Борис Гулько: Дама пик демократов

 207 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Страннее всего звучат объяснения проигравших их отказа признать президентом США победителя выборов: «Трамп неадекватен». Но кто тогда адекватен? Матерящиеся тётки в розовых чепчиках?.. Хрупкая психика этих убогих дам и господ, похоже, не перенесла, как у пушкинского Германна, что их дама пик бита.

Дама пик демократов

Борис Гулько

Есть одна тема, равно волновавшая двух столпов русской словесности, Пушкина и Лермонтова. Этой темой была игра с судьбой, в частности карточная игра.

В запетом до дыр пушкинском шедевре Германн мечтает о тайне трёх карт. Проникнув к хранительнице секрета старой графине он умоляет её: «Вы можете… составить счастие моей жизни… я знаю, что вы можете угадать три карты сряду…». Германну не жалко за секрет графини даже своей бессмертной души: «Я готов взять грех ваш на свою душу» — уговаривает он графиню.

Лермонтовский герой Лугин в незаконченной повести (на мой вкус, так вполне законченной) «Штосс» поначалу осторожен: «А на что же мы будем играть? я вас предваряю, что душу свою на карту не поставлю!» Но когда Лугин осознал, что на кону: «То были краски и свет вместо форм и тела, теплое дыхание вместо крови, мысль вместо чувства; то не был также пустой и ложный призрак… потому что в неясных чертах дышала страсть бурная и жадная, желание, грусть, любовь, страх, надежда, — то была одна из тех чудных красавиц, которых рисует нам молодое воображение, перед которыми в волнении пламенных грез стоим на коленях, и плачем, и молим, и радуемся Бог знает чему, — одно из тех божественных созданий молодой души, когда она в избытке сил творит для себя новую природу, лучше и полнее той, к которой она прикована», то «он решился играть, пока не выиграет: эта цель сделалась целью его жизни».

И в «Пиковой даме», и в «Штоссе» герои играют в примитивнейшую из игр — в «фараон» или «штосс», в которой требуется угадать — в правую или в левую стопку карт ляжет выбранная вами. Никакого умения в ней не нужно, только услышать голос судьбы. Похоже, Пушкин упрекает своего героя в недоверии к судьбе. Германн мог бы рискнуть и играть с судьбой по-честному. Он не беден — владеет 47-ю тысячами, однако расчётлив — оправдывается, что не хочет «жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее».

Один из игроков замечает о Германне: «До пяти часов (утра) сидит с нами и смотрит на нашу игру!» Чтобы провести ночь, наблюдая — в какую стопку ляжет карта, нужно быть полностью зачарованным игрой с судьбой, превращающей одного в богача, другого в банкрота. Мечта Германна — как мы узнаём позже — овладеть своей судьбой.

Призрак графини открывает Германну тайну: «Тройка, семерка и туз выиграют тебе сряду, но с тем, чтобы ты в сутки более одной карты не ставил и … чтоб во всю жизнь уже после не играл». Кажется, Германну дарована власть над судьбой, хотя бы на три вечера.

Пушкина, мы можем видеть, занимала тема эфемерности чувства власти над судьбой, О ней же «Сказка о рыбаке и рыбке». Германн, в мгновении от торжества его мечты обдёрнулся и поставил вместо туза даму пик. Как и старуха в сказке, он остаётся «у разбитого корыта». Власть над судьбой — не больше, чем мираж.

Творцу свойственно отождествлять себя со своим созданием. Литературный образ — это отражение подсознания писателя. Флобер заявлял: «Госпожа Бовари — это я!» И биографы великих поэтов, наверное, смогут объяснить, почему у Пушкина в «Пиковой даме» судьба выражена в денежных купюрах, а у Лермонтова в «Тамбовской казначейше» и в «Штоссе» карточная игра идёт за женщину.

Увы, страсть к ощущению игры с судьбой постепенно привела обоих гениальных авторов от карт к терминальному испытанию судьбы — к дуэлям.

Русская литература многим обязана азартным играм. Пушкину, чтобы расплачиваться с карточными долгами, приходилось много писать. Достоевский, проигравшись в пух в казино Карлсбада, засел за свои главные романы, и за короткое время выдал «Преступление и наказание», «Идиота» и «Игрока». Последний ему пришлось продиктовать стенографистке за немыслимые 26 дней. Ляг в казино карта по иному, возможно Фёдор Михайлович сразу перешёл бы к «Бесам».

Иная страсть, которую удовлетворяет игра — жажда победы. Эта страсть — оправдание существования профессионального спорта, позволяющего болельщику пережить вместе с его командой торжество успеха. Если ваша команда выиграла — вы не стали сильнее, быстрее или выносливее. Зато вы превратились в победителя.

Эта страсть пережить победу может быть не слабее, чем рискованная проверка удачи в штосс, в русскую рулетку или на дуэли. У человека может быть семья, работа, жизнь. Но для него важнейшим в мире является результат футбольной игры чужих ему людей. Ему необходимо пережить чувство победы. Неудача его команды порой приводит болельщика к инфаркту, иногда к самоубийству. Защитника футбольной команды Колумбии, забившего в решающем для его команды матче в первенстве мира гол в свои ворота, по возвращении домой застрелил какой-то фанат. А Сальвадор и Гондурас, по поводу матча их национальных команд, в 1969-м году вступили в «футбольную войну», унёсшую тысячи жизней.

Выдающемуся русскому историку конца ХIХ — начала ХХ века Ключевскому принадлежит афоризм, что спорт скоро станет единственным методом мышления. Время это настало. 8-го ноября 2016-го года вся Америка делала свои ставки, голосуя за одного из кандидатов в президенты. Я весь день ощущал депрессию — «мой» кандидат, предполагалось, обречён был проиграть. Потом невероятным образом выиграл. Это было восхитительное чувство — неожиданно стать победителем. Примерно как сорвать банк в «фараоне». Или как болеть за футбольную сборную Израиля, и дождаться её победы в первенстве мира…

Сейчас я анализирую: как победа Трампа на выборах может отразиться на моей жизни? Вероятно никак. Намечаемый его министром образования Бэтси ДеВос переход школ на систему ваучеров — самая, наверное, важная для страны из намечающихся реформ новой администрации — спасёт часть молодёжи от невежества, которое сулят негодные общественные школы. Но мои внучки и так учатся в частной еврейской школе. Достойный министр юстиции Джефф Сешнс не будет подыгрывать погромщикам из «Чёрные жизни важны», как подыгрывали министры в администрации Обамы. Но наш городок их мятежи не затрагивали. Трамп обещает остановить исламскую экспансию в США, но когда я проезжаю по улице Жуликов (это такое название) через соседний с нами город Патерсон, я и так вижу толпы мужчин-мусульман, направляющихся в мечеть или из мечети. Все угонщики 9/11 перед терактом посещали Патерсон, и там, по рассказам очевидцев, мусульманами радостно праздновалось разрушение башен-близнецов. Я переживаю за благополучие Израиля, но Хиллари, не в пример Обамы, не идейный враг еврейского государства. Щедрые пожертвования евреев в «Фонд Клинтонов», остававшийся под присмотром Челси, дочери королевской четы, позволили бы Израилю благополучно пережить правление Хиллари. Меня угнетала тотальная ложь Обамы и его компании, но американская медиа после выборов лжёт даже больше, чем при прежней администрации. Теперь это приобрело название — fake news — «ложные новости». Мне кажется, что президентство Трампа будет благотворным для Америки и мира, но со мной не согласятся 56% американцев, одобрявших деятельность Обамы, и большинство их, проголосовавшие за Хиллари. У каждого своя правда.

Так откуда у меня такая радость по поводу победы Трампа? Я поставил на туза, и туз выиграл!

Напротив, поведение проигравшего лагеря, дама которых Хиллари имела перед выборами на руках все козыри — пропаганду медиа, поддержку обеих политических партий страны, предсказания опросов, в то время, как у туза Трампа, кроме его фамилии, козырей не было, лучше всего описано Пушкиным в «Пиковой даме»: « — Дама ваша убита, — сказал ласково Чекалинский. Германн вздрогнул: в самом деле, вместо туза у него стояла пиковая дама… В эту минуту ему показалось, что пиковая дама прищурилась и усмехнулась… Германн сошел с ума. Он сидит в Обуховской больнице в 17-м нумере, не отвечает ни на какие вопросы и бормочет необыкновенно скоро: «Тройка, семерка, туз! Тройка, семерка, дама!..»

Первыми, когда вместо «туза» демократам выпала «пиковая дама», сошли с ума либеральные тётки. Они нацепили на головы розовые чепчики, принялись материться и требовать — то взорвать Белый дом, то провести военный переворот. Понимали ли «чепчики», что делают с тётками солдаты во время военных переворотов? Или их такое не пугало?

Потом лагерь проигравших возбудился из-за приостановки президентом Трампом въезда в США граждан из мусульманских стран, в которых рулят террористические организации. «Пока нас убивали граждане других мусульманских стран» — утверждали они. Но если Америку до сих пор взрывали мусульмане из относительно благополучных Саудовской Аравии и Египта и расстреливали её пакистанцы да палестинские арабы, почему это же не продолжат делать мусульмане из стран, в которых правят Аль Кайда и Исламское государство?

Сенатор Бен Кардин в программе ТВ объяснял, что обида на запрет въезда в США приведёт мусульман в ряды Аль Кайды. То есть: не пустишь йеменца в Америку — запишется в Аль Кайду. Пустишь — не запишется. А вдруг всё-таки запишется, или уже записался? Страшно подумать!

Самые горячие сторонники мусульманской иммиграции в США — конечно, либеральные евреи. В репортажах ТВ — в толпе протестующих в аэропорту Кеннеди в Нью-Йорке всё время мелькают люди в кипах. А вот что написал 1-го февраля с.г. членам ньюджерсийского отделения «Американского еврейского комитета» его региональный директор Джон Розен: «В истории нашей нации никогда не было более важного момента для мусульманско-еврейского сотрудничества. Присоединяйтесь ко мне в выражении солидарности с нашими мусульманскими и еврейскими братьями и сёстрами»… Обуховская больница. «Тройка, семёрка, туз».

Может быть, господин Розен не слышал, что в прелестных городах Европы, после того, как там собирается достаточная критическая масса мусульман, становится опасным пройти по улице в кипе? Не читал, как в Париже «наши мусульманские братья» запытали до смерти еврейского юношу? Как в Тулузе наш «мусульманский брат» убил в еврейской школе учителя и троих детей? Про теракт в кошерном магазине Парижа (случайной кулинарии, по словам Обамы)? Догадываюсь, что господин Розен ответит, что хочет как лучше. Но ведь получится-то, если получится — как всегда.

Американская медиа свихнулась, и твердит, в ответ на любое действие президента: «Трамп плохой. Тройка. семёрка, дама».

Сенаторы-демократы — в итальянской забастовке. Они пытаются не утверждать трамповских министров, грозятся не пропустить предложенного Трампом члена Верховного суда. Лидер демократов в сенате Шумер, выступая, пускает неврастеническую слезу. Не в силах конгрессменов-демократов поменять результаты выборов президента, но они способны сделать свой орган власти нерелевантным, подорвать существующую политическую систему США, наказать граждан страны за их выбор 8-го ноября.

Страннее всего звучат объяснения проигравших их отказа признать президентом США победителя выборов: «Трамп неадекватен». Но кто тогда адекватен? Матерящиеся тётки в розовых чепчиках? Неврастеничный лидер сенатского меньшинства Шумер, плачущий у микрофона? (Хоть в этом можно усмотреть и слабо прикрытое лицемерие. Обычай плакать при выступлении пошёл от президента Обамы. Тот поморгает, и вытрет уголком платка сухие глаза). Может быть, адекватен сенатор Кардин, опасающийся обидеть потенциальных членов Аль Кайды?

Хрупкая психика этих убогих дам и господ, похоже, не перенесла, как у пушкинского Германна, что их дама пик бита.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Борис Гулько: Дама пик демократов

  1. Меня ещё поразили судьи. Похоже, они собираются оспаривать каждый указ президента. Были жалобы, что Обаме трудно работать, поскольку ему большая оппозиция. Но такого, как сейчас, не было никогда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *