Виталий Аронзон: Роман под липами

 347 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Виталий Аронзон

Роман под липами

«Не всё ли равно, чем и как счастлив человек! Последствия? Да ведь всё равно они всегда существуют»…
Иван Бунин. Тёмные аллеи. Речной трактир

Напротив бывшего курзала, получившего в советское время название «Пушкинская галерея», располагался длинный ряд удобных скамеек под липами, которые источали сладчайший аромат в период цветения. В утренние часы на этих скамейках, поглядывая на висевшие на столбе рядом с входом в курзал большие электрические часы, рассаживались в одиночку или группками курортники, которые дожидались своего часа «пития» целебной минеральной воды из Славяновского или Смирновского источников Железноводска, самого маленького курорта кавказских Минеральных вод. В дневное время скамейки пустовали из-за занятости публики медицинскими делами, а в вечернее  — снова наполнялись теперь уже театралами перед эстрадными представлениями в галерее. Место примечательное ещё и тем, что в течение дня здесь можно было увидеть практически всех участников курортных каникул.

Диму в школьные, а потом и в первые студенческие годы на курорт привозили родители, покупали для себя и для него курсовки на лечение и питание в надежде запастись здоровьем на следующий хмурый, дождливый ленинградский трудовой сезон. Мальчику, а потом юноше, нравилась курортная жизнь. Каждый раз появлялись у него и его родителей новые интересные знакомые, встречались старые  — с прошлых посещений курорта . Особенно Диме нравилось слушать рассказы взрослых, которых обстановка курорта располагала к откровенности, возможности поделиться знаниями, житейскими историями и похвастаться успехами. Наиболее частым местом встреч и знакомств были скамейки под липами.

В первый приезд на курорт Дима на скамейке под липами познакомился с мальчиками из Тбилиси и Баку, родители которых привозили их в Железноводск, как на дачу, из своих знойных городов. Хотя знакомые ребята были одного с ним возраста, но казались старше и взрослее. Разинув рот, Дима слушал их разглагольствования о девочках и женщинах, узнавая об особенностях общения с противоположным полом с неожиданной для него стороны.

С первой девочкой Галей Х. из Москвы Дима познакомился под липами и встречался с ней в Железноводске два лета подряд, и, по его представлениям, между ними был роман, но они так и ни разу не поцеловались. Хотелось, но Дима не знал, как это сделать, Галя, наверное, тоже. В третий приезд на курорт Дима познакомился с девочкой Леной О. из Ростова, которая в тот год, который Дима не был в Железноводске, подружилась с Галей и знала об их с Димой «романе». Лене был любопытен Дима на основании Галиных рассказов, а Дима не на шутку увлёкся Леной. Оба романа имели продолжение в переписке, но постепенно сошли на нет.

В четвёртый раз Дима с мамой оказался в Железноводске уже студентом, имея некоторый эротический опыт. Однажды даже решился поцеловать девушку, с которой познакомился на танцах летом в Игналине и тёмной августовской ночью провожал домой.  Прижав её к себе, Дима робко уткнулся губами в девичью щёку. Девушка рассмеялась: «Ты меня целуешь, как маму». Дима растерялся, а подруга, напротив, крепко поцеловала его в губы долгим поцелуем.  Юноша был почти в обморочном состояниии от нового ошеломляющего ощущения. Ему хотелось продолжения, но подруга охладила его: «Остальное будет позже».

Как обычно, после выпитого натощак стакана смирновской минеральной воды Дима сидел на скамейке под липами, наблюдая за публикой, дефилирующей на водопой или обратно. Сидеть полагалось один час до завтрака, а также до обеда и ужина. Откровенно скучал, так как новыми знакомыми ещё не обзавёлся, и эпизодически поглядывал на часы перед галереей.

Около галереи появилась группа экскурсантов. Обычно такие группы приезжали из других курортов Минеральных вод. В первый свой приезд в Железноводск Дима присоединялся к таким группам, насыщаясь сведениями о курорте. Теперь в этом не было никакой необходимости: он старожил. Но в этой появившейся перед его глазами группе  было необычное оживление: девушка-экскурсовод рассказывала, наверное, о чём-то смешном, так как туристы смеялись и светились улыбками.

Из любопытства — делать всё равно было нечего — Дима энергично поднялся со скамейки, пересёк быстро водопойную аллею и присоединился к группе. Девушка- экскурсовод метнула на нового слушателя быстрый взгляд и продолжала рассказ о галерее. Дима взгляд заметил. Девушка была стройна, светловолоса, без макияжа. Короткая юбка не скрывала стройные загорелые ноги, но плотно обтягивала небольшую круглую попу, которую мужчина любого возраста не мог не заметить. Блузка была не застегнута на верхнюю пуговку, открывая длинную тоненькую шею, а в небольшом свободном пространстве  — привлекательную ложбинку  между несомненно крепкими выпуклыми полукружьями.  Именно в таком порядке Дима разглядывал девушку, медленно и скрытно переводя взор на лицо — милое, молодое девичье личико без каких-либо ярких черт.

Дима прислушался. Девушка действительно хорошо рассказывала, сообщая и Диме новые для него или уже забытые сведения. Группа направилась к следующей доспримечательности: Славяновскому горячему источнику. Дима последовал за ней, с досадой увидев, что стрелки часов нацеливаются на время завтрака.

Отвергнув завтрак, а значит и невкусную паровую котлету, юноша продолжал следовать за группой от источника к источнику. Девушка ему нравилась, и желание познакомиться с ней нарастало, подогреваемое  пониманием, что экскурсия близится к концу. Подошли к источнику «Красоты», который только условно считался целебным, так как врачи его воду не назначали больным. Однако вода источника, по-видимому, использовалась в Народных ваннах, расположенных поблизости, в которых за небольшую плату можно было поплескаться в минеральной воде, восстанавливая молодость и красоту. Во всяком случае, так говорилось в легенде. Об этом вдохновенно рассказывала девушка. Она давно заметила нового туриста и наблюдала за ним. Театральность выступления, можно предположить, была рассчитана на него.

Как только девушка отпустила своих экскурсантов, объявив, что у них есть два часа свободного времени до электрички на Пятигорск; Дима подошёл к ней. Она тотчас повернулась к нему: «Вам было интересно?». Дима кивнул и вместо ответа спросил, как её зовут.

— Светлана. А вас?

— Дима.

— Вы свободны? У нас два часа. Погуляем?

Дима взял её за руку. Она не сопротивлялась, и они, одновременно засмеявшись, побежали в нижнюю малопосещаемую часть парка. Добежали до холодного «Незлобинского» источника и, ещё не отдышавшись, поцеловались. Это не был поцелуй мамы. «Неужели это любовь с первого взгляда?»

Света осторожно отодвинулась от Димы, мягко рукой надавив на его грудь, чтобы не допустить немедленного продолжения любовного притяжения. Но нижней частью тела они соприкасались друг с другом. Дима крепко прижимал её к себе двумя руками, обхватив девушку за талию. Она чувствовала, не могла не чувствовать, его плотское желание. Молчала, прикрыв глаза, а потом решительно вырвалась из его рук.

«Так нельзя. Это сумаcшествие. Кругом люди. Приедешь ко мне завтра? Я с утра буду свободна. Покажу Пятигорск. Тебе ведь нравятся мои экскурсии?» —  игриво и несколько вульгарно сказала Света. Дима не обратил внимания на изменение тона: ему нравилась девушка, её податливость, отсутствие какого-либо стеснения от объятий. Предвкушал продолжение. Расстались на вокзале.

Дима вернулся в парк, сел на скамейку под липами, откинулся на спинку скамьи, закрыл глаза и наслаждался воспоминанием от встречи со Светой. Воспоминания были не только восхительно приятны, но и наполняли его мужской гордостью от быстроты романа и очевидной его, Димы, привлекательностью для женщин.

В воспоминаниях, мечтах и фантазиях Дима пребывал до прихода мамы. Подошли и другие знакомые. Приближалось время предобеденного водопоя. Состояние Димы не осталось незамеченным. Над ним стали подтрунивать, намекая, что не видели его на завтраке и потому предположили, что у него было романтическое свидание. Дима загадочно молчал, не возражая, только снисходительно улыбался: «Что вы понимаете?»

Утром, выглянув в окно, Дима увидел, что «двуглавый Бешту» накрылся тёмным облаком, которое намекало, что возможен дождь. «Не сорвалась бы моя экскурсия!» — заволновался Дима, собираясь наскоро выполнить все курортно-лечебные церемонии и успеть на намеченную электричку на Пятигорск.

День действительно оказался пасмурным, но Машук был хорошо виден из окна электрички. «Экскурсия будет!» — повторял, как мантру, Дима. Волнение нарастало по мере приближения к месту встречи со Светой.

Света стояла на перроне. Дима ещё из окна оставливающейся электрички увидел возлюбленную. Теперь так он мысленно называл Свету. Долго стояли обнявшись, но поцеловались робко.

«Давай сегодня заберёмся на Машук на фуникулёре, а потом пешком спустимся. До обеда управимся, и я покажу тебе, где живу», —  сказала Света, когда вышли с территории вокзала. Дима, конечно, не возражал, с радостью готов был подчиниться любому плану подруги. Но больше всего хотелось обнимать и целовать её.

На следующий день Дима решил навестить Свету дома. Для этого встал рано, приехал в Пятигорск, добежал до Светиного дома, обошёл дом вокруг и подобрался к окну её комнаты. Дом приткнулся к склону горы, и поэтому окна второго этажа находились на уровне земли. Дима заглянул в окно, увидел спящую девушку на кровати, тихонько открыл створки окна и легко впрыгнул в комнату.

Света проснулась и как будто не удивилась его появлению, отстранилась от его ласки, выбежала из комнаты. Дима увидел на столике паспорт и железнодорожный билет до Киева. Не удержался и открыл паспорт. На одной из страниц увидел штампы Киевской прописки и регистрации брака. Новость была ошеломляющей. Лицо горела то ли от стыда, что подсмотрел без разрешения паспорт, то ли от того, что рушились все его фантазии в отношении будущих отношений со Светланой.

Девушка вернулась из души в халатике на голом теле, обняла Диму за шею и крепко поцеловала долгим поцелуем  в губы. У юноши закружилась голова, он осторожно положил её на постель и уплыл в неведомое.

Ничего не сказал девушке, что знает о её замужестве, только спросил, кто уезжает завтра в Киев. « Я уезжаю, но не надолго, – сказала Светлана. — Ты меня проводишь? Поезд остановится в Бештау на три минуты. А ты подъедешь из Железноводска на станцию к приходу поезда».

Бештау — это станция пересадки пассажиров из Железноводска на поезда основной железнодорожной линии, соединяющей курорты Минеральных вод. Дима приехал заблаговременно. Вагон «Кисловодск – Киев» оказался в голове поезда. Когда Дима добежал до вагона, Светлана уже стояла на платформе. Оба не произнесли ни одного слова, обнялись и целовались. Проводница  торопила Светлану подняться в вагон. Девушка вскочила на подножку поезда.

После возвращения в Ленинград Дима написал несколько писем на Пятигорский адрес, но не получил ответа.

Прошло 12 лет, и Дима, инженер со стажем, кандидат технических наук, женатый, имеющий двух ребятишек, был приглашён на конференцию в город Орджоникидзе (бывший Владикавказ) и решил украсть один рабочий день для поездки в Пятигорск. Любопытно было бы навестить Светланин дом, а может быть, и её встретить.

Дом Дима нашёл легко. Дорогу не забыл. Во дворе дома девочка лет девяти-десяти прыгала через скакалку. Девочка определённо была похоже на Димину бывшую подругу. Из дома вышла женщина,  и Дима сказал ей, что хотел бы узнать про Светлану Репину, которая когда-то  здесь жила. Женщина сказала, что Светлана и сейчас тут живёт, но в это время на работе в телезионном центре. Объяснила, как туда пройти и как вызвать Светлану. Никаких вопросов Диме не задала.

Из проходной телевизионного центра Дима позвонил Светлане, назвал себя ответившей женщине и попросил передать Светлане, что ждёт её в проходной.

«Кто меня спрашивал?» — сказала некрасивая, полная женщина с ярко-красными губами и вульгарным макияжем. Дима молчал. Он определённо не эту женщину искал. Она ничем не напоминала Светлану. Женщина повторила: « Кто спрашивал Светлану Репину?»

Дима был обескуражен. Не такой он хотел увидеть Светлану. Дима подошёл к ней, назвал себя. Женщина с интересом откровенно рассматривала его, выдержала паузу, потом сказала, что его не знает. Дима напомнил, что они встречались много лет назад, когда он отдыхал в Железноводске и познакомился с ней, когда она вела экскурсию.

«А, познакомились на экскурсии! Ну, где же ещё. Подождите меня. Освобожусь через 10 минут, и мы вместе пообедаем. Вы не против?» Дима согласно кивнул, хотя желания продолжать встречу не было.

В ресторане Дима рассказал Светлане об их прошлом романе. Она делала вид, что слушает. Спросила: «И между нами всё было?»

Теперь уже Дима усомнился: «Был ли роман?»

Print Friendly, PDF & Email

28 комментариев к «Виталий Аронзон: Роман под липами»

  1. Мне показалось, что в рассказе есть дисонанс между очень хорошо выдержанной в бунинском стиле формой и ничем не примечательным сюжетом.
    К концу рассказа ждешь какого-то интересного поворота, «открытия», а всё кончается до предела тривиально и даже странно: женщина лет 35 звучит маразматически — абсолютно ничего не помнит. Да и герой — не «Дама с собачкой»… Возможно, я чего-то не поняла.
    Но всё равно главным в рассказе всё же является его язык, стиль, манера написания — а это в рассказе на высоком уровне. Мало кто сегодня пишет в таком стиле, от него веет чем-то ностальгическим, трогает душу. И это безмерно ценно.

    Инна Швец

  2. Рассказ как рассказ. Не хуже и не лучше других.
    Но бесконечно упоминать в связи с этим одномерно-плоским и стилистически детски-беспомощным повествованием имя Бунина, на свою беду ставшего источником вдохновения для автора — это уже звучит довольно кощунственно. По-крайней мере для тех, кто любит Бунина.
    В одном из рассказов Бунина герой через 15 лет встречается со своей первой юношеской любовью и видит ее так:
    «Поразило, как у нее расширились, огрубели кости лица.»

  3. Спасибо всем, заметившим и прочитавшим рассказ, кроме тех, кто позволил себе хамские замечания.

  4. При всех дифирамбах очень хорошему рассказу Виталия Аронзона должен упомянуть, что его фабула где-то напоминает рассказ НАУМА ВАЙМАНА «Юдофил» («Иерусалимский журнал» 2008, №28). Правда, там несколько иная перспектива.

    http://magazines.russ.ru/ier/2008/28/va11-pr.html

    1. Уважаемый Борис! Я не знаю, что вам ответить. Рассказ Ваймана не читал. Посмотрю. Жизненные ситуации часто бывают похожи.
      Никакой дедактической цели при написании рассказа не было. Так получилось. Перечитывание книги И. Бунина подтолкнуло написать рассказ из совремённой жизни, как перекличка с тематикой Бунинских рассказов из четвёртого тома собрания его сочинений.
      Критикам рассказа не нравятся отдельные штрихи зарисовок. Но я им признателен за внимание к тексту. Особенно меня критикуют женщины. Почему бы?

  5. Ах, Виталий . Виталий!
    Не тянете вы на интеллигента. И даже на победителя женских сердец
    «Спасибо. Действительно чтение “Тёмной аллеи” послужило толчком для написания рассказа.»
    Для вашего сведения, под названием «Тёмные аллеи» И. Бунин напечатал сборник рассказов, один из которых назывался «Тёмные аллеи». Было ему уже много лет. Как и вам.
    Но вы не тянете. И хочется задать вам несколько вопросов.
    1. Каждый год родители возили студента Диму в Железноводск. Очевидно, из-за серьёзных проблем с желудочно-кишечным трактом? Молодёжь тогда ходила в походы или ездила на море. Излечился ли Дима?
    2. Света водила экскурсии в молодости, потом работала на телецентре. У таких женщин принято за собой следить. Ну никак не могла она через двенадцать лет стать и полной, и некрасивой.
    3. Зачем инженер и женатый человек лирический герой потащился увидеть Свету?

  6. Пронзительно правдивый рассказ. Но смущает портрет: «некрасивая, полная женщина с ярко-красными губами и вульгарным макияжем». Некорректно, если было подлинное увлечение… За что её так всего лишь через двенадцать лет?

    1. Спасибо, но роман «липовый», и это никто не заметил. А сколько таких романов в молодости.

  7. В рассказе Виталия я ощутил свежесть чуства, предельную откровенность, мастерство рассказчика и лиричность. Это исповедальное произведение должен прочитать каждый юноша,»вступающий в житиё»

  8. как пошло…особенно впечатлили «полукружья», да и неужели нельзя через 12 лет узнать «боевую подругу»
    а если уже и не узнать , зачем тогда все, и рассказ в том числе

  9. Прекрасный рассказ Виталия Аронзона «Роман под липами» написан в духе И. А. Бунина (моего любимого писателя); наверное, не случайно эпиграф автор взял из «Тёмных аллей» И.А. Бунина. Рассказ Виталия Аронзона о многом, и это многое преподносится «не в лоб» — в лучших традициях русского классического рассказа. Огромное спасибо Виталию Аронзону за доставленное удовольствие.
    Альберт Лапидус, кандидат технических наук . Балтимор.

    1. Спасибо. Действительно чтение «Тёмной аллеи» послужило толчком для написания рассказа.

  10. Спасибо за это милое произведение. Стало немного грустно от разочарования героя,
    но такова жизнь …

  11. Да, конечно, всему своё время. Все мы когда-то были димами. А продолжение, — неужели оно следует?
    У автора прекрасная память и, главное огромный интерес к «прошлой жизни».
    Поздравляю.
    Виктор Райзман

    1. Спасибо. Согласен, что перепалка в Гостевой постоянных её посетителей не конструктивна.

    2. Shtilman
      29 Ноябрь 2012 at 6:08 |
      Как приятно это прочитать! Вместо ругани в Гостевой…
      ===========================================
      … И вместо Бунина? Спасибо, нет!

      1. Кто же запрещает? И благодарить не надо. Но упоминание Бунина по этому поводу уже что-то!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *