Эдуард Бормашенко: Размышления у черного квадрата

 241 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Стоя у «Черного Квадрата», обыватель думает: «а ведь и я б так смог, ничуть не хуже»… И вправду, смог бы. А когда читаешь «К электродинамике движущихся тел», «Экклезиаста», или стоишь у «Пшеничного поля с воронами» понимаешь: «так не напишешь. А слава Б-гу, что кто-то все-таки это сумел».

בס״ד

Размышления у черного квадрата

Эдуард Бормашенко

«Задача искусства выписывать и оживлять,
а одно невозможно без другого»
М. Алданов, “Десятая Симфония”

«Некоторым образом душа есть все сущее»
Аристотель, “О Душе”

Мне недавно довелось посмотреть передачу, в которой Андрей Кончаловский пытался убедить толпу искусствоведов в том, что «Черный Квадрат» Казимира Малевича — мазня, а сам Казимир Малевич — изощренный прохвост, исхитрившийся ловко продать платье голого короля. Искусствоведы из Третьяковки и Русского Музея выпрыгивали из себя, растолковывая достоинства «царственного младенца», упоенно воздевая натруженные очи и пухлые руки горе.

Кончаловский со славянской цепкостью держался за последний рубеж обороны здравого смысла: все — вздор. Китайский ремесленник, выделывающий изощренную безделушку из слоновой кости, умело сообщающий забавной вещице душу, — искусник, мастер, а Малевич (во всяком случае, в случае с «Черным Квадратом») — жулик, лихо запустивший мутный поток постмодерна, затопившего галереи и выставки современного искусства.

Говоря о «Черном Квадрате», сразу попадаешь на минное поле мистики (одна малярская фамилия автора чего стоит). Мистика в несвязанном и случайном усматривает закономерное и взаимообусловленное, только связи между событиями непривычны и таинственны. Так вот, мистически вполне закономерно, что накалякан «Черный Квадрат» был в 1914 году, покончившим разом с веком Просвещения, европейской культурой и прочими мне небезразличными вещами. Казалось бы, наука обеспечит всех дешевым хлебом и колбасой, пролетарии себя освободят, и ласково держась за разноцветные ладошки, войдут в царство осознанной необходимости. А тут, — «семь пулек, как в Сараеве», горы трупов, Европа в развалинах, Габсбургская и Романовская Империи приказали долго жить, у власти в бывших империях — отъявленные разбойники. А дальше такое началось… И ведь все не кончится.

Кроме того, квадрат, как вы, наверное, заметили — черный. А черный — любимый цвет мистиков, в особенности, исламских. И вообще, черный квадрат не более чем грань черного куба. Видите, сколько всего можно наговорить о черной кляксе? А можно ведь копнуть и глубже, что и продемонстрировали эрудированные искусствоведы из Третьяковки.

Я всей душой с Андреем Кончаловским, но налицо — культурный и психологический феномен, от которого не отмахнешься. Выросло поколение экспертов, вперивших иступленный взгляд в черный квадрат. Замечу, что простой народ, Б-г миловал, не окончательно свихнулся. Мы с женой недавно бродили по нашему любимому Амстердаму. В Стеделик Музее, загроможденном инсталляциями, — пусто, слышно, как муха пролетит. А к «Молочнице» Вермеера в Рийксмузеуме не пробьешься; в очереди, слава Б-гу, постоять надо.

Так что же все-таки произошло, как выросло поколение ценителей, выбравшее не «Пепси» (уж лучше бы «Пепси»), а «Черный квадрат»? Как и почему медный лоб постмодернизма уже полвека морочит людям головы? Вот, например, ухоженный, милый дворик кампуса моего Университета заполонили железные инсталляции, походящие не то на водосточные желоба, не то на чугунные валенки.

Понять триумф «царствующего младенца» очень помогает статья Ольги Седаковой «При условии отсутствия души»[i], глубоко, тонко и безнадежно трактующая нынешнюю культурную ситуацию. В постмодерне:

«… всякая несловесная глубина просто старая иллюзия. Мир более чем полицентричен: он вообще не центрирован, лишен центра. Под поверхностью мы можем обнаружить лишь черную дыру Ничто (точнее: ничтожества)».

А дыра эта образовалась там, где должна была обретаться Душа. А ее нет, ее раскассировали вместе с богом, как сказал бы Достоевской.

Диагноз поставлен, но я позволю себе заняться анамнезом. Душа начала ссыхаться в столь любимом нами девятнадцатом веке. Произошла безобидная на первый взгляд подмена, душу постепенно вытеснил внутренний мир человека. А это не одно и то же. У героев Толстого душа еще есть; смерть князя Андрея и Ивана Ильича выписаны так, что сомневаться в этом не приходится. Но, заметьте, о душе Толстой припоминает лишь, когда речь идет о смерти, а в жизни он по локти запускает руки во внутренний мир человека.

А у чеховских героев души, кажется, и вовсе нет; катящийся по инерции внутренний мир еще есть, а души — нет, как нет. И у мадам Бовари ее нет; тоска, страсти — есть, а душа отсутствует.

Я попытаюсь прояснить, в чем различие между внутренним миром и душой человека. Каждое утро, просыпаясь, я говорю следующее, обращаясь ко Вс-вышнему: «душа, которую Ты во мне поселил, чиста, Ты создал, ее, Ты вдохнул ее в меня, Ты хранишь ее во мне…» Попробуйте заменить здесь «душу» на «внутренний мир», не получится. Душа — частичка Б-га во мне, и в этом смысле, она — «все сущее», как полагал Аристотель.

Выкинь эту частичку, и в сухой осадок выпадет мой внутренний мир, а что в этом осадке, недурно растолковали Маркс и Фрейд, и неожиданно оказалось, что искать там особенно нечего. Эту мысль давно и упорно развивал замечательный режиссер Анатолий Васильев; человеческая психология только кажется неисчерпаемой, дно у нее оказалось неожиданно близко к поверхности, и искать в ней после Толстого и Достоевского — нечего. В ней пасутся «элементарные частицы» Уэльбека, глубокие родственники «черного квадрата».

А «при отсутствии души», и творчества нет, ведь произведение большого, истинного искусства всегда на два вершка выше внутреннего мира мастера, ибо его душа шире и глубже этого мира, ибо разверста вовне, в бесконечность, в бездну. В гениальном формановском «Амадеусе» Сальери с ужасом глядит на балдеющего, лапающего красотку Моцарта, и изумляется: «вот эта кривляющаяся обезьяна, это и есть Моцарт?» А это именно так, ибо внутренний мир Моцарта может быть столь же уродлив и банален, как и Сальери; в них колотятся одни и те же гормоны. Этот мир отвратительно понятен и плосок, а душа Моцарта непонятна (и самому ему непонятна), как непонятен Б-г. А когда мы слушаем музыку Моцарта, мы не сомневаемся в том, что душа у него есть, и у нас она есть. А когда я гляжу на творения инсталляторов, мне кажется, что не только у них, но и у меня души нет.

Искусствоведы бубнят, что «Черный Квадрат» — врата ада, это неправда, ад бывает для тех, у кого есть душа; тех же, у кого ее нет, ждет Ничто.

* * *

По-русски писать все это особенно неловко, сразу припоминается хрущевское хрюканье в «Манеже», при мысли о том, что оказываешься в одной эстетической компании с нашим дорогим Никитой Сергеевичем, как-то поеживаешься. Но я все-таки скажу: «Черный квадрат», мне еще особенно, лично ненавистен, как символ, свастика леворадикальной, постмодернистской идеи, схватившей человечество за горло, с религиозным пылом вытаптывающей все себе поперечное, утверждающей всеобщее равенство в плебействе, тупости и бездарности, не усматривающей принципиальной разницы между арифметикой Маори и теорией групп, Рембрандтом и Малевичем, свободным, цветущим Израилем и палестинскими душегубами. Израиль с его избранничеством, и вообще, им, как кость в горле, стереть его в порошок; Обамы нам мало, дайте, наконец, палестинской кухарке править миром. «Черный квадрат» — эмблема царствующего раба.

Стоя у «Черного Квадрата», обыватель думает: «а ведь и я б так смог, ничуть не хуже. И глазели б на мои картины, и был бы я богат и знаменит не хуже Малевича». И вправду, смог бы. А когда читаешь «К электродинамике движущихся тел», «Экклезиаста», или стоишь у «Пшеничного поля с воронами» понимаешь: «так не напишешь. А слава Б-гу, что кто-то все-таки это сумел».

А между тем, подлинное и единственное равенство людей в том, что все мы наделены душой, за вычетом ее — веселый Роджер постмодерна.

___

[i] Седакова О. «При условии отсутствия души», Сб. Наше положение: образ настоящего, М. Издательство гуманитарной литературы, 2004, с. 104.

Print Friendly, PDF & Email

30 комментариев к «Эдуард Бормашенко: Размышления у черного квадрата»

  1. Поставим рядом две картины — «Поле» Джона Констебля и «Квадрат» Малевича.
    На картине Констебля очень много несуразностей: сухое дерево не спилено, калитка болтается, собака не выполняет своих обязанностей, поле подходит вплотную к лесу без пешеходной межи, на поле в разгар сезона работает только один человек, а двое сбегают с работ, овцы не стрижены, мальчик пьет грязную воду, хотя, наверняка, родители дали ему бутылку с чистой водой и т.д. На фоне этих несуразностей картина Малевича выглядит безупречно, к ней можно поставить только два вопроса: о чем она и зачем все это. Повторюсь, в сравнении с признанной сегодня классикой жанра — картиной Констебля полотно Малевича очень и очень выигрывает. Так давайте задумаемся над вопросами к Малевичу «о чем и зачем» и перестанем восторгаться Констеблем — лакировщиком действительности!

  2. Я полагал, что мы уже закончили про Малевича, во всяком случае я — свое участие. Но тут мне пришла в голову мысль, с которой захотилось поделиться.

    На гауссовской кривой мнений есть первое подавляющее меньшинство, которое утверждает, что «Квадрат» — шарлатанство, и нечего в нем искать. За этим следует подавляющее большинство, которое утверждает, что «Квадрат» — не мой «cup of tea», но имеет право на то, чтобы считаться искусством. Два весьма уважаемых мной примера:

    Soplemennik12 Декабрь 2015 at 11:18 | Permalink
    Кто хочет, тот видит смысл в «Чёрном квадрате», его ценность для культуры в целом, для владельца в частности. Я не дорос.

    Сильвия11 Декабрь 2015 at 18:09 | Permalink
    Не моя «чашка чая» и все-таки…

    Далее следует подавляющее меньшинство людей, которые готовы все-таки что-то увидеть, которым вдомёк, что «Квадрат» — не квадрат, что ровные лнии — не ровные, и что в нем нет настоящего черного цвета.

    Я не услышал НИ ОДНОГО комментатора, который бы утверждал, что получил от произведения непосредственное эстетическое впечатление.

    Или я ошибаюсь?

  3. Я в духовидстве слаб до невозможности, но почему-то кажется, что Малевич был бы доволен ненавистью Бормашенко. Он не хотел нравиться, он боялся равнодушия. Как показала история — напрасно. Пикассо, который был рисовальщиком не хуже Энгра — тоже. И другие художники, вызывающие у одних восторг, а у других отторжение. И только ремесленник, аккуратно вырезающий фигурку пса из моржового самого или пишущий с фотографии замечательно похожий портрет, никогда никаких споров не вызовут. А остальное: есть ли место в искусстве абстракции, а также почему довоенный экспрессионизм фигуративен, а послевоенный абстрактен, и почему арт деко, оставив значительные результаты в архитектуре, оказался гораздо слабее в живописи, и зачем Балдесари воткнул нос в облако — все это есть предмет совсем другого разговора. А Эдуарда следует поздравить с хорошей провокативной статьей.

  4. Фаина Петрова: «Mне кажется, в нашем разговоре о «Черном квадрате» пора уже дать слово самому Малевичу. Художник так объяснял свою позицию: «Импрессионизм распыляет старый мир, кубизм дробит реальность на осколки, и лишь супрематические фигуры делегируют абсолютную власть воле художника, освобождая его от необходимости копировать видимую действительность.”»

    «В поисках здравого смысла».
    Это заголовок моей книги: М. «Моск.рабочий», 1991. Оттуда:
    Когда в искусстве исчезает смысл, в сознании народа исчезает зримая грань между добром и злом; и в политике тогда тоже уже все дозволено. Между Манифестами новаторов и ужасами столетия не абсолютная, но очевидная связь. «Мы призываем разрушить чистый русский язык (и) причинно-следственный образ мыслей»,
    — заявлено в Манифесте кубофутуристов 1913 года. Напрямую с августом 14-го это не свяжешь. Но не разрушена ли напрочь связь «причин и следствий» в действиях, скажем, самого Малевича? Ярый оборонец и патриот он, однако, всячески увиливает от мобилизации и фронта… Он и Маяковский, оба в эпатажных желтых кофтах, ратуют «за войну до победного конца», ужиная в ресторанах и отсыпаясь на мягких перинах… «В день объявления первой русской войны с немцами Маяковский влезает на пьедестал памятника Скобелеву в Москве и ревет над толпой патриотическими виршами. Затем, через некоторое время, на нем цилиндр, черное пальто, черные перчатки, в руках трость черного дерева, и он в этом наряде как-то устраивается так, что на войну его не берут.

    Но вот наконец воцаряется Ленин… Требовалась «фабрикация людей с материалистическим мышлением»… для чего трудно было найти более подходящего певца, чем Маяковский с его злобной, бесстыдной, каторжно-бессердечной натурой…» (И. А. Бунин. «Под серпом и
    молотом»).

    В страшную годину сталинской коллективизации крестьяне в живописи Казимира Малевича предстали пошло раскрашенными муляжами, лишенными не только глаз, губ и прочих аксессуаров лица, но и вообще лиц (вместо » пустой белый овал), а подчас и голов («Сенокос», «Голова крестьянина», «Девушки в поле»…). Все это было как бы художественной аллегорией на тему столь ходкого в начале 30-х годов сомнительного тезиса Фейербаха насчет «идиотизма сельской жизни». Странно соседствуют в наше время на страницах иллюстрированных изданий эти изображения существ, лишенных всего человеческого, индивидуального, личностного, с помещенными подчас тут же воспоминаниями и статьями об ужасах раскулачивания…

    Об этом яркое стихотворение питерского поэта Евгения Рейна. (О нем, кстати, сам Бродский писал: «Если у меня был когда-нибудь метр, то таким метром был он»). Итак, стихотворение «Авангард»:

    Это все накануне было, // почему-то в глазах рябило,
    и Бурлюк с нарисованной рожей // Кавальери казался пригожей.
    Вот и Первая Мировая, // отпечатана меловая
    символическая афиша. // Бандероль пришла из Парижа.
    В ней туманные фотоснимки, // на одном — Пикассо в обнимку
    с футуристом Кусковым Васей, // на других — натюрморты с вазой.
    И поехало, и помчалось — // кубо, эго и снова кубо,
    начиналось и не кончалось // от Архангельска и до юга,
    от Одессы и до Тифлиса, // ну, а главное, в Петрограде.
    Все как будто бы заждалися: // «Начинайте же, Бога ради!»
    Из фанеры и из газеты // тут же склеивались макеты,
    теоретики и поэты // пересчитывали приметы:
    «Начинается, вот он, прибыл, // послезавтра, вчера, сегодня!»
    А один говорил «Дурщилбыр!» // в ожидании гнева Господня.
    Из картонки и из клеенки, // по две лесенки в три колонки,
    по фасадам и по перилам // Казимиром и Велемиром (Хлебников. » М.Т.).
    И когда они все сломали, // и везде НЕ летал летатлин (В. Татлин. » М.Т.),
    то успели понять едва ли, // с гиком, хохотом и талантом
    в ЛЕФе, в Камерном на премьере // средь наркомов, речей, ухмылок
    разбудили какого зверя, // жадно дышащего в затылок.

    Скажут: да о том ли это? о Малевиче ли? Сам Евгений Рейн станет уверять, что — не о том… Об этом! Будьте уверены! О том, что не так уж невинны когда бы то ни было игры со смыслами — их искажение и разрушение. Тогда как именно здравый смысл (словами Гете) «высший гений человечества»…

  5. Ув. модерация, текст поставлен позавчера в гостевой. Мне казалось, обсуждение заканчивается, но оно всё ещё длится.

    К вопросу о проценте фидия в парфеноне.
    Как утверждает современное искусствоведение, —
    нагадить под дверью, позвонить и убежать — ИНСТАЛЛЯЦИЯ;
    сначала позвонить, потом нагадить — ПЕРФОРМАНС.

    «Чёрный квадрат» — определённо, перформанс.
    Европейские специалисты истинным родоначальником искусства перформанса по праву считают Марселя Дюшана (1887-1968), который в 1917 году, перевернув на 90 градусов писсуар, назвал его «фонтаном», положив начало всему искусству XX века.
    Писсуар-фонтан был признан по итогам недавнего проводимого в Британии опроса произведением, оказавшим наибольшее влияние на художественную общественность.

    Немного об этом замечательном мастере.
    Французский и американский теоретик искусства, стоявший у истоков дадаизма, сюрреализма и пр. Благодаря оригинальности своих идей Дюшан считается самой влиятельной фигурой в современном изобразительном искусстве. Его творчество оказало влияние на формирование таких направлений в искусстве как поп-арт, минимализм, концептуальное искусство и т.п.
    Его унитаз-фонтан – непревзойдённый шедевр, вошедший в сокровищницу мирового искусства как Венера Милосская, «Мона Лиза» Леонардо, Рафаэль с Микельанжело, «Чёрный квадрат», «Подсолнухи», «Автопортрет с семью пальцами» Шагала и незабываемые полотна Марка Ротко.

  6. Сильвия11 Декабрь 2015 at 18:09
    Не моя «чашка чая» и все-таки… …

    Я вот в квантовую физику не суюсь, мне она непонятна, еще и потому, что не особо интересна, да и делать мне нечего с этим знанием, так я ведь не берусь указывать знатокам ее, как работать дальше и какие «товары для народа» она должна производить.

    Я думал. что уже покончил с этой темой, но вдруг увидел это замечание, которого от Вас, уважаемая Сильвия, никак не ожидал. Понимаете ли Вы, что этим замечанием Вы закрываете портал или, как минимум, «Семь искусств»? Я однажды задел Редактора, написавши, что наши журналы — исключительно для любителей. Он мне справедливо указал на достаточное число профессионалов (например, Семен Резник), работающих для портала, и я извинился. Тем не менее, большинство из нас — всё-таки любители. Если Вы правы, то инженеру, окончившему МАИ, Тененбауму нечего делать в истории, Юдовичу незачем писать о 4-ой поправке к Конституции, а наши поэты должны принести справку на право писания стихов.

    Всё это не так: человеческое знание бывает двух типов: вертикальное, точное и техническое, и горизонтальное — гуманитарное. В первом случае история науки не является частью науки, и большой специалист в квантовой физике, наверно, не читал оригиналы, скажем. Ньютона или Максвелла, да и Эйнштейна он изучает скорее всего не по первоисточнику. Чтобы стать специалистом в этой области надо потратить годы на, скорее всего, формальное образование. Польза обществу — от того влияния на повседневную жизнь, которую технические достижения на нее оказывают.

    Совершенно иначе обстоит дело в гуманитарных областях. Древняя литература — не этап в развитии литературы, она имеет собственную ценность, и культурный человек должен ее читать. Польза обществу — непосредственная, культурная, и от элитной части общества, для которой культура и создается, ожидается ее непосредственное восприятие. Формальное гуманитарное образование, конечно, помогает, но оно необязательно. Многолетнее чтение, посещение концертов, обсуждение, интеллектуальная среда, заменяют диплом.

    Есть такое понятие – человек Ренессанса. Во времена Возрождения человека не просили предъявить диплом на право говорения, а жадно слушали каждого, кому было, что сказать. Однако говорун должен был быть уверен, что ему есть, что сказать, ибо критика была без всякой снисходительности к его непрофессионализму.
    Голландцы за 2 столетия написали около пяти миллионов картин — для профессионалов?

    Сейчас же мы живём в «цеховое время», и даже Вы в претензии к тем, кто смеет судить о «Черном квадрате» без профессионального образования. Дорогая Сильвия, смеем.

    1. Элиэзер Рабинович
      13 Декабрь 2015 at 18:10

      Сильвия11 Декабрь 2015 at 18:09
      Я вот в квантовую физику не суюсь, мне она непонятна, еще и потому, что не особо интересна, да и делать мне нечего с этим знанием

      Тем не менее, большинство из нас — всё-таки любители. Если Вы правы, то инженеру, окончившему МАИ, Тененбауму нечего делать в истории, Юдовичу незачем писать о 4-ой поправке к Конституции, а наши поэты должны принести справку на право писания стихов….
      Совершенно иначе обстоит дело в гуманитарных областях. Древняя литература — не этап в развитии литературы, она имеет собственную ценность, и культурный человек должен ее читать….Многолетнее чтение, посещение концертов, обсуждение, интеллектуальная среда, заменяют диплом.

      А Вы обратили внимание, что я в качестве примера привожу «точную» науку (не свою по диплому), что она мне не интересна и что применения этого знания в своей, личной (!), жизни я не вижу.
      И, да, совершенно иначе с гуманитарными науками, которые развивают в человеке не специфическое, скажем, так, «ремесленное», знание, но понимание общества и человека в этом обществе, а это нас касается всегда, везде и ежедневно. Искусство/литература — часть такого знания, часто интуитивного, часто по прирожденному вкусу, часто вследствие семейного воспитания, а посему оно предназначено для всех, но каждый понимает его по-своему. Слава Богу, что искусство пока не описано математически, т.е. не требует для понимания себя ни дипломов, ни званий, но терпения, практики, широты мышления и, главное, способности к сочувствованию (соучастию в чувстве). Хороший роман хорош не потому, что так сказали критики, а потому что так решили читатели, что СОЧУВСТВЕННЫ автору. И так во всех жанрах.

      Сейчас же мы живём в «цеховое время», и даже Вы в претензии к тем, кто смеет судить о «Черном квадрате» без профессионального образования. Дорогая Сильвия, смеем.

      Вы меня не поняли, надеюсь, что после моего объяснения, поймете лучше. Смеете и смеем! 🙂

      1. Согласен с Вами.
        В принципе я написал об этом же, когда тут страстно исследовали, кого описал Булгаков в Мастере и Маргарите.
        И ещё. Любителем быть не плохо.
        Плохо это не понимать.

      2. Вы меня не поняли, надеюсь, что после моего объяснения, поймете лучше. Смеете и смеем!

        Ну, значит, дорогая Сильвия, у нас нет расхождений, и у Вас есть особое мастерство показывать это элегантно. Именно Вы и еще несколько человек на этом портале и представляют при общении ту школу Ренессанса, участие в которой важнее гуманитарного диплома.

        Слава Богу, что искусство пока не описано математически.

        Вы уверены, что это так? Те роскошные проекы Гугла для музеев мира разве не представлюют собой дигитальное описание картин, и чем более оно детально, тем вернее?

  7. Замечательной особенностью того что выносит нам на обсуждение уважаемый Эд, Бормашенко, является то, что сказанное им, не оставляет равнодушных, стимулирует мыслительный процесс, поиск собеседниками автора ответа не только на вопросы, заданные «в лоб», но и обращают внимание на вспомогательные средства, привлеченные им для раскрытия смысла предложенной теоремы.
    Так и с квадратом К. Малевича. Пример, приведенный автором настолько красноречив и популярен, что естественно приковал к себе всеобщее внимание и сосредоточил разговоры читателей вокруг себя.
    Мне кажется, что сравнения «Чёрного квадрата» с музыкой, которая не звучит и т.п. не корректны. «Черный квадрат» сам по себе, голое платье короля само по себе, пустые тарелки на обед в дорогом ресторане сами по себе и т.д.
    «Черный квадрат» – это инструмент, это шок, удар, триггер, освободивший поколение художников от спячки, позволивший и заставивший взглянуть на изобразительное искусство под новым ракурсом, подвинувший его к поиску новых форм и средств. И это независимо от того ставил ли себе такую задачу К. Малевич или нет.

    М.Ф.

  8. Большинство комментариев о «чёрном квадрате», но ведь в этой статье это второстепенный вопрос .

    «Душа» это частичка Б-га в человеке, а «внутренний мир» человека это электроны-протоны-гормоны-инстинкты. Другими словами — «прах земной» и НИЧЕГО больше, даже теоретически.
    Мы НЕ знаем, что же «по настоящему» есть внутри человека, но если мы ПРЕДПОЛАГАЕМ что это именно «внутренний мир», то мы постепенно начинает избавляться от иллюзий — и мы сознательно строим общество, в котором все думающие люди будут понимать, что «Совесть», «Милосердие» конечно абсолютно необходимы для ОБЩЕЙ пользы, но лично ДЛЯ МЕНЯ это всего лишь иллюзия или инстинкт, для меня реально важны только «Амбиции» и «Страх».

    На чём в таком мире будет основан «Закон» ???
    Я глубоко ненавижу ТАКОЙ мир — и этот выбор, который его создаёт.

  9. Уважаемый Эдуард Бормашенко! Ваша статья заставляет думать и о плебействе, и о душе, и о внутреннем человеке (!), и о том , что и я бы мог… («и я бы мог, как шут висеть» -написал Пушкин на полях черновика «Евгения Онегина» — и нарисовал виселицу). Спасибо, что заставляете думать! Я серьёзно, без всякой иронии. Меня озадачил один комментарий, в котором говорится, что Форман следовал Пушкину, оклеветавшего невинного Сальери. Если это не оговорка, то хотелось бы уточнить. Разве Форман следовал Пушкину? Они, кажется, нечаянно совпали. Именно этот факт меня удивил.

    1. М. П.13 Декабрь 2015 at 1:37
      …Меня озадачил один комментарий, в котором говорится, что Форман следовал Пушкину, оклеветавшего невинного Сальери. Если это не оговорка, то хотелось бы уточнить. Разве Форман следовал Пушкину? Они, кажется, нечаянно совпали. Именно этот факт меня удивил.

      Из Википедии по-английски, статья о пьесе «Amadeus», предшествовавшей фильму, с тем же автором текста:

      «Amadeus» — пьеса Питера Шеффера, которая приводит совершенно выдуманный рассказ о жизни композиторов Вольфганга Амадея Моцарта и Антонио Сальери. Впервые представленная в 1979 г., пьеса была вдохновлена короткой пьесой 1830 г. Александра Пушкина, называемой «Моцарт и Сальери» (которая была также использована в качестве либретто оперы Николая Римского-Корсакова того же названия»).

  10. Я склоняюсь к мнению Дмитрия Лихачева: «Квадрат — это начало пути, по сути дела, эскиз или этюд, почти учебный».

  11. СОВРЕМЕННЫЕ АКЦИИ.
    Марк Зайцев:
    Уважаемый Эдуард Бормашенко со страстью написал: ««Черный квадрат», мне еще особенно, лично ненавистен, как символ, свастика леворадикальной, постмодернистской идеи…»

    Вот ведь как повернул! Круто! А если допустить, что ты сам чего-то недопонял, не вник в мысль, в замысел автора. Прежде чем страсти рвать в клочья, может, спросить себя: ты уверен, что разобрался в проблеме до конца?
    А вы знаете, что есть «музыка тишины»? Выходит на сцену музыкант, садится за инструмент и три минуты молчит. Потом уходит. Чем вам не «Черный квадрат» в живописи?.. В нормальной музыке или в нормальной живописи зритель идет по дорожке, куда его ведет автор. А в случае «Черного квадрата» или «Музыки тишины» каждый идет в своем направлении. А изначальный акт искусства стал спусковым крючком, стартовой кнопкой для такого движения. Вот зачем «Музыка тишины», вот зачем «Черный квадрат».

    :::::МСТ:::::
    А вы знаете, что в воскресенье, 10 ноября, в 13 часов мужчина разделся на Красной площади, после чего гвоздем прибил свою мошонку к каменной брусчатке?
    Акция, которую Пётр Андреевич Павленский провел на Красной площади, называлась «Фиксация», говорится в заявлении самого художника, поясняющем смысл произошедшего:
    «Обнаженный человек сидел на Красной площади и смотрел на свои прибитые гвоздем к кремлевской брусчатке яйца. Акцию можно рассматривать как метафору апатии, политической индифферентности и фатализма современного российского общества».

    Вики: «Инсталляция это форма современного искусства, пространственная композиция, созданная из различных элементов и являющая собой художественное целое».
    Например. Нагадить на лестничной площадке и убежать – это инсталляция.

    Нагадить, позвонить во все квартиры на этом этаже и подождать результата – это уже иное. Это – перформанс.
    «Перформанс это форма современного искусства, в которой произведение составляют действия художника в определённом месте и в определённое время. К перформансу можно отнести любую ситуацию, включающую четыре базовых элемента: время (10 ноября, воскресенье — М.Т.), место (Красная площадь, Москва -М.Т.), тело художника (его мошонка и пр. органы — М.Т.) и отношение художника и зрителя (ещё бы! — М.Т.».

    Таким образом «изначальный акт искусства ставший спусковым крючком, стартовой кнопкой» Петра Андреевича является не инсталляцией, а перформансом.
    Как и классический «Чёрный квадрат»!

  12. Татьяна Толстая, единомышленница автора, писала в эссе «Квадрат» (2000), что идейный посыл картины Малевича — «десакрализация», лозунг неучей, посредственностей и бездарностей,.. что всё и должно быть бессмысленным и низменным…» «Я всё свёл к нулю», — приводит Т. Толстая комментарий Малевича к собственной работе. Идея эта отражает обесценивание личности человека и самой его жизни, постигшее человечество в прошлом веке. Наследники этой идеологии — те, кто в наше время «любит смерть больше жизни». Нам ли последствий бездуховости не видеть… Спасибо автору!

  13. Прославленной картины Малевича я не понимаю. Это признание пресекает любой мой комментарий по этому поводу.
    Но, следуя эпиграфу страстного эссе уважаемого Э. Бормашенко
    («Задача искусства выписывать и оживлять…»), впечатлившись гневным пафосом его неприятия творения художника (ненавистен… свастика… религиозный пыл… плебейская тупость… палестинские душегубы) подозреваю, что в работе Малевича есть много взрывной энергии, «оживляющей» эмоции зрителей. Да, негативные, но «то сердце не научится любить, которое устало ненавидеть». Картина вызвала в господине Бормашенко такой силы негодование, что он допустил очень, на мой взгляд, опрометчивый провокативный выпад против фамилии художника («одна малярская фамилия автора чего стоит»). По мне, любой диктат опасен, в том числе и диктат вкуса. Предполагаю, что и среди истинно верующих нет единообразия оценок «Обнажённых» Модильяни, знаю диаметрально противоположные впечатления от «Апофеоза войны» Верещагина.

  14. Кто хочет, тот видит смысл в «Чёрном квадрате», его ценность для культуры в целом, для владельца в частности. Я не дорос.

  15. Э.Б.: Но, заметьте, о душе Толстой припоминает лишь, когда речь идет о смерти,
    а в жизни он по локти запускает руки во внутренний мир человека.
    А у чеховских героев души, кажется, и вовсе нет; катящийся по инерции
    внутренний мир еще есть, а души — нет, как нет. И у мадам Бовари ее нет;
    тоска, страсти — есть, а душа отсутствует.
    \»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»\»
    Никак не ожидал от автора такого поворота — от Чёрного квадрата — к бездуховности Ионыча и Ваньки Жукова. И герои (персонажи) Толстого, и Флобер . . .
    По мне, так и у Каштанки душа непременно должна быть. На последнем,
    впрочем, не настаиваю 🙂
    А Квадрат, инсталляции? Неужели в самом деле — так неинтересно?
    Нет, не поверю. И точка.
    Чтой-то эти искусствоведы ведают. И, пожалуй, останусь с ними и с инсталляторами, и — с Каштанкой. Но не с А. Кончаловским.
    Извините, уважаемый Э.Б. Показалось мне, — на Малевича с его Ч. квадратом, Вы пытаетесь свалить все сушествующие проблемы. Вместо квадрата — квадратура круга ?
    Грустно всё это, и за инсталляторов обидно. Уж если и Э.Б.- с А.К., с «плотником» супротив «столяра»…

  16. Если оставить в стороне словоговорение про Израиль, Палестину, Обаму и пр, то должен признаться, что с автором я согласен. Моя любимая картина в СССР была Портрет актрисы Самари в Пушкинском Музее, а теперь, Кувшинки Моне в Оранжери

  17. Я тоже посмотрела выступления Андрона Кончаловского в передачах российского ТВ -“Культурной революции” и “Академии”.
    Основные претензии: современное искусство не вызывает чувств (а по Толстому, которого он любит цитировать по этому поводу, “искусство — передача чувств”), вкусы диктует арт-рынок, а не самоценность произведения. Способствует этому скандальные акции, которые художники и галеристы специально устраивают.
    В этих высказываниях, на мой взгляд, есть доля правды, но только доля. Что касается чувств, то у того же Толстого далеко не все вызывает чувства (вспомним хотя бы его многочисленные “исторические отступления” в “Войне и мире”!) Существует достаточное количество произведений искусства, постижение которых требует включения и головы, не только чувства. А вот как раз абстрактное искусство не требует головы, тут сплошное чувство: нравится или не нравится сочетание цветов, есть ли в них гармония или экспрессия, например?
    По поводу арт-рынка. Возникновение его Кончаловский связывает с появлением буржуазии, которая, подражая аристократии, тоже захотела иметь произведения искусства у себя дома. Так как класс буржуазии был значительно количественно больше, чем класс аристократии, то понадобились посредники между людьми искусства и его потребителями. Это и привело к арт-рынку, к галереям, которые действительно стали продвигать те или иные произведения. Но почему именно такие, а не другие? И почему более ста лет держится, например, интерес к Первому авангарду?
    Одними скандалами, с которыми Кончаловский связывает это, тут не обойтись: Бурлюк был более скандален, чем Кандинский и Малевич, но знаменем авангарда стали именно последние. По-видимому, они нашли что-то важное, принципиальное, что оказалось близким многим людям, и, прежде всего, художникам, которые именно в этом направлении. продолжают экспериментировать.
    Xотя, с другой стороны, как свидетельствуют итоги последних продаж на Сотби и Кристи, интерес к нон-конформистам резко упал и покупаются сейчас, в основном, реалистические картины, особенно 19 — начала 2 0 в.
    И еще: у меня есть неприятное ощущение, что Кончаловский потому так против современного искусства, что просто завидует тем ценам, которые ему лично не удалось заломить. Вспомните хотя бы сколько они с братцем запросили у государства на создание сети быстрого питания!

  18. Искусство вызывает эмоции, и это могут быть плохие эмоции, например: отвращение (композиции с унитазами), унижение (распятие в флаконе с мочой), недоумение — пренебрежение (геометрические инсталляции), раздражение, непристойность и т.д.
    После таких эмоций просто хочется сделать что-то плохое или подлое.

    К сожалению, современное искусство делает это совсем не редко и вполне сознательно, иногда даже напрямую продвигая очень плохие идеи (эгоизм, женщина не человек а только секс-объект и т.д.). Каждое общество заслуживает не только своих политиков, но и своё искусство.
    А «чёрный квадрат» у меня просто не вызывает никаких эмоций. Ну может быть только удивление популярностью этой картины.

  19. Не моя «чашка чая» и все-таки… В принципе, не люблю спорить о достоинствах произведения искусства/литературы, ибо, как известно и ребенку, на вкус и цвет товарищей нет. И все-таки…
    «…Стоя у «Черного Квадрата», обыватель думает: «а ведь и я б так смог, ничуть не хуже.» »
    Прелестная фраза, которую мы часто говорим себе, осматривая или читая нечто столько простое и понятное, но затронувшее нас, что преисполняешься уверенностью, что и ты смог бы… Может и смог бы… да не сделал! И уже не сделаешь, ибо ДО ТОГО тебе и в голову не приходило такое, но только после «подсказки» Художника! Вот и все разгадка.
    Уж куда проще: «Гости съезжались на дачу…». Простое?! Разговорное?! Ан, нет, не простое! В этой «простой» фразе музыка, которую еще надо сочинить.
    «Черный квадрат» прост? Что ж ты его не нарисовал? Никаких чувств не вызывает? А как катализатор сил воображения тоже нет? А может ты не способен воображать, дать волю фантазии, ассоциациям, поиску собственной метафоры/аналогии?
    Конечно, «Шоколадница» Лиотара понятна и выпускнику ЦПШ — вот девушка в фартучке и с подносиком, не иначе служанка, а несет… понятно из названия «шоколад». Миленькая. И краски приятные, успокаивающие такие… хорошо! Не надо думать, соображать, вникать и переживать. А с этим «Квадратом» одни непонятки. И абстракционисты — обыкновенные маляра, и сотни раз обруганный Поллок — спекулянт от искусства, непонятно только, почему их картины так дороги. Ну да, мода, с этим не поспоришь, но почему это стало модой — вот вопрос? Может потому что искусство — это не вечное копирование уже созданного (тоже каким-нибудь Поллоком/Малевичем прошлых веков), а вечные поиски иного обо всем уже известном и совсем еще неизвестном? Ум, да та же «душа» требуют проверки на прочность собственного мироощущения.
    Самый паршивенький инженер понимает, что такое «черный ящик», «белое пятно», и ему в голову не приходит, что это что-то типа метафоры чисто природных явлений, просто его так научили. А вот понять «черный квадрат» ему как-то невместно: «это мы не проходили». А ты сам попробуй научиться, не всю же жизнь вокруг тебя будут преподаватели. Не смог — тоже бывает. Я вот в квантовую физику не суюсь, мне она непонятна, еще и потому, что не особо интересна, да и делать мне нечего с этим знанием, так я ведь не берусь указывать знатокам ее, как работать дальше и какие «товары для народа» она должна производить.
    И еще, уже в тысячный раз, с намеком и без:
    Пока не требует поэта
    К священной жертве Аполлон,
    В заботах суетного света
    Он малодушно погружен….

  20. «И моя мама так могла бы», но не сделала!
    Искусство — это то, что творят художники в потоке истории искусства. Это поток отражает потоки общей истории. Бессмысленно квалифицировать как «не искусство», то что стало моментом истории искусства , да еще значительным. Дело другое (не собственно художническое) интерпретация этого момента в рамках общих явлений в культуре. И если я могу понять культурно-социологическую направленность этого эссе, не принимаю оценку «Квадрата» как «моя мама могла так сделать».

    Заодно приведу стихотворение Саши Казакова (познакомившегося как- то с уважаемым Элиэзером)

    Черный Квадрат

    Черный квадрат на белом фоне,
    Черный на белом — разве не ясно.
    Попробую снова на белом черный,
    Резко, жёстко, до боли контрастно.
    Квадрат, совершенством углов разрушает
    круг, не имеющий точки зренья,
    Право черных углов утверждает
    Черным по белому, белая чернь я.

    Год пятнадцатый – черным по белому
    Двадцатый век расписался властно,
    Нарезав в глине живым могилы,
    Окопы–Европы, по грязному – грязно.
    И снова по белому черным квадратом —
    Могила для сына, могила для брата.
    Живая глина копает могилы,
    Грязной чертой по грязи, без контраста?

    Когда у этики нету надежды,
    Эстетика в злобу впадает соблазна.
    Вот я и малюю по белому черным,
    Сказитель Малевич — по адски ужасно.

    2009-10-08
    https://www.stihi.ru/2009/10/08/1837

    1. Б. Дынину:

      Прочитал, несогласен, но других комментариев не имею. Из стихотворения понравилось:

      Когда у этики нету надежды,
      Эстетика в злобу впадает соблазна.
      Вот я и малюю по белому черным,
      Сказитель Малевич — по адски ужасно.

      И скажем: «Аминь».

  21. Прочитал, и при всей уверенности и в высоком уме, и в полной искренности автора, как-то невольно возникает вопрос: «Принадлежит ли искусство народу ?». И если «да», то что такое «народ», и где граница его понимания искусства ? «Подсолнухи» Ван Гога — это нечто великое, или так, неровная мазня, и так может всякий ? Или импрессионисты — их работы считали «… эпатажной выходкой богемных маргиналов …». А сейчас Сезанн украшает лучшие музеи, хоть он народу и непонятен ?

    Во все времена художники искали новые формы, и во все времена их обвиняли то в том, то в этом — даже Ботичелли в свое время шили гедонизм и язычество. «Черный квадрат» может быть и тем, что находят в нем зрители, и тем, что находят (или не находят) в нем критики, и чем угодно — но почему его надо непременно делать символом пустоты и извращенной политкорректности современного мира ? В конце концов, картине уже добрых сто лет, она создавалась тогда, когда Европа была вооруженным лагерем военных империй, все это ДО страшных опустошений двух мировых войн, и до перехода Европы в состояние глубокого пацифизма — и коли так, то так зачем привязывать «Черный квадрат» к Европе 21-го века ?

    При самой обоснованной критике современного состояния общества — почему не оставить в покое супрематистов, художественную школу столетней давности ?

  22. Замечательная статья, нет ни одной мысли, с которой не был бы согласен. Я и не подозревал, что даже в России восхищение «Черным квадратом» перестало быть универсальным. И хорош критерий, которым пользовалась и моя мама: «И я так могла бы» или «никогда не смогла бы».

    Интересны аналогия-противопоставление Моцарта и Сальери в фильме Формана. Да фильм гениален, но у меня с ним есть проблема: следуя Пушкину, сценарист и режиссёр поддерживают нелепую и глубоко несправедливую версию о виновности, пусть косвенной, Сальери в смерти Моцарта. Оказывается, Пушкин был де-факто автором версии, и написал он свою пьесу всего через год после смерти Сальери. По моему мнению, Пушкин здесь совершил злодейсто, нарушив свой же максим о его несовместимости с гениальностью.

  23. А по-моему Малевич сделал символ абстракционизма вообще: смотри и придумывай все, что тебе нравится или интересно. А еще считают что он «процитировал» известного французского шутника 19 в. Альфонса Алле «Битва негров в темной пещере глубокой ночью». У Алле есть и белый квадрат — «Первое причастие страдающих анемией девушек в снежную пору», и красный — «Уборка урожая помидоров на берегу Красного моря апоплексическими кардиналами».

  24. Уважаемый Эдуард, на мой взгляд, неполно раскрыто различие между внутренним миром и душой человека. Отсюда и неполна аналогия между неумением отличить Рембрандта от Малевича и «цветущий Израиль от палестинских душегубов». Когда шведский премьер Стефан Лёвен и министр иностранных дел Маргот Вальстрем усиленно пекутся о непропорциональном применении силы против палестинцев с ножами – это понятно. Политики и не такое скажут.
    А вот когда их поддерживают псевдодемократические массы, здесь одним «черным квадратом» не обойтись. Массы живут и существуют в области строгого законодательства. Так им комфортно и надежно. Когда им политики долбят, что еврейское государство в убийстве палестинцев действует без суда и следствия, а значит с нарушением закона, у них земля из под ног уходит. «Нарушение законных прав» даже где-то там далеко ставит под сомнение и их надежное, конформистское существование. Они же не юристы поголовные, которые могут поспорить, а есть ли это самое «нарушение». К тому же тупо не представляют, что интифада ножей может запросто перекинуться к ним в семью. Поэтому, особо не вдаваясь в подробности, осуждают Израиль. А если еще евреев не любят (Вики пишет, например, что дед премьера был убежденным нацистом), а живого палестинца и в глаза не видели – здесь уж картина для «всеобщего равенства в плебействе, тупости и бездарности» совсем ясная. И в галерею ходить не надо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *