Кэролайн Б. Глик: Признание в провале внешней политики — это первый шаг к предотвращению более опасных последствий, подстерегающих Запад. Перевод с английского Игоря Файвушовича

 137 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Кэролайн Б. Глик

Признание в провале внешней политики — это первый шаг к предотвращению более опасных последствий, подстерегающих Запад

Перевод с английского Игоря Файвушовича, Хадера

Невежественный сговор должен отвечать за свои действия

 

В 1949 году приход к власти коммунистов в Китае серьёзно напугал американский внешнеполитический истеблишмент. Падение Китая к коммунизму было справедливо воспринято как мощное стратегическое поражение для США. Торжествующий Мао Цзэдун твёрдой рукой привёл Китай в советский лагерь и стал осуществлять внешнюю политику, противоречащую интересам США.

Падение Китая вынудило американский внешнеполитический истеблишмент пересмотреть основные аксиомы своей внешней политики. До тех пор, пока Китай не «покраснел», преобладающим мнением зарубежных специалистов по вопросам внешней политики было то, что это приемлемо для США, чтобы мирно сосуществовать и даже быть стратегическими союзниками коммунистов.

С «братским» союзом Мао и Сталина эта позиция была дискредитирована. Последующее признание США того, что для них невозможно достичь компромисса с коммунистами, стало интеллектуальной основой многих из стратегий, принятых в последующие годы для борьбы в «холодной» войне.

Сегодня главный аспект реакции Америки на коммунистическую революцию в Китае вспоминается как мстительная политическая охота на козлов отпущения. Чиновники Министерства иностранных дел и журналисты, которые советовали правительству США поддерживать Мао и коммунистов против Чан Кайши и националистов, подвергались нападкам как предатели.

Но в то время как «Красная угроза» – это, что больше всего напоминает о том периоде, самым значительным следствием роста коммунистического Китая, было влияние, которое он оказал на понимание США природы власти коммунистов. Даже Теодор Уайт, пожалуй, самый известный журналист, который поддерживал Мао и коммунистов, позднее признал, что он был обманут машиной коммунистической пропаганды, полагая, что Мао и его товарищи заинтересованы в союзе с США.
Как показал в своей книге Джойс Хоффман, Теодор Уайт и его журналистские публикации были иллюзией. Хоффман признал, что военный доклад Уайта из штаб-квартиры Мао в Яньани, расхваливающий коммунистов, якобы желающих стать союзниками США, которые стремятся к дружбе, «и вовсе не как нищий стремится к получению благотворительности и помощи в дальнейшем сотрудничестве», был абсолютно ложным.

Как он писал, этот доклад был «окрылён надеждой и страстью, что было совершенно нереально». То, что было показано Уайтом в Яньани, цитирует Хоффман, было «витриной демократических произведений искусства, поставленных ими (коммунистами) для нас, американских корреспондентов, и было просто показухой».

Признание США своих неудач в Китае в 1949 году, и их готовность извлечь уроки из потери Китая, контрастируют с отказом США признать свой сегодняшний провал и потерю Египта.

Новый президент Египта Мохаммед Мурси завершил в прошлое воскресенье преобразование Египта в исламистское государство. В течение одной недели, Мурси уволил всё командование египетской армии и заменил его сторонниками «Мусульманского братства», а также уволил всех редакторов государственных СМИ и заменил их членами «Мусульманского братства». Он также ввёл политику запугивания, цензуры и закрытия издательств независимых СМИ, которые осмеливались его публично критиковать.

Мурси отменил конституционную роль военных в определении внешней и военной политики Египта. Но он поддержал судебное решение хунты распустить парламент Египта. Таким образом, Мурси обеспечил себе полный контроль над написанием новой конституции Египта.

Как написал в «The Jerusalem Post» в минувший вторник бывший посол Израиля в Египте Цви Мазель, действия Mурси означают, что он «в настоящее время обладает диктаторскими полномочиями, превосходящими те, что были у бывшего президента Хосни Мубарака».

Иными словами, действия Mурси превратили Египет из военной диктатуры в исламистскую диктатуру.

Влияние захвата Mурси власти на внешнюю политику Египта уже становится ясным. В понедельник аль-Масри Аль-Юм процитировал Мохаммеда Гадаллу, юридического советника Mурси, что тот рассматривает возможность пересмотра мирного соглашения с Израилем. Гадалла пояснил, что Mурси намерен «обеспечить полный суверенитет Египта и контроль над каждой пядью Синая».

Иными словами, Мурси намеревается ремилитаризовать Синай, что превращает египетскую военщину в явную и реальную угрозу безопасности Израиля. Действительно, по данным «Аарец», Египет уже нарушил мирное соглашение и развернул воинские подразделения и тяжёлое вооружение в Синае без израильского разрешения.

Быстрота действий Mурси удивила большинство обозревателей. Но ещё более удивительной, чем его телодвижения, является реакция США на его шаги.

Чиновники администрации Обамы ведут себя, как будто ничего не произошло, или даже как будто действия Мурси являются позитивными событиями. Например, в интервью «The Wall Street Journal» один чиновник администрации отрицал значение чистки Mурси в отношении военных чинов, сказав: «Я думаю, честно говоря, что Мурси просто стремится к смене поколений в военном руководстве».

«The Wall Street Journal» сообщил, что новый министр обороны Египта фельдмаршал Абдул-Фаттах эль-Сиси известен как сторонник «Мусульманского братства». Но администрация Обамы быстро отклонила эти сообщения просто как слухи, не имеющие никакого значения. Источники из администрации Обамы сообщили «Journal», что Сиси отобедал с советником по борьбе с терроризмом президента США Барака Обамы Джоном Бреннаном во время его визита в Каир в октябре прошлого года. Кроме этого, сообщают источники, в народе всегда говорят, что назначения Mурси напрямую связаны с его тесными отношениями с «Братьями-мусульманами».

Чуть менее благостная оценка прозвучала от Стивена Кука в «Foreign Affairs» («Иностранные дела»). По словам Кука, в худшем случае, действие Mурси было, вероятно, не более чем нынешним восстановлением решения Гамаль Насер Абделя 1954 года об удалении Египта с Запада и введении его в советский лагерь. Скорее всего, утверждает Кук, Мурси просто делает то, что сделал Садат, когда в 1971 году он разжаловал других генералов, с которыми он был вынужден делить власть, впервые унаследовав её от Насера в 1969 году.

Конечно, аналогии с Насером и Садатом вполне уместны. Но Кук не смог объяснить, при правильной ссылке на них, что эти сопоставления говорят нам о значении действий Мурси. Он наметил точки, но не разглядел форму, которую они образуют.

Исламизм Мурси, как и коммунизм Мао, изначально враждебен США и их союзникам и интересам на Ближнем Востоке. Следовательно, стратегически новое позиционирование Египта Mурси, как исламистского государства, означает, что Египет, – который служил символом надежды системы американского альянса в арабском мире в течение тридцати лет, – устраняется от своего союза с США и стремится присвоить себе роль регионального задиры.

Египет находится на кратчайшем пути к восстановлению своей войны против Израиля и угрожает международному судоходству в Суэцком канале. И, как исламское государство, Египет, безусловно, будет стремиться экспортировать свою исламскую революцию в другие страны. Несомненно, что страх перед этой перспективой побудил Саудовскую Аравию начать задаривать Египет миллиардами долларов помощи.

Следует напомнить, что саудовцы так испугались роста «Мусульманских братьев», правящих Египтом, что в феврале 2011 года, когда президент США Барак Обама публично приказал, чтобы президент Египта Хосни Мубарак немедленно отрёкся от власти, саудовские лидеры умоляли его не поддаваться Обаме. Они обещали Мубараку неограниченную финансовую поддержку для Египта, если он согласится цепляться за власть.

Поразительная радость США перед лицом завершения Мурси исламизации Египта является иллюстрацией всего того, что является неправильным и опасным в сегодняшней политике США на Ближнем Востоке.

Возьмите политику США в отношении Сирии.

Сирия располагает одним из крупнейших арсеналов химического и биологического оружия в мире. То варварство, с которым сирийский режим убивает своих противников, это – ежедневное напоминание, – и на самом деле: мигает неоновый предупреждающий знак, что арсенал неконвенционального оружия Сирии представляет собой явную и непосредственную угрозу международной безопасности. И, тем не менее, администрация Обамы настаивает на отношении к убийственному поведению президента Сирии Башара Асада, как будто это кризис в многообразном спектре прав человека.

Во время своего визита исламистскому министру иностранных дел Турции Ахмету Давутоглу в минувшую субботу, Госсекретарь США Хиллари Клинтон даже не упомянула о проблеме химического и биологического оружия Сирии. Вместо этого она продолжала говорить о спонсорстве Турции исламистской оппозиции и заявила, что США будут работать вместе с Турцией, чтобы найти новые способы помощи исламистской оппозиции, чтобы свергнуть режим Асада. Среди прочего, она не исключила введение в будущем бесполётной зоны над Сирией.

Скорее всего, от такого шага пострадал бы Израиль, который утратил бы способность бомбить территории арсеналов сирийского оружия массового уничтожения с воздуха.

Кроме того, разумеется, есть Иран и его программа неприкрытого геноцида по созданию ядерного оружия. На этой неделе «New York Times» сообщила о новом повороте в стратегии администрации Обамы по предотвращению этой угрозы. Она пытается убедить страны Персидского залива получить от США передовые системы ПРО.

Эта новая политика ясно показывает, что администрация Обамы не намерена предотвратить превращение Ирана в ядерную державу. Действия администрации в своей основе направлены на решение одной цели: убедить арабских соседей Ирана признать Иран в качестве ядерной державы и предотвратить превентивные военные действия Израиля, чтобы помешать Ирану стать ядерной державой. Ракетные щиты являются аспектами политики сдерживания, а не профилактики. И попытки США саботировать способность Израиля нанести удар по иранским ядерным объектам посредством утечек информации, политического давления и усилий ослабить правительство Нетаниягу ясно показывают, насколько США «озабочены» стремлением Ирана получить ядерное оружие, и что это для них не является проблемой. Перспектива Израиля не дать Ирану получить ядерное оружие становится проблемой.

Некоторые американские комментаторы утверждают, что политика администрации Обамы является рациональным следствием расхождения США и Израиля в оценке угроз, исходящих из событий, происходящих в регионе. Например, Ли Смит утверждает в «Tablet», что США не рассматривают события в Египте, Иране и Сирии как угрозу интересам США. С точки зрения Вашингтона, перспектива израильского удара по Ирану является более угрожающей, чем сам Иран с ядерным оружием, потому что израильская атака сразу дестабилизирует ситуацию в этом регионе.

Проблема с этой оценкой является нонсенсом. Правда заключается в том, что Израиль является первым в списке целей Ирана, и что Египет выдвигает его, а не США – в перекрестье иранского прицела. Правда и то, что Сирия и её союзники-изгои используют своё химическое оружие, в первую очередь, против Израиля.

Но это не означает, что США останутся в безопасности. Вероятные бенефициарии сирийского химического оружия – суннитские и шиитские террористические организации – в прошлом нападали на США. У Ирана есть эпизод нападения на флот США без «ядерного зонтика». Конечно, это имело бы более агрессивный характер в Персидском заливе и Ормузском проливе после игнорирования Вашингтоном незаконной разработки Ираном ядерного арсенала. США гораздо более уязвимы к перебоям в судоходстве в Суэцком канале, чем Израиль.

Причина того, что Израиль и США являются союзниками, заключается в том, что Израиль является первой линией американской обороны в ближневосточном регионе.

Если бы события в этом регионе не происходили так быстро, то вопрос, кто потерял Египет, вероятно, уже был бы в центре внимания в Вашингтоне. Но, как видно из отрицания США признать значение быстрого превращения Египта Мурси в исламистское государство; его слепоте по отношению к опасностям сирийского химического и биологического оружия; и его благодушию по отношению к ядерной программе Ирана, к тому времени, когда американский внешнеполитический истеблишмент осознает, что он потерял Египет, этот вопрос уже не будет стоять на повестке дня. Тогда уже возникнет вопрос, кто потерял Ближний Восток.

Кэролайн Глик Б. является старшим научным сотрудником по Ближнему Востоку Центра политики безопасности в Вашингтоне, округ Колумбия, и заместителем главного редактора «The Jerusalem Post». 

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Кэролайн Б. Глик: Признание в провале внешней политики — это первый шаг к предотвращению более опасных последствий, подстерегающих Запад. Перевод с английского Игоря Файвушовича»

  1. «На этой неделе «New York Times» сообщила о новом повороте в стратегии администрации Обамы по предотвращению этой угрозы. Она пытается убедить страны Персидского залива получить от США передовые системы ПРО.

    Эта новая политика ясно показывает, что администрация Обамы не намерена предотвратить превращение Ирана в ядерную державу. Действия администрации в своей основе направлены на решение одной цели: убедить арабских соседей Ирана признать Иран в качестве ядерной державы и предотвратить превентивные военные действия Израиля, чтобы помешать Ирану стать ядерной державой». «С точки зрения Вашингтона, перспектива израильского удара по Ирану является более угрожающей, чем сам Иран с ядерным оружием, потому что израильская атака сразу дестабилизирует ситуацию в этом регионе».

    Блестящий анализ положения и внешнеполитических целей Обамы и его администрации.Не видеть очевидного могут только люди, свято верующие в химеру «демократии» как в США, так и странах «Арабской весны» — цепи государств, устанавливающих исламские диктатуры от Пакистана до Гибралтара, от Средиземноморья до Экватора, от Дальнего Востока до Австралии — последнее пока ещё впереди, но анализ стратегии затяжки любых действий против Ирана / уже четыре года!/ — лучшая иллюстрация объективности автора, не побоявшегося сегодня высказать объективное мнение, основанное на фактах действий Обамы и его администрации.

  2. Прекрасный анализ Глик и замечательный краткий комментарий Yakov

    Строчку, приведенную выше, хотелось бы прокомментировать. Глик пишет о необходимости согласовывать пылкие, так сказать, «идеологические установки» с существующей холодной реальностью — и она совершенно права. Во всяком случае, говорит вполне разумные вещи.

    А вот «… замечательный краткий комментарий Yakov’a …» надо бы привести целиком:

    США создают вокруг Израиля блок враждебных исламистских государств, одновременно загоняя Израиль в границы наибольшей уязвимости. Так что все идет по плану мирового правительства, в свое время взрастившего гитлера, а сейчас – исламофашизм.

    Редко увидишь пример настолько химически чистого вздора. Утверждение о США, каким-то магическим образом что-то такое создающие в виде «… блокa враждебных исламистских государств …», уже заслуживает премии, но потрясающий душу пассаж о «… планax мирового правительства, в свое время взрастившего гитлера …» вообще бьет все рекорды.

  3. Спасибо за перевод статьи, но, к сожалению, ничего нового я не узнала:
    еще в в начале 2000 года читала на одном из русскоязычных израильских сайтов горькие слова, что Израиль для Америки всего лишь полигон для обкатки оружия, никакие мы не друзья и не партнеры, иначе Поллард давно был бы отпущен.И американские евреи с идиотским упрямством поддерживают Обаму,который и сам является выкормышем американских левых,в основном еврейского происхождения.»Революция превыше всего!»Вот Обама и наслаждается.

  4. Лучше быть в шоке от услышанного, чем в жопе от происходящего.
    Фаина Раневская

  5. Прекрасный анализ Глик и замечательный краткий комментарий Yakov, под которым немедленно подписываюсь.
    Маленькая поправочка: речь идёт не об исломофашизме — это было бы ещё ничего,- а об исламонацизме, с его элиминаторной составляющей антисемитизма. Речь идёт ни много, ни мало о новой Катастрофе.

  6. США создают вокруг Израиля блок враждебных исламистских государств, одновременно загоняя Израиль в границы наибольшей уязвимости. Так что все идет по плану мирового правительства, в свое время взрастившего гитлера, а сейчас — исламофашизм.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *