Борис Геллер: Запоздалое прощание

 157 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Трудно, конечно, поручиться, но, скорее всего, никого из героев уже нет в живых. И одним из последних, если не последним, ушел из жизни Йон Деген, человек-легенда, дважды представленный к званию Героя Советского Союза, но так и не увидевший этих звезд.

Запоздалое прощание

Памяти Йона Дегена

Борис Геллер

http://berkovich-zametki.com/Avtory/Geller.jpg

Впервые я услышал о нем в Москве, осенью 1987 года, за два дня до отъезда в Израиль. Мы с женой пришли прощаться с близким другом семьи Вероникой Александровной Андриевской, преподавателем МГУ, майором ГРУ в отставке. Вероника сказала: «Боря, вы найдете в Израиле моего армейского друга, хирурга Йона Дегена. Передайте от меня привет». Выполнить обещание, данное Веронике, я смог только через несколько лет после иммиграции.

28 апреля 2017 года он ушел из жизни, — человек-легенда, танкист, врач, писатель. Ивритоязычние средства массовой информации никак не отреагировали на его смерть. Для них он если и существовал, то раз в году, 9 мая. Здесь своих героев хватает. В Шестидневной войне не участвовал, Стену Плача не освобождал, всего-то семь орденов и пять медалей.

Для русскоязычного Израиля, — все точно по Галичу: «И не то, чтобы с чем-то за-сорок. Ровно семьдесят, возраст смертный». Дегену было девяносто два. Девятый, канал Израильского телевидения, уделивший его смерти место в новостях, сосредоточился лишь на одном, правда, легендарном, стихотворении Дегена — «Мой товарищ». Йон Деген, кроме стихов, написал несколько книг прекрасной прозы. Лучшие из них, с моей точки зрения, «Из дома рабства», «Мои учителя» и «Война никогда не кончается». Произведения эти, созданные не рукой, но сердцем, не могут оставить равнодушным ни одного разумного читателя.

Семьдесят шесть лет прошло с начала той страшной войны. Правда о ней прочно погребена под томами мемуаров генералов, политиков и просто проходимцев, под километрами черно-белой и цветной кинопленки, под бравурными маршами и Георгиевскими ленточками. Конечно, были исключения и удачи в литературе и кино: «Дожить до рассвета» Быкова, «У войны не женское лицо» Алексиевич, «Восхождение» Шепитько, «Проверка на дорогах» и «Двадцать дней без войны» Германа, «Иди и смотри» Климова, «Франц + Полина» Сегала. Образованный критик с легкостью дополнит список. По крайней мере, можно утверждать, что книга Йона Дегена «Война никогда не кончается» — это очень честное, но не единственное произведение о войне. Для меня она важна по той же причине, по которой я чту стихотворение Бориса Слуцкого «Евреи», — ответ поэта и солдата на расхожую антисемитскую байку:

«Евреи люди лихие, они солдаты плохие. Иван воюет в окопе, Абрам торгует в рабкопе». И дальше: «Пуля меня миновала, чтоб говорили нелживо: евреев не убивало. Все возвратились живы.» Деген возвратился с войны, тяжело раненным, но живым, чтобы написать о 501.000 воевавших в Советской Армии евреях, о 157 Героях Советского Союза, 14 полных кавалерах Ордена Славы, и о многих других, которых намеренно обошли наградами и забыли.

«Уже на десятый день войны в Могилеве-Подольском при горкоме комсомола был организован добровольческий истребительный батальон, состоящий из учеников девятых и десятых классов школ города. Тридцать один человек в моем взводе, из них двадцать семь — евреев. Выжило на войне из того взвода только четыре человека. Все инвалиды. Я вхожу в три процента мальчиков моего возраста, выживших на войне. Может быть, Господь и оставил меня в живых для того, чтобы я рассказал об этих ребятах 25-го года рождения.»

Большую часть войны Йон Деген, каждый раз возвращаясь после ранений на фронт, находился в танковых войсках. Инженеры-конструкторы Котин, Черняк, Миткин, Шпайхлер, Шварцбург, Вихман, Горлицкий, Таубин, Нудельман, Рихтер создавали прекрасные танки, но немецкие 88 мм. орудия пробивали их броню насквозь.

«В войну погибло 96.500 танковых экипажей. Танкисты были смертниками, и только ранение могло их спасти. У нас почти не было экипажей воевавших в одном составе больше 2-3 месяцев. Все погибали, или были ранены.»

В 1942-1943 годах в армии распространилась негласная директива начальника Главного Политического Управления Армии Щербакова: «награждать представителей всех национальностей, но евреев — ограниченно».

«В нашей бригаде никаких наград заранее не обещали. Но штабные писаря — народ осведомленный — сразу шептали на ушко, кого представили и на какой орден, и что там дальше происходило. Например, когда комбат заикнулся в штабе, что лейтенант Деген за Вильнюс заслуживает звезду Героя, писаря мне сразу сообщили, что замполит Смирнов “лег костьми поперек стола”, чтобы не допустить подобного представления, да еще весь политотдел бригады подключил к “борьбе за чистоту геройских рядов от всяких там Дегенов”.»

Нет, далеко не вся книга Дегена посвящена еврейской теме. Но так уж получилось, что в его, наугад взятой танковой бригаде

«Комбриг — еврей, зампотех — еврей, командира лучшей роты звали Абрам Коган, одним из лучших механиков-водителей бригады был одессит Вайншток, да и во многих экипажах было, то же самое. И этот список можно продолжить… У меня в роте, например, был Толя Ицков, внешне — еврей, по документам — русский. Но мне тогда и в голову не пришло спросить его напрямую о национальности. И так на фронте все знали, что как минимум треть евреев на передовой воюет под русскими фамилиями и со «славянской» национальностью в документах. В батальоне был кавалер ордена Ленина лейтенант Габриель Урманов, считавшийся узбеком. Только после войны до меня дошло, что он был бухарским евреем, что не может быть у узбека имя Габриель. Был у меня в подчинении и командир танка, еврей, лейтенант Сегал. Внешний вид егоа казался мне недостаточно молодцеватым, и я ему, по своей молодости и глупости, об этом неоднократно выговаривал. Все эти танкисты: Коган, Вайншток, Сегал, Ицков, Урманов, погибли в 1944 году. И еще несколько ребят-евреев, с которыми я познакомился, из нашей и из соседней 120-й танковой бригады, тоже сгорели в танках. Но, если честно, я тогда совсем не разделял людей на русских и евреев, украинцев и татар. Для меня было важно только одно — ходит человек в атаку или нет, а его национальность меня мало интересовала.»

С точки зрения антисемитов, отрицающих участие евреев в тех боях, книга «Война никогда не кончается», это своего рода ящик Пандоры. Ведь тяжело им смириться с тем, что знаменитый партизан Дмитрий Медведев, командиры бригад морской пехоты Вильшанский и Ляскин, или Герои Советского Союза Петр Приходько, Петр Просветов и Цезарь Куников были евреями и не торговали в рабкопе.

Танкист Деген, пишет, естественно, в основном об однополчанах танкистах. Думаю, что настанет время, и выйдет книга о создателях советской авиатехники в годы войны: Лавочкине, Тайце, Косберге, Пирлине, Заке, Канторе, Хейфеце, Эскине, Гуревиче, Изаксоне, Буяновере, Кербере, Егере, Иосиловиче, Минкере Френкиле, Стерлине, Стомане. Ждет своего исследователя и история 820 офицеров-евреев, создавших ГРУ. Из них 539 погибли во время войны, а 186 были расстреляны по личному указанию Сталина. Хочется надеяться, что и о командирах подводных лодок, дивизионов и бригад Цирульникое, Верховском, Коновалове, Гольдберге, Эйбауме, Фисановиче, Брауне, Шионском, Марголине, Эпштейне и Юдовиче тоже кто-нибудь напишет.

Трудно, конечно, поручиться, но, скорее всего, никого из этих героев уже нет в живых. И одним из последних, если не последним, ушел из жизни Йон Деген, человек-легенда, дважды представленный к званию Героя Советского Союза, но так и не увидевший этих звезд.

___

В статье использованы следующие материалы:

Й. Деген. Война никогда не кончается. Тель-Авив. 2004.

А. Шульман. Евреи в Красной Армии в годы ВОВ. Живой Журнал. 6 мая 2005 г.

Г. Ривкин. Еврейский феномен Советской военной разведки. proza.ru. 26 августа 2014 г.

А. Шнеер. Плен. Гешарим. Иерусалим. 2005. Глава 3.

Г. Койфман. Я помню. iremember.ru. интервью.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Борис Геллер: Запоздалое прощание»

  1. «Думаю, что настанет время, и выйдет книга о создателях советской авиатехники в годы войны: …Кербере…»
    Леонид Львоович Кербер (нем. v. Körber) — советский авиаконструктор, специалист в области авиационного оборудования. Он не является евреем, он потомственный дворянин, представитель немецко-балтийского духовно-аристократического рода Körber.

  2. Боря, ты молодчина. Мало того, что помянул имя достойного во всех отношениях, и практически неизвестного нам человека, но и в который раз напомнил о той колоссальной роли, которую вложили наши единоверцы в величайшее дело уничтожения фашистского зла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *