Яков Фарбер: Тамбов – город интернациональный

 222 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Яков Фарбер

Тамбов – город интернациональный

Ташкент называли городом хлебным, а наш Тамбов, с полным правом, можно назвать городом и хлебным, и интернациональным. Ведь, наверное, не случайно, главная магистраль областного центра, начинающаяся от вокзала, можно сказать, от ворот города, в 1918 году была названа Интернациональной улицей. Именно тогда «привилегированная» Дворянская улица стала «общенародной, многонациональной».


Улица Интернациональная – символ Тамбова

И, действительно, во все времена нашу Тамбовщину населяли люди разных национальностей. Даже в самые отдалённые от нас годы, в середине XVII столетия, на земли наши довольно часто устраивали набеги с востока и юга крымские и азовские татары, ногайцы со своего шляха. Что же привлекало иноземцев в становившуюся на ноги Русь? Ведь рвались они в наши благословенные края неспроста.

О тех неспокойных временах пишет знаменитый краевед и историк земли Тамбовской И.И. Дубасов: «добивались вороги иноземные наших полевых, сенных и лесных угодий». И, несмотря на то, что молодое государство Российское защищало свои рубежи, создавая пограничные засеки в «диком поле» и сооружая крепости, все равно немалая часть из нападавших племён оседало на Тамбовских просторах. Дополняли многонациональный этнос местные аборигены: мордва и мещера, коих не истребляли пришедшие из Рязано-Шацких земель русские новосёлы, а обращали в православную веру, ибо колонизация производилась не огнём и мечом, а миссионерством. Не случайно на передовых позициях прежде крепостей строились монастыри. Создавались разнонациональные поселения в наших краях и, хотя во многих из них жители, в значительной мере, растворились в ассимиляции, но нам в наследство остались мордовские, мещерские и татарские названия городов, сёл и деревень.

В более поздние времена, особенно в эпоху царствования Петра Великого, на Тамбовщину стали направляться опытные немецкие мастера – земледельцы для обучения крестьян передовым сельскохозяйственным технологиям, а позднее появились учителя, гувернёры и гувернантки из Франции, Англии и Германии.

В годы Отечественной войны1812 г. Тамбовская губерния была вне района военных действий. И хотя непосредственной угрозы вторжения французов не было, население, тем не менее, патриотично откликнулось на военные события и готовилось к борьбе c Наполеоном. По инициативе дворянского собрания был создан ополченческий полк из дворян, офицеров в отставке и простолюдинов, представителей всех сословий и национальной принадлежности.

В те тревожные годы войны Тамбов стал армейским тылом. Здесь размещались госпитали, лазареты, а также беженцы из захваченных неприятелем центральных районов страны. Такая благородная миссия – возвращать в строй покалеченных войной защитников отечества, по видимому, «на роду написана» нашему краю. Многие горожане брали раненых для лечения и ухода в свои дома, помогали деньгами, перевязочными материалами, медикаментами. Сюда было доставлено около 5 тыс. пленных солдат и офицеров наполеоновской армии, которые охранялись батальоном из отставных воинских нижних чинов.

Пленные солдаты жили в казармах, офицеры — по квартирам у обывателей, причем отношения с мирным населением были очень дружелюбные. Пленные пользовались полной свободой и широким гостеприимством помещиков, которые приглашали офицеров в свои усадьбы и подолгу задерживали их в качестве гостей. Некоторые пленные обрели в Тамбове «второе Отечество». Архивы сохранили списки пленных. Так, в Тамбове жили принц Гогенлоэ, генералы: Матушевич, Бюрт, Пего, поручик гвардейской конной артиллерии Этьен Гюго — родственник известного поэта и писателя. Генерал Сен-Жени прибыл в Тамбов с двумя лошадьми, коляской, различными вещами. Опись его вещей занимает целую страницу. В Тамбове находилось даже несколько жен наполеоновских офицеров, последовавших на войну вместе с мужьями.

На улицах губернского центра нередко слышалась французская и немецкая речь. А.И. Петэн, правнук французского офицера стал одним из первых фабричных врачей в России, любимцем рассказовцев.

Кроме того, Тамбовщина стала настоящим «оазисом» для беженцев, спасавшихся от наступавших французских войск.

Выше я упоминал, что колонизация тамбовских земель проводилась без кровопролития, и этот факт подтверждается данными Центрального Статистического Комитета МВД России за 1862 год, по которым даже через 200 лет после прихода русских поселенцев, уже в середине XIX столетия в Тамбовской губернии всё ещё сохранялись крупные поселения мордвы, мещер и татар. В численном выражении это выглядело так:

Всего населения по переписи 1862 года было 1.859.958 человек, из которых 89% составляло русское большинство. Остальные нацменьшинства составляли: мордва и мещера 3,37%, малороссы и белоруссы (украинцы и белорусы) – 3,2%, татары – 1,4%, поляки и евреи – 0,8%, прочие – 3,23%. Интересным в учёте народонаселения является то, что в тамбовском уезде сохранилось название одного поселения – «Иноземческая Духовка», а это указывает на западное происхождение первоначальных её обитателей. Это были польско-литовские и остзейские выходцы, состоявшие в военной службе и принявшие тогда же православие. «Иноземцами» в старину называли лишь людей западного происхождения.

Население в губернии из года в год значительно возрастало («за счёт перевеса родившихся над умершими, и, следовательно, ежегодного прироста в количестве 49835 человек») и составляло к 1 января 1903 года 3.205.318 человек. Из инородческого населения лидером оставалась мордва (112 тыс.). Вслед за ними идут татары (25тыс.), евреи, большей частью врачи и ремесленники, проживающие в городах (2,1 тыс.), немцы проживали тоже в крупных торговых центрах и городах (0,8 тыс.).

Количество жителей в губернии на 1 января 1913 года исчислялось (по полицейским сведениям) в 3.757.235 человек обоего пола, превалирующая часть из них русские (95%) и только небольшая часть падает на другие народности, но поражает разнородность меньшинств. Среди них немалая доля падает на аборигенов здешних мест, всё тех же мордовцев, но есть также люди из европейских стран, из Закавказья и даже из Персии.

Да, многолик и разнолик был люд тамбовский, но данные переписи населения 2002 года поражают воображение. В приведенной ниже таблице — полный интернационал!

Каждый, кто посмотрит эти свежие данные, скажет, что лейбл «Тамбов – город хлебный и интернациональный» соответствует истине.


Национальный состав населения Тамбовской области

И, вот, что характерно: при таком этническом многообразии, в нашем крае никогда не было межнациональной розни, не было погромов. Правда, в 1919 году еврейская диаспора сильно пострадала во время лихого казачьего рейда Мамонтова, но среди русских жителей находились те, кто, призрев смертельную опасность, спасали евреев от гибели.

Ранее я совершил этнографический экскурс в историю, выложил на бумагу статистические данные по национальному составу населения Тамбовской области. Теперь настало время рассказать о личностях разных национальностей, оставивших яркий след в истории нашего края.

И начать свой рассказ о персоналиях мне хочется с представителей самой близкой мне, самой благородной и, вместе с тем, самой героической врачебной профессии.
Сейчас, когда в невероятных потугах рождается новая система здравоохранения, увы, пока ещё далёкая от совершенства, чрезвычайно важно использовать опыт совершенно уникальной, присущей только России системы здравоохранения – земской медицины. Среди тех, кто создавал её на Тамбовщине, в особом ряду выдающихся первопроходцев стоит имя Эдуарда Христиановича Икавитца. Он родился в Москве 8 февраля 1831 года в семье гимназического учителя. Доктор Икавитц не интересовался происхождением своего рода, но однажды, на юбилейном торжестве, посвященном 30-летию его трудовой деятельности, он рассказал своим друзьям весьма романтичную легенду, услышанную им от своего отца.

В конце XVII столетия в Балтийском море потерпел крушение морской корабль и среди спасенных был предок Икавитца, который жил после этого в Риге, и только в 1801 отец Эдуарда перебрался в Москву. Что же касается своей национальности, он был убеждён, что по своему обличью и схожести фамилий, он, скорее всего мадьяр, то есть венгр. За заслуги в деле постановки отсталой медицины на современные рельсы и активное участие в общественной жизни, он был первым врачом, который был удостоен звания: «Почётный Гражданин гор. Тамбова». Умер Эдуард Христианович 17 января 1889 года и похоронен в самом почётном месте, в некрополе Казанского монастыря.

Активными создателями и организаторами земской медицины на Тамбовщине были русские врачи: М.С. Прокофьева, И.М. Потапов, И.И. Солодихин,, М.П. Яковлев и другие.

В годы становления земства отечественных кадров врачей и фельдшеров не хватало и поэтому не следует удивляться обилию иностранных врачей и, надо сказать, что врачебную службу они несли исправно. Особенно ценно в их деятельности было то, что они делились опытом с нашими врачами совершенно бескорыстно. В доземский период были известны врачи из остзейских земель О. Гирш, К.А. Лимнелиус, А.Д Гофф, М.Ф. Ранг. Врачи немецкого происхождения Ф.К. Миллер и Э. Н Фальк в середине XIX века успешно трудились в должности старшего врача губернской больницы.

Основателем акушерско-гинекологической службы в губернии был поляк, доктор медицины Т.А. Бурдзинский. Аптечное дело в начале ХХ в. организовывал поляк В.А. Каминский. В это же время украинец доктор медицины И.О. Сявцило налаживал прозекторское дело в губернской больнице. Первый санитарный врач России И.И. Моллесон — девять лет возглавлял санитарный отдел губернской земской управы.
После революции 1917 года, в советский период на ниве здравоохранения работали врачи самых разных национальностей, среди которых было немало учёных, заслуженных врачей, активных общественных деятелей. Назвать их пофамильно нет никакой возможности, однако нельзя предать забвению таких сотрудников, как доктор медицины П.А. Баратынский – русский, старший врач губернской больницы, директор ФАШ; профессор Ф.И. Беренгоф – немец, один из создателей Бак. Института (впоследствии ТИЭМ); И.М. Берлин – еврей, главный областной хирург, создатель новой хирургической школы; П.Н. Донской – русский, блестящий мастер хирургии, более 50 лет возглавлял Рассказовскую районную больницу; Н.П. Баскаков – русский, универсальный специалист «земского образца», руководил Гавриловской районной больницей более 50 лет; Е.П. Зароастрова – ассорка (ассирийка), первый главный врач областной детской больницы; Я.М. Мандель – еврей, более 20 лет был главным терапевтом области; В.К. Новоторцев — русский, блестящий хирург, инвалид войны, стоя на протезе ноги, производил сложнейшие многочасовые операции; А.В. Шмуттер – немец, главный хирург области; А.М. Писарницкая – еврейка, более 30 лет возглавляла областную психиатрию; С.Н. Попов – русский, учитель большинства рентгенологов области.

Особо хочется отметить заслуги трёх руководителей областного здравоохранения:
Абгар Саркисович Гаспарян — армянин, проработал заведующим областным отделом здравоохранения 13 лет. В годы Отечественной войны активно участвовал в организации мощнейшей госпитальной базы трёх фронтов. Мне было 12 лет, и я хорошо помню, как в начале июля 1941 года доктор Гаспарян со своими помощниками ходил по дворам нашей улицы и призывал жителей жертвовать бельё для госпиталей, которые надо было срочно открывать, а интендантские службы не успевали справиться со срочной поставкой имущества. Он говорил страстно, и люди откликались на призыв и были готовы отдать всё до последней рубашки для защитников отечества.

В 1941-1943 г.г. Тамбовщина была прифронтовой базой трех фронтов, и в этот период, в разное время, было развернуто 145 госпиталей. За умелое руководство были отмечены правительственными наградами руководитель отдела госпиталей при облздравотделе Л. Ф. Бурнштейн начальники эвакогоспиталей: С.Т.Минченко, М.Е. Емельяненко, З. С. Бочарникова, М. М. Финкельштейн, А.А. Лозовский, А. Д.Эскин, Л. В. Гиндин, М. И. Флакс, Н.П. Казанский, С. Т. Гранат, И. А. Пильмейстер; начальники медицинской части госпиталей: Н.Н. Николаев, В.М.Киреева, В.М. Киреева, И. А. Юровицкая, М. Ш. Гутман и другие. Огромная заслуга в успешном лечении раненых воинов принадлежит консультантам госпиталей, среди которых были известные в области специалисты: И .М. Берлин, М. В. Лианский, И. М Виш, В. А. Перлис, М. М.. Футорянский, А. М. Писарницкая, Л. М. Краснянский и другие.

Владимир Николаевич Фалин – русский, Тамбовским здравоохранением руководил 13 лет с 3-х летним перерывом, во время которого был заместителем Министра здравоохранения РСФСР, а затем советником Министра здравоохранения КНДР. За время его руководства значительно укрепилась специализированная медицинская помощь. Большое внимание уделял сельскому здравоохранению.

Георгий Владимирович Ромазанович – русский, но родовые ветви восходят к старинному роду литовских татар. Начинал свою врачебную практику на фронтах ВОВ, 11 лет работал сельским врачом, затем главный врач областной больницы, заведующий облздравотделом. Под его руководством была значительно укреплена материальная база лечебных учреждений области.

В городской больнице имени архиепископа Луки, которой я руководил более 30 лет, трудились около 1400 человек, большинство из которых (1320) были русские, но бок о бок с ними трудились представители 12 национальностей. У всех была единая цель: возвращать здоровье людям, и никогда не было каких либо конфликтов между ними на национальной почве.

В этом году мне исполнилось 83 года и, конечно, давно уже я «еду с ярмарки жизни», но мне хорошо запомнились слова моей добрейшей мамы: «Бог у всех народов един, и никогда у людей не будут распрей, если только им в уши не дуют политологи каждый день, и не вкладывают в их сознание всякую дребедень», и ещё, «любая доброта, проявленная тобой, да возвернётся с лихвой». Она знала, что говорила: её восьмилетнюю сиротку, осенью 1915 году пригнала из Польши война в чисто русский город Тамбов. Там где сейчас находится ДК «Знамя труда» были построены бараки для приёма беженцев. Девочка не знала по-русски ни слова, стояла на ветру, в кофточке, дрожа от холода и безысходности. Но вот к ней подошла незнакомая русская женщина укрыла её большим платком, и вместе с двумя братьями увела к себе в дом. Это платок «согревал» мамину душу всю жизнь, и отзывался необыкновенной маминой добротой. В годы Великой Отечественной войны я не помню дня, чтобы за столом не сидел какой-нибудь несчастный бедняк или эвакуированный. Своим невесткам она всегда говорила о том, что лишняя тарелка супа вас не разорит, а кому-то поможет.

Слова о том, что у всех народов Бог един, я неоднократно слышал от светлой памяти Владыки Евгения в его ежегодных проповедях, которые он произносил в нашей больнице после вручения премий имени Святителя Луки.

Я.И. Фарбер
Почётный Гражданин гор. Тамбова

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *