Евгения Кравчик: Христиане Бет-Эля, или Сионизм без предварительных условий

 351 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Я отдавал себе отчет, что на Святой Земле мне придется в сто раз труднее, чем в Канаде. К тому же я не еврей, Закон о возвращении на меня не распространяется. Все жители кибуца Бет-Эль — христианские сионисты»…

Христиане Бет-Эля, или
Сионизм без предварительных условий

Евгения Кравчик (фото автора)

Эфраим Курт

42-летний Эфраим Курт говорит на иврите почти без акцента, хотя приехал из Торонто не так давно — в 2003 году.

— Вначале в Израиль из Канады перебрались родители, — рассказывает он, — а уж за ними — мы с братьями, восемь душ. Здесь я встретил и полюбил Андрию (она приехала из Германии), женился. Здесь родились трое наших детей: дочке Дане восемь лет, сыну Боазу шесть и младшему, Авиэлю, четыре года.

— Дети владеют английским языком?

— Естественно, но не только: все они знают немецкий — моя мама родом из Германии, а отец канадец, — уточняет Эфраим. — Но родина у наших ребят одна — Израиль!

— Удивительно: в последние двадцать лет израильтяне толпами бегут в Канаду — многим эмигрантам удается там прилично устроиться, а вы, наоборот, решились навсегда уехать из Торонто в Израиль…

— Все зависит от состояния души, — улыбается Эфраим. — Устроиться на работу в Канаде относительно легко. Жизнь там гораздо дешевле, чем в Израиле.

— В таком случае — почему?..

— Я отдавал себе отчет, что на Святой Земле мне придется в сто раз труднее, чем в Канаде, — говорит Эфраим. — К тому же я не еврей, Закон о возвращении на меня не распространяется. Все жители кибуца Бет-Эль — христианские сионисты. И если мы променяли благополучную размеренную жизнь на тяжелый повседневный труд, то сделали это по зову сердца.

Объяснение, впрочем, дается Эфраиму с трудом.

— Видимо, — предполагает он, — пока не изобретены слова, которые могли бы сполна отразить то, что мы ощущаем на этой земле. Назовите это любовью без предварительных условий — не ошибетесь. Назовите верой — вы будете правы. Впрочем, неважно, как это называется. Главное — мы здесь! Для каждого из нас Израиль — это поток света и добра, который ведет нас по жизни и делает лучше, благороднее, сильнее.

В кибуце Бет-Эль, примыкающем к легендарному Зихрон Яакову, Эфраим Курт отвечает за использование особых видов растений для защиты от вредителей овощей, выращиваемых круглый год в теплице.

— В Канаде за такую работу — наука в сочетании с практикой — платят 200 долларов в день, в Бет-Эле — 20 агорот, — говорит он. — Несмотря на это, каждое утро я просыпаюсь с ощущением счастья. Вот и попробуй, объясни, почему…

Звонят Эфраиму и его коллегам не только из разных уголков Израиля, но и из-за границы.

— Всех интересует разработанная нами уникальная технология — know how, — говорит он. — В такие моменты я испытываю чувство несказанной гордости: в Библии написано, что призвание и предназначение народа Израиля — нести свет, знания, вести за собой весь мир, всех опережать. Иногда мне кажется, что не каждый израильтянин отдает себе отчет в том, представителем какого уникального народа ему посчастливилось родиться.

Эфраим прав — далеко не все. Скорее — почти никто, считанные. Времена, видимо, такие… Смутные…

Коммуна Бет-Эля объединяет порядка 800 христиан-сионистов.

— Когда меня спрашивают: «Ты еврей?» — я отвечаю: «Да!» — и при этом говорю чистую правду. Каждый из нас чувствует себя не просто евреем, но — убежденным сионистом, — говорит Эфраим.

— Как вы решаете проблемы с израильской бюрократией?

— Если возникают проблемы, мы обращаемся не к чиновникам, а к Всевышнему. Он наши проблемы и решает.

История с географией

Кибуц Бет-Эль расположен по соседству с Зихрон-Яаковом, главное — не перепутать его с еврейским поселком Бейт-Эль, который находится неподалеку от Рамаллы в округе Биньямин.

История появления в Израиле уникальной общины христиан-сионистов — это история любви.

Бет-Эль основали в 1963 году сестры Эмма и Эльза Бергер, приехавшие на Землю Обетованную из Германии. Поселились на окраине Зихрона.

С точки зрения Эммы и Эльзы, Иерусалим, Назарет, Галилейское море — Святая Земля, центр христианского мироздания. И если еврейскому народу удалось восстановить на этой земле свое национальное государство, да еще и превратить его в сильную независимую современную страну, значит — идея сионизма сработала. Та самая идея, которую депутат Британской палаты общин Генри Финч провозгласил более чем за 200 лет до рождения Герцля, граф Шефтсбери последовательно продвигал в течение 57 лет, а Бальфур… Впрочем — вспомним декларацию Бальфура, и всё встанет на свои места.

Чем и как могут христианские сионисты поддержать и развить идею, которую упорно продвигали до Герцля и параллельно с ним?

В начале 1960-х (за несколько лет до Шестидневной войны) сестры Бергер — образованные, начитанные и по-своему отважные женщины, решили: «Чтобы навсегда остаться на избранной Богом земле — нужно начать на ней трудиться». Ведь лишь тот, кто обрабатывает землю, связан с ней кровными узами. Движимые этим универсальным общечеловеческим законом, немки и их единомышленники-паломники купили в окрестностях Зихрона небольшой участок земли…

Сейчас на этой земле подрастает уже третье поколение христианских сионистов. Можете называть их израильскими немцами или немецкими израильтянами, канадскими эмигрантами или репатриантами по велению души — их не обидит и не заденет ни одно из определений. В ответ они споют вам псалмы — и хор божественно чистых голосов еще долго будет отдаваться в вашей памяти эхом колокольного перезвона.

Тайна Альбрехта Фукса 

На глубокое изучение иврита времени у Альбрехта Фукса не было.

— К третьему уроку я вызубрил тысячу слов, — объясняет он, — после чего занялся работой.

Фукс — один из основателей группы «Бет-Эль».

— Наша сионистская христианская община находится в Израиле 52 года, — рассказывает он. — Объединены в ней представители всех христианских конфессий. В Библии написано, что христианство берет начало в иудаизме. Дерево держится не на стволе или ветвях, а на корнях. Корни христианства — здесь, на Земле Обетованной.

— Я прожил в Израиле 40 лет и считаю, что удостоился высокой чести. От фактов не уйдешь: божественное начало — «продукт» израильского «производства, — улыбается Альбрехт Фукс.

Библию члены общины Бет-Эля воспринимают буквально. Если в Книге написано, что Иудея — самая красивая страна в мире, значит, нужно сделать ее еще краше: это мицва!

Свою общину христиане называют «городским кибуцем». В этом нет ни малейшего преувеличения: многие израильтяне убеждены, что Бет-Эль — один из кварталов Зихрон Яакова.

— Кибуц у нас строится по старым израильским принципам — это коммуна, — объясняет Фукс. — Заимствовали мы этот принцип, однако, отнюдь не из трудов Карла Маркса, а из Библии. Кстати, в свое время христиане уже основывали в Израиле коммуны — и в районе Мертвого моря — там, где археологи обнаружили кумранские рукописи, и в окрестностях Иерусалима. На самом деле коммуна — это самая удачная модель совместной жизни, в основе которой — общие идеалы. Наш идеал — сионизм. На нем и держится наше многоотраслевое хозяйство.

Две стихии: промышленная и аграрная

Сельским хозяйством христиане начали заниматься еще в 1964 году: разбили замечательный цитрусовый сад, основали ферму (сегодня это экологически чистое предприятие является ведущим в стране по надоям).

— В начале 1970-х мы вплотную задумались, как сочетать аграрное производство с промышленным, — вспоминает Альбрехт Фукс. — Сельское хозяйство — это связь с Землей Израиля, промышленность — источник заработка.

В округе Биньямина община занимается земледелием, в Кейсарии принимает посетителей созданный ею Центр логистики.

— В Самарии мы основали три промышленных предприятия и центр профессиональной подготовки, — перечисляет Фукс. — Еще один завод был построен в мошаве Маген Шауль, расположенном неподалеку от горы Гильбоа. Там трудятся 110 работников. Еще два предприятия пищевой промышленности наша община основала на Голанских высотах.

— Как вам это удалось?

— Благодаря профессиональной подготовке кадров.

В кибуце Бет-Эль создана автономная система образования. В детском саду воспитанники учат иврит и немецкий язык. В начальных классах немецкий постепенно отходит на второй план, а в старших преподавание ведется только на иврите.

Старшеклассники проводят минимум один день в неделю на ферме и в теплицах, чтобы к окончанию школы овладеть профессией агрария.

— С детства мы прививаем ребятам мысль, что деньги зарабатывают не на бирже — их зарабатывают упорным трудом. В Библии сказано: «Кто не работает, тот не ест». Вот откуда почерпнули эту идею коммунисты — из Библии! — смеется Альбрехт Фукс.

— Юноши из нашего кибуца служат в ЦАХАЛе, хотя и не имеют израильского гражданства (в свое время мы получили статус постоянных жителей). Если бы вы знали, как мы гордимся солдатами, которые приезжают в выходные на побывку! — добавляет он. — Кадры профессионалов разных отраслей мы готовим в старших классах, а затем — в специальных центрах. Благодаря этому созданные нами промышленные предприятия преуспевают. Впрочем, в последние годы на наших заводах трудится немало израильтян.

Еще один принцип: зарплата членов городского кибуца Бет-Эль не превышает двух третьих заработка наемных работников из числа израильтян.

— В чем смысл этого принципа? — недоумеваю я.

— Зарплата каждого из нас, включая генерального директора компании «Бет-Эль», каковым я являюсь, перечисляется на банковский счет кибуца, — объясняет Альбрехт Фукс. — Членам коммуны выдаются только карманные деньги. Если директор какого-либо завода станет получать большую зарплату, он быстро расслабится, забудет о необходимости развивать производство — и предприятие обанкротится.

— А как вам удалось построить в Зихрон Яакове огромное промышленное предприятие, состоящее из восьми зданий?

— Очень просто. Мы люди старомодные. Ссуды на строительство в банках не берем. Строили на заработанные общиной деньги. Всевышний придал нам сил — и вот результат: современный завод.

Дышите в убежище глубже: воздух чист! 

Один из уголков конференц-зала завода, действующего при кибуце Бет-Эль, преобразован в… бомбоубежище.

— Что это за средства защиты? От чего? — спрашиваю я Альбрехта Фукса.

— О, это — наш первый сионистский проект! — восклицает он. — Пережив в Израиле свою первую войну, мы почувствовали, какая духота в убежищах, и решили обеспечить чистым воздухом своих соотечественников-израильтян, которым постоянно приходится укрываться от обстрелов. Мы занялись разработкой средств защиты от радиационного, химического и биологического загрязнения воздуха. Продукция наших предприятий также включает противовзрывные устройства и клапаны избыточного давления, системы очистки воздуха для двигателей тяжелой техники, портативные медицинские изоляторы и многое другое.

— Хотите ли вы сказать, что всемирно известная компания Beth El Industries была создана христианской общиной в крошечном израильском кибуце?!

— Разумеется, — подтверждает Фукс. — Основали компанию в 1974 году, вскоре после Войны Судного дня. Поначалу армейское командование отнеслось к нашим разработкам с недоверием и даже опаской: поди знай, чего там напридумывали христиане из Германии.

Армия в Израиле — уникальная, общенародная. Служба в ней (по крайней мере 30-35 лет назад) считалась высокой честью, призыва добивались все поголовно. В дни резервистских сборов ты — командир, а когда сборы заканчиваются — снова становишься фермером или начальником производства. Изобретение христиан из кибуца Бет-Эль заинтриговало офицеров-резервистов. Провели опытные испытания средств защиты — и ахнули! Именно такие фильтры и вентиляционные системы нужно смонтировать в убежищах, сидеть в которых приходится и в нестерпимый летний зной, и во время холодных дождей зимой.

На сегодняшний день компания «Бет-Эль» пользуется в мире репутацией ведущего разработчика и производителя средств коллективной защиты. В последние 20 лет — по мере продвижения кровопролитного «мирного процесса» — ситуация в стране лишь усугубилась: с ракетным оружием шутки плохи.

— Практически в каждом встроенном убежище («мамаде») используются производимые нами фильтры, — говорит Альбрехт Фукс. — Продаем мы их в Израиле очень дешево: Всевышний не велит наживаться на войнах и страданиях.

— В настоящее время мы экспортируем свою продукцию в 68 государств мира, — продолжает Фукс. — Военные эксперты десятков стран по достоинству оценили производимые в Израиле средства защиты населения. Все новые автомобили НАТО снабжены ими.

Технологии, которые использует всемирный террор, стремительно развиваются. Значит, наша задача — опережать их, — подчеркивает Фукс. — Вот, к примеру, средство защиты от придорожных бомб: сам Бог велел установить его на армейских автомобилях.

В последнее время индивидуальные комбинезоны и шлемы, произведенные израильской компанией «Бет-Эль», используют бригады медиков, борющихся в африканских странах со вспышкой вируса Эбола.

— Пять лет назад, когда мы занялись разработкой этих комбинезонов, они предназначались для совершенно иных целей — защиты от биологического оружия, — объясняет Фукс, — а пригодились медикам.

Вот уж поистине: пути Господни неисповедимы.

— Отчего же — напротив! — возражает Фукс. — Свой бизнес-план мы черпаем из Библии. Главное — уметь вовремя понять содержащиеся в ней намеки.

Совместим ли бизнес с… чувствами?

Среди наемных работников на предприятиях компании «Бет-Эль» немало репатриантов из СНГ.

— Всевышний одарил их не только светлой головой, но и умелыми руками, — объясняет Фукс. — Специалисты-репатрианты сочетают трудолюбие с дисциплинированностью и преданностью своему делу. В этом они очень на нас похожи.

Не знаю, пришла ли эта подсказка от Всевышнего или от маркетологов, но компьютеризированное предприятие по производству несравненного израильского хумуса члены кибуца Бет-Эль открыли в Бостоне (США). И это только начало…

— Известно ли вам, что в бытность главой правительства ваш отец — Ицхак Шамир благословил нашу общину и оказал ей поддержку, прежде всего — в деле получения статуса постоянных жителей Израиля? — с этим вопросом Альбрехт Фукс обращается к Яиру Шамиру, министру сельского хозяйства и развития аграрных районов.

— Впервые слышу, — отвечает Шамир. — Впрочем, ежедневно мне доводится встречать в среднем десяток людей, которые были знакомы с отцом и помнят его. Что же касается вашей общины и созданной вами аграрно-промышленной империи, то она производит очень сильное впечатление. Вы правы: когда занимаешься делом с любовью и верой, достигаешь намного более высоких результатов, чем когда работаешь по необходимости, без вдохновения. Сколько книг написано на эту тему! В свое время американцы Питер Ботрайт и Джонатан Каган в книге «Built to love» доказали, что положительные эмоции производителей и разработчиков передаются потенциальным деловым партнерам и потребителям. Любовь к своему делу завораживает, притягивает, как магнит.

— Лично мне эта книга на многое открыла глаза, — продолжает Шамир. — Прочитав ее, начинаешь лучше понимать, имеешь ли ты дело с компанией-однодневкой, единственная цель которой — поскорее извлечь прибыль, чтобы бесследно исчезнуть, либо наоборот: фирму создали с любовью и прицелом на будущее. Значит, и существовать она будет вечно. Обычно ценности, на которых строятся жизнеспособные компании, не имеют ни малейшего отношения к карьерным амбициям их основателей. Всемирно известные фирмы уровня Apple или Motorola создали неравнодушные люди, искатели, первопроходцы. Точно так же и ваш кибуц был основан людьми, озаренными верой и любовью. Только тем, кто искренне любит и верит, дано сплотить вокруг себя единомышленников, готовых ради общей цели поступиться и комфортом, и заработками, а иногда — и личным благополучием.

— В свое время я тоже основал несколько крупных компаний, — продолжал Яир Шамир, — и каждую из них неизменно возглавлял специалист, обладавший видением долгосрочной перспективы. Компании оправдали себя: они жизнестойки.

— Вот и мы сейчас мечтаем создать несколько хозяйств и предприятий в Негеве, — говорит Альбрехт Фукс. — Трудно объяснить, что влечет нас в этот суровый край, но очень хотелось бы оживить его и украсить. На наш взгляд, сочетание в Негеве промышленности с сельским хозяйством гарантирует этому краю будущее.

— Непременно обдумаем вашу идею, тем более что она совпадает и с моим видением будущего Негева, — говорит Шамир.

Срок министерских полномочий Яира Шамира уже истек, причем отнюдь не по «вине» объявленных в стране досрочных выборов.

В свое время, осенью 2012 года, Шамир решил заняться политикой только потому, что на посту председателя Совета директоров государственной компании по строительства автодорог «Нетивей Исраэль» столкнулся с серьезными бюрократическими препонами.

На том этапе Шамир, получавший в год «зарплату» размером 1 (один!) шекель, выпестовал собственную модель ускорения развития израильской периферии, считавшейся «безнадежно больной».

Чего только не делало правительство, чтобы побудить молодые семьи селиться в Галилее или Негеве! Стимулировало строительство относительно дешевого жилья в таких городах, как Ашкелон, Ашдод, Сдерот, Нагария. Но даже те, кто приобрел там квартиры, упорно продолжали ездить на работу в «государство Тель-Авив». Маялись дважды в день в заторах, проводя за рулем по 2-3 часа в день.

— Нужно «приблизить» периферию к центру, — решил Шамир.

Как?

Проложить на север и на юг железнодорожные линии. В этом случае в заработке дипломированные специалисты нисколько не потеряют, зато время на дорогу сократится в два-три раза.

— Прежде, чем согласиться возглавить национальную компанию по строительству автодорог, я выдвинул условие: правительство примет решение, в соответствии с которым в наше ведение будет передано планирование и строительство железнодорожных веток, — вспоминает Яир Шамир.

Требование полковника военно-воздушных сил, всемирно известного бизнесмена и основателя израильской отрасли высоких технологий удовлетворили.

Результат?

— Сегодня добраться на электричке из Ашкелона в Тель-Авив можно за 35 минут, — говорит Яир Шамир. — Время на дорогу сократилось в два с лишним раза! Проложена железнодорожная колея в Сдерот, строится новое полотно, которое свяжет Иерусалим с Тель-Авивом. Периферия (с учетом территории страны) «приблизилась» к центру!

— Яир, есть у нас еще одна идея, но мы не уверены, что она жизнеспособна… — говорит Альбрехт Фукс.

— В чем она заключается?

— Хотим создать в кибуце туристическую молочную ферму. Надои в Бет-Эле самые высокие в Израиле, ферма экологически чистая, впрочем, как и выращиваемые здесь овощи и фрукты: никаких гормонов, никаких химикатов! Думаю, многие израильтяне с удовольствием посетят наше хозяйство, конечно, если здесь появятся аттракции для всей семьи, включая маленьких детей.

— Замечательная идея! — восклицает Шамир. — Я уверен, что съездить в Бет-Эль захотят не только израильтяне, но и многие туристы, прибывшие в нашу страну из-за рубежа.

— Вот только бы не упереться в стену бюрократии — она по-прежнему непробиваема… — вздыхает Фукс.

— Не беспокойтесь: это только с политикой я покончил, скорее всего — навсегда, но любви к Эрец Исраэль и желания продолжить продвигать наше государство в разных сферах мне хватит надолго. Поработав два года руководителем отрасли в государственном секторе, я еще больше укрепился в уверенности, что гораздо эффективнее смогу способствовать укреплению Страны, вернувшись на свободный частный рынок, — говорит Яир Шамир. — Таков мой личный гражданский «бизнес-план».

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Евгения Кравчик: Христиане Бет-Эля, или Сионизм без предварительных условий»

  1. Мне очень понравилось что эти люди ничего не требуют от израильского правительства. Они не лезут в кнесет, не протестуют против израильских законов, не требуют чтоб ради них меняли законы и не требуют никаких себе привилегий и поблажек.
    Вот если бы этнические русские которые понаехали в Израиль сотнями тысяч так себя вели и не приносили вред государству или выступали с угрозами по телевизору как Ксения Светлова и Константин Развозов, Алла Шаинская. Шаинская например заявляла с экрана теливизора что она открыто поддерживает Аббаса и что он не должен признавать Израиль еврейской страной. А Светлова призывала арабов к интифаде. Израиль теперь уже официально по закону еврейская страна а не русская так нечего лезть русским где не надо и командовать там где их не просят. Уже и в кнесет проникли а там смотришь и в премьер министры влезут.

  2. И мы там были, ездили на экскурсию. Рабочих мы не видели, нам показывали приборы, которые они делают, новейшую технологию, в общем, технические экспонаты, то, что они выпускают за рубеж. Но сначала мы прослушали рассказ о возникновении этого кибуца. Говорил очень старый человек, видимо, один из первопроходцев. Его речь была очень вдохновенной, экзальтированной, он раскраснелся, в глазах стояли слезы. Мы узнали, что одна из сестер услышала «глас Божий», повелевший ей ехать сюда, на Землю Обетованную, чтобы искупить вину немцев перед еврейским народом. В этом была ее высокая миссия. Ее личность вызывает большой интерес со всех сторон. Думаешь, каким надо быть незаурядным человеком, чтобы своими идеями завладеть умами людей.
    Жилую территорию нам не показали. В заключение было пение «Псалмов». Хор состоял из лиц разных возрастов, там были и юноши, и девушки, и дети.
    Посещение кибуца вызвало странные чувства. Это был совсем другой Израиль. Внешний вид людей, их одежда – все как тени прошлого. Осталось впечатление, что это нечто вроде изолята, «затерянной земли». Тем паче, что кибуц — где в глубине леса, как в каких-нибудь лесах Амазонки.

  3. 1)»Не трудящийся да не ест». Из одного из посланий апостола Павла
    2) А вообще — бог в помощь!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *