Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля (в оригинале и в переводах). Король. Продолжение

 155 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Но пристав у Бабеля сказал именно о своем самолюбии, а не о самоуважении и не о долге. Ему его самолюбие было дороже неприятностей от облавы на бандитов. И, конечно, он хотел отличиться, себя показать на новом месте.

Перечитывая Бабеля

5. Беня знает за облаву

Михаил Чабан

Продолжение. Начало

Как надо душить Беню Крика

Душить Беню Крика надо, конечно же, за шею. Но за нее еще надо уметь схватить. Особенно, когда Беня не дается. Вместо этого простого действия первый переводчик W.Morison, а также редактор его текста A.Yarmolinsky идентично предлагают устроить из бедного Бени блюдо из мелконарезанного мяса: «settlehash«. P.Constantine хочет его просто прикончить, но неизветсно каким именно образом: finish off. D.McDuff решил от него совсем избавиться: get rid of. Но как это сделать, где технология, ребята! Ведь у самого Бабеля Беню хотят именно задушить и никак иначе. И никаких котлет и фаршмаков.

Нам понятно горячее желание переводчиков как-то уконтрапупить Беню, но ведь по английски душить это же очень просто: strangle и все тут. Посильнее strangle, поднапряглись еще и еще, и … Бене капут. Но красиво жить не запретишь и каждый сходит с ума, то есть душит Беню, по своему.

Кто главнее: император или король?

Логика полицейского пристава ясна и понятна, как у капитана Жеглова: «Вор должен сидеть в тюрьме». Но на языке Бабеля это звучит как конкуренция государя императора Всея Руси с главарем бандитов Всея Одессы. Тут, в России и в Одессе, в частности, нет места для обоих. Или — или! И Бабель выразил это просто и по-одесски. Смотрите сами.

А что господа переводчики наделали? Они перевели это дело. Но каждый почесал ухо другой рукой. Один, (W) вместе со своим редактором (A) не хочет их содержать в одной комнате. Или же им двоим мало места в одном месте.

Другой (P), который третий по порядку, вместо государя императора приплел His Majesty the Czar. А четвертый, (D) создал «удачную» грамматическую конструкцию с повтором there there. Это у него Бабель с there there. Может (D) платили за объем. Это there there даже обычный редактор возмущенно подчеркивает красным цветом. От своего личного имени вношу рацпредложение — написать there три раза: there there there. В общем, полный атас.

Шпики — это полицейские или как?

Если вы посмотрите в словари, то «шпик» (если это не украинское сало по немецки) переводится на английский язык как sleuth. Но переводчики почему-то это слово не употребили. Повидимому они не знали структуру российской полиции. А в те одесские бабелевские времена между полицейскими в форме и шпиками в штатском были две большие одесские разницы.

Когда появлялись полицейские, то даже при численном преимуществе бандитов (в те времена), им надо было быстро тикать. Кричать «шухер» или «атас» и рвать когти. Иначе было себе дороже.

Не дай Б-г ударить или еще хуже, убить полицейского. Начинался всеобщий городской шмон. Все малины и хавиры переворачивались вверх дном, задерживали всех подряд, тут же, всех там находившихся, не отходя от кассы, хорошенько избивали. Неважно, виновен — не виновен. Потом разберемся. При малейшем намеке на сопротивление и даже без него, стреляли на поражение. Вам это надо?! Себе дороже. Поэтому полицейский в форме был лицом неприкосновенным.

А вот шпик — это уже другое дело. Так как шпик был без полицейской формы, в общегражданском, то его обидеть всегда можно было. Кстати, в Одессе их все бандиты хорошо знали и даже раскланивались при встрече, иронически приподнимая шляпу: «Мое вам почтение!» Ну, так у каждого же своя работа!

Но всегда можно было потом сказать: «Так я же не знал, что он полицейский». Правильно, он же не успел предьявить «ксиву» перед тем, как его пристрелили, или придушили. Но за убийство шпика бандитам тоже приходилось дорого платить. Поэтому и их старались не трогать. Нехай себе живет. Им даже «скармливали» полезную информацию, использовали «втемную» или даже получали у них информацию. Да, за те же деньги.

И конечно, если бы Беня «рассерчал», то в первую очередь досталось бы шпикам. И шпикухам. Если вы помните была такая детская-недетская сказка-притча Евгения Шварца под названием «Голый король» (король — здесь не про Беню Крика), которую переработали в пьесу «Два друга» и поставили по ней фильм «Каин ХVIII».

Там есть запоминающаяся фраза. Там тоже начальник тайной полиции собрал своих подчиненных и обратился к ним с речью. А обращение было такое: «Дамы и господа! Агенты и агентессы! Шпики и шпикухи!» То есть он отличал как дам от господ, так и агентов от шпиков.

В достопамятные советские времена, вместе с СССР и КПСС, наробраз и наркомзем, ввели еще один термин специально для шпиков. Их называли сексотами, сокращенно от секретный сотрудник. Для нормальных людей кличка «сексот» было очень обидным оскорблением. Обратная сторона «врага народа». Которым, между прочим, в итоге и получился Бабель, за что и безжалостно уничтожили.

Но это все на русском языке и в Советском Союзе. А как же поудобней выразиться об этом самом на английском?! Шпик в буквальном смысле будет plain-clothes или undercover, но тем не менее police officer. Но в одесском смысле назвать шпика копом (cop) будет очень большой натяжкой и явным несоответствием одесским понятиям. Не по понятиям!

Термин dick как-то не очень хочется комментировать, товарищ A.Yarmolinsky, охальник, вы наш. На улице этим словом разные неприличные хулиганы друг друга обзывают, в том числе и копов, когда те не слышат. Да, Бабель употреблял сленг, но не настолько же.

Еще обратите внимание, что шпики «начали бояться». Не испугались, как будет грамотно по-русски, а именно грамотно по-одесски — «начали бояться». И, конечно ни одна конструкция типа began to worry, began to get cold feet, began to get worried, began to get scared Одессой и не пахнет. Нема Одессы и все! Хуч лопни. Четыре попытки и все в «молоко». По смыслу верно, а по Одессе — нема смысла.

С одной стороны «начали бояться», а с другой «начали беспокоиться», «начали получать холодные ноги», «начали становиться беспокойными», «начали становиться испуганными». Но все не то. Completely не то!

Даже английское идеоматическое выражение (A) began to get cold feet, что буквально переводится как «начали получать холодные ноги», а по смыслу среди других значения значит и «начали трусить» или с трудом «начали бояться». Спрашивается — уместно ли итти на Бабеля с чужим идеоматическим выражением? Отвечается — лучше не надо.

Как Беня серчает

Повидимому слово «серчать» имеет что-то общее с сердцем. Уж очень они похожи. Еще в Одессе говорили: «У меня уже нет на это сердца». Имея в виду крупные женские переживания по мелким жизненным вопросам. Серчать — значит сильно сердиться, даже приходить в ярость, пылать праведным (или неправедным) гневом. В общем выходить из себя и не заходить обратно.

Имея в виду богатые Бенины таланты и характер его трудовых ресурсов, полиции было чего бояться. Но Бабель сказал не «придет в ярость» или «рассвирипеет», или «сильно разозлился», или «раскипятится как чайник», как сказали бы мы с вами, а он сказал именно «рассерчает», что звучит душевно, но по-одесски.

И еще добавил в том же духе: не «прольется много крови», что как раз и будет грамотно и удовлетворило бы училку-русачку, а именно «уйдет много крови». Потому что это и есть одесский жаргон, перлы одесского языка. Именно «уйдет много крови», а не «прольется много крови». Почувствуйте разницу, пожалуйста.

Но для английского языка все эти тонкости без разницы. Ребята попереводили как Б-г на душа наклал: «рассерчает» — see red или get angry или be angry. Что такое will see red — увидит красное. Имеется в виду бык, который раздражается при виде красного. Так это замена одного идеоматического выражения в одном языке другим идеоматическим выражением из другого языка. Возникает вопрос за их адекватность и равнозначность. Вопрос не только возникает, он и остается.

Слово angry конечно будет означать сердится, гневаться, раздражаться. Там у них в словарях только «серчать» нету для angry. А «серчать» — это все-таки специфика чувств и их выражения. Но не будем сильно серчать на переводчиков. Они играют как умеют.

Самолюбие, самоуважение или долг?

В чем разница между самолюбием, самоуважением и долгом. Вопрос простой, но на засыпку, учитывая перевод «этого» на английский язык. Во всяком случае самолюбие — это плохо, особенно самовлюбленность. В Одессе на такого запросто могли сказать: «Самовлюбленный дурак». Как-то так к прилагательному «самовлюбленный» очень легко прилипало существительное «дурак». Может быть тут и есть сермяжная правда: раз самовлюбленный — то значит дурак! Хотя, конечно, всегда остается надежда, что самолюбие имеет и положительные качества или даже свойства. Да и кого же тогда любить, если не самого себя, родного!

А вот уже самоуважение — это хорошо. Ну, я уже не говорю про долг. Тем более с большой буквы — Duty. Между самолюбием и самоуважением две большие разницы, причем даже с разными, я бы даже сказал, противоположными знаками.

Но пристав у Бабеля сказал именно о своем самолюбии, а не о самоуважении и не о долге. Ему его самолюбие было дороже неприятностей от облавы на бандитов. И, конечно, он хотел отличиться, себя показать на новом месте. Другие не смогли, а он только пришел и сразу же Беню Крика задушил «в жарких объятьях».

Для пристава самолюбие означало его самомнение — мнение о себе: кто такой он, гоударев пристав и кто такой Беня — бандит. Кто он и кто я! Да я его, негодяя, сейчас в дугу согну, уничтожу, в порошок сотру. Его самолюбие и заставило его действовать грубо и необдуманно. Самолюбие — это внутреннее самомнение, а не самоуважение — selfrespect. Если бы пристав себя уважал, он бы 10 раз подумал о последствиях. А у него было простое самолюбие, по должности, а не по уму.

Конечно, при желании, в это «самолюбие» можно было вложить что угодно, в том числе и самоуважение и долг. Но давайте все-таки следовать Бабелю и Одессе. Самолюбие и все! «Самолюбие мне дороже» как раз и звучит по-одесски. Но вы можете говорить что угодно, вместо самолюбия, особенно, если вы не с Одессы.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля (в оригинале и в переводах). Король. Продолжение

  1. Самолюбие требует, чтобы меня уважали.
    А самоуважение требует, чтобы я сам себя уважал. И уважения окружающих мне не требуется. Может быть и желательно, но не обязательно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *