Владимир Янкелевич: Будем вооружаться?

 300 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Ну, а сейчас облегчили гражданам приобретение оружия — полезное, хоть и запоздалое решение. Что дальше?

Будем вооружаться?

Владимир Янкелевич

Министр внутренней безопасности Израиля Ицхак Аранович утвердил новые, облегченные критерии на приобретение оружия гражданами страны. В принципе, решение вполне естественное. Израиль — страна подготовленного резерва, мужчины и многие женщины, пройдя армейскую службу, прекрасно знают, как обращаться с оружием.

Менее естественно, что решение принято в результате осложнения ситуации в Иерусалиме и непосредственно после теракта в синагоге в Хар-Ноф. А что, предыдущих убийств для принятия решения не хватило? Если бы арабы не устроили такую кровавую бойню, как в синагоге, а просто зарезали бы очередную девушку на остановке или камнеметатели убили бы кого-нибудь в созданном ими ДТП, то разве это не основание объектам нападений иметь оружие для самообороны?

Израиль — непрерывно воюющая страна, и наличие огнестрельного оружия у граждан, к сожалению, — норма и осознанная необходимость. Но складывается впечатление, что для принятия такого, казалось бы, естественного решения упростить процедуру выдачи разрешений гражданам на ношение огнестрельного оружия, властям потребовалась определенная критическая масса убитых евреев.

В начале 90-х в магазинах сети «Шекем» отдел огнестрельного оружия был обычным делом, приобретение оружия не было чем-то из ряда вон выходящим. В последующие годы разрешительная система с каждым годом все более ужесточалась. Наиболее серьезному пересмотру критерии хранения личного огнестрельного оружия подверглись после покушения и смерти премьер-министра И. Рабина.

Дальше — больше. Какой-то охранник начал палить дома не то по жене, не то по теще. Тут же запретили работникам охранных фирм брать табельное оружие с собой после работы. В общем — работа по профилактике нецелевого использования оружия была заменена на чисто административную. Так проще. Но в это же время солидное количество незарегистрированного оружия находится в незаконном хранении в арабском секторе и, естественно, у преступных группировок.

Ну, а сейчас облегчили гражданам приобретение оружия — полезное, хоть и запоздалое решение. Что дальше?

А дальше граждане в ответ на террористическое нападение или то, что они определят именно так, начнут стрелять… И дальше следует сложная процедура доказательства, что не превышена разумная мера самообороны. Это вполне нормально, но вот правоприменительная практика вызывает серьезные сомнения.

Сначала, — как она, эта практика и презумпция невиновности работают по отношению к тем, кто должен применять оружие по должности, в чьи обязанности это непосредственно входит. С точки зрения тех, кто «скандалит за своим письменным столом и заикается на людях», работает хорошо.

Свидетельство полицейского и свидетельство группы левых радикалов, приехавших протестовать против, например, защитной стены, взвешиваются на странных весах, во многом зависящих от политических пристрастий судьи. Армия и полиция вынуждены постоянно работать с видеорегистратором, а если с видеокамерой что-то не так, то им, как Шломо Айзнеру, не позавидуешь. Без видеозаписи их свидетельства ничего не стоят, так как немедленно найдётся масса желающих обвинить их в неоправданной жестокости.

Всегда ли суд принимает все свидетельские показания? Далеко не всегда, в израильском суде вполне обычно услышать: «Этому свидетелю я верю, а этому — нет».

Несколько лет назад полицейский увидел, как араб угоняет машину и попытался его остановить. Араб направил машину на полицейского, попытался его сбить, но не срослось. Полицейский выстрелил и убил покушавшегося. А после этого сел на три года в тюрьму, и это несмотря на то, что руководство полиции сочло его действия правомерными.

Политкорректность, господа, — должен был погибнуть под колесами, но погибнуть правильно!

Сейчас продолжается разбирательство по действиям полиции в Кафр-Кане.

— А почему это в Кафр-Кане полицейский стрелял на поражение?! Подумаешь — нож 25 см!

Ответ должен быть таким:

— А потому, что бросившийся на полицейских с ножом (коктейлем Молотова, металлическим прутом, камнем, etc.), так и должен закончить, — его ждут жаркие объятья чернооких девственниц.

«И будут возлежать они на ложах, что стоят рядами. И им в напарницы дадим мы большеоких, лучезарных…»
(Коран. Сура 52. 20).

Вот туда и дорога тем, кто нападает на полицию!

Конечно, желательно этого «активиста» арестовать, но почему полицейский должен рисковать жизнью ради того, кто бросается на него с ножом?

Обычных граждан видеокамера не сопровождает. То есть, бывает, что она есть где-то на улице, но далеко не везде и отнюдь не всегда.

Не так давно был случай: вор залез в квартиру, но выбрал её неудачно — хозяин имел разрешение на оружие и держал его под рукой. Ночь, посторонний человек с явно агрессивными намерениями… Хозяин квартиры счел, что его жизни угрожает опасность, и вор был застрелен. В итоге хозяин оказался в тюрьме за превышение необходимой обороны.

«Ты взял закон в свои руки», сказал судья. А что он должен был делать ночью, оказавшись в такой ситуации? Где в это время был Закон?

Многие помнят историю Иланы Подольской, а для тех, кто забыл, в свете решения Ароновича, есть смысл её напомнить.

Дело было в 1994 году. Илана с детьми сестры и матерью ехала к сестре в больницу в Иерусалим. В деревне Халхуль она попала в засаду. На узкой деревенской улице ее машину заблокировали с двух сторон, надвигающаяся толпа кричит: “Смерть евреям!”. Возле машины разбивается “коктейль Молотова”. Илана выходит из машины и стреляет из своего пистолета. Дорога освободилась и Илана смогла уехать. Оказалось, что своим выстрелом она ранила араба, который через семь дней умер в больнице.

Илану арестовали. Три недели она провела в психбольнице, где как бы пытались разобраться в её мотивации. Дело тянулось долго, и в 1997 году судья Шидловски-Ор признала Илану виновной в превышении самообороны и присудила ее к 1,5 годам тюремного заключения.

Тысячи людей оставили свои подписи под обращением к Президенту и жертвовали деньги, чтобы Илана могла расплатиться с адвокатом и подать апелляцию. Спустя полгода Президент помиловал Илану, заменив тюремное заключение шестью месяцами общественных работ. Полгода общественных работ все же лучше, чем полтора года тюрьмы, но три года изнурительного и дорогостоящего судебного процесса, разрушенную семью и пошатнувшееся здоровье не восполнить.

А вот теперь представим, что на вас нападает араб с пистолетом. Вы, защищаясь, его убили, а пистолет араба так и не выстрелил, а еще интереснее (как уже было) — оказался игрушечным. Какова будет ваша судьба в этом случае? Найдутся ли у вас эти тысячи, которые станут на вашу защиту?

— Это как повезет!

Как правило, на суде всё сводится к обсуждению тонкой грани между необходимой обороной и самозащитой. Грань эта, к сожалению, недостаточно формализована в Израиле. Человек, подвергшийся нападению, естественным образом может от страха преувеличить грозящую ему опасность, поведение в такой ситуации диктуется подсознанием.

Законопослушный гражданин находится в проигрышном состоянии по сравнению с преступником. Редко кто сохраняет хладнокровие.

Изменилось ли правоприменительная практика сегодня?

Так получилось, что я пистолетом владею хорошо. Из двух вариантов — спортивный разряд по бегу или стрельбе, я выбрал стрельбу из пистолета и хорошо знаю, что цена ошибки при использовании пистолета очень велика, улица — не тир, шансы попасть, куда целишься, есть только у тех, кто проходит регулярные и достаточно частые тренировки. Но и этого недостаточно, нужно еще и сохранять устойчивое эмоциональное состояние даже в той ситуации, когда основная надежда — на личное оружие. А это очень, очень не просто.

Решение об облегчении приобретения оружия вызвано активизацией террора, следовательно, предполагает стрельбу там, где этот террор действует. Террорист как-то не стремится действовать на пустырях, его тянет в людные места. По личному опыту знаю, насколько низка вероятность попасть в движении в цель, которая тоже достаточно энергично движется. Нужно учесть еще и опасность поражения от рикошета.

Оружие гражданам нужно. Если бы в синагоге в Хар-Ноф у кого-нибудь было бы оружие, возможно, последствия оказались бы другими, не столь тяжелыми, или террористы вообще могли бы отказаться от теракта.

Всё так, но необходимо срочно обеспечить правовое регулирование применения оружия, отражающее реальную ситуацию, причем, в городе, в условиях террора. Не менее важна правовая защита — не у всех есть средства на адвокатов, сегодня «побеждает не тот, кто прав, а тот, у кого лучше адвокат». Население в Израиле материально живет достаточно трудно, регулярные тренировки, оплата услуг тира и боеприпасов не всем по карману. Необходимо выработать критерии хотя бы частичной компенсации этих затрат.

Я за то, чтобы граждане имели средства самообороны, чтобы молодежь изучала боевые искусства и активно занималась спортом, чтобы на пляже не только надеялись на спасателей, но и учились плавать. В общем — это и делается, но не перекладывает ли государство свои обязанности на граждан?

«Я вам гарантирую, что не существует такой полиции в мире, которая могла бы полностью предотвратить подобные инциденты»
Генеральный инспектор полиции Йоханан Данино

Прав Данино, безусловно прав, никто не может дать полную гарантию, что теракты исключены.

Но все же нужно разделить две разные задачи: пресечение террора и беспорядков, и искоренение террора в зародыше. Это разные задачи, решаемые разными методами.

Работа по борьбе с терроризмом ведется.

Что делается?

Много чего. В разных точках Иерусалима намечено установить более 300 новых камер видеонаблюдения, в столицу будет резко увеличено количество автомобильных патрулей полиции, особое внимание будет направлено на охрану детских учреждений. Выделены дополнительные должности охранников для детсадов, которые также будут оснащены тревожными кнопками. По сообщению мэра Нира Бирката, маршруты мобильных патрулей будут такими, чтобы в любой детсад блюстители прибыли не позже, чем через две минуты после поступления сигнала тревоги. (Интересно, сколько нужно времени для совершения теракта?) Будет повышена интенсивность работы аэростатов, несущих камеры видеонаблюдения за порядком в разных районах Иерусалима. Кроме того, мэрия закупила 3 новых аэростата с соответствующей техникой.

Всё это важно и нужно.

Только всё это — решение первой задачи. Таким путем можно загнать проблему внутрь, добиться внешнего порядка. Примерно, как повязка, наложенная на нарыв. Внешне вид стал благопристойней, но только это не лечение, под этой повязкой нарыв будет продолжать развиваться и отравлять организм, и, в конце концов, прорвется и через повязку. Повязка, она, конечно, тоже нужна, только это не решение проблемы.

А проблему придется решать, отложенные решения всегда чреваты большей кровью.

Искоренение террора силами одной полиции не решить, это задача более широкая, задача государства. Самооборона граждан, волонтерские патрули, оружие населению — всё это следствие невыполнения государством своих функций.

Государство обязано обеспечить действие израильских законов на всей территории Израиля. В кварталах и деревнях, откуда приходят террористы или где происходят беспорядки, провести зачистку, найти и изъять оружие. При любом нападение на полицейского или любого другого представителя власти и силовых структур открывать огонь на поражение. Камнеметание по машине, в которой находится человек, считать попыткой убийства и реагировать соответственно. Принять решение о серьезной ответственности родителей малолетних террористов.

А вот пример, как действует государство

В 2001 году Махмуд Нади, житель Восточного Иерусалима, содействовал бандиту, совершившего чудовищный «детский теракт» у тель-авивской дискотеке «Дольфи», когда погибли 21 человек и десятки были изувечены. В настоящее время Нади отбывает 10-летний срок лишения свободы. И вот сейчас, спустя 13 лет министр внутренних дел Гилад Эрдан, наконец-то!, лишил его статуса «постоянного жителя Израиля». Он заявил, что сделает все возможное, чтобы не допустить получение террористами льгот и пособий от Израиля.

Гилад Эрдан — министр внутренних дел только с 6 ноября 2014 г. Это 13-летнее безобразие — не его вина, он то решил вопрос за две недели, но плохо, когда дело в только личности министра, когда не работает система.

Биньямин Нетаниягу планирует в ближайшее время представить законопроект по ужесточению мер борьбы со сторонниками террора, предполагающий действия Гилада Эрдана сделать законодательной нормой. Остается сказать, что лучше поздно, чем никогда. Есть слабая надежда (очень хотел бы ошибиться, но — очень слабая надежда), что БАГАЦ не заблокирует этот закон.

Нужно не только лишать статуса постоянного жителя Израиля, нужно лишения гражданства за террористическую деятельность. Не стоит в наши сложные времена стремиться «быть светочем для народов мира», которые, кстати, тоже задумываются о лишении гражданства за терроризм.

Так, например, по сообщению The New York Times конгрессмены в США выступили с предложением лишать гражданства лиц, замеченных в пособничестве террористическим организациям. Интересно, что эту инициативу поддержала госсекретарь США Хиллари Клинтон.

В Англии закон о лишении гражданства террористов пока не принят, но фактически эта мера уже взята на вооружение. Так, в декабре прошлого года гражданства были лишены 20 английских граждан, отправившихся воевать в Сирию.

«Подданство представляет собой привилегию, а не право, и министр внутренних дел будет лишать его лиц, чье присутствие на территории Великобритании, по ее мнению, не отвечает национальным интересам», — прокомментировала это решение глава МВД Тереза Мэй.

Наиболее радикально выступил мэр Лондона Борис Джонсон. Он считает, что каждый, кто отправляется в зону боевых действий Ирака или Сирии, априори должен считаться террористом. А всех британцев, воюющих в рядах «Исламского государства» и других подобных группировок, следует лишить подданства Соединенного Королевства.

Глава МВД Германии Томас де Мезьер, поддержанный профсоюзами и представителями ХДС/ХСС, также предложил лишать джихадистов гражданства.

Не так давно французские депутаты одобрили новый пункт закона об иммиграции. Было решено лишать французов иностранного происхождения гражданства за покушение на жизнь представителя власти, прежде всего, об убийстве жандармов или полицейских. Эта мера касается лишь тех, кто получил гражданство за десять лет до этого, но важно, что «процесс пошел».

Необходимо признать, что в Израиле идет именно террористическая война. Терроризм — это лишь оружие войны! Любое оружие противника в войне нужно уничтожать, но важно активно бороться, не только с теми, кто его применяет, не только с бойцами, но и с их вдохновителями, покровителями и идеологами. Они отличаются от убийц в синагоге в Хар-Ноф только способами борьбы. Во время войны судья и адвокаты не рассматривают правомерность и «превышение самообороны» каждого выстрела. Подход по методу судьи Шидловски-Ор к делу Иланы Подольской сегодня недопустим. И если таковы законы, то нужно менять законы, менять сейчас, а не через 13 лет, иначе фактом станет неспособность противостоять террору.

Print Friendly, PDF & Email

13 комментариев к «Владимир Янкелевич: Будем вооружаться?»

  1. Последние сообщения в качестве иллюстрации:
    «Звонившие сообщили, что террорист ударил ножом двух человек, после чего был ранен (или убит) охранником супермаркета.
    Позднее стало известно, что стрелял один из покупателей. Он стрелял террористу по ногам. Террорист задержан сотрудниками службы безопасности.»
    Cм. : http://www.newsru.co.il/israel/03dec2014/adomim_005.html
    М.Ф.

  2. И мне представляется, эффективным способом борьбы с террором лишение гражданства (права на жительство,
    (Продолжение в Гостевой)

  3. Уважаемый Владимир, я полностью поддерживаю идею о распространение владения личным оружия среди ответственных граждан — и как средство против терорра и как важное условие для существования сильных, независимых и уверенных в себе граждан.
    Вместе с этим, я вижу большую проблему: будет несколько спокойных лет, будут ссоры между соседями / супругамии — и вполне нормативные люди будут иногда делать «пиф-паф» другим и себе тоже. Как результат — общественное мнение НА ПОЛНОМ ОСНОВАНИЕ потребует ограничить владение личным оружием, это будет сделанно — и вот именно тогда закончятся эти «несколько спокойных лет». Именно так всё и произошло в Израиле в недалёком прошлом.

    Мой вывод: в Израильском обществе ваша идея не будет работать без приближения к иудаизму, только который и может дать сильную рациональную причину ценить жизнь (чужую и свою) как высшую ценность — даже если действительно сильно хочется «убить эту сволочь и застрелиться».

  4. Согласен с этой статьёй.
    Ситуация с правящей элитой Израиля просто абсурдная, но это неизбежно изменится к лучьшему: израильтяне могут и очень хотят это сделать, осталось только понять как — но время и арабы в этом помогут. Когда это произойдёт — это будет совсем новый этап истории Израиля.

  5. IMHO, в Израиле продажа оружия частным лицам должна стать прерогативой комиссии, а не просто «Шекем» или магазинов оружия. Оно не должно продаваться, например, членам арабских и иных хамул, родственники которых замешаны в поддержке терроризма.

    1. Дорогой Б.Э!

      Никогда, даже в самые либеральные времена, несмотря на отделы в «Шекеме» оружие «просто так» не продавалось. Существует разрешительная система со Строгой комиссией, которая изучает все аспекты: необходимость в оружии для данного субъекта, район проживания, моральную и психическую составляющую будущего владельца, его здоровье и способность к пользования оружием. Владельцы оружием проходят периодическую перерегистрацию, которой предшествует технический осмотр оружия и обязательные стрельбы в тире.
      Дело в том, что в последние времена ужесточились критерии для выдачи разрешений, а также общий климат вокруг этого.
      В ЦАХАЛ, как вы знаете, пистолеты и револьверы на вооружении не состоят. Все, включая Начальника генерального штаба вооружены штурмовыми винтовками. Но окончившим курсы офицеров рекомендовалось приобрести в личное пользование пистолеты (модель по своему усмотрению) со скидкой. Таким же правом пользовались уже уволенные в запас офицеры. Эта практика была свернута. Кроме того, работники охранных структур могли свое служебное оружие держать при себе по окончании дежурства, вне службы. И это было запрещено. Таким образом из реальной жизни были изъяты тысячи стволов, которые днем и ночью несли пассивное дежурство по охране общественного порядка и были в готовности к обеспечению безопасности граждан.
      Теперь отыгрывают назад. Это сложный процесс, так, как уже выработана привычка к безоружному статусу и без серьезного юридического сопровождения владельцев оружия и материального стимулирования его приобретения и содержания дело не пойдет далеко.
      М.Ф.

  6. Интересная, написанная по горячим следам, статья.
    Обидно, что Израиль имевший уже прекрасный опыт и культуру в вопросе наличия и применения личного оружия населением, в результате административных перестараховываний и формального отношения к делу отброшен назад.
    Значительной части населения сделана вредная прививка: «без оружия спокойней, не мое дело, пусть государство с его аппаратом заботится».
    Я лично знаю людей, продавших свое личное оружие и не желающих содержать его.
    Ведь, как замечает автор, оружие в личном пользовании и даже только в хранении – дело хлопотное и дорогое (при приобретении нового, на бывшего в употреблении оснащения – около трех-четырех тысяч шек, ежегодные расходы на эксплуатацию, тренировки, боеприпасы и содержание) и накладывает на владельца ряд требований, обязательств, да госорганы (Разрешительная система Министерства внутренней безопасности) должны в случае частичного вооружения населения активизировать свою работу, повысить уровень своей ответственности во всех направлениях деятельности в этом направлении.
    Личное оружие и гражданского населения – это фактор сдерживания, мощный и проверенный инструмент. «Закон, подкрепленный «Кольтом», действует лучше, чем только закон».
    Спасибо.
    М.Ф.

  7. Вполне справедливо, уважаемый Владимир!
    Но прислушаются ли?
    И ещё: этот текст имеется на иврите? Он доступен широкой аудитории, включая власти?

  8. Просто не решаюсь комментировать. Америка — страна большая, в разных регионах разное отношение к оружию. Скажем, в Джорджии (у нас там сын учился в университете) ружья есть чуть ли не у всех мужчин, и пользоваться ими учат с детства. В под-бостонье это совсем не так — но дело не в этом …

    Если коротко: в США юридическая картина с правом на применение оружия очень похожа на израильскую — во всем, кроме каждодневной опасности.

  9. Всё , конечно. верно. Меня смущает, Владимир, что облегчение приобретения оружия касается, видимо, в равной степени всех граждан. В том числе и арабов, которые, очень мягко выражаясь, не всегда лояльны к своей стране.

    1. Лев, это совершенно неверно. Облегчение в приобретении оружия будет не для всех, а уж тем более для арабов не будет точно — будут на черном рынке покупать.

  10. В, принципе, Вы, Владимир, правы. Но в этом деле столько нюансов, что я, не специалист, затрудняюсь давать рекомендации. Зато мне вспомнился эпизод из «Сандро из Чегема» Фазиля Искандера, в котором рассматривается похожая ситуация (конечно, без наличия террора).
    http://lib.ru/FISKANDER/sandro1.txt
    «…Первое безобразие состояло в том, что сегодня рано утром некий абхазец разбил голову сторожу гостиницы «Альпийская» у него же выхваченным из рук ружьем. Преступник, не оказавший сопротивления, был схвачен служителями гостиницы и отправлен в полицию вместе со своей лошадью. В свое оправдание он заявил, что сторож оскорбил его посредством непристойного звука, якобы нарочно изданного, когда абориген пил воду из источника около гостиницы.
    Издавал ли сторож непристойный звук и притом нарочно, чтобы оскорбить аборигена, было неизвестно, потому что сам он в бессознательном состоянии был отправлен в больницу, а других свидетелей нет….
    В то раннее утро дядя Сандро ехал верхом из Гудауты в село Ачандары, где он собирался погостить несколько дней у своего родственника в ожидании поминального пиршества, которое должно было состояться в соседнем доме. …
    …дядя Сандро, отчаявшись, спросил у сторожа, как найти того грека, который перекупает всякую всячину для принца. Сторож ему на это ничего не ответил, а только подозрительно посмотрел на него и сурово замкнулся, намекая на свою должность.
    Дядя Сандро проглотил это оскорбление, но, чтобы сторож не подумал, что он его испугался, он слез с лошади и стал пить воду из фонтанчика, устроенного перед входом в гостиницу, хотя пить ему не хотелось.
    Дядя Сандро, нагнувшись, сделал пять-шесть глотков из этого фонтанчика, как вдруг услышал непристойный звук, изданный гяурской задницей сторожа.
    Ошеломленный странными гагринскими делами, еще до этого замученный птицей, дядя Сандро не выдержал. Он бросил свою лошадь, подскочил к сторожу, выхватил у него винтовку и дал ему прикладом по голове. Обливаясь кровью, сторож рухнул у своей гостиницы. Из гостиницы выскочили служители, схватили дядю Сандро и переправили его в полицейский участок….
    …На улице Картучиха встретила санитара, бежавшего из больницы в полицейский участок.
    — Куда бежишь, Серафим? — спросила Картучиха, останавливая его.
    — Сторож очнулся и попросил водицы, — сказал санитар, обалдело оглядывая ее, — бегу в полицию.
    — А-а, — сказала Картучиха, — давай беги.
    И санитар припустил дальше. Услышав сообщение санитара, заместитель начальника полиции, точно исполняя приказ своего начальника, лично открыл камеру, в которой сидел дядя Сандро, и выпустил его, сказав при этом:
    — Катись к едреной матери, пока сторож в сознании. Моя бы воля…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *