Александр Половец: Кто бы поверил: Розовскому Марку, нашему Марику — 80!

 139 total views (from 2022/01/01),  1 views today

А сегодня, поздравляя юбиляра (— Долгая лета, Марик!..), подумалось: не напомнить ли ему (но заодно и читателям), опубликованные в прошлые годы наши с ним разговоры, тем более, что содержание их оказалось не стареющим и по сей день.

Кто бы поверил: Розовскому Марку, нашему Марику — 80!

Александр Половец

Помню прошлый его юбилей в громадном московском Дворце спорта на Сущевском Валу: народу собралось там без малого тысяча человек, может и больше — сколько сумел вместить зал. Среди гостей «почетных» (помимо коллег Марка и его близких друзей — это «самые» почетные) помню Ельцына, Горбачева, каких-то многозвездных генералов.

Помню поздравлявших Марка со сцены его коллег, известных писателей и поэтов, звезд сцены… Большинство в зале, конечно же, составляли зрители — рядовые поклонники талантов Розовского — кому повезло добыть «билетик» (очень не «лишний» в тот день!).

А сегодня межу нами с Розовским расстояние преодолимое разве что видео— телефоном. Я уже было заготовил обращенный к нему мадригал в прозе — по поводу нынешней даты… но подумал — припасу тот текст для нашей с ним личной встречи.

А сегодня, поздравляя юбиляра (— Долгая лета, Марик!..), подумалось: не напомнить ли ему (но заодно и читателям), опубликованные в прошлые годы наши с ним разговоры, тем более, что содержание их оказалось не стареющим и по сей день.

Тем пока и ограничусь…

***

ТОРГОВАТЬ ИСКУССТВОМ…

— Привет!.. — Я обернулся на шепот. Чуть сзади меня, прислонившись к стене, встал Кончаловский. — Привет… Давно приехал? — Изредка обмениваясь короткими фразами, мы простояли до перерыва. В зале зажегся свет. — Пройдем к Марику за кулисы? — предложил Андрон.

Позже, уже после спектакля, мы все же где-то ужинали вместе, вспоминали дома, где бывали почти одновременно, общих друзей…

— Понимаешь, — говорил Розовский, — в нашей стране поклонение вот этому “желтому дьяволу” чрезвычайно развито. Причем считается, что истинное, подлинное произведение искусства не соберет публику. Значит — пошлость правит бал. Вот в чем ужас!

То, что называется тенденцией к коммерциализации — опять повернул Марк к не оставляющей его равнодушным теме. Сама по себе способность торговать искусством — прекрасная способность. Но чем торгуют, что выкладывают на прилавок, за что заставляют обывателя платить — вот в чем вопрос!

— Наступила гласность, и выяснилось, что у многих так называемых художников за душой-то ничего нет. Раньше они были ущербными, гонимыми и угнетаемыми, а сегодня, когда кому-то из них говорят — ну, покажи на что ты способен? — выясняется, что он — пустое место. Поэтому возникает заполнение одной пустоты другой пустотой.

***

РОЗОВСКИЙ КАК ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ

Время приблизилось к 11 вечера. В ресторане остался только хозяин, терпеливо и с уважением поглядывающий на нас из-за дальнего столика. Пора было его отпускать.

— Марик, назови мне три генеральные идеи, которые ты попытался бы реализовать, если бы стал вдруг президентом России, — предложил я Розовскому.

— Ты шутишь?! Три генеральные идеи? — Марк расхохотался.

— Ну, если тебе трех не хватит — я соглашусь услышать и четвертую.

— Значит, так: первое — я объявляю чрезвычайное положение. И запрещаю КПРФ — на 70 лет.

— Это уже вторая?

— Нет, это все первая — в рамках чрезвычайного положения. Я хитрый! Запрещаю КПРФ как духовную правопреемницу КПСС и учиняю одновременно суд над коммунистической идеей, устанавливая по образцу Гавела запрет на профессию. То есть я говорю: члены КПРФ не могут занимать в государственном аппарате никаких должностей в ближайшие 70 лет.

— Все репрессивные меры ты хочешь провести в пункте первом своей программы?

— В связи с этим, — не слушая меня, продолжал, распаляясь, Марк, — я, конечно, разгоняю Государственную думу — но конституционным путем. Распускаю ее в связи с чрезвычайным положением до новых выборов, потому что она мешает мне проводить политику реформ.

Дальше я начинаю осуществлять эти реформы. Я же их уже назвал сегодня. Главная реформа, которая не проведена, — это земельная. Я делаю землю объектом купли-продажи, а вместе с землей этому должна подлежать практически и вся недвижимость. Я устанавливаю статус домовладельцев. У нас же нет сегодня в России домовладения, как нет и самого капитализма.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Александр Половец: Кто бы поверил: Розовскому Марку, нашему Марику — 80!

  1. Прошу извинить за вопрос не по теме: а куда пропал заявленный в начале Андрон? Так и остался в связи со стеной или будет еще третий акт?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *