

— Жаль, — скрипнул Сверчок, поворачивая обратно.

И все пошли за ним. Прошли совсем немного, и тут Слоненок сказал Дани-

eлу:

— Ты, конечно, молодец, да еще всю дорогу нес меня. Теперь я тебя повезу.

— Ох! Какой смешной Слоненок, ты же такой маленький, — засмеялась Света.

Слоненок будто и не услышал ее смеха.

— Дай-ка мне, Даниел, одну вишенку, которую ты взял с собой, надеюсь они еще целы.

Даниел удивленно протянул вишенку Слоненку. Хобот его, похожий на шланг пылесоса, мягко отправил ягоду в рот.

И Даниел выронил Слоненка — слишком тяжелым он ему показался. Слоненок шлепнулся на землю на все четыре ноги — столбика. Теперь он был ростом с пони. Все очень удивились, даже Сверчок.

— Садись на меня, — протрубил Слоненок Данеилу.

— Я не знаю как быть, ведь Света тоже устала, — Даниел вопросительно смотрел

на своего неожиданно подросшего друга.

Слоненок помахал хоботом, потоптался.

— У тебя осталась еще вишенка?

Даниел достал вторую ягоду. Слоненок махнул хоботом, и вишенка исчезла.

A Слоненок стал рости, рости и в считанные секунды превратился во взрослого настоящего слона.

— Вот это да! — присвистнул Сверчок.

Слоненок хоботом посадил себе на спину сперва Свету, потом Даниела

и зашагал.

— Постойте, постойте! — я тоже устал, — затрещал Сверчок.

Слоненок усмехнулся, подставил хобот Сверчку, и через секунду уже трое

седоков отдыхали на его спине. Слоненок ( ах, да — Слоненком теперь назвать его было трудно ) — Слоненок-Слон шел мерно покачиваясь, и вскоре Даниел уснул. Может быть и Света уснула, но Даниел этого не видел.

Когда Даниел проснулся, он был уже в своей кровати. Видно, Света уложи-ла его, укрыв как всегда уютно одеялом. Даниел вспомнил все что было этой ночью и улыбнулся. В это время в комнату вошла Света. Даниел взглянул на тумбочку — Слоненок лежал как ни в чем не бывало. Но вишенок не было. Конечно, Даниел помнил, слопал их тогда Слоненок на прогулке. Даниел поискал глазами Сверчка, но того нигде не было видно.

Может быть придет снова вечером.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *