Иосиф Рабинович: Галилейская тетрадь

 136 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Галилейская тетрадь

Стихи

Иосиф Рабинович

БОЛЬНИЧКА

Апрель, гремит гроза над Галилеей,
Такого здесь не видели давно —
В затылках чешут местные евреи,
А с ними и арабы заодно.

А в чём причина? Не хочу злословить,
Но есть притом задачка для ума:
Недавно к ним приехал Рабинович
И сразу завертелась кутерьма!

***
Две недели, как в больнице торчу,
Своё штопаное сердце лечу.
Чтоб с диагнозами не лохануть,
Доктор в ж—у хочет мне заглянуть.
Я волнуюсь, я сомненьем объят:
Что он в сердце углядит через зад?

ПРЕТЕНЗИЯ

Вой вьюги над Голанскими отрогами,
Над побережьем ливень и гроза,
И всё-то мне сдаётся, что у Бога там
Маленько отказали тормоза…

Сегодня над землёй обетованной,
Что Бог создал для тёплых томных нег,
Просыпалась с небес отнюдь не манна,
А самый настоящий русский снег.

В Иерусалиме, в Цфате, в Иудее,
Снег по колено, чуть ли не по грудь
Ещё совсем немного, и евреи,
На дровнях будут обновлять свой путь!

Свет не горит, обогреватель стынет,
И, слава Тебе — есть на кухне газ,
И это Иудейская пустыня?
За что же Боже ты караешь нас?

Ты скажешь — вы без веры, вы спесивы,
И по делам должно воздаться вам,
Но те ребята, что из иешивы*,
Они ведь тоже мёрзнут по домам.

Пора кончать, наверно, эти козни,
Хеврат Хашмаль** вгонять в кровавый пот,
Да, будет свет, не то вконец замёрзнет,
Тобой когда-то избранный народ!

___

*) иешива — религиозное учебное заведение, в котором обучаются религиозные ортодоксы;
**) Хеврат Хашмаль — электрическая компания Израиля.

ГАЛИЛЕЙСКАЯ ОСЕНЬ

Мне очень нравится Израиль,
я себе в Израиле не нравлюсь!
Михаил Казаков

Позабыли мы про мороз,
И живём в тепле и без горя,
Лепестками засыпана роз,
Наша набережная вдоль моря.

В платяном пылятся шкафу
Мой пиджак, башмаки и сорочки.
Но признаюсь как на духу
Не могу написать ни строчки…

Как же так? Такой антураж,
Атмосфера сродни библейской,
Но куда-то пропал кураж
В этой древней земле иудейской.

Утопает она в цвету
И достойна стихов вдохновенных,
Только эту вот красоту
Я не в силах впихнуть в катрены…

И стою я как идиот,
И в мозгу возникают картинки:
Моя муза ко мне идёт
По лесной российской тропинке,

Как же ей до меня далеко,
Но кричу я: Приди, родная!
Да, идти тебе нелегко,
Ножки белые в кровь сдирая…

***

Парикмахерша из Москвы
Говорит мне: Не кисни, Иосиф,
Но без запаха прелой листвы
Не бывает болдинской осень.

ГИМН РОВЕСНИКАМ

Всё пугают нас катаклизмами,
Глобализмами, терроризмами,
Нас, которых не одолели
Развитыми социализмами,
Нас, воспитанных политклизмами,
Одурманенных соцреализмами,
Нас, которых не устаканили
Бытовыми алкоголизмами.
Нам твердят, будто мы уставшие,
Зря всю жизнь свою пропахавшие,
Никчемушные и вчерашние…
Но стоим мы ещё оставшиеся,
Не взбляднувшие, не продавшиеся,
Ещё держимся верным дружеством
Не спецназовским — нашим мужеством,
И не ждём наград — благодарностей
От нажравших брюхо бездарностей…
Пусть подавятся наши критики,
Мы уйдём, по мужски — мы не нытики,
Тонет крейсер с поднятым флагом
В удивление всем салагам!

РАЗМЫШЛИЗМ

И на сердце словно камень,
Вспоминаю, спасу нет,
Полный дымом и стихами
Свой московский кабинет…

И когда-нибудь на тризне
Грустно скажет мой дружок:
Здоровенный образ жизни
Рабиновича допёк!

НА ПАЛЬМОВОМ ПЕНЬКЕ

Сижу у поликлиники
На пальмовом пеньке,
А все эти осины и берёзы,
Сугробы и крещенские морозы,
В туманном и российском далеке…

Сижу у поликлиники
На пальмовом пеньке,
Израильские медики гадают:
Что за болячка у него такая?
И жду я их решения в тоске…

Сижу у поликлиники
На пальмовом пеньке,
А море Средиземное синеет,
А что болячка? Да и чёрт бы с нею,
Коль жизнь, как будто замок на песке…

Сижу у поликлиники
На пальмовом пеньке,
А где-то в ледовитом океане,
Сиреневым, чукотским утром ранним
Плывут киты в далёком далеке…

Я ж, как дурак, на пальмовом пеньке!

НА СРЕДИЗЕМНОМ БЕРЕГУ

Ночь пришла, умолкли попугаи,
Пальмы — телеграфные столбы,
В темноте сижу, перебирая
Чётки поистрёпанной судьбы.
Твёрдо знаю — злобная старуха
Скоро свою косу отобьёт.
Море лепит пляжу оплеуху,
А потом, смутясь, назад идёт.
Вот и жизнь, то вмажет, что есть мочи,
То отпустит — пусть ещё живёт,
И сижу один я среди ночи,
И веду ударам этим счёт.
Трезвый разум шепчет мне на ухо:
Приглядись получше, ротозей,
Ты же видишь, злобная старуха
Косит не тебя — твоих друзей!
Да тебе без них конечно туго,
Подступает к горлу горя ком,
Но ведь Муза — верная подруга
Нет, да и заглянет вечерком,
На плечах башка твоя седая,
И, хоть как, но варит котелок,
Видно не такая уж плохая
Выпала судьба тебе, дружок,
Перестань листать судьбы страницы,
И не кисни мать твою ети,
Это только в тостах говориться.
Чтобы жили до ста двадцати…
Так живи сегодня и от пуза,
Не вопи, как глупый попугай
И родную хулиганку Музу
По ночам без устали ласкай!

ГРАНИ СТАКАНА

Неяркий изумруд граненого стакана,
О бурной юности напомнил мне,
Мы твёрдо знали — истина в вине
И подтверждали это постоянно!
Глядя на мир сквозь эти грани,
Друзей я вспомнил и подруг,
Наш крепкий и волшебный круг,
Где места не было для дряни.
Теперь мы те, кто ещё живы,
Конечно, пьём из хрусталей,
Напитки стали помодней
И мы не те юнцы сопливы…
Но всё б отдал в единый миг —
Чины, дипломы с медаля′ми,
Чтоб из гранёного с друзьями
Бутылку выпить на троих!

О БЛЯДСТВЕ

Сегодня высокопоставленная чиновница из Минобрнауки, по виду типичная блонда с Тверской объясняла ведущим «Утра родины», почему следует запретить детям смотреть прогноз погоды в интернете, а лучше отлучить их от поисковых систем вообще.

Прошла эпоха коммунизма,
И, слава богу, что прошла,
Но с постсоветским феминизмом
Творятся дивные дела!

В казне сегодня ветер свищет,
Но к нашим нуждам равно глухи,
Как сердюковские блядищи,
Так и ливановские шлюхи.

Ни обороны, ни науки,
Ну, как же так едрёна мать,
Доколе будут эти суки
Родной страною управлять?

А может стоило повыше
Искать источники греха,
Ведь всем известно, что без крыши
Бандиты — нонсенс, чепуха!

Но крыша крепкими гвоздями
Прибита к Родине моей,
А кто те гвозди? Мы же с вами,
Не надо выбирать блядей

АКИ ПО СУХУ

Солнце светит, праздник на воде и
Расфуфыренные в пух и прах
Весело гуляют иудеи
Вдрызг на Галилейских берегах!
Лыбятся поддатые нахалы
И иной народец молодой,
Как мадамки сдобные, что халы
Омывают прелести водой…
Чёрные курчавые мальчишки,
С воплями ныряют под волну,
Цель, притом имея лишь одну —
Сбросить прочь энергии излишки…
А вот той компашке не до смеха:
В своих праздничных лапсердаках
Силятся они, но без успеха
По воде пройтиться на ногах
Их вожак неспешно и достойно,
Статен, хоть и ростом невысок,
По волнам, в сандалиях, спокойно,
Будто то не волны, а песок!
А они сомненьями объяты,
Ну-ка сунься — оторопь берёт,
Шеф через плечо сказал: Ребята,
Кто мне верит — запросто пройдёт…
И пошли. Как будто по паркету,
Только от сандалий брызги шли,
Два тысячелетья случай этот
Чудом числят жители земли…

***

Каждый был картинкой этой тронут,
Чудо — чудом, не об этом речь:
Знать евреи и в воде не тонут
И в огне не так их просто сжечь!

ПРОВОДЫ ЛЮБВИ

Я проводил любовь на поезд,
Она стояла на перроне.
Слеза катилась по щеке,
Блестя, как маленький алмаз,
А мимо нас, не беспокоясь,
С баулами сновали люди
Любовь ко мне прижалась грудью
И только тут я дурень понял
Что это всё в последний раз,
Что рухнул замок на песке…

И вот, когда вагон последний,
Исчез во тьме за поворотом,
И слёзы и любовь увезший
В чужие дальние края,
Я осознал в тот вечер летний,
От горя просто ошалевши,
Что вместе с ними в том вагоне,
Не попрощавшись, незаметно
Умчалась молодость моя!

РЕЦЕПТИК (для поэтесс)

Два стакана горьких слёз,
Парочку увядших роз,
Полгектара вешней травки
Для запева для затравки,
Ног сплетённых для искуса.
Рук заломленных по вкусу,
Дождь осенний — три ведра,
Стон любовный до утра,
Сожаленья фунта два,
Пульс, так чтоб едва-едва.
Чёрный кофе с сигаретой,
Чтоб с любовью кончить этой,
Потому как дорогой,
Дёру дал, ушёл к другой.
И конечно для финала
Обличение нахала
И призыв, чтоб этот гад
Воротился бы назад!
Всё как следует смешать,
Сочной рифмой приправлять,
И принять в готовом ванну,
Чтобы снова стать желанной!

РОЖДЕСТВО ПО МЕСТУ

Цветут и пахнут розы и зелена листва,
И пальмы машут пыльными плюмажами,
Гуляют ветры над пустыми пляжами,
Вот Рождество по месту Рождества.

Единство места — это, конечно, не пустяк,
Коль в вере вашей непоколебимы вы,
По этим улицам Марья Акимовна
Ходила, было дело, на сносях…

Назойливым туристом сегодня полон храм
И тает снег на назаретских улицах,
Старик паломник ликами любуется
Известной самой из еврейских мам.

И всех сегодня тянет, понятно, в Вифлием,
Но там — заминка с бедными туристами:
Сын Божий ненавидим террористами,
У коих на уме один Касем!*

И это не звездою украшен небосвод,
А люди просто борются с проблемами —
Не ангелы парят над Вифлиемами,
А только беспилотный самолёт.

___

*) Касем — название ракеты, употребляемой боевиками Хамас.

САМОЛЁТУ И ЧЕЛОВЕКУ

21 июля 2013 года самолёт Аэрофлота «Осип Мандельштам»
совершал рейс SU 504 Москва — Тель-Авив.

Не обман и вовсе не литштамп —
В небеса московские, намокшие обильнейше
Разворачивался и взлетал мой тёзка Мандельштам,
Да, тот самый Осип, что Эмильевич!
Это поперву казалось мне подарком,
Но потом признался сам себе я нехотя,
Ну, кому ты у костра прочтёшь Петрарку —
Опаскудились мы тёзка дальше некуда…
Что волнует нас? Кончина Березовского,
Каждый сам себе и Бог и моралист,
А на месте горца страшного кремлёвского
Вороватый и плешивенький чекист!

СТИХИ О НОЧНОМ СТРАХЕ

Неизменен порядок вещей:
Те же зубы, клыки и рога,
И как прежде бессмертен Кощей,
И безжалостна баба Яга!
И куда б вы стопы не направили,
Неизменно обличие зла,
И в России и в том же Израиле
Вы ответите за козла.
Пусть меняются декорации,
В сердцевине клубок из зол.
Видно нашей цивилизации
Неизбежный трындец пришел…
Мне твердят: вы Бога утратили,
А без Бога, куда ж, куда?
Что с комунной, что с демократией
Одинаковая беда!
Бог поможет сладить с невзгодами?
Что ж приём надёжен и стар,
А с крестовыми как с походами,
С диким криком Аллах Акбар?
Знать забыли мы что-то главное,
Ну, а кто и вовсе не знал,
Вон и жди окончанья бесславного,
Всех сметёт нас девятый вал,
Что сработан из зла извечного,
Нетерпимости и жлобства,
Из паскудного, человечьего,
Кровожадного естества.
Когда видишь — в грязи растоптаны
Доброты и любви ростки,
Делать что? Утешиться стопкою,
Иль повеситься от тоски?

СУЕТА СУЕТ

Соломон Давидыч в размышлениях:
Сорок лет на троне — не пустяк,
Позади победы и свершенья,
Слава и богатство, наслажденья!
Утомили битвы и сраженья,
Всё одно — победы, пораженья,
Дамы не приносят облегченья,
Ничего не хочется — иссяк!
Всё иссякло — копи оскудели
И величия былого нет,
Дней твоих размотаны кудели,
И молотит сердце еле-еле,
И красотки юные в постели
Разбудить желанья не сумели,
Тут и понял, что на самом деле
Всё на свете — суета сует!

В СУББОТНЮЮ НОЧЬ

Моим друзьям «русским» евреям: супругам Коган: суперпрограммисту Игорю и неистовой правозащитнице Вере, профессору, физику Виктору Маламуду, профессору Техниона Юлию Лифшицу, супругам Меркиным: известному нейрохирургу Владимиру и неврологу Лене, замечательной поэтессе Людмиле Чеботарёвой и тысячам других, подобных им израильтянам, определяющим лицо страны, посвящаю.

Тиха израильская ночь,
Шабат и город вымер точно,
И ветер северо-восточный
Хамсин не в силах превозмочь,
Лифт странно ходит по субботам,
Ведь кнопки жать — оно работа,
Работать по субботам — грех,
Тут это правило для всех,
Лифт ходит сам, но так занудно,
Что, право, удержаться трудно,
Чтобы в сердцах не поминать,
Какую-то, не божью мать!
Закрыты напрочь магазины,
Автобусы и поезда
Не ходят нынче никуда,
И только редкие машины
Везут до дома горожан,
Что удивительно — не пьян
Никто. Культурны все и тихи,
А утром дамы— щеголихи
Идут по набережной в шортах,
В высоких сапогах ботфортах.
Такая здесь, пардон, зима,,
Эх, не сойти бы враз с ума…

***

Израильтянин, торжествуя
На синагогу держит путь
В попоне он, с кистями сбруя,
Весь в чёрном, но не в этом суть —
Он весь при пейсах, при кипе,
Какое ж тут эмансипе!
За ним шагают два ребёнка
В курчавых пейсах пацанёнка.
Ну а законная жена?
Она с дочурками должна
На бельэтаже размещаться,
Такая, вишь, дискриминация…
А между тем, я твёрдо знаю,
Что есть ещё страна другая.
Страна учёных, скрипачей,
Страна толковых инженеров,
Поэтов, может быть сверх меры,
И замечательных врачей!
Страна пилотов и танкистов —
Они, чтоб небо было чистым
Всегда поставят на рога
Нахально влезшего врага.
Страна прекрасного народа,
Что одолеть сумел природу.
Трудолюбивый мой народ
Среди пустынь, среди болот
Страну построил для людей
И я горжусь, что я еврей!
И я готов забыть, ребята,
Всех тех бездельников пейсатых,
Что неспособны в руки взять
Ни меч, ни молот, так их мать!
Ведь не по ним лицо страны,
Народы представлять должны.
Я поднимаю эту чашу
За тех, кто множит славу нашу
На радость нам, врагам на страх,
А вот придёт ли Мошиах
Не ведаю, а коль придёт,
Не осрамится мой народ!

ПЕССИМИСТИЧЕСКОЕ

Уже три месяца идёт зима как лето,
И внуки щурятся — такая благодать,
А я вот жду, что кончится всё это,
Настанет осень и придётся уезжать.
Но никуда отсюда я не еду —
За миокард прихваченный болячкой
И пожеланье здравия подначкой
Звучит в седой и старой голове
Из мыслей всех осталось только две:
Принять таблетки и когда к врачу,
Быть только пациентом не хочу,
И даже изученье языка
Не развлекает, хоть бы и слегка,
Обрыдли телефон и мой нотбук
И в ящике засилье телесук,
И лето, возомнившее зимой
Всё организм доканывает мой!
Я стал угрюмым точно старый пёс
И бородою сивой не оброс,
Лишь потому, что в магазин хожу
И хоть какое дело нахожу…
А муза, задом повиляв, ушла —
Такие, брат, неважные дела!

ЧУДО С ВИНОМ

Гуляет свадьба в Кане галилейской,
Всегда не прочь поддать народ еврейский,
Кошерна закусь, только вот вина,
Казалось, вроде было до хрена,
Да вышло всё — в смятении народ:
Закуска на сухую рот дерёт!
И тут один мужчина с Назарета,
Утешил всех, мол, поправимо это:
Была б в наличье чистая вода,
А остальное — мелочь, ерунда…
Вот над водою делает он пасы,
Вокруг толпятся в нетерпенье массы,
С наивною надеждой на удачу —
Желанную халявную поддачу.
Налита проба первая в стакане —
Свершилось чудо в галилейской Кане,
Вовек прославлен город Назарет
И Йешуа вошёл в авторитет.
Прошли века и вот какая драма:
В Малаховке в подсобке возле храма
Творят умельцы, мать их растуды,
Вино с сиропа, спирта и воды!
Дурные заразительны примеры,
Пусть даже и начала нашей эры!

ШАБАТ

Я в комнате один и за окном — пустыня
Естественно, шабат — Израиль вымер,
Евреи молятся иль по домам сидят,
А на Руси колокола гудят —
Уж больше тыщи лет, как князь Владимир
Еврейской верой Русь благословил:
Молитесь богу одному отныне,
И всех богов старинных утопил…
Мне без богов прожившему на свете
Так равно непонятны те и эти.
Да, я еврей, горжусь своим народом,
Что миру дал Эйнштейна и Христа,
Но вот иврит не знаю, ни черта,
И вряд ли изучить его сумею,
Как нужно правоверному еврею,
Я стар и от пелёнок мой язык
К великому могучему привык,
И ежели приходится, скотину
На место ставлю только матерщиной.
А женщине, что сердцу всех милей,
Я говорю о том не как еврей…
Таких как я пока ещё что много,
Но время всё разложит по местам,
И кто-то примет христианский храм,
А кто стопы направит в синагогу.
А я уж, извините, жизнь свою,
Как выйдет, доживу и допою.
Не так уж важно выбрать себе храм,
Ведь если верить вам, скажу по чести,
Мы все довольно скоро будем ТАМ,
И, как и прежде, снова будем вместе!

В БОЛЬНИЧНОМ ХОЛЛЕ

Я вот что ребята вам честно скажу —
На всё мы готовы, чтоб только не в ящик,
Цигарку просящему слёзно, бомжу,
Я нынче впервые сказал: Некурящий!
Непьющий? Непьющий — так это давно,
А если до женщин, то только глядящий,
Да вот, потихонечку с музой блудящий,
Не то бы совсем уж — не жизнь, а говно!

ЕВРЕЙСКАЯ ДУША ИТАЛЬЯНСКОЙ ЕЛИ
(концерт Сани Кройтора в Нагарии)

До границы пёхом — два часа,
Где над морем высится скала,
Там где следовая полоса
Где под дикий вопль «Иншалла»
Скалит свои зубы Хезболла!
Прижимает парень к сердцу скрипку,
И внимают люди, чуть дыша,
Со слезою, гневом и улыбкой
Им поёт еврейская душа…
Не застал он войны шестидневной
И сражений Судного дня —
Поёт над морем скрипка
И нежно и гневно,
А что граница рядом,
С Касаммом, с чёрным Градом,
Против скрипки это всё фигня!
И уходят злые кривотолки —
Горы лжи струной своей круша,
Из обычной итальянской ёлки
Нам поёт еврейская душа!

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *