Михаил Ривкин: Недельный раздел Ки Теце

 328 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Следует иметь в виду, что даже раз достигнутый оптимальный комплекс мер и механизмов социальной защиты будет непрестанно обходиться, нарушаться и даже юридически отменяться и обесцениваться, если в сфере общественного сознания царит представление о «диком капитализме» как о некоем прекрасном идеале.

Недельный раздел Ки Теце

Михаил Ривкин

Когда будешь жать на поле твоем и забудешь сноп на поле, то не возвращайся взять его: для пришельца, сироты и вдовы да будет он, чтобы благословил тебя Г-сподь, Б-г твой, во всяком деле рук твоих. Когда обивать будешь маслину твою, то не обирай за собою оставшихся плодов: для пришельца, сироты и вдовы да будет это. Когда будешь снимать плоды в винограднике твоем, не добирай остатков за собою: для пришельца, сироты и вдовы да будет это (Деварим 24:19-21).

В Торе есть заповеди, чей смысл очевиден. Есть и такие, чей смысл постигается не сразу, только в результате глубокого анализа. Про заповеди «даров бедным» можно сказать, в известном смысле, и то, и другое.

«Есть заповеди, которые невозможно выполнить, не задумываясь об их цели. Такова заповедь городов-убежищь. Однако и в отношении заповелей Шихеха (забытый сноп), Лекет (забытые колосья) и Пеа (несжатая полоса на краю поля) разъясняет Тора их цель — для пришельца, сироты и вдовы да будет это» (Ицхак Хайнеман. «Смысл заповедей в еврейских первоисточниках»).

Итак всё вполне очевидно: смысл заповедей — это помощь социально слабым слоям населения. Однако тут проф. И. Хайнеман совершает типичную методологическую ошибку: он принимает за смысл заповеди часть того, что можно условно назвать «технологическое описание заповеди». Тора, действительно, указывает, куда именно должны пойти забытые, оставленные или не собранные плоды земли. но можно ли сразу делать уверенный вывод, что цель этих пяти заповедей — помочь беднякам, и только? Ведь у нас уже имеются заповеди, Второй Маасер, Ювель, Шмита , где достаточно точно регламентирована та доля урожая или та периодичность, которую следует соблюдать при пожертвованиях бедным, более того, предусмотрен механизм периодической коррекции социального неравенства. Именно в такой формулировке эти заповеди наилучшим образом отвечают своему предназначению: обеспечить бедным гарантированный объём социальной помощи, не допустить появления нищеты. Трудно допустить что спорадические, и, в любом случае, не очень значительные, «дары бедным» могли бы полностью решить эту задачу. Надо полагать, что существует какой-то иной, более глубокий смысл именно этих заповедей.

«История про одного праведника, который забыл сноп в поле и сказал сыну: пойди, и принеси быка в жертву всесожжения и быка в жертву мирную. Тот ответил: отец, что именно такого радостного ты узрел именно в этой заповеди? Ответил отец: все заповеди Торы оставил Всевышний на наше усмотрение, А эта,заповедь Шихеха, единственная, не зависит от нашего усмотрения. Ибо если бы мы выполнили её по своему желанию, то не была бы она засчитана перед Создателем, поскольку прямо сказано « Когда будешь жать на поле твоем и забудешь сноп на поле» /…/

И учим мы, по правилу от лёкгого — к тяжкому: если не собирался человек сделать доброе дело и сделал его, то воздаётся ему за это доброе дело. Тем более, если он собирался его сделать» (Тосефта Пеа, гл. 3).

Итак, для Тосефты важнейшей особенностью, отличающей заповедь Шихеха от всех других заповедей, является именно то, что человек «не собирался» её выполнять.

Рав Шимшон Рафаэль Хирш дважды разъясняет смысл «даров бедным»: в комментарии к недельному разделу Кедошим и к нашему недельному разделу он делит эти заповеди на две группы: к первой относится Пеа (несжатая полоса на краю поля) и Олела (оставленные на лозе виноградины), ко второй — Лекет (забытые колосья) и Перет (упавшие во время сбора виноградины), заповедь Шихеха (забытый сноп) не входит ни в ту, ни в другую группу.

«Эти законы не имеют своей целью гарантировать материальное благосостояние бедняков. Ведь и сами бедняки обязаны выполнять заповеди Лекет, Шихеха, Пеа и Олела на своих земельных участках. Эти заповеди должны послужить своеобразным предупреждением сынам Израиля, предупреждением именно в тот радостный час жатвы и сбора винограда, когда труженник вносит в свой дом плоды трудов своих, и когда он может произнести слова радости и гордости, слова: «это моя частная собственность». Именно в этот момент эти заповеди должны напомнить ему, что «частная собственность» обязательно включает в себя обязанность, возложенную на каждого из нас заботится о тех, кто нуждается. Человеку следует помнить, что поле и виноградник принесли плоды свои не ему одному, и что когда он трудится, он трудится не только ради одного себя, и что на земле, которая есть Удел Г-спода, забота о бедном и о пришельце это не только проявление милосердия, которое может быть развито более или менее, и не только проявление страха перед восстанием отчаявшихся и озлобленных бедняков, восстания, которое угрожает частной собственности. Эта забота не является исключительной привиленией самых милосердных или самых дальновидных, это неотъемлимое право всех неимущих и неотменимая, ультимативная обязанность всех имущих» (Шимшон Рафаль Хирш, комментарий к разделу Кедошим).

«Дары бедным это противоположность, это протест против самого понятия «моё». Если Пеа и Олела призваны напомнить тебе, что нельзя смотреть на своё поле как на своё и исключительно на своё, и нельзя пользоваться всем что на нём произростает, с Б-жьего благословения, как своим, и только своим. Если Лекет и Перет напоминают тебе, что ты не вправе использовать силу и труд своих рук до последней капли только для себя одного, то заповедь Шихеха призвана напомгить, что хотя ты и занят с утра до ночи заботами о собственном благе, эти заботы не должны сосредотачиваться только на тебе одном, и если уж что-то ускользнуло от твоего внимания в час жатвы, то это более тебе не принадлежит» (Шимшон Рафаль Хирш, комментарий к разделу Ки Теце).

В этом смысле понятно, почему Шимшон Рафаэль Хирш ставит заповедь Шихеха особняком. Во всех остальных заповедях «даров бедным» благотворительность творится заочно только в теории. Бедняки, по идее, приходят собирать остатки урожая (заповеди Лекет и Перет) тогда, когда хозяева уже закончили свою работу в поле и винограднике. По идее, владелец участка не должен видеть тех, кто пришёл собирать и дожинать остатки урожая, и наоборот, собирающие не должны видеть владельца. Но на практике едва ли это всегда так было. Достаточно вспомнить хрестоматийную историю о том, как Рут собирала колоски на поле Боаза. Отсюда видно, что зачастую владелец участка и тот, кто ходил собирать или дожинать на этот участок могли быть знакомы. Но даже если личного знакомства и не было, бедняк очень часто знал, на чьём участке он собирает, да и сам владелец мог в любой момент вернуться и посмотреть, кто именно из его бедных соседей пришёл к нему на участок. И только забытый сноп, о котором владелец ничего не знает вообще, а нашедший не знает до того, момента, как его случайно увидел, обеспечивает высшую степень анонимности, которую РАМБАМ считал и высшей нравственной ступенью в благотворительности. Именно поэтому Тосефта Пеа приводит заповедь Шихеха как пример особой милости и особой благодати Творца по отношению к тому, кто сноп забыл, И эта особая милость становится причиной для принесения именно тех жертвоприношений, которыми надлежит благодарить Создателя за самые счастливые (как правило — непредсказуемые) события в жизни человека.

Месяц назад вновь вышла на иврите книга Айн Рэнд «Капитализм — незнакомый идеал». Из бесчисленного числа гимнов, сложенных за последние два столетия, это самый поэтичный, самый восторженный и самый, пожалуй, убедительный гимн во славу «понятия моё», т. е. Во славу никем и ничем не ограниченной частной собственности. Для Айн Рэнд чистый, «беспримесный» капитализм — это не только самая экономически эффективная и рациональная, но и самая нравственная, самая общественно-справедливая система отношений, т. е. Идеал в самом точном и буквальном понимании слова. И именно на таком, не всегда до конца осознанном, но глубоко укоренённом отношении к капиталистизму не только богатых, но и большинства бедных, держится, в значительной степени, этот общественный строй.

В своём очерке «Белый передел» З.Жаботинский предлагал, как известно, взять за основу некоторые заповеди Торы (Щмиту, Ювель) и на их основе, трудом компетентных юристов и экономистов, создать некую систему применимых в современном мире «сдержек и противовесов», которая бы направляла и контролировала «невидимую руку рынка». Сам автор прекрасно понимал, насколько сложна эта задача. Конкретное правовое оформление этих «сдержек и противовесов» должно менятся в соответствии с непрестанным изменением экономики и общества. Но только такие «сдержки и противовесы» могут обеспечить справедливость и нравственность в сфере общественных отношений, «общественного бытия».

Но следует иметь в виду, что даже раз достигнутый оптимальный комплекс мер и механизмов социальной защиты будет непрестанно обходиться, нарушаться и даже юридически отменяться и обесцениваться, если в сфере общественного сознания царит представление о «диком капитализме» как о некоем прекрасном идеале, который нам пока не известен на практике, и к которому нам надлежит стремиться. И только тогда, когда идеалом, как для богатых, так и для бедных, станет такое общество, в котором «частная собственность обязательно включает в себя обязанность, возложенную на каждого из нас заботится о тех, кто нуждается», в котором «человек рудится не только ради одного себя, и что на земле, которая есть Удел Г-спода, забота о бедном и о пришельце это не только проявление милосердия, которое может быть развито более или менее, и не только проявление страха перед восстанием отчаявшихся и озлобленных бедняков, восстания, которое угрожает частной собственности. Эта забота не является исключительной привиленией самых милосердных или самых дальновидных, это неотъемлимое право всех неимущих и неотменимая, ультимативная обязанность всех имущих», только когда это «незнакомый нам на практике идеал» ляжет в основу наших представлений об общественном благе, только когда система социальной защиты и социального обеспечения будет восприниматься, как Слово Б-жье, только тогда социальное законодательство станет по-настоящему обязательным и обязывающим для всех членов общества.

Именно такой сдвиг в общественном сознании призваны осуществить пять заповедей «даров бедным».

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *