Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля (в оригинале и в переводах). Король. Продолжение

 171 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Но «квартира» в Одессе в начале 19-го века совсем не тот апартмент, что сейчас. Но слово-то одно. Моя мама виртуозно работала на счетах. И как вы это переведете для современного читателя, который понятия не имеет, что это такое. Скажете, что она работала на первых модификациях компьютера?!

Перечитывая Бабеля

2. Приготовление свадебного ужина

Михаил Чабан

Продолжение. Начало

Очевидно, что текст этого абзаца W.Morison и его редактора A.Yarmolinsky почти совпадают. Поэтому будем анализировать только трех переводчиков с дополнениями, там, где редакция A.Yarmolinsky все-таки отличается от текста W.Morison.

Какие в Одессе были квартиры

В Бабелевские годы, да и в последующие и даже послевоенные годы Госпитальная была застроена в основном одноэтажними домиками. Часть из них смотрела на улицу, часть была во дворе. Они располагались обычно по периметру двора. Почти в каждом дворе была общая уборная и это были все удобства. Остальное в общественной бане. Так и жили и это считалось нормальным.

Об индивидуальном туалете, своей ванной или душе никто и не думал и даже не думал думать. Поэтому понятие квартира у Бабеля и квартира в нормальных странах — совершенно разные понятия. Тогдашняя квартира на Молдаванке и apartment в заграницах, отличаются как небо и земля.

Я, вообще, не знаю какими словами для англоязычных читателей описать то, что имел в виду Бабель под «квартирой» на Госпитальной в Одессе. Для тех «квартир» нет адекватного английского перевода. В переводе вместо квартиры, должно быть что-то вроде халупа, лачуга, хибара. Какой же это apartment?! Зарубежные читатели могут подумать, что люди в Одессе тогда жили — не тужили в таких, как у них апартментах.

В английском понятии слово room — это комната, помещение, место, пространство и квартира тоже. Но имеется в виду что-то приличное, а не хибара, что у них будет hovel.

В переводе livingquarters на русский некоторые словари, не моргнув глазом, выдают значение «живущие четверти». Но мы, войдя в положение переводчика (W) и его редактора (A), все-таки возьмем значение, которое он имел в виду — «жилое помещение». Но в Одессе жилыми помещениями были и настоящие бараки и коммуналки, о которых за границей не имеют понятия.

Так, а что в итоге. Квартиры в Одесе во времена Бабеля это совсем не «апартменты», возможно «комнаты», но в нашем родном, совестком виде и может быть даже «жилые помещения», но для тогдашних одесситов, а не для заграничных «зажравшихся буржуев».

Вообще, сущетвуют трудности при переводе элементов исторических реалий на другие языки. Когда мы говорим apartment — апартмент, то у современного читателя автоматически возникает определенный, знакомый ему, образ, связанный с его современными представлениями о квартире. Но «квартира» в Одессе в начале 19-го века совсем не тот апартмент, что сейчас. Но слово-то одно. Моя мама виртуозно работала на счетах. И как вы это переведете для современного читателя, который понятия не имеет, что это такое. Скажете, что она работала на первых модификациях компьютера?!

Закопченные двери

Вот скажите, от чего у людей закопченные двери и что — нельзя их очистить от копоти. А кто запрещает? Никто! Но что вы сделаете, если вы каждый день готовите пищу на открытом огне от плиты, от примуса. У вас все кастрюли, чугунки, сковородки всегда в копоти и не оттерешь никакими усилиями. А даже, если отдерешь, то завтра она хорошо закоптиться опять. Потолок у вас в копоти, стены тоже. Не будете же вы их каждый день белить. Раз-два в год — норма.

Холодильников тогда не было и сготовить на несколько дней при одесской жаре значило отравить семью. Своими собственными руками. Приходилось готовить каждый день и по несколько раз в день. В дыму, в копоти, приблизительно как готовили первобытные люди в своих пещерах.

И это открытое пламя, которое так поэтически, но в прозе, описал Бабель: «тучное пламя, пьяное и пухлое пламя «, конечно же давало много копоти.

Ну, хорошо, закоптились двери в Одессе, что дальше. А дальше посмотрим как это событие отразилось в переводе.

Очевидно, что отразилось по разному. Как каждый переводчик себе это представил. А как вы это себе представляете и какой вариант вам ближе? «Закопченные» — это равносильно «покрытые сажей» (W и A)? Да, но больше все-таки закопченные — это покрытые копотью, а не сажей.

«Закопченные» — это значит черные от дыма (P)? Тоже да, но дым еще не копоть. Он должен сначала хорошо осесть на дверях во много слоев, тогда он станет копотью. А «с глубоко въевшейся сажей» (D) — это как — закопченные, но сильно. Сажа на дверях — это уже занадто, прикоснешься — измажешься, как черт. Как видите, нюансы, детали, мелочи, но в мелочах спрятан дьявол.

И, кстати, у Бабеля двери — это просто двери. А у трех переводчсиков (W, A и D) — это «doorways» — дверные проемы. Но двери и куда их устанавливают — дверные проемы это же не одно и то же. С точки зрения плотника. Через пустой дверной проем можно свободно пройти, а вот дверь может стукнуть по лбу.

Какое бывает пламя

Пламя может быть горячее, обжигающее, яркое, желтое, красное. Но вы попробуйте придумать такие эпитеты для пламени, которые нашел Бабель. Бабель — это Бабель. Такое и в голову не придет: пламя тучное, пьяное, пухлое.

Да, но как это будет выглядеть по английски. А вот как. Синонимов много и в русском и в английском языках, но по-русски сказать что-то подобное «тучное пламя» трудно. А по-английски каждое используемое значение имеет несколько аналогов, из которых наиболее подошел бы последний — corpulent, имеющий в своем резерве значение «тучный».

Теперь разберемся с пухлым пламенем. И plump, и pudgy могут трактоваться в том числе и как «пухлый». Но puffylipped (W и A)— это какое-то недоразумение. При чем здесь пухшие губы?! Это, что , такое пламя, как опухшие губы. Что это за образ?

Поэма о женских грудях в прозе

Как бы проходя мимо и не акцентируя на этом внимания, Бабель сделал замечание о замусоленных женских грудях. И переводчики тоже постарались. Трое из них применили английское слово Beslobbered, которое не переводит ни один англо-русский словарь, а редактор подчеркиваят красным. Если это слово разделить на Be slobbered, то красное подчеркивание исчезает и оставшееся слов slobbered уже поддается переводу.

Что оно означает видно в сравнительной таблице. Замусолить конечно близко к слюнявить, грязь, но все-таки не то же самое. Wellthumbed имеет несколько значений, главное из которых «хорошо листаемый», но в некоторых словарях можно обнаружить и «замусоленный». Если вдаться в подробности, то slobbered будет по словарям: слюнявить, распустить нюни, рыдать, грязь, слякоть, а вот wellthumbed уже будет по тем же словарям: хорошо листаемый, захватанный, замусоленный; несвежий.

Бабель жил близко к земле, к реальной жизни и простим ему некоторые, может быть на глубоко эстетический взгляд, грубоватые высказывания. Но такая же была жизнь. Не станешь же ее выглаживать и отутюживать. Тогда ты уже не Бабель. Если тебе Бабель имя — имя крепи делами своими.

Бешеная или сумашедшая собака

Бабель сравнивает пот с пеной бешеной собаки. Ну, Бабель большой, ему видней. Но, вот что видно переводчикам — хороший вопрос. Термин rabid вполне подойдет для обозначения взбесившийся, бешеный, неистовый, яростный, фанатичный. Поэтому почему бы бешеная собака не может быть rabid dog? Вполне может быть.

Насчет mad dogs сомнений больше, потому что mad имеет более мягкое звучание. Это больше mad в переносном смысле. Ах, как я зол, как я зол! — Oh, how Im mad! How Im mad! Да, но я просто зол, а не сумашедший, с ума сошедший и бешеный. Mad — это скорее всего раздраженный, чем бешеный в смысле болезни. Тут есть тонкость. Следует различать бешенство, как заболевание, в основном у собак, и бешенство как состояние психики. Психические переживания проходят, жизнь устаканивается, а болезнь остается. Rabid dog — это бешенная собака, больная собака. К сожалению ее надо отлавливать и … усыплять. А человека или собаку с характеристикой mad надо просто успокаивать. Может быть собака mad потому что она долго не видела хозяина и безумно ему рада, прыгает вокруг него, ластится, лижется — mad dog. Так зачем же ее приравнивать к rabid dog?

Три мушкетера на кухне

Свадебное угощение готовили три кухарки под руководством шеф-повара Рейзл — тети Рейзы. Да, тети Рейзы — не будете же вы еще совсем не старую женщину, всего 80 лет, называть бабушкой. Еще обидится и поварешкой по кумполу стукнет. А вот для уважаемого господина переводчика W.Morison такую процедуру вполне могли бы и осуществить. А может и надо!

Откуда этот ….. (не будем разглашать все анналы одесского языка) взял, что кухарки были старые — old cooks?!? Да и почему бы это они «старые». Может быть им было по лет 40-50. И, тогда, вообще, надо определить, что такое старость. И еще, он что, там сам был, раньше Бабеля на свадьбу приперся. Вы можете представить себе возмущение этих девушек, если бы они прочитали его перевод: «three old cooks«!!

Можно только повторить: хочешь писать свое произведение — пиши на здоровье. Мы будем или не будем его читать. Как захочется. Но не подправляй автора, не добавляй ему слов, не пиши, чего не было! Авторский текст — это священное!

Если этот, сильно нами всеми уважаемый, чтобы не сказать больше, переводчик W.Morison обзывает наших родных и трудолюбивых кухарок «старыми», то почему бы и его нельзя назвать … Ну, тут вы уже сами придумайте, додумайте. Кстати, как легко видно, его редактор A.Yarmolinsky его же и подправил, уничтожив это зловредное old.

Судомойка, как у Бабеля, или посудомойка, как сейчас принято говорить, переводится легко и привычно: dishwasher, или dishwasher, через тире. И так, и так можно. В то время, как washer (A) — это более моечная или стиральная машина, то же самое, что и washer up (A) тоже моечная машина согласно современных компьютерных словарей. Хотя washer может быть и мойщик и даже шайба, но не та, которой играют в хоккей, а которую подкладывают под гайку.

Но, вот scullery maid (P) — уже литературное излишество и запутывание смысла. Есть простое, общеприменимое, и общеизвестное слово dishwasher. Спрашивается — чего мудрить? Для мудрости? Или для мудачества?!

Scullery — достаточно редкое слово для обычного читателя, оно обозначает помещение для мытья посуды, буфетную. Ну, а maid — это прислуга, служанка, горничная. Соединяя вместе — scullery maid мы получим результат: служанка в буфетной или комнате для мытья посуды. Таким намеком мы в итоге и имеем посудомойку. Но ухо же удобней чесать одноименной рукой. Все-таки.

Тетя Рейза

Возьмите простое еврейское имя Рейзл. Так могли писать в свидетельстве о рождении или паспорте. В жизни это обычно звучало Рейза. Последние буквы имени: «зл» кое-кому трудно и даже нудно произносить. Рейза и все! Такая тетя Рейза была прочти в каждом дворе на Молдаванке. Само имя в Одессе тоже было слегка нарицательным и обозначало рассеяную еврейскую женщину. Мой папа иногда в шутку называл мою маму Рейзой, когда она что-то забывала, хотя ее имя было Софа.

Конечно же, все наши дорогие переводчики перевели простое еврейское имя Рейзл по разному. По двое и взаимно-перпендикулярно. Что хочу, так и пишу. Хозяин — барин!

Женщине исполнилось 80 лет. Ну и на здоровье! Тем более хорошо умеет готовить, знает много рецептом и как все это сделать — технологию. В эти годы активно трудится и обучает молодежь. Какие претензии?! Ну, восемьдесят лет. Это же еще не старость. Совсем не старость. По английски будет eightyyearsold и все. Зачем же выпендриваться и обзывать ее какими-то непонятными ругательствами — octogenarian (W и A).

Что это такое octogenarian, извините за выражение?! И с чем его едят? Что-то похожее на осьминога или, другими словами, сороканожку. Кстати, octagon — это восьмиугольник. А, если по первым слогам — octo, то это начало октябрьской революции — October. Вам это надо?!

В некоторых словарях все-таки и это надо признать, но с трудом, можно найти — что же это все-таки такое. Octogenarian — действительно восьмидесятилетний человек. Но кто это слово знает? Сколько книг читаю, а читаю я только на английском языке, нигде такого ископаемого не встречал. А зачем тогда женщину средних лет обижать. Знают, что маленькая и сдачи дать не может! А еще джентльменами называются!

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля (в оригинале и в переводах). Король. Продолжение

  1. /Моя мама виртуозно работала на счетах. И как вы это переведете для современного читателя, который понятия не имеет, что это такое. /

    ================

    Ещё как имеет. С детского сада знает, что такое — ABACUS.
    Пока, в конце 40-х, не появились арифмометры, они массово использовались в торговле и бухгалтерском деле и пр.
    Русские счеты – рама со спицами, на которых нанизаны костяшки, обычно — 10 штук.
    В Америке более известны CHINESE ABACUS с 75-ю, 77-ю или 91-й костяшками.

    Сегодня на аукционе eBay их выставлены сотни: китайские, японские, русские…, этого и прошлого веков.

    http://www.ebay.com/itm/VINTAGE-WOODEN-ABACUS-W-1908-REPORT-CARD-/371632015693?hash=item5686fe894d:g:cdMAAOSwSHZWdaPq

    http://www.ebay.com/itm/Vintage-elm-wood-wooden-abacus-large-46-x-28-in-old-/272259708239?hash=item3f63f1754f:g:3ZsAAOSwJQdW9CQf

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *