Виктор Гопман: Холмы Рима

 275 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Рим (как, кстати, и Москву) именуют городом на семи холмах. Первоначально заселялся холм Палатин (где в 754–753 гг. до н. э. Ромул и основал Рим), затем обживались соседние холмы — Капитолий и Квиринал, и позднее поселения появились на остальных четырех холмах…

Холмы Рима

Виктор Гопман

Рассказывая о своих поездках, я обычно стараюсь следовать принципу, который Борис Степанович Житков сделал названием своей книги — «Что я видел». (Позволю себе заметить в скобках, что эта книга — достаточно толстая, скажем правду — стала первой из числа прочитанных мною самостоятельно, в возрасте неполных шести лет.) Так вот: если видел — то, значит, видел, а нет — так и нет, ничего не поделаешь… Я ведь не пишу путеводители — занятие хотя и заманчивое, да только мне не по силам, но всего лишь стараюсь изложить, по возможности без прикрас и преувеличений, свои личные впечатления.

Итак, что я видел. Нет, прежде: чего я не видел. Не по причинам лености или нехватки времени — а потому, что власти Вечного города в мае 2015 года вели активные реставрационные работы, сделав физически невозможным посещение ряда знаковых мест. В частности, был полностью обезвожен фонтан Треви — некуда было кинуть монетку на возвращение. Мраморная пыль побудила владельцев наглухо закрыть двери соседствующих зданий и помещений — в том числи и церкви св. Викентия и Анастасии (если стоять лицом к фонтану, то у вас за правым плечом). На фронтоне церкви значится имя похороненного здесь кардинала Мазарини (знакомого нам по не очень-то лестному изображению Александра Дюма), но тут же (справа от входа в церковь) покоится и княгиня Зинаида Александровна Волконская, «царица муз и красоты», по точному определению Пушкина. Княгиня Волконская в 1830-х гг. снимала второй этаж палаццо Поли, фасад которого, собственно, является как бы задником этого известнейшего римского фонтана. Заметим, что здесь было лишь одно из римских жилищ княгини; при этом большей известностью пользуется римская вилла Волконской, где она позировала Карлу Брюллову и где Гоголь, ее постоянный гость, начинал работу над «Мертвыми душами». Если же говорить о самом известном доме княгини, так это, несомненно, ее московский особняк на Тверской, существующий, пусть и после многочисленных перестроек, под всем известным названием «Елисеевский магазин».

Впрочем, мы нечаянно отвлеклись от римских реалий. Попробуем начать иначе. Традиционнее, во всяком случае. Надо заметить, что мы с женой бывали в Риме — но как-то мельком, неосновательно. И вот было решено посвятить Вечному городу соответствующее время — скажем, дней десять — с целью его детального изучения и рассмотрения. Подготовку начали загодя, приобретя, в частности, путеводитель своей любимой серии Eyewitness Travel, с большим числом фотографий, карт, схем, рекомендуемых маршрутов и так далее, и так далее. Помимо изучения официальных сайтов, не оставляли без внимания и всяческие неформальные чаты — иначе откуда бы я смог взять, скажем, адрес той кассы, где продаются билеты, годные в течение двух дней, для посещения Колизея, Римского форума и Палатина, центрального из семи главных холмов Рима — причем безо всякой очереди. По пути к этой кассе мы прошли аналогичную, расположенную у стен Колизея, и ужаснулись хвосту минимум на час, напомнившему московские времена за билетами на премьеру крутого кинобоевика. А здесь и впрямь три человека (как было обещано в чате). Еще мы заранее приобрели по интернету кое-какие билеты, из числа тех, что на месте купить затруднительно: на виллы Адриана и д’Эсте, в галерею Боргезе, а также автобусные билеты из аэропорта Фьюмичино и, соответственно, в аэропорт. (Последнее весьма важно — и не потому, что интернетовская покупка обходится в 4 евро, а билет, приобретенный уже в Риме, стоит 5 евро; дело в том, что владельцы заранее оплаченных билетов пользуются преимуществом при посадке — и их права обеспечивают двое крепких сотрудников автобусной линии, тогда как потратившие на евро больше рискуют пропустить автобус, а то и не один, притом, что ходят автобусы с получасовым интервалом. Добраться до Рима можно также и поездом, минут на двадцать быстрее, но уже за 14 евро.)

Летели Алиталией, самолетик небольшой, Airbus A321, но всё чистенько и аккуратно; кормежка же была достойна итальянской кухни: к пармской ветчине в качестве гарнира дали горстку скатанного в колобок салата, типа оливье; получили также мини-головку сыра и, разумеется, фруктовый салат. Заметим при этом, что кормили нас, простой народ, в третью очередь: сначала обнесли вегетарианцев, потом многочисленных (на нашем рейсе) сторонников кошерного питания, и только потом уже тех, кто не против ветчинки в сочетании с сыром.

И еще два слова — о названии настоящего текста. Рим (как, кстати, и Москву) именуют городом на семи холмах. Первоначально заселялся холм Палатин (где в 754–753 гг. до н. э. Ромул и основал Рим), затем обживались соседние холмы — Капитолий и Квиринал, и позднее поселения появились на остальных четырех холмах (Целий, Авентин, Эсквилин и Виминал). Помимо названных, речь ниже пойдет о холме Пинчо, тоже находящемся на левом берегу Тибра, хотя и не входящем в число «семи классических холмов Рима», а также о правобережных холмах — Ватиканский и Яникул. Простое перечисление названий ничего, разумеется, не дает — однако мы вернемся к ним, к каждому в своем контексте.

Ну, а теперь — к делу! Начнем с упомянутых уже классических древностей, для ознакомления с которыми туристическая система Рима отводит два дня (то есть, можно и больше, но билет в три основные исторические точки действителен как раз в течение двух дней — см. выше). Первым в нашем списке был Колизей — потому хотя бы, что его бесспорно можно считать символом Рима (равно как Эйфелева башня является символом Парижа, «Биг-Бен» — символом Лондона, Спасская башня Кремля — символом Москвы). Символична и фраза, восходящая к VIII веку: «Пока Колизей стоит, будет стоять и Рим, исчезни Колизей — исчезнут Рим и вместе с ним весь мир».

Колизей — это самый большой амфитеатр времен античности (длина наружного эллипса — 524 метра, большая ось — 187,77 метра, малая ось — 155,64 метра, длина арены — 85,75 метра, ширина — 53,62 метра. При высоте стен от 48 до 50 метров Колизей мог вместить в себя около 50 тысяч человек. По всему периметру сооружения располагалось равномерно большое число входов, что позволяло публике заполнить Колизей за 15 минут и покинуть его за пять минут (именно это архитектурное решение используется и в наше время при строительстве стадионов и спортивных арен). Четыре из 80 входов вели в нижний ряд, где были места императора с семейством, сенаторов и весталок. Выше места распределялись в зависимости от степени знатности публики. Существовали категории населения (могильщики, актеры, бывшие гладиаторы), которым вход в Колизей был заказан вообще.

Колизей снаружи

В самом начале V века бои гладиаторов были запрещены как противоречащие духу христианства, ставшего государственной религией в первой трети IV века, при императоре Константине Великом, однако поединки с дикими зверями устраивались в Колизее фактически до первой четверти VI века.

Далее мы отправились на Римский форум, главную городскую площадь Древнего Рима, где была сосредоточена политическая, религиозная и экономическая жизнь города. Как справедливо сказано в одном путеводителе, «очень трудно здесь разобраться без сопровождающего экскурсовода, трудно идентифицировать руины храмов, общественных и жилых зданий» — впрочем, правду сказать, мы и не ставили перед собой таких честолюбивых задач. Хотелось просто сориентироваться, пусть в самом общем виде, и выйти на Священную дорогу, виа Сакра, главную дорогу Римского форума, по которой в свое время проходили участники триумфальных шествий и религиозных церемоний. Целью наших поисков была Триумфальная арка Тита, возведенная его братом и преемником Домицианом в память о взятии Иерусалима в 70 году н. э. (это сооружение послужило моделью для многих триумфальных арок Нового времени). На одном из барельефов внутри проема арки изображено шествие с трофеями, захваченными римскими легионерами при разграблении разрушенного ими Иерусалимского Храма. В числе трофеев — храмовая Менора, ритуальный семисвечник, изображение которого стало гербом Государства Израиль.

Панорама Римского форума
Арка Тита

И теперь третье место, возможность посетить которое давал наш объединенный билет — Палатин. Это центральный из семи главных холмов Рима, где, собственно, и возник Вечный город, заложенный Ромулом; здесь росла смоковница, под которой была найдена корзина с младенцами-близнецами; здесь волчица вскормила отца-основателя и его брата-близнеца Рема; здесь произошло братоубийство — не первое в истории, после Каина и Авеля… Название холма связано с именем древнеримской богини скотоводства Палес. Октавиан Август, родившийся на Палатине, решил построить в самом центре холма свой императорский дворец — таким образом, слово palace (от латинского Palatium) приобрело значение изначально «места пребывания царственной особы», а впоследствии и всякого «здания, отличающегося роскошью и великолепием» (ср. французское palais, немецкое Palast, итальянское palazzo или же русское палаты).

Дворец Августа

Далее наш путь лежал на Капитолий, который, будучи наименьшим из семи холмов, представлял собой, в сущности, средоточие политической и религиозной жизни Древнего Рима. Капитолийский храм (освященный в 509 году до н. э.) был для римлян символом власти, силы и бессмертия Рима; он не только являлся религиозным центром, но в нем также заседал сенат. Храм, в перестроенном виде, сохранился до VI века. Здесь же находился храм Юноны, супруги Юпитера; священные гуси богини, содержавшиеся при храме, вошли в легенду: благодаря их бдительности в 390 году до н. э. Рим был спасен от галлов (о чем писал, в числе прочих, и дедушка Крылов). Заметим, что впоследствии вся Галлия была завоевана Гаем Юлием Цезарем в ходе Галльской войны (59–51 гг. до н. э.).

Эпоху Возрождения Капитолийский холм встречает в состоянии упадка. Но тут Рим собирается посетить Карл V, император Священной Римской империи, и папа Павел III поручает Микеланджело в 1536 году (великий флорентиец находился тогда на пике своей славы) радикально перестроить Капитолийскую площадь, чтобы произвести должное впечатление на важного гостя. Работы, разумеется, не были завершены к императорскому визиту — потребовалось не менее трех десятилетий для выполнения всех планов Микеланджело. Поднявшись на площадь по спроектированной им же лестнице, мы видим перед прямо собой дворец Сенаторов; справа по ходу — Палаццио Консерватори, а слева — достроенный уже после его смерти Палаццио Нуово. Рядом с дворцом Сенаторов, на столбе, статуя волчицы, кормящей Ромула и Рема; это копия, а оригинал — в Палаццио Консерватори, где, как и в расположенном напротив Палациио Нуово, хранятся экспонаты Капитолийских музеев. Открытые в 1734 году, они являются, в сущности, первыми публичными музеями мира — то есть, собранными там произведениями искусства вправе любоваться все желающие, а не только их владельцы.

В центре площади возвышается конная статуя Марка Аврелия, императора и философа (вспомним здесь, пусть и не по теме, одну из любимых присказок Ильфа, которую он частенько бормотал себе под нос: «Марк Аврелий — не еврей ли»).

Волчица, кормящая Ромула и Рема (копия; оригинал в Палаццио Консерватори
Капитолийская площадь. Слева — дворец Сенаторов, справа — Палаццио Консерватори, в центре — статуя Марка Аврелия; видны светлые узоры Микеланджело, значение которых до сих пор так и не разгадано

На северном склоне Капитолийского холма воздвигнут монумент в честь первого короля объединённой Италии Виктора Эммануила II: бронзовая конная статуя короля на фоне величественного строения в духе древнеримской архитектуры. Работы заняли немало времени — с 1885 по 1935 годы. Официально монумент именуется Витториано, однако народ Рима, отнюдь не вдохновленный архитектурными достоинствами памятника, удостоил его издевательским прозвищем «Пишущая машинка» — поскольку издали он и впрямь похож на канцелярскую пишущую машинку старого образца с большой кареткой.

Витториано

Далее мы отправились на Эсквилинский холм — один из семи холмов Рима, на котором располагалось древнейшее после Палатина римское поселение. Из знаменитых римлян здесь жили Цезарь, Вергилий, Плиний Младший.

Кроме Санта-Мария-Маджоре, одной из четырех Великих базилик Рима, о которой будет сказано ниже, на Эсквилине стоит Сан-Пьетро-ин-Винколи, Базилика апостола Петра в веригах, одна из семи паломнических базилик Рима. Она славна хранящимися в крипте веригами апостола Петра, а также гробницей папы Юлия II работы Микеланджело. Центр композиции гробницы — скульптура «рогатого» Моисея, которого фланкируют Лия и ее сестра Рахиль — жены нашего патриарха Иакова (да, фланкируют! обожаю этот искусствоведческий термин и стараюсь ввернуть его при любом удобном случае, хотя таковой и нечасто предоставляется).

В Писании сказано, что после получения скрижалей Завета над головой Моисея «видны были лучи». Ивритское слово «керен» означает как луч, так и рог — в этом причина и ошибочного перевода библейского стиха, и соответствующего восприятия его великим флорентийцем. А ведь перевел Библию на латынь Святой Иероним, один из отцов-основателей христианской церкви, которого, согласно традиции, принято считать небесным покровителем всей нашей переводческой братии.

«Рогатый» Моисей

Несколько дней мы посвятили холму Пинчо — заметим, что, строго говоря, он не входит в число семи классических холмов Рима.

Пинчо с древних времен был для знатных римских семейств местом, где можно было пережить летний зной (Рим, вообще-то, жаркий город даже с точки зрения привычного к жаре израильтянина; средний температурный максимум летних месяцев находится на уровне тридцати по Цельсию). В XVII веке племянник папы Павла V Сципионе Боргезе разбил на холме парк в английском стиле, украсив его дорожки античными статуями, и вилла, естественно, была названа его именем. Интересно, что одной из хозяек Виллы Боргезе в свое время была Елена Боргезе, внучка приснопамятного Александра Христофоровича Бенкендорфа, шефа жандармов и одновременно Главного начальника III отделения Собственной Е. И. В. канцелярии.

В здании, где проживало семейство Боргезе, сейчас находится Галерея Боргезе, хранящая многочисленные шедевры мастеров эпохи Возрождения. Особое внимание привлекает собрание картин Караваджо, страстным поклонником которого был основатель виллы (на одной из них — Святой Иероним, создатель канонического латинского текста Библии, небесный покровитель переводчиков). Кроме того, в Галерее Боргезе выставлены картины Рафаэля Санти, Рубенса, Тициана и многих других художников. Скульптура Галереи Боргезе представлена, в числе прочего, работами Джованни Лоренцо Бернини и Антонио Кановы.

Галерея Боргезе; Караваджо, «Св. Иероним»
Галерея Боргезе; Бернини, «Похищение Прозерпины»

В 1903 г. римский муниципалитет выкупил парк Виллы Боргезе, и сейчас доступ туда открыт всем желающим. Надобно иметь в виду, однако, что вход в саму галерею не только платный, но и весьма ограниченный; это одно из тех мест, билетами куда целесообразно запастись заранее (по интернету), поскольку на месте вас может ждать жестокое разочарование. Мы были там 13 мая, и пока ожидали свою очередь на вход (убедительно рекомендуется прибыть за четверть часа до времени, указанного в билете), я искоса заглянул в лежавшую на виду кассовую книгу и ужаснулся: билеты распроданы уже до конца месяца.

И напоследок: интересно, могла ли представить себе одна из хозяек виллы, Елена Боргезе, внучка Бенкендорфа, что 6 июня 2000 года на территории ее бывших владений будет установлен памятник Александру Сергеевичу Пушкину? Памятник работы скульптора Ю. Орехова — дар Риму от Москвы; а то, что мы видим на пьедестале бутылку с минеральной водой и рюкзачок — так это без обид, просто место такое, используемое для занятий спортом и густо населенное местными любителями бега, которые, возможно, и не обязаны осознавать значение Пушкина для русской и мировой культуры.

Вилла Боргезе – памятник Пушкину

Наши дальнейшие маршруты были выстроены в направлении двух основных спусков с холма Пинчо — ведущих к пьяцца дель Пополо (Народной площади) и к пьяцца-ди-Спанья (площади Испании).

В древние времена с севера в Рим прибывали по Фламиниевой дороге, которая приводила как раз к нынешней пьяцца дель Пополо. Вообще говоря, это была самая настоящая окраина, и до 1826 года тут совершались публичные казни, хотя площадь — чей облик тогда еще не в полной мере сформировался — уже украшали церкви-близнецы: Санта-Мария-деи-Мираколи (1681 г.) и Санта-Мария-ин-Монтесанто (1679 г.). Собственно, похожими они кажутся лишь с первого взгляда, поскольку у одной купол круглый, а у другой — овальный.

Нынешний вид пьяцца дель Пополо приобрела в первой четверти XIX века, когда на склоне холма Пинчо была сооружена Наполеонова лестница, украшением которой является статуя Ромы, богини, олицетворяющей город Рим (а у подножья статуи — одна из многочисленных римских волчиц со своими подопечными).

Церкви-близнецы на пьяца дель Пополо
Спуск с холма Пинчо на Пьяцца дель Пополо: фонтан с богиней Рома и очередной волчицей

Между церквями-близнецами начинается Корсо, считавшаяся основной магистралью старого Рима. И в наши дни улица славна своими гостиницами, ресторанами, магазинами, а ведет она прямо к площади Венеции, к монументу Витториано (он же «Пишущая машинка»).

Нас, однако, не очень интересовали торговые точки, разные там бутики и аутлеты, и потому мы направились левее, по виа Маргутта, в сторону Испанской лестницы. Земельный участок, по которому мы шли, приобрел в годы папства Пия IX (1846-1878) бельгийский кардинал де Мероде; после соответствующего благоустройства его высокопреосвященство посодействовал включению улицы в общегородской план… Ба, знакомые все лица, воскликните и вы: «Нет, ответствуют кастраты, Пий ты эдакий Девятый…», равно как и «А кастратам де Мероде молвит в этом роде…». В доме 51 по виа Маргутта провела первую ночь своей свободы Одри Хепберн (в смысле, принцесса Анна), но о роли, которую виа Маргутта сыграла в мировом кинематографе, подробнее рассказывает материал «Рим в кино, или кино в Риме», который, надеюсь, также появится в «Мастерской».

Виа Маргутта выводит нас к одному из самых знаковых мест Рима — Испанской лестнице. Это 138 мраморных ступеней, на которых в любое время дня — да, пожалуй, и ночи — сидят туристы, равно как и римляне: общаются, болтают, наслаждаются мороженым или иной необременительной едой и вообще прекрасно проводят время.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Виктор Гопман: Холмы Рима»

  1. Вот читаю вас, Виктор, и думаю, как бездарно провел я свои «римские каникулы — просто болтался по городу, и все …
    Спасибо …

  2. Центр композиции гробницы — скульптура «рогатого» Моисея, которого фланкируют Лия и ее сестра Рахиль — жены нашего патриарха Иакова (да, фланкируют! обожаю этот искусствоведческий термин и стараюсь ввернуть его при любом удобном случае, хотя таковой и нечасто предоставляется).
    В Писании сказано, что после получения скрижалей Завета над головой Моисея «видны были лучи». Ивритское слово «керен» означает как луч, так и рог — в этом причина и ошибочного перевода библейского стиха, и соответствующего восприятия его великим флорентийцем. А ведь перевел Библию на латынь Святой Иероним, один из отцов-основателей христианской церкви, которого, согласно традиции, принято считать небесным покровителем всей нашей переводческой братии.

    Ни один автор не преминет упомянуть о том, как великого скульптора подвела ошибка переводчика. Да, слова «рог» и «луч» — тождественны в иврите ( и не только в нем одном) и по звуку, и по смыслу. «Светоносный рог» — вообще не редкое словосочетание, употребляемое в древних текстах. Солнечные боги изображались рогатыми, поэтому.
    рога неотделимы от представления о световой природе божества.
    Но что такое Рог для древнего сознания? В Библии говорится: בחזקנו לקחנו לנו כרנימ, что в переводе «силою своею мы приобрели себе рога» (могущество) [Иов. 16:15]. Как видим, это далеко не то, что подразумевает современный человек под этими словами. Рог — это символ могущества, силы, славы.
    Мы не можем проникнуть в замысел «великого флорентийца», но нельзя же подходить с нашими мерками к его творению и не учитывать символизм древнего мышления. .К тому же интересно, какую пластическую форму, по мнению автора, должен был выбрать скульптор для изображения сияния, исходящего от лица пророка?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *