Леонид Рохлин: Мой блуждающий этнос

 384 total views (from 2022/01/01),  2 views today

В те времена на благодатном Востоке было относительно спокойно. Продолжала царствовать эллино-персидская цивилизация. Благородный сплав греческой культуры и философии, привнесённый походами Александра Македонского и утонченного мистицизма и фатализма восточных религий. Коммерция была основой экономики…

Мой блуждающий этнос

Леонид Рохлин

Статья посвящена не библейскому, а вполне реальному жизнеописанию и героическим деяниям еврейского этноса на Иберийском полуострове и на востоке Европы в бассейне Волги, Терека и Кубани на территории так называемой Хазарии в VI–X веках. Малоизвестные истории, особенно хазарская. Но и та, и другая послужили краеугольным камнем последующему бурному развитию христианства и наступлению эпохи Возрождения.

Библиография:

  1. Ритмы Евразии Л.Н. Гумилев «Экопрос» 1993 год
  2. Краткая история евреев С.Н. Дубнов ТОО Сварог 1996 год
  3. История Древнего Востока Б.А. Тураев Харвест 2002 год

* * *

Промелькнуло тринадцать веков с момента возникновения в центральной части Ханаана полиэтнического сообщества людей, возникшего мыслями и делами ближайшего сподвижника фараона Эхнатона, Главного Ясновидца Бога Солнца, Великого Моисея.

Много событий пронеслось в жизни нового этноса. Большей частью кровопролитных и разрушительных. История человеческой нетерпимости, вражды и ненависти. Но несмотря ни на что этнос сохранил удивительную способность выживать при любых обстоятельствах. Были длительные периоды наивысшего расцвета. Царствование Саула — Давида — Соломона. Наступали мрачные эпохи жалкого существования. Буквально выживания.

Ассирийское разрушение, вавилонское пленение, персидская оккупация, затем греческая (Македонский и Селевкиды). Гонения перемежались относительно редкими периодами расцвета и благополучия. Столетнее правление Хасмонеев (167–63 годы до н.э.) — вот пожалуй самое мирное время жизни этноса.

И, наконец, римская оккупация… Самая страшная. Приведшая со временем к геноциду и многовековому расползанию этноса по земному шару.

Пережив немало унижений, трагических испытаний и катастроф, евреи во все века явили неколебимую силу духа и преданность национально-религиозной идее. Идее Главного Ясновидца Бога Солнца…

Здесь предстанут добрые и потому знаменательные истории из жизни еврейского этноса после римского геноцида.

Персидская история

Закончилось почти столетнее военное противостояние маленького государства иудеев против всесильного Рима (44–138 гг.). Закончилось трагически. Закончилось геноцидом этноса. Погибло более 3 миллионов евреев, сотни тысяч были проданы в рабство, сотни тысяч покинули дома и двинулись по дорогам Истории… Монолитная прежде нация превратилась с той поры в блуждающий этнос. Иерусалим был превращён в языческий город. Храмовую гору очистили от развалин и по святой земле прошёлся плуг, дабы изгладить всякую память о святыне Иудеи. Евреям запрещалось показываться в черте города. Основной поток беженцев двигался на Восток к богатым еврейским общинам Персии, где быстро образовалось главное ядро диаспорного иудаизма.

В те времена на благодатном Востоке было относительно спокойно. Продолжала царствовать эллино-персидская цивилизация. Благородный сплав греческой культуры и философии, привнесённый походами Александра Македонского и утонченного мистицизма и фатализма восточных религий. Коммерция была основой экономики, соединяющей интересы десятков наций и племён. Правящие династии персидских царей (Парфянская и особенно Сассанидская) не препятствовали свободе вероисповеданий и даже внутреннего самоуправления, справедливо полагая, что их богатство напрямую зависит от благосостояния общин. Мудрыми были персидские цари, допуская на высокие посты иноземцев (греков и евреев) и предоставляя убежище толпам изгнанников — ремесленникам и земледельцам.

Существовавшая много веков немногочисленная восточная община евреев, весьма консервативная, богатая традициями, множеством неписанных законов и обычаев, приняла огромные толпы беженцев с опаской. Ведь это были обыватели лишённые радости, объятые страданием и безмерным горем и потому сеящие вокруг семена тревоги, неуверенности и страха. Руководителям общины необходимо было воссоздать энергию возникшего сообщества евреев, подчинить все силы единой, цементирующей мысли. Таковой стало обязательное обучение всех пришедших местным законам, гражданским и ритуальным, о том «как вести жизнь мудрую и умеренную.» Каждая синагога стала университетом и общим лозунгом стали. Нет места “праздной” литературе (художественной). Недопустимо развитие искусств, художеств и мирских наук (кроме медицины)….

Разбухшая община евреев как-бы отошла от общественной жизни. Она старалась быть безвестной, чтобы в тиши мирской, строго исповедуя свой Закон, пополнить сильно поредевшие ряды не только числом, но и качеством новой поросли. Качество — означало возрождение энергичных людей, без которых дальнейшее развитие нации немыслимо. Религия должна была стать тем выходом куда устремятся эти новые энергичные люди, ведя за собой и толпы обывателей. Для достижения этой цели крайне необходимо было время обывательской тишины для свободной творческой конкуренции энергичных личностей сообщества. Результаты мирной конкуренции, по мысли руководителей общины, должны использоваться в целях жёсткой консолидации возникшего общества и постоянного качественного восполнения генофонда. Вот такая была глобальная цель.

Персидская история начиналась, когда большая часть оставшейся нации впервые и надолго лишилась родного «кормящего» ландшафта. Поэтому на первом этапе нового существования необходимо было наработать принципы и законы устойчивых этнических контактов, то есть позитивного взаимодействия с окружающими нациями и средой их обитания. Время первого этапа благотворно совпало со временем правления воинственного царя персов Шабура I , который предоставил еврейским общинам большую свободу внутреннего самоуправления. Во главе всей общины стоял реш-галута (экзиларх), начальник изгнанников. Экзилархи, подобно палестинским патриархам, вели свой род от царя Давида. Власть переходила от отца к сыну и естественно при непременном утверждении персидскими царями. При экзилархах существовал большой бюрократический аппарат по сбору налогов, по наблюдению за порядком, по разбору спорных дел (судьи), по образованию и контактам с общинами других стран. Как видите, автономия была значительной.

Большие суммы из собранных налогов и средства от меценатов шли на финансирование крупных религиозных центров — академий (иешивы). Они привлекали много слушателей. К примеру, академия в Суре собирала до 1200 человек. Это были молодые люди, чаще не обременённые семьёй и работой, то есть по современному понятию студенты, обучающиеся ежедневно и живущие при университете. Для семейных людей, занятых работой в городе или в деревне, дважды в год устраивались академические собрания, каллы, по нынешнему каллоквиумы, на которых в лаконичной форме повторялось всё пройденное за предыдущее полугодие.

Помимо этого, накануне весенних и осенних праздников, читались общедоступные лекции и устраивались диспуты по наболевшим вопросам для широкой публики. Городской и крестьянской. Наплыв был велик и очень значим, ибо выступали любимые рабби и каждый мог непосредственно учавствовать в жизни своей общины.

Наиболее крупные центры существовали в Суре, Нагардее, Пумбадите и Мархузе. Преподавался единственный предмет — Мишна (Закон), принадлежащий перу патриарха равви Иуды (200 год нашей эры), где говорилось о гражданском и уголовном кодексе, взаимотношениях с властью и общинами других стран, законах сельскохозяйственного производства, праздниках, браке, ритуале Храма и ритуальной чистоте, равно как и о нравственном поведении и хороших манерах.

Из академий выходили преподаватели и учёные, которые учреждали новые школы и тем множили число законоведов. Они пользовались большим уважением в общинах. Среди них выделялись выдающиеся умы той эпохи — Абба Ариха, Самуил Ярхинаи, Гуна, Иегуда бен-Иехезкель, Рабба бар-Нахмени, Абай и Равва, Рав-Аши и Равина. Особенно прославились два последних, которые собрали и обработали все устные предания и толкования. Они издали их в виде дополнения к Мишне, назвав Вавилонскою Гемарою. Вместе с Мишной это составило огромный и единый свод законов, Талмуд.

Статьи Талмуда строго регламентировали всю духовную и светскую жизнь евреев. Может быть даже слишком строго, ибо уже в те годы появились люди, отвергающие многие статьи Мишны и проповедующие жить только по законам Торы. Именно тогда был сформулирован знаменитый закон Самуила Ярхинаи — … общие гражданские законы каждого государства обязательны для всех евреев, живущих в этом государстве… не может быть особых еврейских законов, противоречащих законам государств, где живут евреи…

Более двух столетий сотни вавилонских амораев (толкователи Закона) трудились над пропагандой и внедрением в сознание всех слоёв еврейского населения многочиленных религиозных, правоведческих и нравственных законов Талмуда и Торы. И что весьма симптоматично — за все эти долгие годы среди иудейских мыслителей не было ни единого, посвятившего себя решению общемировых филосовских проблем. Не было таких блистательных идеалистов как Платон, Парменид, Зенон. Не было проницательных прагматиков-атомистов как Демокрит и Сократ, исследования которых касались буквально всех наук того времени. Не возникало историков, подобных Геродоту и Фукидиду или драматургов и поэтов, величиной с Вергилия, Горация, Эсхила, Софокла или Еврипида.

Шло время собирания иудейского этноса, накопление энергии, консолидации вокруг единственно доступного и понимаемого обывателем древа познания — религии. Все другие светские цели отвлекали обывателя и могли только рассредоточить его энергию. Не было времени и сил для споров и диспутов на отвлечённые темы! Все “силы нации” были собраны для решения трёх глобальных задач и они были успешно решены за более чем два столетия обывательской тишины.

Создание Талмуда, статьи и дух которого буквально вросли в сознание обывателя, в скором времени разнёсшего их по всем общинам Европы, Азии, позже двух Америк и Африки.

Строжайшее подчинение законам и национальным обычаям государств, вместивших евреев, что сохраняло и сохранило нацию до сей поры.

Доведение численности нации и его психофизического состояния до уровня времён Хасмонеев (первый век нашей эры).

Глобальные задачи были решены и очень вовремя. Персидская эпоха обывательской тишины подходила к концу. Уже при царе Иездегерде II (438-457 гг.) и особенно при следующем царе Фирузе I (457–472 гг.), которого евреи прозвали злодеем (рашиа), возобновились гонения на иноверцев, не признававших государственной религии, зороастризма. Но дело было не только в царях-злодеях.

К 50-60 годам V столетия длительная и сытая эпоха существования еврейской общины привела к возникновению слишком мощной прослойки тех самых энергичных личностей. Их мысли и идеи уже не вмещались в прокрустово ложе строгих религиозных догм. К тому же в народе позабылись ужасные кровопролития во времена Римского геноцида. В памяти остались лишь легенды о героике тех дней. Исчез и сам главный враг, виновник геноцида, Римская империя. На его территориях (Египте, Европе, городах Малой Азии, Кипре и др.) возникли обширные и богатые еврейские общины.

Стало трудно сдерживать эмоции и деятельность энергичных личностей внутренними силами, то есть силами амораев и экзилархов. Это приводило, и всё чаще, к напряжённым отношениям с властями. Вспыхивали кровавые побоища, нередко провоцируемые местными властями. Характерными стали события в Исфагани (470г.), когда после разгрома евреями храма зороастрийцев, персидский царь приказал вырезать половину еврейской общины, а всех детей отдать в персидские храмы для служения Богу Огня.

Эпоха обывательской тишины заканчивалась. Еврейские академии стали закрываться, юные ученики насильственно обращаться в религию персов. Обыватель заметался в поисках выхода и община разделилась на два лагеря. Консерваторов (сторонников ортодоксальных талмудистов) и либералов (приверженцев революционных вождей, пассионариев). Первые, имея налаженные десятилетиями родственные и торговые связи с общинами других стран и влиятельных друзей из царствующих домов этих стран, скрупулёзно проанализировав обстановку, решили двинуться в Византию.

В те времена (конец V века) христианские императоры и православная церковь относились к иудаизму благожелательно и потому не препятствовали на первых порах иммиграции из Персии. Но когда поток беженцев резко усилился и евреи стали прибирать к рукам торговлю, то появились государственные ограничения и что больнее всего, религиозного плана. Уже Юстиниан эдиктом запретил праздновать Пасху, если она приходилась на страстную неделю.

Оставшаяся в Персии либеральная часть общины уверовала в проповеди революционных вождей, которые не строго придерживались многочисленных законов Талмуда и нередко толковали их иначе, нежели ортодоксы. Эти горячие, страстные, большей частью демагогические проповеди призывали к борьбе, даже военной, для образования своего независимого государства в Междуречье. На землях, где этнос нашёл приют и силы для возрождения.

Левацкие идеи особенно утвердились в конце V — начале VI века при персидском царе Каваде и его визире Маздаке. Последний жаждал власти, ждал своего часа. Такие люди умеют ждать! И он наступил! В народе начались волнения, связанные с длительным неурожаем зерновых. Маздак предлагает царю принятие серии “социалистических” реформ, сущность которых сводилась к уравнению благ, путём насильственного изъятия их у богатых и передачи бедным и, естественно, ужесточению репрессий к тем, кто сопротивляется этим реформам. Конечно, то была провокация.

Слабый Кавад не препятствовал и передав власть Маздаку, пустился в светские удовольствия. За что и поплатился вскоре… Но не о нём речь. К несчастью иудеев социалистическим движением тов. Маздака решили воспользоваться те самые левацкие вожди иудеев, сгруппировавшиеся вокруг молодого экзиларха Мар Зутра. Создаётся что-то вроде партии, возглавившей революционное движение и естественно при ней вооруженные отряды… Начинается кровопролитие! Вспоминаете! Те же идеи, те же методы, что и в злочастном 1917 году в России. Ничего не изменилось с тех пор.

Воинственный экзиларх изгоняет персов из северо-западных областей страны и провозглашает государство (еврейское княжество) с центром в гор. Махузы. Двадцать лет продолжалась борьба для достижения как-будто благородных целей — независимости и свободы. В центральных и южных областях Персии действует армия Маздака, который постоянно и “искренне” обещает иудеям полную автономию. Кровопролитная гражданская война в разгаре. Замирает торговля, сельское хозяйство, ремесленничество… Что было далее нет смысла писать — нам это слишком хорошо известно. Поначалу восторг и экстаз, потом море слёз и потоки крови!

Война шла более двух десятилетий с переменным успехом. В 520 году сын Кавада, Хосрой Нуширван, захватывает Махузу и под яростные, восторженные (вот вам лицо любой революции) вопли соплеменников вешает на городском мосту Мар Зутру и его главных помощников. Еврейское население, вплоть до малых детей, жесточайше уничтожается. Ненависть Хосроя так велика, что оставшимся в живых евреям приходится срочно бежать.

Соседние страны на западе, востоке и юге не хотят принимать революционно настроенных иудейских “братишек”. Остаётся путь на север. Туда и направили они стопы. Шёл 529 год нашей эры, когда первые беженцы из Персии появляются… в степях междуречья Волги и Терека.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *