Аркадий Гайсинский: С(Ц)лавяне

 352 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Никакой народ, как бы его не называли извне, никогда не примет из иного языка унизительное для себя имя. Даже если бы хорваты, сербы, моравы, поляне, древляне не знали, что «славе» означает «раб», они не стали бы называть себя непонятным именем.

С(Ц)лавяне

Аркадий Гайсинский

Аркадий Гайсинский1

На греческом «христос» означает «помазанник». Так в «Септуагинте» — переводе на греческий язык Священных книг иудеев (Пятикнижия), выполненном независимо друг от друга семидесятью учёными мужами по требованию египетского царя Птоломея II Филадельфа, правившего в середине 3 в. до н.э.

«Помазанник» — буквальный перевод на русский ивритского «машиях»-«помазанный». Само понятия «помазанник» связано с тем, что важным моментом церемонии воцарения в еврейских царствах было намазывание головы будущего царя елеем (маслом оливы).

Греческое «христос», вышедшее из Антиохии и распространившееся далее к племенам и народам Кавказа, Северного Причерноморья, Среднего Поднепровья, вначале воспринималось не в буквальном его смысле, но как имя того, кто принял мученическую смерть за вечные идеалы добра и справедливости, понятные людям всегда и всюду

У епископа Кассиана:

«Имя христианин должно быть, возникло вне Церкви… Текст Тацита позволяет думать, что имя «христиане» первоначально употреблялось, как кличка. Им стали называть тех, кто постоянно говорили о Христе. Мало-помалу кличка обратилась в славное имя почитателей Господа Иисуса Христа».[1]

Тот факт, что первой страной, где христианство стало государственной религией была Армения, доказывает, что важным (или даже основным) путём проникновения христианства в Европу был путь через Малую Азию и Кавказ:

«В Алании, простиравшейся от устья Дона до Волги, Каспийского моря и сопредельного ему Кавказа, в этой истой прародине сарматов начатки христианской Церкви положены очень рано. Не упоминаем уже о том, что, по некоторым древним свидетельствам, сарматы призваны к христианству самими апостолами и что аланам проповедовал святую веру именно святой апостол Андрей».[2]

На всём протяжении этого пути зёрна новой религии упали на благодатную почву: дело в том, что на Кавказе, Предкавказье и в Северном Причерноморье уже несколько веков проживали значительные еврейские общины, состоящие из потомков ассирийских и вавилонских изгнанников. Доходившие до них слухи о некоем молодом раве, проповедовавшем на утраченной родине идеи добра и справедливости и казнённом за это врагами Израиля, укладывались в их представление о Мессии, что, собственно говоря, и утверждалось в рассказах проповедников христианства, искренне веровавших в мессианское предназначение Иисуса.

«Из Св. Писания мы видим, что апостольская проповедь вне Палестины направляется по тем местам, где жили иудеи рассеяния. Апостол Павел, по преимуществу апостол языков, избирает точкою отправления для своей проповеди молитвенные дома иудеев и прежде всего обращается к ним, как наиболее подготовленным слушателям. Более чем вероятно, что и другие апостолы практиковали тот же самый способ в деле христианского благовестия. Поэтому с доверием нужно относиться к тем сообщениям, где апостолы представляются действующими в иудейских поселках».[3]

Евреи, уже более семи столетий жившие в диаспоре, поначалу воспринимали христианство как ветвь иудаизма. Поэтому, когда мы говорим о первых христианах, то должны иметь в виду не только жителей Иудеи, непосредственных участников и свидетелей жизни и смерти Иисуса, но и евреев диаспоры, поверивших в то, что Иисус — мессия, искупивший грехи народа, изгнанного из завещанной Всевышним земли. Следует заметить, что догматы о Троице, непорочном зачатии и прочие теологичские особенности христианства были сформулированы гораздо позже.

Принятие христианства Арменией и Византией есть акт государственный, а как следует относится к христианизации племён и народов существовавших вне государств? И почему миссию апостола Андрея и его последователей по отношению к жителям Кавказа нужно считать более успешной, чем по отношенню к племенам Придонья, Северного Причерноморья, Придунавья или Поднепровья? — только потому, что у последних не было на ту пору централизованной власти и письменности, зафиксировавшей бы их приобщение к христианству?

2

Праэтноса, именуемого «славяне» не было, но к какому этническому корню принадлежат те народы, которые стали называться этим национальным именем?

«Но Птоломей, думается мне, правильнее всех положил с востока от Каспийского моря, к западу — до реки Дона, от севера — река Волга, от юга — Кавказские горы сарматов азиатийских, а от Дона до Рена и от Северного или Каспийского моря до Днестра сарматов европейских заключил.

Между выше объявленными же птоломеевыми сарматами и скифами, видится, многие славянские народы смешаны, как от имен (хотя и поврежденных греками) нечто показывается»[4].

Этнографам хорошо известны причины разделение крупных этнических образований на более мелкие, но главными считаются две: межплеменная ассимиляция и перемена географических условий обитания. При этом важно понимать, что зачастую меняются и племенные имена:

«Большую часть славянских этнонимов догосударственной эпохи составляют названия, образованные от местности обитания. Как правило, они были связаны с ландшафтом местности (например, поляне, то есть обитатели поля, открытого пространства; древляне — от «дерева» то есть обитатели лесов), или гидронимом — наименованием реки или озера (например, мораване, гаволяне, то есть живущие на реках Мораве и Гаволе, моричане, то есть живущие у озера Морицкого). Причем в большинстве случаев местность обитания, по которой получали имя славянские общности, находится на территории, занятой славянами в процессе Расселения. Это значит, что этноним являлся новым и появился только при заселении. Между тем для «племен», в собственном смысле этого термина, свойственна устойчивость этнонима — одного из главных индикаторов этнической самоидентификации. Тот факт, что в ходе Расселения у славян происходило массовое появление новых этнонимов, дает основания утверждать, что скрывавшиеся под ними общности — новообразования, сложившиеся в результате миграций из осколков прежних племен или путем смешивания группировок разной племенной принадлежности»[5].

Подобного мнения придерживались и такие известные историки как Д. Иловайский, Г. Классен, Г. Вернадский, а и того ранее — в 7 в. и готский историк Иордан:

«У левого склона Карпат, спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответсвенно различным родам и областям, всё же преимущественно они называются склавенами. Склавены живут от города Новие туна и озера Висклы; вместо городов у них болта и леса. Анты же — сильнейшее из обоих племён — распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину; эти реки удалены друг от от друга на расстоянии многих переходов».[6]

Обратим внимание на утверждение Иордана, что:

«хотя их наименования теперь меняются соответсвенно различным родам и областям, всё же преимущественно они называются склавенами».

Наиболее известная версия, происхождения национального имени «славяне» связывает его с понятием «рабы». Она основывается на том, что в некоторых европейских языках и, в частности, в английском слово раб — «slave» походит на этноним «славяне». Рассуждения, приведшие к указанному выводу таковы: в Раннем Средневековье основными территориями откуда поставлялись рабы были земли Восточной Европы и Балканских стран, поэтому «slave» — раб стало постепенно ассоциироваться с жителями этих местностей и отсюда уже — «славяне».

Но такое предположение не может быть принято по одной, но веской причине: никакой народ, как бы его не называли извне, никогда не примет перенятое из иного языка унизительное для себя имя и тем более не сделает его составляющей собственных имён, множество из которых оканчиваются на «слав»: Святослав, Станислав, Ростислав и т.п. Даже если бы хорваты, сербы, моравы, поляне, древляне не знали, что «славе» означает «раб», они не стали бы называть себя непонятным именем.

В определённом смысле обратной, но также неубедительной представляется та версия происхождения термина «славяне», согласно которой имена собственные рабов, привезенных из упомянутых Балканских стран, указывали на их присхождение: то бишь имена Святослав, Станислав, Ростислав и им подобные связывали с народом, называемым «славы».

Но и в этом случае название «славяне» должно пониматься как приставшее к этому народу «из вне», потому что личные имена каждого народа вторичны по отношению к его общенациональному имени, то есть сначала — «русские», а затем нарицательное «иваны»; сначала — «германцы», а затем уж нарицательное «фрицы».

Этноним «славяне» известен только с начала 6 в. — то есть, имело место многовековое существование этнически близких племён под самыми различными именами, прежде чем они стали называться обобщающим национальным именем «славяне», но такой факт можно принять, лишь признав, что при своём появлении определение «славяне» не являлось этнонимом, но выражало некий признак, сделавший его носителей «славянами». Полагаю, что этот признак связан с их христианизацией и чтобы его выявить, возьмём в расчёт следующие обстоятельства:

Христанство зародилось в Иудее: и сам Иисус, и его апостолы были евреями, а исходным языком новой религии — еврейский язык. Еврейское Пятикнижие (Библия) и книги еврейских пророков вплоть до появления Нового завета были главными и для христиан. Связь христианства с иудаизмом выражалась не только в единстве письменных источников, в библейских (еврейских) именах, даваемых новорожденным в христианских семьях, но и в словах перешедших из иудаистской литургии в христианскую (например: «амен» — «верую», «алиллуйа» — «да возвысится») и нет никакого сомнения в том, что на первых порах развития христианства таких слов в молитвах верующих, пока они не были переведены на национальные языки, существовало гараздо больше.

Обращаю внимание на то, что в иврите глаголы «креститься», «распинать» образует корень «цлав» — крест; от него же и «цлаван» — носитель креста: именно так должны были называться осенявшие себя крестным знамением или носившие скрытно или открыто крест ранние христиане и в самой Иудее, и за её пределами (ныне используемое в иврите определение «нацрут» — «христианство», которое связывают с городом Нацерет, где по одному из преданий родился Иисус, появилось позже).

Несомненно, что первоначально термин «цлаване» относился к небольшим группам и единичным племенам, но поскольку бесспорный факт распространения христианства относится в полной мере и к Восточной Европе, то и определение «цлаваны» также находит здесь всё большее распространение и в конце концов становится нарицательным: цлаванами (славянами) называют все, говорящие на сходном наречии племена, то есть племена обитающие между Доном, Днепром (Данапром), Днестром (Данастром) и Дунаем.

И если историки соглашаются с приведенной выше версией происхождения названия «славяне» от «slave» — раб, то происхождение «славяне» от ивритского корня «цлав» представляется, во всяком случае, более убедительным, чем рассмотренные.

3

От события, положившего начало христианству и до того, как сначала в Армении, а затем и в Восточной (Византийской) Римской империи христианство стало официальной государственной религией, прошло долгих три с половиной века. Новая вера пробивала себе дорогу с большим трудом: её приверженцев изгоняли, пытали, убивали — в общем, делали всё возможное, чтобы вернуть их к старым богам. Естественной реакцией на преследования становилось образование тайных молелен и собраний, присутствие на которых позволялось только «своим», опозновавшим друг друга по заранее оговоренному знаку (паролю). Таким паролем поверившего в Иисуса стал образ орудия пытки и смерти Иисуса — крест, то есть, на вопрос «свой-чужой» он отвечал крестным знамением — крестился или показывал спрятанный под одеждой крест. Со временем крестное знамение становится всеобщим признаком принадлежности к христианам.

Формального смыслового соотношения между славянским «крест» и греческим «христос» нет, но логическую связь проследить возможно. Орудие казни Иисуса, на котором он принял муки во искупление грехов людских — крест, славянские последователи новой религии связали с предназначением Иисуса — Христос (помазанник Божий), а отсюда ассоциация: крест-христос.

В восточно-славянских языках слово «христос» и «крест» произносят почти одинаково: говорят «верить в Христа», хотя правильно — «верить в Христоса». Крест стал не только символом новой веры, но и атрибутом приобщения к ней, а понятие «креститься» определяет и факт принятия христианства, и факт крестного знамения,

4

Известно, что крест как священный символ существовал у многих народов мира задолго до того, как на орудии казни, имеющем подобную форму, был распят Иисус, названный греками Христосом. Те историки, которые считают крест наиболее древним из всех известных религиозных символов, приводят вполне убедительный аргумент своей позиции, полагая, что крест ведёт своё начало ещё от способа получения нашими далёкими предками огня. Имеется в виду трение одной о другую сухих веток — понятно, что в этом процессе они находились относительно друг друга в «крестообразном» положении, а о исключительном значении огня в истории человечества — говорить излишне. Разделяясь на племена и народы, оно (человечество) продолжало сохранять священное отношению к форме креста, наделяя его различными эзотерическими функциями и привязывая его к новым религиозным и философским представлениям.

Это же слово (сравним: немецкое «крейц», английское «крос», шведское «крес», испанское «круз») перешло и на другой способ получения огня — высекание искры ударом камня о камень — эти камни славяне называли «кресало»: вероятно, и первоначальное значение понятия «воскресить» было — «добыть огонь». И не нужно чрезмерно напрягать воображение, чтобы провести смысловую паралель между «живым» огнём, возникающим из камня и возвращением жизни в мёртвое тело.

Исключительное значения огня привело к появлению его культа: по понятным причинам огонь поддерживался в закрытом от непогоды месте, возле которого или на котором стоял знак, указывающий на особое значение этого места — таким знаком мог быть крест. Несомненно и то, что место горения огня украшалось амулетами и племенными тотемными знаками, постепенно превращаясь в языческий храм.

В Лации с древнейших времен было распространено поклонение неугасимому огню, который поддерживали девы-весталки, служительницы Немийского храма Дианы-Весты. Весталки носили на груди крест — символ животворного огня, неразрывно связанного с культом Весты.

Известно древнее этническом единство народов Юго-Восточной Европы и Малой Азии — Пракавказскаяя национальная общность. Крест мог перейти к будущим славянам (праэтническое происхождение которых считается северо-иранским) от халдеев как символ их бога именуемого Таммуз — этот символ имел форму «Т». В русском языке осталось имя главного божества халдеев: Калду — колдун, колдовать; в Украине ритуальные рождественские песни называются «колядки».

5

Крест занимал особое место у славянских племён. Многие археологические находки так называемой Трипольской культуры, которую считают праславянской, украшены изображениями креста. Значит, славянское «крест» или схожие с ним по смыслу и звучанию слова в других языках не имеют понятийной связи со словом «христос» — речь идёт о случайной фонетической схожести.

Первоначальное распространение новой религии, ещё не получившей официального признания и названия, шло, как уже отмечалось, по двум основным направлениям:

  • через Сирию на северо-запад Малой Азии и затем через Грецию в Центральную и Западную Европу;
  • через Сирию и Кавказ в Восточную и Северную часть Европы.

Первое направление было, так сказать, грекоязычным — здесь (не говоря уже о самой Греции) зародилось и закрепилось определение «христиане», потому что Сирия уже три века управлялась, потомками Селевка — соратника Александра Македонского. В Сирии селевкидов греческая культура и язык были хорошо развиты.

Второе направление следует назвать арамейско-ирано язычным: здесь греческое «христос» не могло прижиться и употребительным стало прозвище, произведенное из языка, на котором говорили первые адепты новой веры: от еврейского «цлав» — крест. И только по прошествии нескольких столетий и слияния двух указанных потоков распространения новой религии, было установлено её единое название: христианство. В различных языках сохранились слова того народа, к которому принадлежал Христос,

Например, можно обнаружить связь между ивритским «цлав» — крест и русским «целовать»: у этих слов один и тот же корень «цлв». Очевидно, изначально «целовать» — означало прикасаться губами именно к кресту, потому что для прикосновения губами к чему-то или к кому-то в старославянском языке существовало и другое слово — лобзать (или лобызать). Целование креста является также важным актом христианской литургии — более того, оно рассматривается как высшая степень клятвы христианина, поэтому на Руси даже было такое понятие: «целовальники». Это, как правило, были люди из простого народа, которых допускали исполнять какие-то важные обязанности всего лишь при одном условии: целовании креста, то есть принесении клятвы о честности и нестяжательстве.

Интересно, что и слово «христосоваться» также описывает процесс целования (троекратного) в губы во время праздника христианской Пасхи, при этом трижды повторяется «Христос воскрес» — заметим, что такой обычай существует только у православных христиан.

Существования в русском языке глагола «целовать» безусловно доказывает, что славяне знали и использовали существительное «цлав» — крест, которое пришло в Европу с многими другими раннехристианскими терминами и стало основой этнонима «славяне», являющегося транскрипцией от «цлавяне»: изначально, славяне — люди креста, поклоняющиеся кресту.

7

Все без исключения этимологические словари русского языка связывают слово «крестьянин» со словом «христианин»: религиозный определитель «христиане» в России получил параллельное социальное смысловое значение.

«др.-русск. крьстьѩнинъ «христианин; человек», ст.-слав. крьстиѩнинъ χριστιανός»[7]

«слова христиане и крестьяне имеют общее происхождение.»[8]

«Нетрудно догадаться, что слова «крестьяне» и «христиане» тесно связаны между собой. Сложнее определить, почему последователи одной из мировых религий были отождествлены с сельскими тружениками. Причем подобная картина наблюдается исключительно в русском языке, даже белорусы и украинцы говорят не “крестьяне”, а “селяне”»[9]

Да, действительно: почему последователи одной из мировых религий были отождествлены с сельскими тружениками?

Существующее объяснение, таково: это произошло вследствие «облагораживания» государственной терминологии в Российской империи. При обращении к гражданам старинное «смерды» (вонючие) по отношению к нижнему сословию заменили на благозвучное «христиане», и отныне после упомянутой метаморфозы царские указы предназначались «боярам, дворянам, служивым людям и прочим христианам». Под «прочими же христианами» надо было понимать работников, проживающих в сельской местности, персонально в списке не упомянутых.

Но такое объяснение неубедительно, потому что в таком случае приходится признать неосознанную подмену социального определителя определителем вероисповедным.

8

Дело в том, что «крестьяне» произошло не от слова «христос», а от слова «крест» и по этому поводу привожу следующие соображения:

Приставка «о» (во всяком случае в восточнославянских языках) образует также и существительные, определяющие геометрическую связь замкнутой линии с центром: о-кружность, о-вал, о-града, о-коп (яма вокруг чего-то или кого-то). К этому же смысловому ряду относится и слово «около», то есть рядом: в основе «около» лежит старославянское «коло» — круг. От этого же корня и «околица» — внешняя граница селений, многие из которых, как показывают археологические раскопки, имели в древности форму концентрических окружностей.

Слово «окрестность», в основе которого корень «крест», и слово «округа», в основе которого корень «круг», выражают одно и то же понятие, но, наверное, их нельзя считать синонимами. Синонимами, скорее, являются «округа» и «около», а вот с «окрестностью» не всё так просто. По всей видимости, первоночальное значение слова «окрестность», как и «околица» имело отношение к самому населённому пункту и, следовательно, роль ориентира (точки отсчёта) выполнял крест. Резонно предположить, что такой крест находился на церковном здании — однако это означает, что понятие «окрестность» могло появиться в языке русов только после принятия ими христианства и повсеместного строительства в их поселениях церквей.

Более вероятно, что понятие «окрестность» связано с обычаем у восточно-европейских племён ставить на различного рода границах камни, на которых высекали крест, выполнявший по мнению древних функцию защиты от злых сил. Границей города (крепости) являлись вал или стена, а границей ничем не защищённого селения — знаки с изображением креста, поэтому жители городов — горожане (огороженные), а прочих населённых пунктов — крестьяне (окрестные). В христианстве отношение к кресту как к знаку, защищающему от злых сил, сохранилось до настоящего времени, что также служит свидетельством трансформации некоторых языческих традиций в христианские.

Следует отметить, что выражение «нести свой крест» связывают с так называемым «крестным путём» Иисуса, когда он нёс на себе «свой крест», падая под его тяжестью, от места заключения до места казни. Но ведь это выражение существовало и до мученической смерти Христа:

«Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». [10]

А эти слова Ииусус произнёс ещё будучи свободным и в полном здравии.

Выбор креста в качестве главного символа христианства следует считать важным и продуманным ходом первых отцов церкви, ибо, как выяснилось, этот символ накладывался на древние широко распространённые языческие представления и тем самым упрощал восприятие христианства, привлекая к нему якобы схожестью с верой предков.

Примечания

[1] Христос и первое христианское поколение. Толкование евангелия от Иоанна, 1958

[2] Митрополит Макарий (Булгаков). История русской церкви . Книга 2-я СПб,1883. (переиздание — 1994—1996).

[3] П.М. Золин. Из статьи «Источники о христианизации Руси».

[4] В.Н. Татищев Ч.1, гл.20

[5] А. Горский. Родина,2001,9,22-23.

[6] В. Мавродин. Происхождение русского народа. Лен. унив.1978. с.43.

[7] Словарь М. Фасмера.

[8] Г.П. Цыганенко. Этимологический словарь русского языка.

[9] Сергей Рысев.

[10] От Луки 9:23.

Print Friendly, PDF & Email

16 комментариев к «Аркадий Гайсинский: С(Ц)лавяне»

  1. Иосиф!
    Точно подмечено:
    «Кстати, трипольская культура была за тысячи лет до славян, где ж они прятались все это время?»
    Действитльно,где?
    А Ваше замечание:
    «скажу лишь, что слово «слава» и производные от него есть во всех славянских языках и корень этот отражает всегда нечто позитивное: красивое, достойное и пр… Гей, цлавяне!»,
    учитывая Ваше особое отношение к болгарам-славянам , я бы восклицание «Гей,цлавяне!» дополнил:: «Да здравствует хан Аспарух!»

    1. Может быть, ирония моя помешала. мысль в том, что жителей неолита никак нельзя назвать пра- чего угодно. Мелкие племена двигались по земле тысячи лет, никаких народов они не образовывали. Вот удастся ученым выделить ДНК из окаменевших костей — будем судить подобные фантазии по научному, а не по любительскому или пропагандистскому счету. Кстати, мама у меня была Трипольская, фамилия — по роду цадиков.

  2. Евгений! Благодарю Вас за содержатильный комментарий.
    Я полагаю, что слово «цель» привнесено в русский язык еврейским купцами.Значительную часть своего пути караваны проделывали по засушливам степям и пустыням- их проводники знали те места, где в тени небольшой рощицы или оазиса могли отдохнуть люди и животные. Преодолеть раскалённые солнцем пески и солончаки можно было лишь продвигаясь от «тени» к «тени», или от «цели» к «цели», потому что в иврите слово «цель» обозначает «тень».

    1. Насчет «засушливых степей». Возможно в то время великий шелковый путь проходил, когда ветер с Атлантики дул южнее и делал те степи не такими засушливыми. А уже к 12 веку роза ветров сдвинулась на север и степи на юге стали пустинями, что подняло с мест монголов. Об этом пишет Л. Гумилев. Всякая история начинается с географии, т.е. с погоды.

  3. Шолом-Алейхем:

    «Он — генерал… Не военный генерал и не генерал-губернатор, а генерал-инспектор, то есть агент одного из обществ. Фамилия его Немчик, а имя его Хаим. Но он подписывается «Альберт», а зовут его «Петя».

    Поначалу это может показаться немного диким: то, что из Хаима вдруг вырастает «Альберт», еще можно понять. Превращается же у нас Велвл во Владимира, Исроел — в Исидора, а Аврам — в Аввакума! Но как из Хаима произошел «Петя»? Тут уж надо пофилософствовать, углубиться в языковую премудрость и рассуждать логически. Прежде всего мы из «Хаима» выбрасываем букву «х». Затем почтительно просим убраться букву «и» и букву «м». Остается, стало быть, одно «а». К этому «а» мы приписываем всего лишь букву «л», букву «б», букву «е», букву «р» и букву «т», — получается «Альберт», не так ли? Ну, а из Альберта само собой получается «Альберта», «Берта», «Бета», «Петя». «Sic transit gloria mundi». Так, стало быть, из утки получается индюк…»

    1. Иврит в русском, пример: Русский поэт, любимец А. Пушкина: «Но кроме бедности чрезмерной, Лука имел еще беду, Величины неимоверной восмивершковую елду. ( Лаледет на иврите рожать, ялда — девочка, яладти — я родил.) Русское слово «люди» того же происхождения. Все это не работает для не серьезных.

      1. Вы это серьезно? Вообще-то набор звукосочетаний для околоевропейского уха ограничен, искать похожие нетрудно, так что не стоит пускаться в словарные раскопки, лучше довериться археологам. Кстати, трипольская культура была за тысячи лет до славян, где ж они прятались все это время?

  4. Михаил? Так это ж Николай! судите сами: Миша — Мика, Мика — Микола, Микола — Миколай, Миколай — Николай! А английское слово, обозначающее путь, произошло от азонхенвэй. От чего произошло русское выражение «Весь мир» — и говорить не приходится. Не буду приводить научно-исторические теории движения славян с севера на юг, начавшееся тогда, когда христианами уже становились не только армяне, но и иллирийцы, скажу лишь, что слово «слава» и производные от него есть во всех славянских языках и корень этот отражает всегда нечто позитивное: красивое, достойное и пр… Гей, цлавяне!

      1. Не вводите людей в заблуждение. Имя מיכאל не «звучит как риторический вопрос», а звучит как утверждение » (тот) Кто подобен богу». По-русски — «подобный богу».

          1. Присутствие в предложении слова-вопроса не всегда делает предложение вопросительным. Например, — «Кто смел, тот и съел!». Я это вопрос разбирал в Израиле со специалистами. Ивритская Википедия, в данном случае, не точна. Бывает…

  5. И еще оттуда же : » Приобретенная нами в результате исследования точка зрения позволяет совершенно иначе взглянуть на некоторые моменты, описываемые в ПВЛ и касаемые становления Киевской Руси:
    «Выступил в поход Олег, взяв с собою много воинов: варяг, чудь, славян, мерю, весь, кривичей… И пришли к горам Киевским… И подплыл к Угорской горе, спрятав своих воинов, и послал к Аскольду и Диру, говоря им, что-де «мы купцы, идем к грекам от Олега и княжича Игоря. Придите к нам, к родичам своим». Когда же Аскольд и Дир пришли, все спрятанные воины выскочили из ладей, и сказал Олег Аскольду и Диру: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода», а когда вынесли Игоря, добавил: «Вот он сын Рюрика». И убили Аскольда и Дира, отнесли на гору и погребли…».
    «Обратим также особое внимание на наименование племен, которые Олег взял в поход – «варяг, чудь, славян, мерю, весь, кривичей…». Отметим, что в этом перечислении кривичи уже тогда являлись одним из самых крупных племенных объединений восточного славянства, занимавшие область в верховьях Днепра, Западной Двины и Волги. И несмотря на свое славянство (в смысле языка и происхождения, как это общепринято понимать) они в ПВЛ именуются кривичами, а славяне выделены отдельно… Кто же такие славяне, упомянутые в
    ПВЛ? Очевидно, это цлавяне – объединившаяся в результате принятия христианства группа единомышленников. Из этого следует, что славяне (цлавяне), как принявшие христианство, являлись особым сообществом задолго до описанного в ПВЛ момента выбора веры
    Владимиром и крещения всея Руси!
    Убиение Аскольда и Дира случилось в 882 году. Через 15 лет предпринял Олег поход «на греков; взял же с собою множество варяг, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки Великая Скифь» – ПВЛ. И опять же, среди перечисленных племен славяне выделены отдельно, несмотря на то, что этнически к ним можно причислить почти всю Великую Скифь (нами подчеркнуто). Не следует ли из примеченной закономерности, что славянами (цлавянами) все это множество единокровных язычников
    стало именоваться после принятия христианства?»

  6. Об этом много писал более 10 лет назад А. Кобринский в работе » Язычество и антропоморфизм»
    http://amkob113.ru/kobra/maam/rus-2.html
    » в пояснительном тексте словаря Макса Фасмера отрицается происхождение
    «славянин, славяне» от слов «слава» и «слово». Правда, делается упор на происхождение «славянин, славяне» от гидронимов, но при этом в тексте нет никаких доказательств или привязки к историческим особенностям того времени, когда эти слова могли войти в употребление. С нашей точки зрения происхождение этих слов коренится в принятии этносами (потомками отступнического колена Вениамина) христианства. Ношение креста является основным отличием, как мы знаем, крестившихся (принявших христианство). На иврите (14) [лецаллев (letzalev)] – перекрестить. Корень – . Отсюда «крест» на иврите: I вариант – [цлав (tzlav)], и I I вариант [цлов (tzlov)]. Теперь, если к «цлав» и «цлов» добавить словообразующие окончания -яне, -еnе, получим два весьма любопытных слова – «цлавяне» и «цловене», которые, как нам кажется, наиболее полно и достоверно объясняют происхождение искомого.
    В добавление к сказанному (в порядке отступления от основной темы) нельзя не заметить целую группу слов в русском языке, имеющих заметную архетипическую привязку к словам «цлав» и «цлов», а именно – целовать, цель… Особо отметим слово целовать в смысле приветствовать, приносить присягу (целовать крест)… Ритуальная крестообразность поцелуя во время приветствия наблюдается у некоторых народов и этносов. Так, например, у эфиопов
    два знакомых человека (независимо от пола) при встрече обнимают друг друга и при этом один прижимается щекой к щеке другого попеременно (то справа, то слева – три раза) и каждое такое положение с той и с другой стороны обозначивается воздушным поцелуем. Архетипическая связь слов «цель» со словом «крест» (цлав, цлов), а значит и корневая (цл), прослеживается
    в иврите. Семантика слова «цель» в самом обобщенном виде ярко выражена в геометрии
    мишени (крест-круг). И здесь весьма примечательно, что на иврите [лицлоф
    (litzlof)] – метко стрелять; корень – . И, наконец, [цалаф (tzalaf)] – снайпер.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *