Борис Тененбаум: Линкольн (главы из книги). Продолжение

 282 total views (from 2022/01/01),  1 views today

На возвышении появился странный человек, чрезвычайно худой и чрезвычайно высокий… Ну а дальше оратор начал говорить — и где-то минут через десять аудитория забыла, как он одет, как он выглядит, и даже забыла, как звучит его голос. Его просто слушали. И послушать его, право же, стоило.

Линкольн

(главы из книги)

Борис Тененбаум

Продолжение. Начало

О том, что можно сделать словом

I

В начале 1859 года Авраам Линкольн, неудачливый политик, говорил своим друзьям, что нет у него ни сил, ни времени на то, чтобы ездить куда-то произносить новые речи. Кампания 1858 года окончена, и удачи она не принесла, а принесла долги, которые надо было как-то погашать. Республиканцы Иллинойса, как организация, оказались должны две с половиной тысячи долларов.

Спрашивать их с мистера Джадда, председателя избирательной кампании, было бы очень нечестно — он уже внес на общее дело 1300 долларов из собственного кармана.

Линкольн пообещал внести 250 долларов, а за остальным обратился к Ньюту Бэйтмену. Мистер Бэйтмен благодаря поддержке республиканской партии выиграл пост суперинтенданта штата Иллинойс по надзору за местными школами.

Так что вежливая просьба — помочь партии деньгами — в сущности, означала требование. Покрыть весь дефицит он, однако, не смог, а тем временем началась свара между Джаддом и его соперником, Вентворфом.

В общем, все шло как обычно, в полном соответствии с поговоркой о победе, у которой много отцов, и о поражении, которое всегда сирота.

Ссоры среди видных республиканцев шли косяком. Линкольн все время говорил, что борьба должна продолжаться и после его отхода от политики: «Мы сражаемся за гражданские свободы и не можем сдаться, даже если мы проиграем не одно, а сотню сражений»

И все, в общем, понимали, что для сохранения партии надо мириться, проигранная кампания 1858 года — не последний бой. Вот только лидера, готового всех примирить на какой-то общей платформе, все никак не находилось…

Тем временем Стивен Дуглас тоже делал выводы из своей выигранной кампании — и, по-видимому, пришел к выводу, что ему надо укрепить свои позиции на Севере, потому что Юг он уже все равно потерял.

А поскольку в 1860 году предстояла президентская избирательная кампания, он и решил устроить тур по штату Огайо и помочь на выборах тамошним демократам. Их голоса могли ему впоследствии пригодиться.

Республиканцы Огайо очень этому не обрадовались — у них не было ораторов калибра сенатора Дугласа. Они пригласили к себе в качестве гостя Авраама Линкольна. Поскольку он не был больше кандидатом ни на какой пост, он мог говорить более свободно, и предполагалось, что его речи могут уравновесить речи Дугласа. Как-никак, все помнили, что дискутировали они на равных и победа досталась Стивену Дугласу, что называется, только по очкам.

Линкольн, несмотря на все свои слова о том, что ему следует отойти от дел политических и сосредоточиться на ведении своих собственных, за сделанное ему предложение просто ухватился. Видимо, у него было ощущение, что они со Стивеном Дугласом так и не додрались.

Кампания 1858 года началась сначала, теперь уже за пределами штата Иллинойс.

II

Вся вторая половина 1859 года оказалась одной сплошной волной политических речей Авраама Линкольна, которые произносились им по всему северо-западу США. После его успеха в Огайо он оказался желанным гостем республиканцев Айовы, Индианы, Висконсина и Канзаса. Везде он говорил примерно одно и то же: всякое благосостояние в основе своей стоит на свободном труде, и всякий, у кого есть пара умелых сильных рук и желание приложить их к делу, имеет шанс добиться успеха.

Он показывал на себя и говорил, что начинал свою жизнь работником по найму: рубил лес, который шел на шпалы, и зарабатывал тогда 12 долларов в месяц.

И он добился успеха, и если это смог сделать он, то, очевидно, сделать то же самое имеет шанс каждый! Но, добавлял Линкольн, свободный труд на земле не должен конкурировать с трудом негров, которым хозяин не платит ничего. Рабовладение не может быть допущено на новые земли — это было бы и нечестно, и аморально. Ибо для рабского труда идеальный инструмент — это слепая лошадь, ходящая по кругу, лишенная и собственной воли, и всякой возможности к осознанию собственных интересов. Рабовладение — зло. И если нельзя пока что искоренить его там, где оно составляет основу социальной пирамиды, то уж допустить его распространение — грех перед Господом.

Речи Линкольна имели большой успех. Отчеты о них стали появляться в газетах. Про него стали говорить, что он превосходный человек. И что его следовало бы номинировать на высокий пост как кандидата от республиканской партии.

Начали поговаривать даже о том, что из Эйба Линкольна мог бы получиться неплохой вице-президент. Поначалу идея выглядела дикой. Но успехи Линкольна, «бесхитростного оратора из народа», продолжались. В Огайо вышла книжка, составленная из его речей, — она стала бестселлером.

Тем временем в среде республиканцев шли оживленные дебаты на важнейшую тему — кто из них наилучшим образом послужил бы интересам партии в 1860 году, в ходе президентской кампании. Выдвигалось несколько кандидатур. Вероятно, сильнейшим из претендентов был сенатор от штата Нью-Йорк, Уильям Сьюард, который к тому же был еще и бывшим тамошним губернатором.

Оказалось, однако, что сторонники партии «ничегонезнаек» и слышать о нем не хотели — как, впрочем, и он о них.

В Пенсильвании имелся свой кандидат, Саймон Кэмерон, — но он был сильно запачкан множеством сомнительных сделок и считался коррумпированным.

Был губернатор Огайо — Сэлмон Чейз, однако даже его друзья признавали, что он хороший администратор, но оратор просто отвратительный.

Был Эдвард Бэйтс из штата Миссури — человек умный, с твердой репутацией консервативного прагматика. Но он не был членом республиканской партии, и как-то не было похоже, что он вообще к ней примкнет, пусть и не сейчас, но хотя бы в каком-то представимом будущем…

И как-то вот так, шаг за шагом, и как бы без особых усилий со стороны Линкольна, его имя стало все чаще и чаще всплывать в качестве возможного выбора партии республиканцев. Он был одним из основателей этой партии. Он был совершенно чист с точки зрения каких бы то ни было нечистоплотных сделок. Наконец, он был оратором, собиравшим огромные толпы.

В феврале 1860 года его пригласили в Нью-Йорк, с просьбой выступить перед собранием молодых республиканцев.

III

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/b/b0/Lincoln_O-17_by_Brady%2C_1860.png
Авраам Лимкольн, 27 февраля 1860

Юрист из Иллинойса слабо представлял себе, перед какой аудиторией придется ему выступать. Он только знал, что делать это ему надо «в старых штатах, там, на Востоке», и не хотел ударить лицом в грязь.

Так что Авраам Линкольн заказал себе самый лучший костюм, какой только можно было раздобыть в его краях, и выложил за фрак, пошитый в мастерской «Вудс и Хенкле», целых 100 долларов.

Реальность, с которой он столкнулся в Нью-Йорке, по-видимому, его несколько удивила, потому что там в числе «молодых республиканцев» его поприветствовал Уильям Брайант, которому как раз стукнуло 65 лет.

27 февраля Линкольн в первый раз в жизни смог полюбоваться на Бродвей. Ну, и ньюйоркцам тоже не терпелось полюбоваться на «одинокую звезду Иллинойса», как Линкольна именовали газеты на Западе.

Что подумал о Нью-Йорке Линкольн, мы не знаем, — он своим мнением на этот счет с потомством не поделился. Но вот Нью-Йорк посмотрел на провинциала с веселым недоумением. Наряд, на создание которого Линкольн не пощадил ни трудов, ни расходов, понимающим людям показался довольно нелепым. Зал, в котором Линкольн должен был выступать, оказался забит до отказа.

Публика ожидала увидеть на подиуме нечто странное, и она не была разочарована. На возвышении появился странный человек, чрезвычайно худой и чрезвычайно высокий, с очень длинными руками и ногами, — в общем, это был далеко не тот облик, в котором ньюйоркцы представляли себе государственного деятеля. И голос у него оказался тоже нехорош — слишком высокий, даже какой-то пронзительный.

Ну а дальше оратор начал говорить — и где-то минут через десять аудитория забыла, как он одет, как он выглядит, и даже забыла, как звучит его голос. Его просто слушали. И послушать его, право же, стоило.

Шаг за шагом, с безупречной логикой, слушателям доказывалось именно то, что им хотелось услышать. Тезис Стивена Дугласа гласил, что «отцы-основатели» оставили решение вопроса о рабстве на местные законодательные ассамблеи.

Нет — говорил Линкольн — это не так.

Рабство не разрешалось на федеральных территориях, не включенных в тот или иной штат, и более того — покупка рабов, привезенных из Африки, была запрещена конгрессом еще в 1807 году. Аргумент сенатора Дугласа, гласящий, что федеральное правительство никогда не вмешивалось в дела, связанные с рабовладением, — чистая неправда.

Далее оратор перешел к сенсационному делу Джона Брауна — известного аболициониста, того самого, который уже отличился свoей партизанской войной в Канзасе.

Морские пехотинцы штурмуют форт Джона Брауна

В середине октября 1859 года oн попытался захватить городок Харперс-Ферри в западной части Виргинии — там был расположен правительственный арсенал на 100 тысяч ружей. Вообще-то, Джон Браун надеялся поднять восстание рабов, но из его попытки ничего не вышло, его отряд был окружен и уничтожен, а его самого судили и приговорили к повешению.

В последнем слове он сказал, в частности, следующее:

«Библия учит меня, что я не должен делать людям того, чего я не хочу, чтобы люди делали мне. Далее, она учит меня «помнить тех, кто в оковах, как будто бы и ты закован с ними». Я пытался действовать согласно этому учению… Я верю, что мои действия… были правильными».

Его повесили, как и полагалось по приговору, но сам по себе мятеж Джона Брауна вызвал огромный резонанс.

От аболиционистов отшатнулись даже на Севере. Перед тем как его повели на виселицу, Джон Браун сказал, что он теперь уверен — «только кровь смоет великое преступление этой греховной страны» — и что он напрасно тешил себя мыслью, что отмены рабства можно достигнуть без большого кровопролития.

Но кровопролития вовсе не хотели. Никакого — ни большого, ни малого. И сенатора от штата Нью-Йорк, Сьюарда, как раз и обвиняли в том, что его бескомпромиссная политика по отношению к Югу подстрекает людей вроде Джона Брауна на безумные мятежи, которые приходится подавлять крайними мерами.

Слушателям Авраама Линкольна в Нью-Йорке, естественно, хотелось узнать, что же он думает по такому острому вопросу, как вооруженный мятеж.

Линкольн от вызова не уклонился.

IV

Джон Браун

Как ни странно, говоря о Джоне Брауне, Линкольн обратился не к своим слушателям, а как бы к южанам. Он сказал, что партия республиканцев и не думает вмешиваться в отношения между рабами и рабовладельцами на Юге. Он заверил их, что в случае любых восстаний федеральное правительство встанет на сторону защиты закона и порядка и что согласно Конституции федеральное правительство не имеет права освободить рабов.

Но он, Линкольн, протестует против заявлений сенаторов Юга об их намерении выйти из Союза в случае, если президентом будет избран республиканец.

«В этом случае, говорят они, вы разрушите Союз, и вина за это огромное преступление падет на вас. Интересная логика. Грабитель приставляет вам к голове пистолет и говорит, чтобы вы делали то, что он велит. «А иначе я стреляю, и на тебя падет вина в совершенном убийстве».

Затем Линкольн обратился уже непосредственно к своей аудитории:

«Даже перед лицом провокаций мы не должны действовать импульсивно, под влиянием страстей. Даже если южане не будут нас слушать, мы должны трезво взвесить их требования и подчиниться им, если мы после серьезного обсуждения решим, что мы можем сделать это, не нарушая долга».

Удовлетворит ли это южан? Тут есть проблема, говорит Линкольн:

«Мы знаем по опыту, что мы убедим их в нашем нежелании вмешиваться в их дела только тогда, когда мы перестанем говорить, что рабство — это плохо, а станем говорить, что рабство — это хорошо. И это должно быть доказано не только словaми, но и действиями. Мы должны изменить все наши взгляды, а иначе они не поверят, что все их беды идут не от нас».

Так что же остается делать? Да ничего особенного — надо просто выполнять свой долг и делать правое дело, бесстрашно и эффективно, и не дать рабовладению распространиться на федеральные земли, а уж кстати и еще одно — не следует позволять Югу навязывать свободным штатам правила, которые устраивают Юг. Свою речь Линкольн закончил словами:

«сохраним же веру в то, что правота дает силу, и с этой верой осмелимся выполнить наш долг, так, как мы понимаем его».

Все полторы тысячи человек, собравшиеся в зале «Купер Юнион» в Нью-Йорке, встали в едином порывe.

Зал взорвался аплодисментами.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Борис Тененбаум: Линкольн (главы из книги). Продолжение»

  1. Читала всё, что смогла купить. Подарки с Вашими книгами ушли сыну в Питер, дочери — в Бухарест, друзьям в Москву, Челябинск, Миасс, опять же в Питер.
    Что до «Линкольна». Читаю. Текст идёт с трудом, но здесь проблемы во мне)) — мало знаний в этой области. Спасибо! Тада раба!

    1. Strafima
      Что до «Линкольна». Читаю. Текст идёт с трудом, и т.д.
      ==
      Может быть, вам пригодится обзорная лекция по «Линкольну»? Она была в свое время записана для Сетевизора. Всего один час, и ведущий «выключил» все, что относилось к Гражданской войне (отложили до следующего раза, который не случился), но все же лучше, чем ничего:
      https://www.onlinetv.ru/video/2526/?autostart=1

  2. В историческом исследовании (или экскурсе) очень важно чувство меры. Можно увлечься многосторонними уточнениями или созданием красочной картины – и утонуть в деталях. Я понимаю Вас, Бенни, но мне кажется, что умение вести главную линию, выделять доминантные точки – одна из сильных сторон творчества Бориса Тененбаума. Благодаря этому, читатель умело направляется к собственному выводу, который, вроде бы, никак не связан с автором, а только с объективно поданной информацией.
    Публикация очень своевременна в свете сегодняшней трагикомической ситуации. Для меня эти события и чтение Вашей, Борис, увлекательной работы – как параллельный монтаж.

    1. Самуил Кур
      ==
      «Линкольн» вышел в 2013. И три года назад, уважаемый коллега, мне и в голову не могло придти, что детали избирательной кампании 1860 года окажутся зримой параллелью тому, что происходит в 2016. Как бы ни окончились теперешние выборы — они войдут в историю США.

  3. Интересно, очень познавательно и просто получаю удовольствие от чтения.
    Маленькая придирка или конструктивная критика (я даже сам не знаю, что же это такое): по-сравнению с доводами Линкольна — доводы сторонников рабства на новых территориях объяснены довольно поверхностно.

    1. Бенни: «… по сравнению с доводами Линкольна — доводы сторонников рабства на новых территориях объяснены довольно поверхностно …».
      ==
      На круг — я бы с этим согласился. Здесь вообще многое, что можно было бы углубить. Например, есть хорошая фундаментальная книга, «Seed of Albion», в которой рассказывается о разнице между обществом дворян, заселивших Юг, и обществом фермеров/торговцев, заселивших Север. Но на книгу дается оговоренное время, и есть заранее оговоренный объем. Необходим отбор, с ударением на самом существенном. В данном случае, ударение сделано на объяснении, почему выбор партии республиканцев пал именно на Линкольна.

      1. Б.Тененбаум: … Необходим отбор, с ударением на самом существенном. В данном случае, ударение сделано на объяснении, почему выбор партии республиканцев пал именно на Линкольна.
        ————
        Вы написали книгу «Линкольн: как американцы выбирают президента», а я читал книгу «Линкольн: история Гражданской Войны в США».
        Значит мой коммент это НЕ «конструктивная критика» а «придирка».

  4. Б.М!
    Читают ли Линкольна?!
    Думаю, что читают с вниманием и интересом. Я лично поступаю именно так. В принципе эта Ваша вещь соответствует тому стандарту, который Вы установили для ваших литературных произведений и который оправдан вниманием читателей бумажных книг и вниманием телевизионщиков. Оба эти момента не приходят просто так, на голом месте.
    Не всегда следует и, наверное, не всегда нужно писать отзывы. Посудите сами, ведь для того, чтобы выйти за границы однозначных «замечательно», «интересно», «жду продолжения» и т.п. следует быть хорошо в теме, а этим боюсь, похвастать могут немногие. Бывают случаи, когда я предпочитаю послушать и поучиться.
    Для того, чтобы написать исторический экскурс даже не на такую ответственную тему, как «Линкольн», а на менее конкретную и допускающую некоторые «вольности» добросовестному автору, а к их числу я безусловно отношу и Вас, приходится перекапывать горы материала, производить сравнение источников и версий, оценивать качество переводов, тщательно изучать всякого рода побочные моменты и т.п.
    С другой стороны, автор ждет отзыва, это своего рода обратная связь и стимул к дальнейшей работе.
    Дилемма.
    Вам спасибо и успехов.
    М.Ф.

  5. Как всегда, с удовольствием читаю Ваши книги. Много новой, интересной информации, написано легко и даже, я бы сказала, изящно.

  6. Жду продолжения
    ==
    Спасибо. По плану, повествование будет доведено вплоть до первого выстрела Гражданской войны — а там увидим.

    P.S. Буду знать, что «Линкольна» все-таки читают

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *