Борис Замиховский: Станционный смотритель

 282 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Борис Замиховский

Станционный смотритель

    Эту историю  автор услышал от близкой  родственницы героев данного рассказа.

  Жил в  стольном городе Санкт-Петербурге старый, а может не очень старый, еврей-портной.  Жил он с семьёй в одной комнатке большой коммунальной квартиры, как и множество других семей, но в полуподвале дома была у него маленькая мастерская.  Слава о мастерстве портного, как теперь говорят, «была широко распространена в узком кругу». Так даже было безопаснее, когда город стал носить гордое имя  Ленина.. .

    И вот, в одно прекрасное утро, в мастерской появился красавец-мужчина в дорогом заграничном костюме, заграничной обуви, ну настоящий советский гусар, хотя и еврей. Сходство закреплялось красивой бляхой на красном банте, так тогда носили правительственные награды.  А награда была не простая, а почти что золотая, один из первых орденов Ленина, высший орден страны. И присвоена ему была, как герою первой пятилетки.

      Клиент был полон агрессивной энергии. Он принёс с собой дорогой отрез, привезенный им из «эксклюзивной» заграничной командировки в саму Америку. Доверить дорогую ткань кому попало гусар не хотел. Чтобы глянуть на невиданного гостя и его орден, то-ли смягчить агрессию клиента, в мастерскую спустилась дочь портного, только что закончившая школу красавица. Резкие требовательные слова застряли в горле высокого заказчика  Вскоре новый заказчик принёс ещё один заграничный отрез на ещё один костюм. Никто точно не помнит после какой примерки, какого костюма гусар увёл красавицу-дочь из дома портного.

    Можно понять соблазнённую девушку – мужчина член партии с дореволюционным стажем, орденоносец, красавец, весел, богат остроумен. Ну просто герой того времени. Но наш портной в ужасе: «Что произойдёт с моей бедной дочерью в руках этого высокопоставленного разбойника? Ты говоришь он —  еврей. Какой он еврей, он коммунист. У них же никакой совести нет, взамен неё — партбилет  во внутреннем кармане, который они боятся потерять больше жизни. У моего  ребёнка нет ни настоящего образования, ни специальности. Она же ему скоро может надоесть и  может случиться «пойдёт по рукам»».  Мало ли их мыкалось по общежитиям, опускаясь в строительные разнорабочие, или вступали в подпольную армию проституток. От этих мыслей волосы на голове вставали дыбом, и не одну ночь без сна провёл несчастный отец.  Может написать жалобу властям? Нет, нет. Никто не знает, как обернётся заявление, кого и как накажут, могут арестовать.  Нет, нет это не для бедного еврея.

   Орденоносец бросает жену,  двух детей и женится на девушке вдвое моложе себя. Жениться в те времена можно было мимоходом, во время обеденного перерыва, чтоб не отрывать трудящихся от  трудовых подвигов.

  Эта регистрация брака не показалась   подарком старику. Он хотел бы выдать дочь замуж по-настоящему. Чтоб была свадьба, была хупа. «А что скажут соседи, знакомые? Как он воспитал дочь, которая увела мужа от жены, отца от двух детей? Это что, нормально? Разве можно строить своё счастье на несчастьи других?»

     Орденоносец осыпает девушку знаками внимания, покупает всё самое дорогое и замечательное, платья, шляпки, туфельки, не пускает её работать (и это    в первом пролетарском государстве).

  У них  рождаются двое барчат,  (почти как у Пушкина).    Красавица превращает большущую квартиру в уютное гнездо и  приют замечательных антикварных ценностей. Она одевается от лучших специалистов города, лучших сапожников, лучшей  модистки.

   Несколько деталей отличающих сюжеты. Старый еврей-портной отказался принимать в своём доме сановного и аморального гусара. Портной, несмотря на ордена, медали, таланты и остроумие отнесся  к гусару, как пижону, отступнику от нравственных норм и национальных традиций.

(У автора, в отличии от Пушкина, была возможность знать дальнейшую судьбу потомков портного. Старик не зря волновался. Гусар остался гусаром, уходил из семьи, но вернулся, уж очень хороша была дочь портного).

   Согласившаяся на побег  красавица не рыдала, как пушкинская Дуня.   Выросшая в бедной, но «приличной» семье, получившая дом — «полную чашу», красавица почему-то пристрастилась к матерщине, многоэтажной и изощрённой, чем поражала и восхищала своих светских подруг, жен советской номенклатуры. Более того, передала эту склонность по наследству.

    В повести «Станционный смотритель» Пушкин заступается за станционного смотрителя, чиновника 14 ранга, самого низшего разряда в петровской табели о рангах. Вот и я хотел бы заступиться за портного, который вообще выпадал из советской табели о рангах. Он — ни рабочий, ни колхозник, ни служащий-интеллигент. Какая-то попытка его классифицировать как «кустарь-одиночка без  мотора» была, на что указали Ильф и Петров. Впрочем, машинка «Зингер» вполне могла быть квалифицирована, как «мотор». А это повод для более тяжелого налогообложения.

   В повести Пушкин, заступаясь за своего героя одного из станционных смотрителей  пишет: «из их разговоров можно почерпнуть много любопытного и поучительного … я предпочитаю их беседу речам какого-нибудь чиновника 6-го класса». Признаюсь, что в речах моих хороших знакомых,  одесских портных, находил больше здравого смысла и более глубокое понимание реальной жизни, поведения, психологии людей, чем   в беседах с некоторыми полковниками Советской армии, Кандидатами технических наук, речи которых были полны газетных штампов и общих мест. Возможно, они тоже не превышали 6 класс в скрытой советской иерархии.

    Особенно жалко выглядел станционный смотритель, предоставляя услуги генералам, забиравшим лучшие и последние экипажи без слова благодарности.

    У портного с генералами, точнее генеральшами, как военными так и  штатскими, могло быть и хуже. Посмотрев в зеркало и не понравившись себе, генеральша могла не только обругать, но и потребовать возмещение стоимости дорогого, может даже импортного,  отреза,  «испорченного негодяем портным». Были времена, когда могло быть и того хуже. Портной мог «загреметь» как вредитель в лагерь, чтоб обшивать тюремное начальство совсем бесплатно.

     А на «загнивающем западе» работников индпошива, как называли портных у нас в Одессе, почему-то чтили и уважали, считали их работу искусством. Более того, выставка английского портного, теперь это называется модельер, МакКуина состоялась в 2011 году в самом престижном музее Америки и мира, Метрополитен музее, и  продлевалась там три раза!  А чтобы попасть в залы выставки,  надо было простоять 3-4 часа в очереди!

   Ещё одна деталь. Внучка портного таки получила замечательное образование, стала радиоинженером, классным специалистом, работала на секретном предприятии. Советская власть так высоко уважала,  ценила её труд, что продержала почти 10 лет «в отказе», неблагодарную,  захотевшую покинуть её, «любимую».  Но, когда она попала в благословенную Америку, то в ней проснулись, пригодились  дедушкины гены, может быть ещё что-то. Она стала высококлассной портнихой, овладела новейшей техникой – швейной машиной с программным управлением, до которой далеко даже  станкам с программным управлением. по металлу. Нет портному не удалось учить внучку своему  вечному ремеслу, но вкус в  одежде, наверное приобрела не только дочь но и внучка. Внучка с детства проявила интерес к этому ремеслу. Она пристально, с восхищением наблюдала за работой маминой модистки, да так, что та старалась показать ей свои секреты: «Смотри внимательно, в жизни пригодится.» ( вероятно, не было кому передать своё мастерство по наследству).  Показ действительно очень пригодился в будущем.

   Печальная повесть Пушкина о судьбе станционного смотрителя заканчивается неким светлым, обнадёживающим знаком. Хотя в повести рассказывается, как представитель государственной элиты, должной показывать образцы морали, ворует дочь у бедного человека. Дочь бросает ради сомнительного проезжего гусара старика-отца, которому уже была опорой как физически так и духовно. Обнадёживающий знак, утешение старику станционному смотрителю Пушкин усматривал в раскаянии Дуни, приехавшей на заброшенное сельское кладбище, на могилу отца уже барыней с детьми и горько рыдающей на могиле отца.

      У портного не зря болела голова. Его дочь тоже нарушила некоторые нравственные нормы:  «увела мужчину из семьи». Да она вышла замуж, а не стала содержанкой аристократа, как Дуня. Но почему-то, как упоминалось выше, пристрастилась к матерщине, а это не от счастья происходит.  Её дочка родив единственную дочь развелась с мужем, внучка вышла замуж за значительно превосходившего её по возрасту мужчину, против воли отца, возможно полагая, что получит более надёжного супруга, что в любом случае со временем приводит к напряжению между супругами, к раннему вдовству.

    Обнадёживающим знаком в судьбе, утешением старику-портному усматриваю, что его потомки смогли покинуть неблагодарную землю и найти приют и относительно благополучную старость, в отличии от судьбы портного, пережившего три войны, блокаду, а пра-правнучка портного возвращается к корням, понятиям предков. Она посещала ешиву, у неё появился шанс прожить нормальную, по-настоящему счастливую жизнь, что впрочем, она и делает.

 

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Борис Замиховский: Станционный смотритель»

  1. Оредн Ленина был учреждён в 1930 году. Его носили без красной подстилки «бантом», с которой носили только первые ордена «Красного знамени» во время Гражданской войны и короткое время после неё.

  2. И орден действительно из золота, а не «почти»

    1. Уважаемый соплеменник, спасибо за замечания. есть иешивы где успешно учатся и девочки. я сам проработал в такой 14 лет и в моей команде шахматистов играла одна деувушка.

  3. Слабовато.
    И женщина в иешиве?

Обсуждение закрыто.