Александр Левинтов: Сентябрь 16-го. Продолжение

 194 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Нам ничего не остаётся, как говорить метафорами, иносказаниями, подменять логику неясными и зыбкими образами, всплывающими во кромешной тьме карнавальной ночи. И потому нас, наших государей и господ, нашу страну и нас самих, всё время трясёт и качает. Мы не устаём жить в зоне турбулентности, но и привыкнуть к ней невозможно.

Сентябрь 16-го

Заметки

Александр Левинтов

Продолжение. Начало

Карнавальная ночь, или
В зоне турбулентности

Когда кругом всё плохо, принято говорить о будущем: в советские времена — о светлом будущем, в наше время — о том, что будет ещё хуже.

Но меня интересует настоящее, уже хотя бы потому, что в силу имперфектности нашего презенса никто не может сказать, когда и отчего оно, настоящее, началось и когда и чем кончится. Можно делать только предположения.

Наше настоящее началось с танковых залпов по парламенту 4 октября 1993 года. Ни один российский телеканал не был допущен к съемкам государственного переворота, поэтому мы видели только многочасовой репортаж CNN, что сами по себе было нестерпимо унизительно.

И мы, и весь мир увидели в этот день и поняли, что в России с демократией покончено, что власть в стране принадлежит не закону, праву, большинству или политическому проекту, а воле — воле всего одного человека, к тому же, к несчастью, негодяя по понятию негодяя, то есть человека, негодного для того дела, за которое он взялся.

Строго говоря, авторитаризм в России возник ещё с Рюрика, импортирован нам в 9 веке и, за редкими исключениями (семибоярщина, Смутное время, 642 дня от роспуска СССР до расстрела парламента), не прекращался. Это значит, что затянувшийся авторитарный презенс закончится только при завершении истории нашего государства и это завершение и станет спасением всего человечества, о котором (спасении) мы все эти века только и мечтали.

То, что происходит сегодня, очень напоминает карнавальную ночь.

Во-первых, это действительно ночь, и не видно ни зги, что там делается: там — наверху и там — у нас за окнами. Абсолютно непроглядны жизнь, мысли, намерения всех, от управдома до президента. В этих потьмах совершенно непонятно, почему вдруг начинают строить рядом с домом тренажёрную площадку, крушить ларьки и магазинчики у метро, где мы привыкли покупать газеты и горячий хлеб, разрывать только что уложенный асфальт, делать тротуары шире проезжей части там, где люди давно уже не ходят, бомбить страну, расположенную от нас за тридевять земель, начинять несчастных инвалидов допингами перед гладиаторскими играми, запрещать есть и пить нечто приличное, заставляя питаться калятиной и тухлятиной, а заодно и лечиться не общепризнанными препаратами, а сомнительными деревенскими поделками.

Во-вторых, это действительно карнавал: происходит в реальности одно, а показывают нам нечто совсем другое: мы захватываем чужую территорию, а нам показывают, что мы освобождаем свою, мы копируем фашистов, но фашистами называем других, нам обрезают зарплаты и пенсии, а цены взлетают и взлетают, но мы верим/нас уверяют, что наше благосостояние растет. Карнавал принимает тотальные формы: все и всё в масках и ничего подлинного и настоящего. Вот именно этим и отличается наше настоящее — оно ненастоящее. И нет ни достоверных фактов и цифр — сплошное марево лжи и декораций (потому и в этом тексте их также нет).

Нам ничего не остаётся другого, как говорить метафорами, иносказаниями, ссылаться на аналогии, по большей части худые, подменять логику неясными и зыбкими образами, всплывающими во кромешной тьме карнавальной ночи.

И потому нас, наших государей и господ, нашу страну и нас самих, всё время трясёт и качает. Мы не устаём жить в зоне турбулентности, но и привыкнуть к ней невозможно. Многих уже тошнит и многим кажется, что мы падаем и вот-вот грохнемся оземь, но ничего такого нет, и к ужасу тех, кто за штурвалом и тех, кто в креслах салона, полёт продолжается — в штатном расписании.

Египетский укроп

Мы переживаем наследие советской экономики до сих пор и будем переживать ещё долгие годы.

Вот два из этой скорбной череды последствий.

С самого начала, неизвестно из каких теоретических экономических соображений (скорее всего, никаких), было установлено, что производство средств производства (группа А) важнее производства средств потребления (группа Б):

— инвестиции преимущественно направлялись в группу А и собственно вся индустриализация 30-х годов была ориентирована именно на это, при чём вооружения, которые никоим образом не относятся к средствам производства, были не только в этой группе, но и имели приоритетное значение.

— зарплаты в группе Б были заметно (практически вдвое) ниже, чем в группе А, даже если это были одни и те же работы и специальности, например, ремонтники, электрики, наладчики, водители и т.д.

— лёгкая, пищевая и местная отрасли промышленности (а это, по сути, и есть костяк группы Б) технически сильно отставали и были техническим арьергардом, крайне медленно модернизировались и обновлялись,

Второе связано с коллективизацией, приведшей к сильному упрощению сельского хозяйства. Все планы, отчетности и статистика по советскому (а теперь и российскому) сельскому хозяйству сводится к очень лапидарной номенклатуре самых простых продуктов:

— зерновые (5-6 сортов),
— бобовые (горох и соя),
— картофель,
— овощи (чохом),
— бахчевые (чохом),
— волокнистые (хлопок, лен, конопля),
— виноград,
— мясо (три вида),
— молоко,
— шерсть,
— птица (куры, гуси, утки),
— яйца,
— вот, кажется, и всё…

Хлеб — культура партийная, я сам видел на Украине осыпающиеся плодами сады: все силы брошены на уборку хлеба.

Государству совершенно было безразлично, сколько в стране производится мёда, выращивается табака, инжира, айвы, кизила, фисташек, укропа, майорана, хрена, горчицы, кроликов, мака и страусов. За всю жизнь я не видел в нашей стране ни одного орехового сада, в отличие от Калифорнии.

Всё, что ни входит в государственный реестр сельхозпродуктов, государством игнорируется и не замечается. В результате вся это совершенно не экзотика выпала из забот и деятельности колхозов и совхозов, которые называются теперь агрохолдингами. Всё это — в частном, приусадебном, садово-огородном и дачном хозяйстве, распылено, не имеет селекции и агротехнологий, бессвязно и более, чем наполовину принадлежит натуральному, а не товарному производству.

Мне бизнесмен, занимающийся составлением и расфасовкой пряностей и приправ, жалуется:

— Чеснок покупаем в Китае, перец — во Вьетнаме, Индии и Бразилии, хотя он вполне может выращиваться у нас, укроп и всякую зелень (кинзу, петрушку, базилик, майоран, тимьян, эстрагон, мяту, тмин и всё прочее) — в Египте, хотя это спокойно можно выращивать у нас, без особых хлопот и затей. Мне в год надо 5 тонн сушёного зелёного укропа — я отчаялся найти хозяйство, которое выращивало бы этот укроп в таких объёмах — только пучками и пучочечками. Я долго гонялся за производителями мяты, а когда нашёл, то — мама, не горюй! — эта мята оказалась втрое дороже египетской.

Да, мы не производим кардамон, корицу, гвоздику, ваниль, многие виды перцев, шафран и многое другое, но мы быстро приобщаемся к европейской и азиатской кухне, где они необходимы. Да и наша отечественная традиционная кухня не обходится без них. Мы могли бы многое из этого производить, но — парадокс: у нас есть культура потребления пряностей и приправ, но полностью отсутствует культура товарного производства.

И, судя по всему, задумываться об этом мы начнём нескоро, гоняя суда и самолёты за этой обыденнейшей мелочёвке.

До основанья, а затем

Что происходит в министерстве, когда увольняют одного министра и назначают другого?

В цивилизованных странах обычно ничего не происходит: институт министерства продолжает функционировать в своём бюрократическом ключе. Изменения происходят только под воздействием общественного мнения и законодательства. От того, кто победил, республиканцы или демократы, виги или тори, в бюрократических структурах исполнительной власти ничего не меняется:

«Рельсы по мосту вызмеив,
гонку свою продолжали трамы
уже при социализме»
(В. Маяковский «Хорошо!»)

У нас происходит кадровая революция.

Васильева, новый министр образования и науки, до того, к образованию относившаяся по касательной, не вдаваясь в суть дела, первым же своим приказом, буквально на третий день после восшествия на министерский престол, уволила трёх замминистров, трёх начальников департаментов и ключевую фигуру в аппарате министерства по подозрению в лояльности к предыдущему министру, Ливанову.

За ними, несомненно, последуют те, кто лоялен им. Можно не сомневаться, что к новому году вычистят около трети сотрудников министерства. Вплоть до личных шоферов тех, кому положены были казённые служебные машины.

Никакой передачи дел — людей увольняют в одночасие.

Не за дурные дела и ошибки, не за убеждения и профессиональные качества — по сопричастности с уволенным министром.

Такая вот бестолковая и безвкусная фамильярность.

Конечно, придут другие — свято место пусто не бывает, особенно, если оно тёплое и хлебное. Такие же неопытные, непрофессиональные, как и предыдущие, в полном беспамятстве работы министерства в предыдущие годы, при другом министре.

Что остаётся? — немногое:

— структура министерства практически остаётся неизменной;
— остаются охранники, уборщицы и буфетчицы;
— в кабинетах начальников остаются задние комнаты-спальни, с ванной, туалетом, холодильником и буфетом;
— остаются кадровики и чекисты Первого отдела, ведь кто-то должен вести слежку и стучать, доносить и указывать, кого надо увольнять (но никогда — кого надо принимать на работу).

Вот и всё.

Вот и всё.

Вот и всё.

Именно потому так некомпетентны и непрофессиональны наши бюрократы.

Именно потому так неэффективно руководство отраслью или сферой.

Именно потому у нас любая кухарка может управлять государством, может — и управляет.

Эта ситуация повторяется во всех министерствах и ведомствах — она тотальна.

Эта ситуация повторяется по всей толщи иерархии, от президента до домуправа — она тотальна.

Эта ситуация воспроизводится при любом строе, от раннего феодализма удельных княжеств до позднего гос.рынка — она исторически тотальна.

И это очень контрастно тому, что те, кто должен, и по Конституции, и в угоду здравому смыслу, подвергаться регулярной ротации за счёт выборов, годами и десятилетиями сидят президентами, губернаторами, мэрами, депутатами Госдумы и прочих дум.

Организационная нелепость устройства российского государства — одна из принципиальных причин беспорядка в стране и отсутствия порядочности вообще. Прав был классик: «страна, как есть, обильна, порядка только нет» (А.К. Толстой «История государства российского»).

Устав от полиции

Сильно устав от полиции, её произвола, жестокости, бесчеловечности, вседозволенности, откровенного хамства и явной склонности к криминальной деятельности, я полез на официальный сайт МВД РФ и извлёк первую, основополагающую часть их устава. Вот она:

ДИСЦИПЛИНАРНЫЙ УСТАВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Глава 1. Общие положения

1. Настоящий Устав обязателен для исполнения сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации (далее — сотрудники).

2. Настоящий Устав определяет:

а) сущность служебной дисциплины в органах внутренних дел Российской Федерации (далее — органы внутренних дел);

б) обязанности сотрудников по соблюдению и поддержанию служебной дисциплины;

в) обязанности и права руководителей (начальников) по поддержанию служебной дисциплины;

г) обязательность исполнения приказов и распоряжений руководителя (начальника);

д) порядок применения мер поощрения;

е) порядок наложения и исполнения дисциплинарных взысканий;

ж) порядок учета мер поощрения и дисциплинарных взысканий;

з) порядок обжалования дисциплинарных взысканий.

Никаких других, кроме дисциплинарного, уставов у полицейских не имеется, что более, чем странно — не дисциплине же и не ради дисциплины они служат и деньги получают, между прочим, мои, как налогоплательщика. Мне совсем не нравится, что эта армия (а это по численности и вооружениям — огромная армия, под полтора миллиона человек, что вполне сопоставимо с численностью вооруженных сил США — 1.380 млн. чел.).

Не удовлетворившись уставными документами, я посетил официальный сайт МВД РФ и удивился ещё больше:

— никакой миссии и назначения;
— никаких функций и обязательств перед обществом;
— никаких ссылок на закон о формировании МВД РФ, сплошные самострой и самозванство;
— слоган МВД РФ «служим России, служим закону» более чем двуличен: Россия — это что за объект служения? Это Путин, что ли, со своим криминальным шлейфом? Закон — это что? это то, что Мизулина, Яровая и подобные им параноики строчат как из «максима»?

А как быть с безопасностью населения и защитой прав и свобод человека, как быть с соблюдением Конституции и обеспечением этого соблюдения всеми? Как быть с поддержанием общественного порядка? Кто должен оберегать сон и покой граждан?

Ничего этого не предусматривается и даже не декларируется.

Право голоса, право слова, право мнения

Если выделять из всего объёма прав естественные (право жить, право дышать, право перемещений, право дома/крыши над головой и т.п.) и политические, обеспечиваемые общественным договором, то самым простым и очевидным, фундаментальным среди последних является право голоса. Все манипуляции с процедурой голосования и подсчёт голосов есть тяжкое преступление, по силе тяжести не уступающее убийству. Именно поэтому в нашей стране никогда не проводятся расследования этих политических убийств — не хватит осин в лесу для этих негодяев.

Право голоса, как и всякая другая социальная свобода, ответственна, а потому не распространяется на всех, избирательна. Это (а не паспорт) является атрибутом гражданства. Значительная часть людей, интересы которых должны быть учтены при выборе тех, кто обличается властью, не имеют права голоса: дети, сумасшедшие, недееспособные, осуждённые преступники, граждане других стран и люди без гражданства: все они имеют всю полноту естественных и политических прав, кроме право голоса.

Это право достаточно интимно — личный выбор человека не контролируем и не разглашаем, точно также, как и право отказа от голоса. Эта интимность важна и сама по себе и ещё потому, представляет собой коммерческую тайну: политик или политическая партия публично предлагает свой политический товар (а не свою кандидатуру) в виде политического проекта или пакета таких проектов, а также пути реализации этих проектов, избиратель же платит единой для всех валютой — голосом. Голос распоследнего и неграмотного бедняка равен голосу богача или учёного, голос мошенника и подлеца равен голосу святого. Это несправедливо, а потому правильно, но должно быть сохранено в тайне. При равенстве наших голосов мы сами между собой неравны и разны.

Право слова всеобще, публично и существует в любом пространстве, включая политическое. Оно независимо от право голоса и может принадлежать любому: это и слезинка одно замученного ребёнка и последний вздох Иисуса-человека «Боже, Боже, для чего Ты оставил Меня?». Вот тут не наши голоса имеют равный вес и цену, но мы сами. Перед лицом человечества мы все равны и каждый из нас равен всему человечеству, хотя бы потенциально. Потому что никому не дано знать: возможно, он и есть последний в ряду человечества и на нём лежит ответственность за всё человечество.

Лишать человека голоса — преступление гораздо более тяжкое, нежели лишать его жизни: жизнь ему дали его родители, а слово принадлежит полностью ему. И если «в начале было Слово», то в начале каждого из нас, не биоида, но человека, также лежит Слово, посягательство на которое — посягательство на человека и на весь мир, потому что каждый из нас — не только последний человек в истории, но и первый — в сотворении мира.

Право мнения: и компетентного, построенного на знаниях и убеждениях, и некомпетентное, держащееся на апломбе, самовыражении и невежестве, -— всеобщее право. Исключение составляют только:

— представители исполнительной власти,
— журналисты и, говоря вообще, представители СМИ.

Первым запрещено иметь своё мнение, по ому что они должны придерживаться мнения своих избирателей, которые заплатили за свой выбор своими голосами под честное слово кандидата — и он обязан слушать только их, а не самого себя или своих однопартийцев. Не может существовать партия власти, потому что конституционно власть принадлежит народу, а не личностям и партиям.

Вторые должны оповещать только о фактах и мнениях других людей, по возможности, как можно более разные мнения, не становясь ни на чью сторону.

Уже сто лет в нашей стране мы лишены права мнения, потому что те, кто не имеет этого права, имеют и навязывают нам своё мнение. Тем самым они лишают нас чувства собственного достоинства, независимости и гражданства. И мы унижаем себя тем, что терпим этих узурпаторов нашего права.

«Байер» (Леверкузен) vs «Северная звезда» (пгт Кузьмоловский)

«Байер» (Леверкузен) «Северная звезда» (пгт Кузьмоловский)
страна Германия Россия
местоположение Северный Рейн-Вестфалия (38 км от Дюссельдорфа) Всеволожский район Ленинградской области (65 км до Всеволожска)
срок существования с 1863 г. с 1995 (в этом месте — недавно)
численность населения 161.3 тыс. (2005) 10.0 тыс. (2016)
достопримечательности ФК «Байер», один из лидеров бундеслиги достопримечательности в посёлке Кузьмоловский отсутствуют
Цена 1 табл. (20 мг полезного вещества) 14.75 руб. 2.8 руб.

Это странное сравнение Слона и Моськи, дочери Вандербильдта и Эллочки Щукиной имеет вовсе не юмористический, скорее трагический характер.

Не желая травиться неизвестно какой дрянью, производимой неизвестно кем, неизвестно на каком оборудовании и сырье (фармзавод «Северная звезда» даже не упоминается в списке местных предприятий: «В посёлке работают: завод по производству консервов для домашних животных датской компании Aller Petfood, РНЦ «Прикладная химия» (быв. ГИПХ, крупнейшее предприятие), ОАО «Изотоп» (химическое предприятие, перевалка радиационных отходов), ВНИИСК (химическое предприятие). Также действуют: автоколонна № 7, ДЭО (старое название — Дорожное эксплуатационное управление), пекарня, производство электромонтажных изделий и кабеленесущих систем ООО «ЕКА групп» и др.», я вынужден был написать заявление об отказе от бесплатных лекарств отечественного производства. А других, неотечественных препаратов больше нет. И это возникло задолго до введения антисанкций. Монетаризацию этого отказа я смогу реализовать только с 1 января следующего года, если, конечно, доживу.

При этом сама монетаризация носит весьма любопытный характер: это всего лишь 400 с чем-то рублей в месяц. У меня не бог весть какой букет хронических заболеваний, но набор импортных лекарств обходится в сумму около 3 тысяч рублей в месяц, а в пересчете на российские аналоги, подделки и суррогаты — почти полторы тысячи.

Хорошо, что я продолжаю работать и, следовательно, в состоянии обеспечивать себя реальными лекарствами, но основная масса моих сверстников и коллег по профессии пенсионера вынуждены вымирать — и от болезней, и от лекарств от них. Мы, будущие покойники, заметно молодеем.

Кому этот город

Я смотрю из огромного окна на 22-ом этаже одной из «книжек» Нового Арбата на Москву, которую привык называть своим городом, который когда-то хорошо знал и много лет изучал: хаос построек, крыш, шпилей, совершенно исчезнувшая планировка, выпирающие, бросающиеся в глаза новоделы: даже с этой высоты нелепый храм Христа Спасителя подавляет и поглощает храмы Кремля. Этот город архитектурно уничтожает свою историю, да и культуру, пожалуй, также, поскольку все эти новые здания и сооружения явно вторичны, содраны с чужих образцов, космолитичны. Смешно, но Питер по сравнению с Москвой — исторический город.

Нет, Москва — не для культуры и истории, она прежде всего — для пыли в глаза. А ещё для кого?

Гастарбайтеры

Таджики, киргизы, узбеки, казахи, украинцы, молдаване, белорусы, вьетнамцы — вот этнический состав гастарбайтеров, подол социальной структуры. Эти люди занимают самый массовые и неквалифицированные ниши рынка труда: строители, дворники, работники фаст-фута и т.п. Они живут в отвратительных, порой чудовищных условиях, как клопы за обоями. Они почти ничего не потребляют, кроме самого необходимого и самого дешёвого -— все деньги отправляются домой, в семьи и родителям. Многие живут в Москве уже 15-20 лет, подрастает и следующее поколение, такое непритязательное и чуждое культуре и образованию. Все они — нелегалы, полулегалы и почти-легалы. По аналогии с античными Афинами они — метэки, неполноправные или даже бесправные (рабы и бывшие рабы) недограждане, входящие в численность населения лишь отчасти и не более того.

Торговцы

Ещё до всякой приватизации все плодоовощные базы, продовольственные склады и всё оптовую инфраструктуру захватили дагестанцы и азербайджанцы. За ними потянулись армяне, грузины, татары, чуваши, чеченцы и другие кавказцы, китайцы — русские неохочи до торговли, а советским строем и отучены от неё. Евреи уехали, оставив в качестве заложников лишь творческую и научную прослойку, тощую и продолжающую тощать.

Торговцы стараются жить кланами, дагтаунами и азтаунами, со своей сетью ресторанов, магазинов, культовых мест. Это — ксены и проксены, по большей части, легальные жители, но не члены общества. Они вездесущи и разномасштабны: чеченцам, например, принадлежит престижный комплекс под Манежной площадью и многие другие знаковые узлы. Они держатся в тени, под защитными зонтиками московских властей, получающих за свою защиту неслыханно.

Азербайджанцы предпочитают владеть рынками и базарами, более или менее в открытую. Дагестанцы держат базы и склады, оптовую торговлю.

Эти торговцы вездесущи: летом и осенью почти в каждом микрорайоне спальной Москвы стоят грузовички-фургоны — с колес продаются фрукты, овощи, мясо, картошка, помимо ветеринарных служб и налоговых инспекторов, что рискованно не столько для торговцев (от любого участкового можно легко откупиться, ведь он заинтересован, чтобы этот источник его скромных доходов не иссякал и никуда не уезжал с его участка), сколько для потребителей и их здоровья, а в крайних случаях — жизни.

Есть и ещё одна категория торговцев в Москве — провинциальные челноки-коробейники. Если они на колёсах, то они скупают, «высасывают» товар малым оптом из гигантских торговых плаз и комплексов вдоль МКАДа, а если пользуются железной дорогой, то забивают вагоны, купе и багажные отделения под завязку, по 20-30 тюков каждый. Летают они и самолётами. Удивительно, но Москва и Замкадье обеспечены товарами ещё более несправедливо, чем это было в СССР.

Москва — город торгашеский.

Собственно москвичи

Обитатели хрущёбок и брежневских девяти— двенадцатиэтажек, серых, унылых, монотонных, как старушки во Втором доме собеса в Старгороде.

Для них — магазины и услуги шаговой доступности, рыночки выходного дня, автобусный фидерный развоз от станций метро ко капиллярным улицам и проездам. Для них — стандартные школы, детские сады и поликлиники, вечно набитые людьми и потому тотально называемые клоповниками. Собственно москвичи заметно стареют, опенсиваются: рабочие места в Москве москвичам почти не принадлежат.

Россияне

Тут надо выделить несколько ведущих кластеров.

Гости столицы

Транспортно Россия устроена так и таким образом, что для того, чтобы попасть заграницу, или на юга (с северов), или даже в соседний город, надо непременно это делать через Москву, через Центр, расположенный на крайнем западном отшибе страны. И потому многие застревают в Москве, добровольно или вынужденно, на несколько часов или дней. Конечно, культурные места и заведения для них сильно ограничены, но поп-культура, масс-культура, а также магазины и макдональдсы — пожалуйста. Теперь ведь посещением Макдональдса в разных медвежьих углах гордятся также, как посещением мавзолея в советские годы. Всё также приезжие рвутся на ВДНХ, которая теперь ВВЦ, по избитым маршрутам городского туризма и в развлекательные центры, совмещённые с торговыми монстрами.

Понаехавшие

В Москву тянет всех, и ближних, и дальних, и тех, кому и у себя неплохо, и тех, кому плохо везде. Они активны, у них острые локти и сильно затупленные совести, они быстро ассимилируют и адаптируются и уже через несколько лет начинают считать себя коренными, а всех, кто позже, понаехавшими. Они составляют неописуемый социальный коллаж и тем самым истребляют сами понятия горожанина и москвича. Этот город, его балаганность, ненастоящность — для них, прежде всего для них, только для них.

Просто арбайтеры

Москва пылесосит рабочую силу в радиусе 500 километров, как минимум. Едут из Твери и Ярославля, Нижнего и Смоленска, Тулы и Рязани. Едут ежедневно либо вахтуют рабочую неделю, живя вскладчину в общежитиях и съемных квартирах. Больничные нянечки и санитарки, уборщицы и продавщицы, офисный планктон и ремонтники, охранники и сторожа, канцелярские крысы и школьные учителя — их гораздо охотней берут на более или менее квалифицированные работы, нежели москвичей: они бесправней, безропотней и безмолвней. В Москве им по сути ничего не надо, кроме оплачиваемой занятости.

Иностранцы

Этих не убывает, хотя санкции и местный криминалитет по идее должны отпугивать.

Туристы

Произошла весьма заметная переориентация туристов: теперь это, в основном, не европейцы и американцы, которые откровенно брезгуют нашим странным и опасным гостеприимством, а китайцы и индусы. Особенно плотно они оседают вокруг Кремля и на традиционных туристических площадках. Для европейцев Москва была (и остается) почти Азией, для азиатов — почти Европой.

Из-за дневной торгово-рабочей толчеи, экскурсии по метро проходят теперь ближе к полуночи: у засыпающих на ходу экскурсантов нет сил восхищаться подземными дворцами и лепниной. Скоро откроют наземное кольцо метро — вот, куда рванут туристические фирмы и компании: возить интуристов по этому кругу дёшево и долго, один оборот занимает 75 минут только в одну сторону.

Бизнесмены, СМИ и официальные лица

Их не так много, но для них строится престижное жильё, вылизанные на западный манер офисы, это всё — вестибюльные потёмкинские деревни: мы, мол, тоже цивилизация. Здесь — и безопасно, и шикарно, и вышколено, но несообразно дорого. По этим роскошным лекалам иностранцы судят о России и относятся к ней уважительно-снисходительно: догоняйте, ребята!

Бывшие соотечественники

Москва также хочет утереть носы бывшим россиянам, приезжающим полюбопытствовать, что тут такое получилось и происходит. Кто-то уезжает, разинув рот и выпучив глаза, кто-то — отплёвываясь и чертыхаясь, но таких как я, возвращенцев, — битые единицы.

Криминалитет

В Москве крутится более 90% всех денег в стране, добываемых преимущественно не трудом и интеллектом, а из недр, таёжных, тундровых и просто заполярных. Криминалу, организованному и неорганизованному, интересны только они, деньги. Именно поэтому в Москве преобладают имущественные (например, квартирные кражи), денежные (например, нападения на инкассаторов) и банковские, включая хакерство.

Многие банки в Москве — общаки, рестораны — малины, отели — публичные дома, букмекерские конторы — притоны азарта и т.д. Это — не легализация криминального бизнеса, а мимикрия, не более того.

Самая криминальная система в Москве — власть. Она и сама по себе уже целый век несменяемо преступна и основная деятельность власти криминальна: от преступного законотворчества до тотальной коррупмированности. И ведёт себя власть в городе, как обычно ведут себя паханы и паханята в общих камерах.

Одной из самых опасных ОПГ является ОМОН: он не только осуществляет массовые репрессии при проведении протестных мероприятий, но и занимается рейдерством, вооружённой охраной крупных криминальных авторитетов и т.п. Батальон ОМОНа в Строгино давно перерос масштабы батальона: это целый микрорайон жилых многоэтажек, казарм, полигонов, тренажерных комплексов — численностью населения от 8 до 10 тысяч человек. И это — не единственный в Москве «батальон».

В Москву тянутся криминальные элементы и структуры не только со всей страны, но и со всего бывшего СССР, со всего света. Этот город безусловно сделан для них.

Никто

Вот Новый Арбат. Проезжая часть сильно заужена. Половину её занимают платные парковки. Они пусты, но на табло показывается в строке «свободные места» 0. Тротуары расширены втрое, но люди ходят только по старому тротуару. Новый, вдвое шире, отделен от старого уходящими за горизонт скамейками с нечастыми разрывами для прохода. На них никто не сидит. По обе стороны работают открытые ресторанные веранды под зонтиками, но без обогревателей — даже в пятничный вечер здесь никого нет.

Вот спальные окраины города. При каждом доме — спортивная площадка с тренажёрами. Здесь практически никогда никого не бывает — за месяц я только раз видел одного мужчину. Он задумчиво сидел на тренажёре плечевого пояса, усталый и по всей видимости сильно пьяный.

Вот огромное кольцо Окружной железной дороги, превращённой в метро, никто не считал направления и мощность пассажиропотоков — дорогое и неудобное, это метро будет не на половину, а на 90% пустым и пустынным.

Вот Четвёртое транспортное кольцо. Его строят уже сильно больше 10 лет. Построили около 5 километров. Съезды на шоссе Энтузиастов (а других пересечений пока нет) сделаны только при движении с юга.

Вот огромные торгово-развлекательные комплексы внутри города, они множатся и множатся, вечно пустые и пафосные. Тоже самое можно сказать и о бизнес-центрах, ещё более пафосных: чем ниже экономическая активность и глубже кризис, тем роскошней бизнес-просторы и пространства города.

Вот огромный парк типа Диснейленда рядом с Перервой. Он будет сдан в эксплуатацию в 2018 году и рассчитан на 48 миллионов посетителей в год. Скорей всего, это будут китайцы, если, конечно, будут.

Никто — основной, доминирующий потребитель города. Москва — это единственный в мире город, где всего одна финансовая проблема: куда девать деньги? И, так как реального потребления нет, то многое, почти всё делается для Никого.

Доска объявлений

ПРОДАЖА И СДАЧА В ЛИЗИНГ
МОРСКИХ ГРАЖДАНСКИХ И ВОЕННЫХ СУДОВ И САМОЛЁТОВ
СТРОИТЕЛЬСТВО КОТТЕДЖНЫХ ПОСЁЛКОВ ПОД КЛЮЧ
АРЕНДА ЖИЛЫХ И ОФИСНЫХ ПОМЕЩЕНИЙ
БРОКЕРСКИЕ УСЛУГИ
ПЕРЕВОДЫ
ДАЮ УРОКИ
СНИМУ КОМНАТУ
Дам в морду, намылю шею, накостыляю
Цена договорная
Некоммерческая научно-техническая
организация «Регионы России»
продажа металлолома и химических отходов,
производство кондитерских изделий
Международный Юридический Университет
принимаем заказы на клининговое обслуживание,
газонный дизайн и вывоз мусора
СНИМУ КВАРТИРУ ИЛИ КОМНАТУ
одинокая молодая симпатичная девушка, без комплексов
справка от венеролога имеется
Чудеса, явления, видения, исцеления, изгнания бесов, оживляж из мёртвых
все товары и услуги сертифицированы и освящены
доставка по Москве и ближнему Подмосковью согласно тарифам таксопарков
КЛИНИЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ
Предлагаем любые результаты анализов
широкой номенклатуры
постоянным и оптовым покупателям — 50%-ная скидка
Вывожу бородавки, ловлю покемонов,
ищу клады и заначки
По случаю проведения дня рождения города в городах
Москве, Санкт-Петербурге, Туле, Сызрани, Ельце,
Скотопригоньевске, Градове и Скупердяйске
11 сентября 2016 года будет организовано с 20:00 до 24:00 чистое небо,
полнолуние и отлёт стерхов
Окончание
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *