Виктор Вольский: Сирена феминизма

 333 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Виктор Вольский

Сирена феминизма

Бетти Фридан 1960

В марте женская рать «прогрессивной» армии отпраздновала знаменательную годовщину — пятидесятилетие со дня выхода в свет священного писания современного феминистского движения — книги “Загадка женственности”. Она принадлежала перу матриарха современного феминизма Бетти Фридан, скончавшейся от инфаркта в день своего 85-летия — 4 февраля 2006 года. Именно эта женщина стояла у истоков движения на его современном витке, которое подняло восстание против традиционных устоев и радикально изменило отношения между полами среди образованных классов Америки и всего западного мира.

В экстатическом некрологе, появившемся в “Нью-Йорк Таймс”, Маргарет Фокс отдала восторженную дань манифесту феминизма: «Благодаря своему страстному анализу проблем, одолевавших женщин в послевоенные десятилетия, включая принудительное заточение в четырёх стенах своего дома и ограниченные перспективы трудоустройства… “Загадка женственности” широко рассматривается как одна из самых влиятельных книг XX века».

Легенда гласит, что идея книги родилась у Бетти Фридан в беседах с одноклассницами по Смит-колледжу, собравшимися на 15-летие своего выпуска. Все они сетовали на “свое безрадостное существование, на некое размытое, но гнетущее чувство разочарования, недовольства жизнью”. Жалобы однокурсниц побудили Бетти “осознать горькую истину: её семейная идиллия в американском пригороде — не более чем золотая клетка”.

Иными словами, жила-была типичная домохозяйка Бетти Фридман (такова была её настоящая фамилия по мужу), бездумно растившая троих детей в зажиточном пригороде Нью-Йорка, пока случайная встреча не раскрыла ей глаза и не заставила с ужасом осознать, насколько пуста и бессодержательна её жизнь. Не в силах более мириться с идиотизмом существования в этом “комфортабельном концлагере”, Бетти Фридан подняла знамя восстания против удушливых устоев “мещанской Америки”.

Такова легенда. Действительность существенно отличается от сусального вымысла. Профессор Смит-колледжа Дэниел Горовиц в хвалебной биографии Бетти Фридан, тем не менее, раскрывает сокровенную тайну своего кумира: она никогда не принадлежала к разряду рядовых домохозяек. Наоборот, начиная со студенческой скамьи, в течение четверти века до появления на свет “Загадки женственности” (The Feminine Mystique), Бетти Фридан (в девичестве Голдстайн) была коммунистической активисткой и профессиональной пропагандисткой.

Лондонская газета “Таймс” подтверждает, что в течение 20 лет до появления её знаменитой книги Бетти Фридан “работала журналисткой в различных профсоюзных и левых периодических изданиях, занимаясь пропагандой радикальных идей”. Её муж Карл, хотя тоже всю жизнь исповедовал левые взгляды, сетовал на то, что его жена “на протяжении всей их совместной жизни практически не интересовалась домашними делами” и “пренебрегала своими обязанностями жены и матери”, предоставив прислуге вести дом и семью.

Для чего же понадобился профессиональному коммунистическому агитатору этот камуфляж? Зачем ей нужно было надевать личину простой американской домохозяйки? Затем, что, в противном случае, никто не пошёл бы за ней, никто не поверил бы ей, что “единственный путь для женщины заключается в независимом созидательном труде, в том, чтобы, подобно мужчине, найти себя, познать себя в качестве автономной личности. Иного пути у неё нет”.

Еще Энгельс в своём знаменитом трактате “Происхождение семьи, частной собственности и государства” пришёл к мысли, что для разрушения капиталистического общества нужно взорвать его основное опорное звено — семью. Этому и учили юную, впечатлительную Бетти Голдстайн профессора-марксисты из Франкфуртской школы, вовремя унесшие ноги из нацистской Германии и обосновавшиеся в университетских кампусах в Новом Свете, чтобы по мере сил и возможностей гадить приютившей их стране.

Разрушение семьи есть главная стратегическая задача современного феминизма. В основе феминизма лежит вполне здравая идея равноправия женщин. Но, как обычно бывает, достигнув своих целей, это движение и не думало самораспускаться, а двинулось дальше под всё более максималистскими и радикальными лозунгами. Командные посты в нём захватили экстремистские элементы, феминизм превратился в один из отрядов леворадикального движения, а его идеология выродилась в пародию на самоё себя.

1971 Betty Friedan leads the march for gender equality
1971 Бетти Фридан возглавляет марш за гендерное равенство

Лидершам феминистского движения, годным только на то, чтобы быть профессиональными пропагандистками, абсолютно наплевать на идею женского равноправия. В своих симпатиях и антипатиях они руководствуются только идеологическими и политическими соображениями, придерживаясь принципа «слева нет врагов, справа нет друзей».

Когда сенатор-республиканец от Орегона Боб Пэквуд поцеловал в лифте незнакомую даму, не заручившись её разрешением, негодованию феминисток не было предела. Они подняли такой визг, что можно было подумать, будто Пэквуд вырезал половину женского населения Вашингтона. И, как сенатор ни изворачивался, как ни каялся, как ни ссылался на свой образцовый послужной список по женским вопросам, ничто не помогало — феминистки твёрдо стояли на своём: сенатор от Орегона совершил “бесчеловечное, зверское преступление” и должен понести заслуженное наказание. Боб Пэквуд был с позором изгнан из Конгресса.

На фоне такой непримиримости не могло не поражать просто ангельское терпение и всепрощенчество феминистских лидерш при каждом очередном разоблачении амурных похождений вашингтонского казановы — сенатора Эдварда Кеннеди (“Ему можно все простить — он никогда не отказывает нам в поддержке”, — нежно ворковали феминистские лидерши), или когда против президента Клинтона выдвигались все новые обвинения в сексуальных домогательствах (куда более серьёзных, чем проступки импульсивного «целовальщика» Пэквуда).

Каждый раз, когда арканзасского ловеласа ловили за руку (а это происходило с завидной регулярностью), феминистское движение перепоясывало чресла и выходило на бой против… жертв не в меру жизнелюбивого президента, обвиняя их во всех смертных грехах и выгораживая обидчика. Напрочь забывались главные феминистские тезисы: 1) обвинения в сексуальных домогательствах не требуют доказательств, достаточно одной жалобы, ибо женщины никогда не лгут в таких вещах, и 2) сексуальные домогательства причиняют женщинам такую сильную психологическую травму, что любой, даже самый незначительный, эпизод такого рода должен трактоваться как тягчайшее преступление и караться соответственно.

Спустя три года после того, как “Загадка женственности” принесла ей славу, Бетти Фридан основала Национальную организацию женщин, и феминистское движение двинулось вперёд, набирая обороты и с каждым годом ломая всё больше и больше дров.

Betty Friedan

Вкратце, феминистская идеология учит:

— все беды общества проистекают из господства мужчин;

— брак — это институт насилия, придуманный патриархатом для сексуальной эксплуатации женщин и использования их в качестве детопроизводительниц;

— между мужчинами и женщинами нет никакой биологической разницы;

— мужчины вообще не нужны, против них следует вести беспощадную войну;

— женщина может полностью реализовать свой потенциал только вне семьи, и, стало быть, ей следует стряхнуть с себя семейные оковы и переложить бремя заботы о детях на государство;

— хищные работодатели-капиталисты нещадно эксплуатируют женщин, в частности, недоплачивая им за “равный труд”.

Поскольку мужчины не любят спорить с женщинами (по-видимому, осознавая безнадёжность этого занятия), они наивно полагали, что, если уступить феминисткам, те успокоятся на достигнутом и замолкнут. Фатальный просчёт! Каждый новый успех лишь разжигал аппетиты феминистских вождей. “Тиранический патриархат” не выдержал их напора и полностью капитулировал. В короткий срок феминистская идеология восторжествовала в образованных слоях общества и стала неотъемлемой частью канона политкорректности, наряду с ненавистью к капитализму, воинственным антирасизмом и преклонением перед Третьим миром.

Феминистки объявили женщин «меньшинством», вопреки очевидной абсурдности такого утверждения (по феминистскому исчислению, к разряду “большинства” принадлежат только белые мужчины, которые составляют хорошо, если треть населения), и начали требовать для них соответствующих льгот. В школах и университетах стал постепенно чахнуть мужской спорт, ибо львиная доля ассигнований на развитие школьного и студенческого спорта теперь идет женщинам, хотят они того или нет.

Феминистки запугали Конгресс и Пентагон до такой степени, что женщинам ныне открыт доступ к службе в боевых частях, хотя весь мировой опыт свидетельствует о порочности такого принципа. Но феминистских вождей не тревожит угроза национальной безопасности их страны. Не смущает их и вопиющая нелепость положения, при котором кормящим матерям-военнослужащим приходиться бросать грудных детей и идти сражаться на фронт.

Физиология глуха к феминистским лозунгам. Женщинам, при всех стараниях, не удаётся выполнять принятые в вооружённых силах (а равно — в полиции и пожарной охране) нормативы физической подготовки. Выход нашёлся — снизить треклятые нормативы! Только командование Корпусом морской пехоты нашло в себе силы отказаться идти на поводу у феминисток. Стоит ли удивляться, что уровень боевой подготовки морских пехотинцев заметно выше, чем в остальных войсках, и что это единственный вид вооружённых сил, не испытывающий проблем с привлечением добровольцев?

Доказать лживость феминистской пропаганды не составляет большого труда. Например, по официальной статистике в 23 из 25 наиболее тяжёлых профессий рабочая сила на 90% состоит из мужчин. На долю мужчин приходится 54% трудовых ресурсов Америки, но 92% производственной смертности. Женщины тяготеют к более лёгким и безопасным видам труда, в особенности к тем, что сопряжены с гибким расписанием. Естественно, что и оплачиваются они хуже, чем тяжёлые, связанные с риском, работы.

Точно так же нетрудно понять, почему женщины, в среднем, зарабатывают меньше мужчин. Для накопления опыта, повышения квалификации и продвижения по службе необходим, в первую очередь, непрерывный трудовой стаж. Женщины же, в массе своей, делят работу с домашними и семейными обязанностями и не в состоянии конкурировать со своими мужьями, которые могут полностью посвятить себя службе. В то же время одинокие и бездетные женщины, полностью посвящающие себя карьере, зарабатывают ничуть не меньше мужчин на эквивалентных должностях, а часто и больше — благодаря льготам, причитающимся “меньшинствам”.

При этом феминистки не скрывают своей ненависти и презрения к женщинам, не разделяющим их взгляды, и борются со здравым смыслом откровенной ложью или бредовыми теориями. Например, феминистская пропаганда безапелляционно классифицирует супружеские отношения как “акт насилия над женщиной”, объявляет, что замужние женщины, довольные своей судьбой, “повредились в уме”, и утверждает, что пребывание в детских учреждениях идёт на пользу детям, а матери, предпочитающие оставаться дома, чтобы воспитывать детей, — тёмные дурочки, которые только калечат своих отпрысков.

Однако биология неумолима. Всё больше и больше женщин, некогда привлечённых под знамёна феминизма, с ужасом убеждаются, что, сбросив оковы «семейного заточения» ради свободной любви и карьеры, они не только не обрели обещанного счастья и удовлетворения, но чувствуют себя глубоко несчастными. Они забыли, что ещё вчера глубоко презирали мужчин и мечутся в отчаянных поисках если не мужа, то хотя бы постоянного партнёра. Неслучайно, многие популярные телепередачи — именно на эту тему. Искусство есть зеркало жизни.

Влиятельная обозревательница “Нью-Йорк Таймс” Морин Дауд, чьи писания последних лет представляют собой протяжный вопль отчаяния старой девы, на шестом десятке в ужасе взирающей на призрак надвигающейся одинокой старости, признаёт, что одним из определяющих социальных феноменов нынешней поры стал отток из трудовой сферы высокообразованных женщин, осознавших, что в погоне за успехом на профессиональном поприще они проморгали главное в жизни. И ныне они пытаются, пока не поздно (а для многих поезд уже безвозвратно ушёл!), устроить свою жизнь заведённым порядком, диктуемым биологией, — создать семью.

В своих странствиях мифический древнегреческий герой Одиссей наткнулся на остров, где обитали сирены — полуженщины-полуптицы. Своим сладкоголосым пением они завлекали проплывающих мимо моряков и предавали их лютой смерти. Весь остров был усеян костями растерзанных ими людей. Бетти Фридан была сиреной феминизма. Многие тысячи женщин, зачарованных её сладкими посулами самореализации и освобождения от оков домашних и материнских обязанностей, поплыли на призывный глас феминизма, но потерпели крушение на скалах социальной и биологической реальности.

Феминизм служит очередным подтверждением железной закономерности, которой всегда и везде неизменно следуют все революционные движения: после недолгой первоначальной вспышки энтузиазма чистое пламя идеализма гаснет, движение обюрокрачивается, его лидерши перерождаются в профессиональных вождей, пастырши становятся богатыми и знаменитыми, а пастве остаётся лишь горевать у разбитого корыта…

Print Friendly, PDF & Email

20 комментариев к «Виктор Вольский: Сирена феминизма»

  1. В.Ф.
    — Sat, 06 Apr 2013 08:01:09(CET)

    А в каком именно?
    ————————————
    Григорий Гринберг
    — Sat, 06 Apr 2013 07:25:13(CET)

    О.В.
    — Sat, 06 Apr 2013 05:54:22(CET)
    ————————————

    Но вот будучи лет 15 тому назад в пуле присяжных по наглейшему делу о «харасменте» (посягании) — на вопрос судьи – что я думаю о законе о харасменте? – ответил, что считаю его узаконенной формой «рэкета» (грабежа). Масса коллег зааплодировала. И это – в самом сумасшедшем штате Америки.
    ====================================
    В Калифорнии.

  2. О.В.
    — Sat, 06 Apr 2013 05:54:22(CET)

    Кстати, тот же коллега рассказывал мне, что в Америке мужчина ни в коем случае не должен заходить с женщиной вдвоем в один лифт: если она прислонится к нему или даже прикоснется, то сразу же может подавать в суд за посягания к изнасилованию и вымогать немалые деньги, таких случаев было уже много, говорит он, а наличия ДНК мужчины, например, на рукаве или на воротнике женщины принимается судом как исчерпывающее доказательство. Неужели это правда?
    ===============================
    Думаю, пока еще – нет.

    Но вот будучи лет 15 тому назад в пуле присяжных по наглейшему делу о «харасменте» (посягании) — на вопрос судьи – что я думаю о законе о харасменте? – ответил, что считаю его узаконенной формой «рэкета» (грабежа). Масса коллег зааплодировала. И это – в самом сумасшедшем штате Америки.

  3. 1. Soplemennik
    6 Апрель 2013 at 3:28 | Permalink
    Скорее всего модератор меня выпорет, но не могу не поместить цитату из книги И.Губермана, где он рассказывает об интереснейшей женщине нашего времени, Л.Давидович:
    “… Поэтому, наверно (и, конечно, от таланта), не была она ничуть ханжой. Лексика дворов и подворотен воспринималась ею как естественная часть литературного языка и судилась только по качеству, то есть по гармонии с текстом. А потому и замечания ее всех изумляли непостижной точностью, проницательностью легкого ума. Заговорили как-то за столом о женщинах, пылко предающихся активной суете, общественным мероприятиям, а то даже борьбе за женское равноправие (термин “феминистка” тогда не был еще в устном обиходе). Молча послушав нас несколько минут, Людмила Наумовна сказала негромко:
    – С дамами-бедняжками это обычно случается от хронического недоеба.
    Посмеявшись, мы пытались продолжать, но явно выдохлась дискуссия: все ясно ощутили, что одна лишь эта фраза сильно исчерпала тему…”
    http://www.guberman.info/prose/165/174.html
    ========================
    Грех не вспомнить молодость – я как-то сидел у Людмилы Наумовны в 1987-м за столом с двумя Британскими феминистками-еврейками, приехавшими в Москву рассказать нам — отказникам – как они там в Лондоне борются за мир. Одна была страшненькая, другая – при нормальной жизни – вполне могла бы иметь «товарный вид» — обе со слезами гордости за себя показывали свои неухоженные руки с черными ногтями после двухнедельной палаточной жизни-протеста рядом с какой-то американской ракетной базой.
    Я, со свойственной мне чуткостью и деликатностью, отреагировал словами – «что идиотки – не жаль. Жаль, что еврейки – идиотки». Людмила Наумовна с видимым удовольствием перевела (я английским почти что и не владел тогда).
    Ну почему же идиотки? Мы ведь страдаем, семей не имеем – заплакали они. – Так почему же, Гришенька? – доброжелательно, с лукавинкой, спросила хозяйка.
    — Вы что, специалистки по ракетам, или по стратегии, чтобы решать – быть, или не быть ракетам, там где они есть? – спросил я, а Л.Н. перевела.
    – Нет, а Вы?
    – А я – да! Вот потому и назвал Вас – идиотки! Как же у Вас совести хватает подставлять других, невинных соотечественников Ваших, – Вы-то меня не интересуете – под советские ракеты безоружными? Вам бы морды отмыть, а заодно – и задницы, а потом пойти да попробовать мужиков себе найти, да детей родить, если получится. А так – форменные идиотки. С ракетами они борются!
    Людмила Наумовна хохотала и переводила…
    * * *
    М-да, ошибся я, посчитав, что статья не полемична в кристальной своей очевидности, ошибся…

  4. После замечания Л. Давидович (см. отклик ув. коллеги Soplemennik ) решил прочитать статью. Не прочел раньше, поскольку был уверен, что среди нашей публики общее настроение будет не просто анти-феминистским, но просто поношением его. Предполагал, что будут краткие кивки в сторону некоторых «здоровых» начинаний феминисток, но с немедленной квалификацией a la Л. Давидович. Если и ошибся, то в оптимистическую сторону. Не предполагал прочитать такое непонимание ни проблемы, ни истории Америки, ни женского движения в ней, каrое прозвучало в одном отклике: ”Бескорыстные участницы феминисткого движения — просто душевно-больные люди. Вот так просто. И это не фигура речи.Они десятилетиями борются против несуществующего фантома — дискриминации женщин в Америке”. Могу ли я перефразировать слова Л. Давидович: «Это не от не..а, а от пере…а» (ничего личного, поскольку не встречался).

    Е.М. прав, сказав: «{авоеванное право женщин на любую работу давно уже обернулось материальной необходимостью” , но страна встретила эту необходимость в условиях: признания политических прав женщин, права женщин распоряжаться своим семейным положением (не всегда это экономически и психологически легко, но право есть), права быть свободным агентом на рынке труда (в 1974 жена еще не имела права подписывать банковский заем и шла как Mrs. Husband’s Name), права на имущество, права распоряжаться своим телом ( т.е. преодолеть «проклятие Давидович» 🙂 и т. д. Говорите, «думали как лучше, а получилось как всегда» в отношении эксцессов, экстремизма и пр. ! А так только с феминизмом? Чтобы избежать эксцессов, экстремизма, идеологических извращений (а без идей нет социальных движений, все омертвеет), надо было бы карательно подавить начало и процесс, то есть установить тоталитарное государство ( в СССР не было феминизма, и что, женщины, хотите туда?) . И не стоит приписывать феминизму разрушение семьи, рост педерастии и пр. В комплексных изменениях современного западного общества феминизм есть только одна составляющая, не всегда привлекательная, но прав Борис Маркович (чувствуется здравое понимание истории): ”При всех загибах и крайностях – это движение изменило общество к лучшему. “

    1. ”При всех загибах и крайностях – это движение изменило общество к лучшему. “
      После чего, не остановившись на этом лучшем, продолжает менять его к худшему. Вместе с черными, геями, профсоюзами, … Это похоже на закон: движение с самыми благородными целями, достигнув их, и не сойдя с политической арены, превращается в социальный тормоз.

  5. Интересно, и у меня такой знакомый был -канадец!. Ко всему выше перечисленному ему жена -вьетнамка еще ноги мыла. А потом вдруг, знакомому моему, захотелось после мытья ног поговорить…да не всегда на темы очень обыденные, тк человек он был весьма образованный. Короче, к моменту нашего знакомства он уже был разведен. Да я это просто к слову рассказала, сама-то я ярая антифеминистка. Догадаться, наверное, не трудно.

  6. Скорее всего модератор меня выпорет, но не могу не поместить цитату из книги И.Губермана, где он рассказывает об интереснейшей женщине нашего времени, Л.Давидович:
    «… Поэтому, наверно (и, конечно, от таланта), не была она ничуть ханжой. Лексика дворов и подворотен воспринималась ею как естественная часть литературного языка и судилась только по качеству, то есть по гармонии с текстом. А потому и замечания ее всех изумляли непостижной точностью, проницательностью легкого ума. Заговорили как-то за столом о женщинах, пылко предающихся активной суете, общественным мероприятиям, а то даже борьбе за женское равноправие (термин «феминистка» тогда не был еще в устном обиходе). Молча послушав нас несколько минут, Людмила Наумовна сказала негромко:
    — С дамами-бедняжками это обычно случается от хронического недоеба.
    Посмеявшись, мы пытались продолжать, но явно выдохлась дискуссия: все ясно ощутили, что одна лишь эта фраза сильно исчерпала тему…»
    http://www.guberman.info/prose/165/174.html

  7. Текст — ни убавить, ни прибавить.
    Как будто Вольский чеканку прекрасную выбил на меди, где нет ни одного лишнего резца.

    Бескорыстные участницы феминисткого движения — просто душевно-больные люди. Вот так просто. И это не фигура речи.
    Они десятилетиями борются против несуществующего фантома — дискриминации женщин в Америке.
    Как обозначается состояние человека, который десятилетиями прячется от несуществующих преследователей.
    Мания преследования! Подлежит медикоментозному лечению. А феминистки, вместо добровольной диспансеризации, активно участвуют в разрушении жизни общества, наряду с социально близкими LGBT и зелеными.
    Результат (демографический) — на лице.
    Гуляя по СФ набережной все чаще видишь высоких плечистых белых мужчин идущих рука об руку с неказистыми азиатскими женщинами. Компромисс, который дает гарантию, что с годами, жена, подавая на стол обед не будет чувствовать считать себя «униженной и оскорбленной».
    Один мой бывший коллега, красавец-мужчина огромного роста и добрейшего нрава, как-то дал сколь откровенное, столь и любопытное разъяснение, почему он развелся со своей статной первой женой — бывшей однокурсницей и женился на крошечной, ничем не примечательной филлипинке без высшего образования.
    — Понимаешь, — сказал он. Первая почти не готовила, говорила, что это будет неравенство, так как мы оба работаем. Спала, развалившись поперек кровати. Мысль о моем комфорте, удобстве не приходила ей в голову. А теперешняя моя жена спрашивает утром, что я хочу на обед. А в постель ложится после того, как улягусь я, в точности повторяя изгибы моего тела. Это для меня и есть — женственность.

    1. >> Один мой бывший коллега, красавец-мужчина огромного роста и добрейшего нрава, как-то дал сколь откровенное, столь и любопытное разъяснение, почему он развелся со своей статной первой женой

      Мой коллега-немец, дважды разводившийся и в третий раз женившийся на филлипинке, говорит то же самое. Немецкие женщины невыносимы, но я считаю, что происходит это не вследствие феминизма (к которому я никаких добрых чувств не питаю), а вследствие того факта, что их меньше, чем мужчин. Те, кто в дефиците, чувствуют себя на коне и позволяют себе слишком много, а другая сторона является страдающей (в России это женщины).

      Кстати, тот же коллега рассказывал мне, что в Америке мужчина ни в коем случае не должен заходить с женщиной вдвоем в один лифт: если она прислонится к нему или даже прикоснется, то сразу же может подавать в суд за посягания к изнасилованию и вымогать немалые деньги, таких случаев было уже много, говорит он, а наличия ДНК мужчины, например, на рукаве или на воротнике женщины принимается судом как исчерпывающее доказательство. Неужели это правда?

  8. Интересная статья, в которой обсуждаются многие позиции участников Гостевой.
    МСТ я уже ответил, но меня заинтересовал постинг экономиста Евгения Майбурда: «Еще с сексуальной революции произошел полный пересмотр взаимоотношений между мужчинами и женщинами. Мужчины не сильно изменились…»
    На мой взгляд это не совсем так. Инфляция, резко снизившая доходы работающих мущчин, сыграла определённую родь в пышном расцвете культуры гомосексуализма. При уменьшившихся доходах выросла распущенность и немало мужчин просто поменяли свою ориентацию (кроме генетически заложенного гомосексуализма) и не создают семьи. Подскочило и количество матерей-одиночек.
    C моей точки зрения феминизм с сильным превалированием любительниц лесбийской любви — это зеркальное отражение описанного процесса усиления изменений сексуальной ориентации у мужчин. Либидо нельзя запретить, поэтому люди ищут какие-то другие пути.
    Ну, а, кроме всего прочего, феминизм заставил общество пересмотреть своё отношение к женщине. В этом его положительнач роль.

  9. Борис Тененбаум5 Апрель 2013 at 21:13 |
    0000000000000
    Ну вот, теперь с вами начались чудеса, Борис Маркович. Кажется, вы даже не прочитали материала, на который я сослался. Ведь там написано, что это мой перевод статьи американской писательницы:)
    В Гостевой я привел два абзаца из ее текста. Почитайте, не пожалеете

  10. Борису Тенетбауму
    Борис Маркович, В прошедшем декабре у меня был материал в Мастерской:

    Сюзан Венкер. Война против мужчин

    Сюзан Венкер (Suzanne Venker) – писательница. Ее темы: политика, родительское поведение, влияние феминизма на американское общество.

    Сказать, что гендерные отношения драматически изменились, – сказать слишком мало. Еще с сексуальной революции произошел полный пересмотр взаимоотношений между мужчинами и женщинами. Мужчины не сильно изменились – никакая революция этого от них не требовала. Но женщины изменились кардинально.
    Коротко говоря, женщины злы. Они также насторожены, подчас неосознанно. Это потому, что их воспитывали видеть мужчину как врага. Оснащенные таким новым оружием, женщины спихнули мужчин с их пьедестала (у женщин был свой собственный пьедестал, но феминистки убедили их в обратном) и вскарабкались на него, чтобы взять то, что, как их научили верить, принадлежит им по праву.
    http://club.berkovich-zametki.com/?p=2124

    1. Евгений Михайлович, ну почему вы смотрите на гендерные отношения как на своего рода войну ? Какой там «пьедестал», и кто кого оттуда стаскивает ? Или наоборот, водружает ? По-моему, все куда проще:
      1. Есть работа.
      2. Ее делают ЛЮДИ.

      Какие они (в сексуальной ориентации, в расовой принадлежности, в гендерном отношении, etc) с производственной точки зрения все равно. На роль лидера подходит тот, кто на эту роль подходит. На моей последней по времени работе лидером была женщина — подходила к должности, как рука к перчатке. Ума, воли и целеустремленности у нее было с избытком, уверяю вас…

  11. Борис Тененбаум
    — Fri, 05 Apr 2013 18:14:31(CET)

    0000000000000

    Правда ваша, Борис Маркович, но не вся правда. Для начала могу добавить к вашей правде еще немного правды.
    1. Боюсь, что завоеванное право женщин на любую работу давно уже обернулось материальноцй необходимостью. Многолетняя инфляция в США, начиная с 60-х годов и до нашего времени (инфляция без войн и революций, заметим) привела к тому, что в среднем классе во многих семьях один муж просто не может обеспечить надлежащий стандарт жизни.
    2. Пропущенный вами момент: разрушение семьи. Это не домысел, а факт.
    Ну, и многое еще. В сущности, здоровая идея женского равнроправия давно уже доведена до абсурда левыми феминистками (уже давно они все радикальные левые).

  12. Где-то вплоть до середины 60-х женщины в США, как правило, не работали. А если работали, то только ДО замужества и на должностях не выше секретарских. Были исключения — актрисы, например — но погоды они не делали. Так вот, «феминисткая революция», начало которой положила героиня данного очерка, за полвека изменила лицо страны. И — при всех загибах и крайностях — это движение изменило общество к лучшему.

  13. От души порадовался новой прекрасной работе автора, равно как и тому, что она не вызвала идеологической полемики.

    Опять таки, не устану повторять – все Ваши статьи прекрасно укладываются в канву неизданной книги – что-то в парафраз Бальзаковской «Человеческой комедии» — о политико-социо-культурном бытии нашего времени. Эту просьбу я адресовал считанным людям в своей 65-летней жизни.

    Книга нужна позарез, в свете кошмарного мусора в умах массы неплохих людей. Если бумажное издание представляет проблему, или нежелательные хлопоты – выпустите ее в любом цифровом формате! Для чего же еще мы добровольно утонули в Интернете?

  14. Борис Э.Альтшулер
    — Fri, 05 Apr 2013 01:45:53(CET)
    Лет 25-30 назад тогда в ещё свежеоснованной партии Зелёных (для непосвящённых — что-то вроде левых социал-демократов и социалистов с экологическим настроем) на полном серьёзе обсуждалась инициатива феминисток об официальном введении нового термина для обозначения женских коллег по партии. Инициатива заключалась тогда в том, что наряду с обычным обозначением члена партии словом мужского рода Mitglied (член) феминистки требовали для себя новый термин Mitklit, что расшифровывалось ими как mit Klitoris — с клитором——.

    >>>>>>>>>>><<<<<<<<<<<<<

    Не отметил это остроумнейшее замечание Б. Альтшулера.

  15. Прекрасная статья.
    Не скрою, в моей второй семье (за неделю, что ли, до свадьбы) жена перешла на вечернее отделение МИСИ (даже не предупредив меня) — и стала работать, потому что я случайными заработками не мог обеспечить двоих. Работала — и родила четверых детей. Помогла система бесплатных яслей, детских садов. К тому же моя работа тренером занимала вторую половину дня; целиком — только в выходные…
    Мне повезло.
    Феминизм, как и любая настырная идеология, гнусен.

  16. Любопытно, что две яркие и атуальные статьи на близкую тему ( Ваша, Виктор, и Олега Векслера) появились в «Мастерской» почти одновременно. Актуальные потому что феминстиская, вполне здравая идея о социальном и прочем равенстве мужчин и женщин в Европе и Америке, ( в мусульманских странах женщина, действительно, унижена) подчас, превращается в театр абсурда. В том смысле, что, как писал ещё Талейран: «Женищины имеют равные с нами права, но в их интересах не пользоваться этими правами» Другими словами, в интересах женщины оставаться женищиной- женственной, слабой, утончённой. Эмансипация в трактовке Бетти Фридман лишает женщин этих прекрасных качеств и. в конеченом итоге, уничтожает романтическую и таинственную загадку отношения полов. Когда вижу некоторых мужчин, шоу-звёзд то ошушение, что всё перевернулось: мужчины превращаются в женщин, поют высокими голосами, вычурно одеваются, употребляют косметику чрезмерно. И всё это становится модным. Если за этим будущее, то Бетти достигла цели и жалко наших потомков…

  17. Один из героев Алданова говорит: самые лучшие люди из тех, кого я знал были евреи, впрочем, самые худшие тоже были евреи…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *