Эдуард Гетманский: «Чёрная смерть» — морская пехота СССР

 337 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В июне 1941 года он отказался занять должность заместителя наркома боеприпасов СССР и добровольцем отправился на фронт. На воинском учете Куников числился всего лишь старшим политруком запаса, несмотря на занимаемые высокие должности.

«Чёрная смерть» — морская пехота СССР

Евреи — Герои Советского Союза, участники Великой Отечественной войны

Эдуард Гетманский

Эдуард ГетманскийЧёрная смерть — так немецкие солдаты во время Великой Отечественной войны называли советскую морскую пехоту, одетую в черные бушлаты. А непонятный боевой клич «полундра!» немцы воспринимали как fall unter — падай ниц. В годы войны морская пехота являлась важным инструментом для решения оперативно-стратегических задач. Этому способствовали ее значительный количественный состав и высокая боеспособность. Части и соединения морской пехоты, несмотря на большие потери, в ожесточенных боях с фашистами оставались морально способными решать самые сложные задачи командования. Именно в способности сохранять устойчивость в самой сложной боевой обстановке выражалось моральное преимущество морской пехоты, способной расширять человеческие возможности, использовать дополнительные нравственные и духовные силы для достижения победы над врагом. И в морской пехоте отличились евреи. Так майор Цезарь Куников командовал подразделением морской пехоты, которая захватила плацдарм «Малая Земля». Капитан-лейтенант Абрам Свердлов командир отряда торпедных катеров Краснознамённого Балтийского флота потопил транспорт противника, гружённый боезапасом, выполнял минные постановки, выходил на поиски вражеских кораблей. Оба славных сына еврейского народа получили звание Героя Советского Союза. Для них мемориальные экслибрисы выполнил художник В. Н. Чекарьков.

Куников Цезарь Львович (1909-1943) — командир 3-го боевого участка противодесантной обороны Новороссийской военно-морской базы Черноморского флота, командир отдельного вспомогательного десантного отряда морской пехоты, майор. Родился 23 июня 1909 года в Ростове-на-Дону в семье служащего. Еврей. Отец — Лев Моисеевич Куников, работал инженером, мать — Татьяна Абрамовна Хейфиц была домохозяйкой. В 1918 году семья, вслед за отступающей Красной армией, переехала из Ростова в Ессентуки, а в 1920 году в Баку. В 1924 году отец с сыном поехал восстанавливать доменное производство в Макеевку. Здесь юноша начал трудиться на металлургическом заводе «Югосталь» учеником лаборанта, лаборантом, слесарем, токарем. В конце 1925 года вся семья Куниковых переехала в Москву. Здесь Цезарь работал слесарем на фабрике «Союз», затем токарем на тормозном заводе. В 1928 году Ц. Л. Куников поступил в Высшее военно-морское училище им. М. В. Фрунзе в Ленинграде. После пяти месяцев учебы тяжело заболел и был отчислен из училища. После выздоровления служил срочную механиком на флоте. В 1930 году вернулся в Москву. В 1931 году поступил в МВТУ имени Баумана. С 1932 года — заведующий сектором оборонной промышленности Московского комитета комсомола. Окончил Московскую промышленную академию и Московский машиностроительный институт им. Бубнова. Получив два диплома: инженера-организатора машиностроительного производства и технолога-механика, 26-летний Цезарь Львович пришёл на Московский завод шлифовальных станков. Начав с самой нижней ступеньки — мастером токарного отделения, уже в марте 1938 года Цезарь был назначен главным технологом завода.

С октября того же года — начальник технического управления Наркомата машиностроения, Наркомата тяжёлого машиностроения, директор ЦНИИ технологии машиностроения, ответственный редактор всесоюзной газеты «Машиностроение». Он был награжден медалью «За трудовое отличие». У Цезаря Куникова до войны жизнь была вполне налажена, за плечами два высших образования и руководящие должности в Наркомате машиностроения, ЦНИИ технологии машиностроения, жена и пятилетний сын. В июне 1941 года он отказался занять должность заместителя наркома боеприпасов СССР и добровольцем отправился на фронт. На воинском учете Куников числился всего лишь старшим политруком запаса, несмотря на занимаемые высокие должности. В этом звании уже в сентябре 1941 года и оказался он в действующей армии — на Западном фронте, под Москвой. Там возглавил 14-й отряд водных заграждений. Это был очень интересный отряд! Он состоял сплошь из таких же, как и сам Цезарь, «беглецов от «брони» — добровольцев с московских предприятий — инженерно-технических работников, сумевших напроситься на фронт, несмотря на то, что их должны были оставить на производстве. Кипучая натура Цезаря Куникова требует действия, инженерная рационализаторская жилка подсказывает — действие должно быть толковым! Со своими друзьями В. Богословским и В. Никитиным он организует группу добровольцев, мобилизует в подмосковных спортивных клубах легкие катера, вооружает их авиационными пулеметами ШКАС калибра 7,62 мм и станковыми пулеметами, также усилив отряд 15 ротными минометами. На катера их установить не успели, так как для этого нужно было серьезно усилить корму (катера-полуглиссеры марок НКЛ и ЗИС были все с деревянными корпусами), а времени уже для их модернизации не оставалось.

Новоявленные диверсанты начинают беспокоить вражеские тылы всюду, куда можно проникнуть по рекам и озерам. Попутно они проводят разведку. Но под Москвой довелось повоевать, таким образом, недолго — реки по мере приближения зимы начали замерзать. И тогда Куников обращается к вышестоящему командованию с просьбой направить подчиненный ему отряд на Южный фронт, где еще можно использовать катера. Эту просьбу удовлетворяют. Цезарь Куников возглавил отряд моряков-добровольцев. Костяк по-прежнему составляли те, с кем он успел повоевать в Подмосковье, но по дороге из Москвы к ним присоединилась группа моряков из расформированной Пинской речной флотилии. Так они и прибыли на Азовскую военную флотилию вместе с семью катерами, погруженными на грузовики с прицепами, а также с 15 минометами. Здесь их включили в состав Отдельного донского отряда. Куниковцы начинают совершать рейды на катерах по немецким тылам, примыкавшим к рекам. В районе станции Синявская железная дорога Таганрог — Ростов-на-Дону ближе всего подходит к плавням. Чтобы нарушить движение на этой важнейшей коммуникации войск противника, наступавших на ростовском направлении, моряки совместно с партизанами не раз наносили внезапные удары в этом месте. Так, 16 ноября 1941 года 14-й отряд водных заграждений снова появился в станции Синявской. Диверсия и на этот раз готовилась с помощью партизан. Куников провёл тщательную разведку путей подхода и отхода, наблюдал за действиями противника в этом районе, определил места расположения его огневых точек.

Катера, маскируясь в высоких камышах, еще засветло скрытно подошли к станции и заняли исходные позиции. Партизанские разведчики уточнили нахождение эшелонов с техникой. В полночь по сигналу красной ракеты на гитлеровцев обрушился шквал огня. Целеуказания корректировались трассирующими очередями с катера Куникова. Затем взвилась зеленая ракета — и разом наступила тишина, только полыхали вагоны на путях. Гитлеровцы опомнились и открыли беспорядочную стрельбу, когда куниковцы уже отошли, не потеряв ни одного человека. Но воевать на катерах тоже долго не пришлось, так как на Азовском море поздней осенью 1941 года начался ранний ледостав из-за внезапно ударивших сильных морозов, льдом стали покрываться и реки. И тогда Цезарь Львович придумал совершенно оригинальный способ использовать для рейдовых операций коньки! А для транспортировки пулеметов и минометов решено было использовать санные упряжки, в которые опять же впрягались «конькобежцы». Бойцы отряда передвигались по льду Таганрогского залива Азовского моря в достаточно высоком темпе. Когда войска Южного фронта в ноябре — декабре 1941 года проводили Ростовскую наступательную операцию, куниковцы, используя данный способ передвижения, в самое сжатое время выходили через Таганрогский залив в тылы отступающих гитлеровских частей и производили внезапные налеты, потом возвращались назад. Надо сказать, сводный отряд Куникова к тому времени представлял собой уже значительную силу, насчитывая порядка 300 моряков-добровольцев. Источники свидетельствуют, что куниковские рейды были очень эффективны.

Моряков сопровождали подвижные береговые батареи, а с воздуха их прикрывали самолеты авиационной группы Азовской военной флотилии. За полмесяца наступления подчиненные Куникова во взаимодействии с кораблями флотилии и авиацией уничтожили 1500 гитлеровцев, 20 танков, более 300 автомашин. Когда линия фронта западнее Ростова стабилизировалась, перед нашими частями, дислоцировавшимися на южном берегу Таганрогского залива, в число которых входил и сводный отряд Цезаря Львовича, ставилась задача не только оборонять свое побережье, но и наносить врагу удары, не давать ему покоя, ни днём, ни ночью, то есть вести активную оборону. Условия, в которых куниковцы выполняли рейды по тылам на коньках, были тяжелыми, зима выдалась суровая, а переход по льду морского залива только в одну сторону составлял более 30 километров. С учетом этого отряды состояли исключительно из добровольцев — самых выносливых, умелых и надежных. Воины надевали белые маскхалаты, лица покрывали жиром, чтобы предохранить их от обморожения. Действовали только в темное время суток. Моряки-диверсанты бесшумно снимали дозоры противника, уничтожали огневые точки, громили немецкие комендатуры и радиостанции. С наступлением рассвета, прикрывшись туманом и дымовыми завесами, отряды преодолевали многокилометровый обратный путь и возвращались в своё расположение. Систематические вылазки в тылы гитлеровцев совершались вплоть до начала проведения немцами и их сателлитами по фашистскому блоку в конце июля 1942 года операции по захвату Кавказа под кодовым названием «Эдельвейс».

В августе 1942 года сложилась тяжелая обстановка на подступах к нашей последней военно-морской базе на Азовском море — городе Темрюк. Против двух тысяч наших морских пехотинцев противник бросил в бой до 20 тысяч человек из состава двух румынских кавалерийских дивизий 4-го кавалерийского корпуса. Их поддерживали немецкие танковые и пехотные части. В самый драматический момент, когда силы оборонявшихся были обескровлены, их ряды пополнил сформированный из личного состава кораблей Азовской флотилии батальон морской пехоты численностью в 500 человек. Командиром его стал Цезарь Куников. При обороне подступов к городу Темрюк Куников использовал самодельные самоходные установки за неимением бронетехники. Это были грузовики, на которых устанавливали корабельные пушки. Для уничтожения в тылу противника мелких вражеских групп Куников придумал использовать автомобили с вооружёнными краснофлотцами, получившие название «кочующие огневые точки». 21 августа 1942 года противник силами до полутора батальонов пехоты при поддержке бронетехники предпринял атаку на позиции азовцев. Моряки отразили две атаки, затем сами контратаковали гитлеровцев и выбили их с занимаемых позиций. В этом бою захватчики потеряли до 150 человек убитыми и ранеными. В итоге, уже почти прорвавшиеся было фашистские части, были остановлены морскими пехотинцами, главные силы которых теперь составляли куниковский батальон и приданная артиллерия. Морские пехотинцы стояли насмерть, не отступая ни на шаг. В результате, не добившись успеха, противник вынужден был заменить изрядно потрепанную 5-ю кавалерийскую дивизию румын 9-й кавалерийской дивизией. Она наступала на наших морских пехотинцев практически в полном составе. Соотношение сил было примерно один к десяти.

С рассветом 23 августа два пехотных полка противника при поддержке 9 танков, четырех батарей полевой артиллерии, десяти минометных батарей и авиации начали наступление на Темрюк. Гитлеровцам удалось ворваться на окраины города. На северной окраине дважды завязывался рукопашный бой. В этот день противник предпринял восемь атак, но каждый раз после упорных боев, неся большие потери, откатывался назад. Но к концу дня боезапас поддерживающей артиллерии был израсходован, а в трех батальонах морской пехоты, оборонявших рубежи, осталось немногим более 500 человек. Подкреплений и резервов не было. В создавшихся условиях был отдан приказ оставить город. В результате ожесточенных боев 23 августа враг потерял только убитыми 1500 солдат и офицеров. По данным нашей разведки, морские пехотинцы уничтожили до 80 процентов личного состава 5-й и свыше половины состава 9-й дивизий румын. В захваченных у противника документах указывалось, что румынский генерал, командовавший армейской группой, был снят с должности (в других источниках упоминается, что он был расстрелян). Остается добавить, что потрясение румын и немцев было столь велико, что они не решились входить в город до утра 24 августа, а войдя, не стали преследовать отходящих морских пехотинцев.

26 августа 1942 года Куников возглавил 305-й батальон морской пехоты, в него вошли также моряки, ранее воевавшие под началом Куникова. Батальон занял оборону восточного боевого участка на Таманском полуострове. Ему придали два корабельных (76-мм и 45-мм) орудия, которые установили на машины. Батальон поддерживали огнем канонерские лодки «Ростов-Дон» и «Октябрь». Куниковцы продолжали уверенно отражать атаки превосходящих сил противника. Куниковцы продолжали уверенно отражать атаки превосходящих сил противника. Однако вскоре после взятия врагом Анапы Таманская группировка оказалось отрезанной от основных сил с трех сторон. Прикрыв всех, сами куниковцы эвакуироваться с основными силами не успели и заняли оборону на выдававшейся в море песчаной косе. Немцы, блокировав батальон, выжидали, когда у моряков закончатся вода, пища и боеприпасы, чтобы взять их в плен. Однако наше командование не оставило куниковский батальон в беде. В ночь на 8 сентября была проведена дерзкая операция: с моря к косе подошли две канонерские лодки, два торпедных катера и сейнер «Орёл», чтобы принять моряков на борт. Последних морпехов — автоматчиков из роты прикрытия батальона, которые продолжали отстреливаться от врага прямо из воды, -торпедные катера снимали уже с поверхности моря. После эвакуации батальона Куникова, командир попадает в госпиталь Геленжика, он стал жертвой аварии на дороге.

После излечения в госпитале Куников, несмотря на то, что рвался в свой батальон, был назначен на должность коменданта 3-го боевого участка противодесантной обороны Новороссийской военно-морской базы. Командование сочло, что его опыт там нужней. Некоторое время Цезарь Львович занимался обеспечением противодесантной обороны побережья. В конце ноября 1942 года было принято решение о проведении Новороссийской наступательной десантной операции. В основу плана были заложены согласованные действия 47-й и 18-й армий и Черноморского флота. Предполагалось, что основной десант будет поддержан мощными ударами артиллерии и авиации. Для дезориентации противодесантной обороны противника, отвлечения его сил и средств на широком фронте намечалась демонстрация высадки, а в отдельных случаях и высадка десантных групп и ложных десантов. Одновременно шла тщательная подготовка к операции, включавшая в себя ряд учений и тренировок десанта и отрядов кораблей, как в дневное, так и ночное время. Подготовку к десантной операции старались провести незаметно, но все равно полностью скрыть её не удалось. Воздушная разведка немцев обнаружила скопление судов и боевых кораблей в Геленджике, Кабардинке и Туапсе, а также интенсивное движение наших морских конвоев. Противодесантная оборона гитлеровцев была в связи с этим приведена в состояние повышенной боевой готовности. Но это обнаружилось позднее, при высадке основного десанта у Южной Озерейки. Учитывая боевой опыт Цезаря Куликова, его назначили командиром формируемого отряда десантников, которому предстояло высадиться в районе села Мысхако, что возле Новороссийска. Изначально этот вспомогательный десант должен был оттянуть на себя основные силы гитлеровцев, чтобы обеспечить успех десанту основному — у Южной Озерейки, который должен был высаживаться практически одновременно (но дальнейший ход событий изменил ситуацию).

Куниковцам ставилась задача овладеть рубежом — селение Станичка, высота 307,8, гора Чухабль, Глебовка, высота 288,6 и — обеспечить высадку последующих эшелонов десанта. Затем выполнять задачу совместно с частями 47-й и 56-й армий, нацеленных на уничтожение новороссийской группировки противника и овладение городом и портом Новороссийск. Отряд набирался только из добровольцев. Куников, как вспоминают современники, умел превосходно разбираться в людях. С каждым бойцом он знакомился обязательно лично, никому этого не передоверяя. Высшая и краткая его характеристика, отраженная в документах: «Подходит физически и морально. Смерти не боится». Многих проверенных в бою бойцов он взял из родного 305-го батальона. Куников организовал очень жесткую учебу. Все без исключения участники десанта тренировались в стрельбе на звук, в скалолазании (в том числе с завязанными глазами, чтобы «чувствовать» скалы ночью), в метании гранат из любого положения. Умения метко стрелять из автомата, было мало, каждый овладевал стрельбой из пулеметов, минометов, в том числе трофейных, из противотанковых средств и даже из легких немецких орудий. Помимо всего, отрабатывали приемы рукопашного боя и тренировались в метании ножей. Десантные ножи были изготовлены кустарным способом в мастерской специально по заказу Куникова. Кстати, умение владеть ножами куниковцам тоже впоследствии очень пригодилось. Бойцы овладевали всем, что входило в определение Куникова: «В десанте и один — воин». Он добивался, чтобы буквально каждый мог уметь действовать даже в одиночку в дневных и ночных условиях.

Бойцы учились также оказывать помощь раненому, умело бинтовать, останавливать кровотечение, накладывать шины при переломах и т. д., распознавать минные поля, минировать и разминировать местность. Цезарь Львович говорил десантникам: «Боясь потерять жизнь, потеряешь её именно из боязни. Не прислушивайся к своему страху, а присматривайся к обстановке и действуй сообразно ей…». Часто январскими зимними ночами морские пехотинцы во главе с Куниковым, подойдя на катерах к мелководью, в полной амуниции бросались в ледяную воду (плавать умели все поголовно). Для учебных высадок Куников выбирал такие места, где берег был круче, а дно усеяно камнями и обломками скал. Бойцы вели огонь, метали гранаты, отрабатывали тактику ночных действий. Куников написал памятку для бойцов батальона, в ней подчёркивалось, что «Враг хитер, а ты будь еще хитрее! Враг нахально прёт на рожон, бей его еще нахальнее! Идешь в бой — харча бери поменьше, а патронов — побольше. С патронами всегда хлеба добудешь, а вот за харч патронов не достанешь. Бывает ни хлеба, ни патронов уже нет, тогда вспомни: у врага есть оружие и патроны, бей фашистов их же боеприпасами. Пуля не разбирает, в кого она летит, но очень тонко чувствует, кто ее направляет. Добудь с боем оружие врага и пользуйся им в трудную минуту. Изучи его, как свое, — пригодится в бою». По свидетельству современников, Цезарю Львовичу удалось сформировать особый отряд, особый и по степени подготовки, и по духу. В целях засекречивания предстоящего десанта Куников до самой посадки на суда формально продолжал занимать прежнюю должность коменданта 3-го боевого участка противодесантной обороны Новороссийской морской базы.

Высадка основного десанта у Южной Озерейки провалилась. Единственным способом создать плацдарм оказалась второстепенная операция, целью, которой была маскировка и отвлечение от главного удара. По плану проведения операции «Море», для отвлечения сил противника, в ночь с 3 на 4 февраля 1943 года десантный отряд моряков-добровольцев (275 человек) под командованием майора Ц. Л. Куникова высадился на занятом врагом, хорошо укреплённом побережье в районе Новороссийска, у посёлка Станичка (мыс Мысхако «Малая земля»). Потеряв при высадке лишь одного человека, отряд ринулся вперед, действуя всем наличным оружием, вплоть до кинжалов. Гитлеровцы были ошеломлены и вели огонь беспорядочно, не видя целей, наугад. Внезапный десант застал их врасплох. Бросив свои позиции у среза воды с десятками дзотов и блиндажей, немцы откатились за полотно идущей вдоль бухты железной дороги. Командир одной из немецких артиллерийских батарей приказал взорвать орудия, в результате чего паника усилилась. На некоторых батареях пушки просто бросили. Десантники захватили несколько исправных орудий, много боеприпасов. Так отряд, имевший лишь легкое оружие, обзавёлся собственной артиллерией. Уже через час, достигнув пригорода Новороссийска — селения Станички — и там закрепившись, Куников выпустил в эфир открытым текстом дезинформацию: «Полк высадился успешно. Продвигаемся вперед. Жду подкреплений». Тут же ушло сообщение о том, что отряд закрепился и ждет второй эшелон.

Растерявшиеся немцы предприняли контратаку только на рассвете. Разгорелся ожесточённый бой, десантники в течение суток отразили 18 атак противника. К концу дня боеприпасы были на исходе. Положение казалось безвыходным. Тогда отряд майора Куникова совершил внезапный налёт на артиллерийскую батарею противника. Истребив орудийный расчёт и захватив орудия, они открыли из них огонь по атакующим вражеским солдатам. Ввиду неудачной высадки главных сил десанта, плацдарм, занятый подразделением Ц. Л. Куникова стал из отвлекающего — основным. Семь дней десантники отбивали яростные атаки врага. Удерживая освобожденную территорию до подхода основных сил, моряки выбивали противника из многоэтажных зданий. Впервые в практике подразделений советской морской пехоты Ц. Л. Куников провел практическое обучение личного состава технике высадки на берег в ночное время в зимних условиях, владения холодным оружием, стрелковым и артиллерийским вооружением противника. В ночь на 12 февраля 1943 года Ц. Л. Куников был смертельно ранен взрывом мины на Малой земле. Для эвакуации Цезаря Львовича срочно был послан вызванный по рации из Геленджика торпедный катер. На море в это время разыгрался сильный шторм, подойти к берегу вплотную было невозможно. Тогда военфельдшер Мария Виноградова и несколько краснофлотцев вошли в воду, держа на руках лодку с носилками, на которых лежал их любимый командир. Волны захлестывали их с головой, но они сумели доставить носилки на катер. Цезаря Куникова доставили в Геленджикский военный госпиталь. Несмотря на все усилия врачей, спасти его не удалось. 14 февраля 1943 года он скончался от ран. А захваченная Куниковым «Малая земля» просуществовала до сентября 1943 года — вплоть до успешной операции по освобождению Новороссийска.

Майор Куников был похоронен в городе Геленджик на городском кладбище. Замполит десантного отряда Н. В. Старшинова о похоронах своего командира вспоминал: «офицер штаба Новороссийской военно-морской базы нёс на маленькой подушке одну-единственную награду Цезаря Львовича Куникова — медаль «За трудовое отличие», которую он получил задолго до войны». Таким образом, ставший легендарным еще при жизни, командир до своего посмертного награждения Золотой Звездой не имел ни одной боевой награды. По окончании войны прах Ц. Л. Куникова был перезахоронен на площади Героев в Новороссийске. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 апреля 1943 года за блестящее руководство десантной операцией и проявленные при этом мужество и отвагу майору Куникову Цезарю Львовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Цезарь Львович Куников был награждён медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, орденом Ленина, орденами Красного Знамени, Александра Невского и медалями. Писатель Л. Соболев, будучи фронтовым корреспондентом «Красной звезды», встречался с Ц. Л. Куниковым и описал это в своих очерках. О Цезаре Львовиче писатель Петр Межирицкий написал книгу «Товарищ майор». Д. Файнштейн и А. Хирикилис (ординарец Куникова) написали книгу воспоминаний «Вместе с Цезарем». Майор Ц. Л. Куников упоминается в книге Л. И. Брежнева «Малая земля». Генсек ЦК КПСС писал: «Командиром десанта назначили майора Ц. Л. Куникова. На этого умного и сильного человека я обратил внимание еще в предыдущих сражениях, когда он командовал батальоном морской пехоты».

Майор Ц. Л. Куников навечно зачислен в списки 557-го отдельного батальона морской пехоты Черноморского флота. Бюст Ц. Л. Куникова установлен в Азове, в бухте Казачьей (ныне микрорайон города Севастополь). Памятник Цезарю Куникову установлен на трассе М-23 Ростов-на-Дону — Таганрог (поворот на село Синявское). На памятнике высечены слова: «Здесь в синявских плавнях в годы Великой Отечественной войны (октябрь 1941 — июнь 1942) сражался отряд моряков под командование Героя Советского Союза Цезаря Куникова». Его именем названы улицы в Ростове-на-Дону, Азове, Геленджике и Новороссийске, площадь в Москве, большой десантный корабль Черноморского флота ВМФ России, гимназия № 2 Новороссийска, школа № 6 города Туапсе, школа № 8 города Геленджика, малая планета 2280 Kunikov. В Новороссийске на углу жилого дома по ул. Куникова, 9 установлена памятная доска Ц. Л. Куникову. Почта России выпустила памятный конверт, посвящённый Ц. Л. Куникову. История Ц. Л. Куникова легла в основу серии «Новороссийск» из 13-серийного документально-игрового фильма «Города-Герои» (2010). Имя Ц. Л. Куникова упоминается в рассказе Анатолия Маркуши «Земля Цезаря». Мемориальная доска установлена на Московском тормозном заводе, где Ц.Л. Куников работал токарем. Ц. Л. Куников навечно зачислен в списки в/ч 13140 (810-я отдельная бригада морской пехоты), Казачья бухта, город Севастополь

Ц. Куников

Свердлов Абрам Григорьевич (1912-1991) — командир отряда торпедных катеров 2-го дивизиона бригады торпедных катеров Краснознамённого Балтийского флота, капитан-лейтенант. Родился 8 мая 1912 года в Санкт-Петербурге в семье служащего. Еврей. Окончил 6 классов и школу ФЗУ. Работал токарем на заводе «Большевик». В Военно-Морском Флоте с 1931 года. В 1936 году окончил военно-морское училище имени М. В. Фрунзе (ныне Санкт-Петербургский военно-морской институт). Получил назначение на Тихоокеанский флот, где до мая 1940 года был на должностях командира торпедного катера, звена торпедных катеров. В марте 1940 года назначен командиром звена в бригаду торпедных катеров Краснознамённого Балтийского флота. В январе 1942 года назначается командиром отряда торпедных катеров и вскоре добивается первых боевых побед. В представлении на награждение записано: «Смелой и решительной атакой… транспортов с охранением под артиллерийским огнём противника потопил транспорт противника, гружённый боезапасом, Несмотря на пожар торпедного катера, руководил спасением личного состава и продолжал вести бой с превосходящим по силе противником». Боевой счёт отряда увеличивался. Катера отряда несли дозорную службу, обеспечивали минные постановки, выходили на поиск вражеских кораблей. В июне 1944 года А. Г. Свердлов был представлен к званию Героя Советского Союза.

В выписке из наградного листа сказано: «Участник боевых действий бригады с 1941 года. Участвует в многочисленных операциях по поиску кораблей противника, дозорах, конвоировании и пр. В атаке кораблей противника в 1941 году потопил один транспорт противника водоизмещением 4000 тонн. В 1943 году проводит ряд поисковых операций противника и в одной из них топит один СКА (морской охотник). В кампанию 1944 года тов. Свердлов 5-го июня, командуя группой катеров своего отряда, атаковал четыре ТЩ (тральщик) и восемь СКА, в результате которой потопил три тральщика типа «М-1» общим водоизмещением 1800 тонн. 8 июня группой в четыре СКА при атаке двух СКР типа «Ф-1», одного ТЩ типа «М-1» и семи СКА противника, потопил один СКР, один ТЩ и пушечно-пулеметным огнем повредил три СКА. В результате четырех смелых и дерзких атак кораблей противника тов. Свердлов лично сам и катерами своего отряда потопил 1 сторожевой корабль, 4 тральщика, 1 сторожевой катер, 1 транспорт, повредил три сторожевых катера. Всего утопил 7 кораблей общим водоизмещением 7170 тонн, из них утопил 6 боевых кораблей общим водоизмещением 3170 тонн… При отражении атак самолетов противника 26 мая 1944 года катерами его отряда сбит и потоплен Юнкерс-87… Военный совет Краснознамённого Балтийского флота ходатайствует о присвоении капитан-лейтенанту Свердлову Абраму Григорьевичу звания Героя Советского Союза».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, капитан-лейтенанту Свердлову Абраму Григорьевичу было присвоено звание Героя Советского Союза. В июле 1944 года А. Г. Свердлов командовал группой торпедных катеров, которые должны были преградить доступ кораблям противника в Выборгский залив. В течение двух дней катера отражали попытки неприятеля прорваться к островам и потопили 8 кораблей противника. До конца Великой Отечественной войны катера отряда А. Г. Свердлова принимали активное участие в боевой деятельности флота. С 1949 года преподавал в Высшем военно-морском училище. В 1960 году уволен в запас в звании капитана 1 ранга. Отдав морю почти тридцать лет, капитан 1 ранга, говоря его же словами, пришвартовался к берегу, снял военный мундир. После войны А. Г. Свердлов рассказал о бое, происходившем в сентябре 1941 года. Свердлов, тогда еще командир звена торпедных катеров, среди бела дня атаковал и потопил транспорт. Атаковал дерзко, приблизившись к нему со стороны вражеского берега. Сперва немцы приняли два советских катера за свои. Начали даже сигналить прожекторами. Свердлов приказал отвечать. Боцман с удивлением посмотрел на командира. — Отвечайте, — повторил Свердлов. — Передавайте, что в голову придет. Пока они будут разбираться, мы подойдем ближе. И когда расстояние сократилось настолько, что можно было торпедировать транспорт, Свердлов не упустил момента. Поняв, наконец, что это за катера, отвечавшие так невпопад на сигналы, сторожевой корабль противника открыл сильный огонь, однако торпеда достигла цели — попала в самую середину транспорта. Он тут же переломился и затонул. Досталось и советскому катеру: снаряд пробил корму, вспыхнул пожар.

А на корме не только бензоотсек, там еще и глубинные бомбы. Торпедист Волосатов кинулся в огонь и начал сбрасывать бомбы в воду. Катастрофа была предотвращена. И все равно опасность не миновала. Катер горел. Снарядом перебило бензопровод, заглохли двигатели. Бездействовал руль. Сторожевик тем временем продолжал вести огонь. Поставив дымовую завесу, командир второго катера Беляев бросился на помошь товарищам. Все уже перешли к Беляеву, и только командир звена находился на горящем и тонущем катере. — Ругал меня потом Беляев за эту задержку, — вспоминает Свердлов, — но, согласитесь, не мог, же я оставить в рубке секретные документы, особенно переговорный код. Рядом вражеский сторожевик, да и место не такое уж глубокое. Забрать документы надо было обязательно. Я выполнял свой долг. За отличное выполнение заданий командования А. Г. Свердлов был награждён медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза (№ 4026), двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденам Ушакова 2-й степени, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды. Жил в Ленинграде. Умер 2 апреля 1991 года в Санкт-Петербурге. Похоронен на кладбище Санкт-Петербургского крематория. В честь героев-катерников был установлен памятник на плацу 36 Краснознаменной ордена Нахимова I-й степени бригады ракетных катеров Балтийского флота в городе Балтийске. Имя Свердлова увековечено на мемориальной доске с именами Героев Советского Союза бригады морских торпедных катеров Балтийского флота, установленной на Аллее Славы в городе Кронштадт.

А. Свердлов

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Эдуард Гетманский: «Чёрная смерть» — морская пехота СССР

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *