Эдуард Бормашенко: Галочка

 405 total views (from 2022/01/01),  1 views today

На мировом чемпионате лицемерия первое место конечно же займут политкорректные дамы и господа. Они попросту запрещают нам называть вещи своим именами. До этого древние мудрецы все-таки не додумались. Оказывается, есть место прогрессу и в деле лицемерия.

בס״ד

Галочка

Эдуард Бормашенко

 Эдуард Бормашенко Замечательный историк-античник, Сергей Львович Утченко так писал о принципате Августа:

«Принципат Августа — едва ли не первый в истории пример режима, основанного на политическом лицемерии, да еще возведенном в принцип. Это государственная система (с течением времени довольно четко сложившаяся и выраженная), которая совершенно сознательно и цинично выдавалась пропагандой не за то, чем она была на самом деле».

Цензура вычеркнула этот пассаж из текста статьи, подготовленной Утченко в 1960 году к печати. Эта история рассказана Михаилом Леоновичем Гаспаровым, бывшим учеником Утченко, в книге «Об Античной Поэзии». Как-то Гаспарова спросили, а что собственно смутило цензора? «Лицемерие», — наивно ответил Михаил Леонович. «Нет, — первый в истории», — ответил ему битый, тертый коллега. До нынешнего апофеоза российского политического лицемерия оставалось два десятка лет.

* * *

Я родился в 1962 году. Мои юность и молодость прошли в стране, в которой лицемерие настолько въелось во все поры, что стало не формой, а способом сосуществования власти и народа. Официальная версия состояла в том, что у власти находятся рабочие и крестьяне, но всем было прекрасно известно, что фактически правит партийная номенклатура, что газета «Правда» правдиво сообщает только дату своего выхода в свет (и то сомнительно), что если партия и правительство приняли постановление «о мерах по улучшению выращивания овощей», то необходимо по мере возможности запасаться картошкой и морковью, ибо наверняка их в магазинах не будет. Жители СССР настолько привыкли к лицемерию, что безошибочно понимали язык власти, и точно знали, что именно означают: «помощь братскому чехословацкому народу» и «ввод ограниченного контингента советских войск в Афганистан». Громадное количество мероприятий: профсоюзные и партийные собрания, политинформации, первомайские и ноябрьские демонстрации проводились «для галочки». Участие в ритуальных танцах было обязательным, но никаким внутренним содержанием они не обладали. В ведомости против твоей фамилии непременно должна была появиться сакральная птичка, и только.

Заметим, что тотальное господство лицемерия и вранья отнюдь не препятствовало культурному расцвету. Трифонов, Стругацкие, Тарковский, Муратова, Мамардашвили, Бродский, Высоцкий неотделимы от культурного контекста эпохи застоя. Любопытно, что высшие достижения Римской культуры: Вергилий, Гораций, Овидий, Тибулл, Проперций приходятся на времена вселицемерного принципата. А значит, культура и государственное лицемерие прекрасно уживаются. Если, кто-либо хочет понять, чем именно является нынешний российский политический режим, то ему следует изучать именно римский принципат, при котором «Август и его преемники, будучи принцепсами сената, одновременно сосредоточивали в своих руках высшую гражданскую (пожизненный народный трибун) и военную власть. Формально продолжало существовать республиканское устройство: сенат, комиции (народные собрания), магистратуры (кроме цензоров). Но эти институты утратили прежнее политическое значение, так как выборы в них и их деятельность регулировались принцепсом. Реальная власть была сосредоточена в руках принцепса-императора и близких к нему людей, его личной канцелярии, штат которой непрерывно рос, а сфера деятельности расширялась» («Википедия»). Реальным правителем было огосударствленное лицемерие. Но только при нем и жилось римлянам спокойно.

* * *

В 1997 году я отряхнул прах независимой Украины со своих ног и репатриировался в Израиль. Я был совершенно очарован Израилем, и почему-то был убежден в том, что уж в Израиле наверняка ничего «для галочки» не делается. Ну, разве можно «для галочки» превратить запущенную дыру на закоулках Османской Империи в цветущий сад, создать одну из лучших армий в мире и процветающую экономику? Никак нельзя.

И вот я уже более двадцати лет работаю в израильском университете. Громадное большинство студентов отсиживают лекции для галочки. Их совершенно не интересует, не то, чему их учат, ни те, кто их учат. Они стоят в очереди за дипломом. Выбор у студентов небогатый: их не примут на службу без диплома о высшем образовании, совершенно им не нужного и впоследствии невостребованного. Лекторы это знают и отбарабанивают лекции во имя все той же галочки. Лекторам по статусу положено в Академии заниматься наукой? Но, что значит: «заниматься наукой»? Это означает печатать статьи в научных журналах. И статьи печатаются в громадном количестве. Мои друзья, исследовавшие интернет, показали, что более половины опубликованных научных статей вообще ни разу не скачиваются. А есть еще open access научные журналы, где за деньги и вообще можно тиснуть, все что угодно, для веселой, фиктивной галочки. Но галочки, приносящей отнюдь не фиктивное жалованье. Такова ли ситуация во всех университетах Израиля? Отнюдь, нет. В Технионе, Еврейском Университете, Институте Вайцмана профессора обучают, а студенты учатся. Всерьез, по-настоящему. Вовсе не следует так уж скалиться на наш университет. В США тьма серых, малозаметных колледжей и университетов, где правит ловкая галочка. Спрос на дипломы порождает академическое предложение. Спрос на сексуальные услуги порождает адекватное предложение. Общественное лицемерие загоняет торговцев телом и дипломами под ковер сознания. Опять же, именно лицемерие позволяет обществу отлаженно, стабильно функционировать. Обществу вовсе не нужно слишком большое количество озабоченных истиной, беспокойных, раздражительных гениев. Оно, общество, их не выдержит, взорвется.

* * *

Научное лицемерие, вообще, интересный феномен. Особенно замечательно и респектабельно оно в западном оформлении. Почтенно посверкивая лысиной и щеками, выступает докладчик. Его доклад никому не интересен, ибо представляет собою наукообразную жвачку. Его никто не оборвет, не разнесет. Вежливо дослушают, и в кофейном перерыве с ним перекинутся парой-тройкой дружелюбных, ни к чему не обязывающих плоскостей. В советские годы у такого докладчика была ненулевая вероятность нарваться если не на самого Льва Давидовича Ландау, то на одного из его учеников, с наслаждением вытиравших ноги о таких профессоров кислых щей.

Ландау полагал, что ученый, уже по должности, обязан быть правдив, ведь он знается с Истиной. Лев Давидович был непримиримым борцом с лицемерием. И не только с научным. Вот, что писал о Ландау замечательный голландский физик Хендрик Казимир: «он с иронией и усмешкой говорил о таких «традиционных» добродетелях, как мужество, честность, преданность друзьям, благотворительность… Я помню разговор, в котором он заявил, что с радостью убил бы человека, от которого хотел бы избавиться, если бы знал, что может это сделать безнаказанно», устраняя зазор между провозглашаемым и реальным поведенческими стандартами. В сущности, это зазор и есть лицемерие.

Сам Ландау, не мог прихлопнуть и муху, но его отвержение принятых лицемерных нормы установления справедливости, вполне реализовал Валерий Иосифович Фабрикант, расстреляв в 1992 году в канадском университете Конкордия четырех коллег, обвинив их в бессовестном приписывании к статьям, которые те, на самом деле, не писали. Если бы восставший из гроба Лев Давидович Ландау узнал, о том сколь широко расцвела в современной науке практика включения в соавторы ученых, едва ли знакомых с содержанием публикуемой статьи, то вполне возможно и он бы взялся за оружие. Заметим, что дело Фабриканта закончилось пожизненным заключением, и лицемерное общество, в который раз, взяло верх над борцом-одиночкой.

Ландау совершенно не переносил и сексуальное лицемерие и кисломолочную добродетель, уничтожающие радость жизни. Хорошо, что он не дожил до движения “me too”. Жизнь сжевала Льва Давидовича, прописав на шесть последних лет энтомологическое существование. Я не знаю, что страшнее на приведенной ниже фотографии: деформированное улыбкой лицо Коры, или вымершие глаза автора «теории счастья». Кажется, в своей теории Ландау упустил важную деталь: именно лицемерие и приносит счастье. Не всем, но полагающим счастье в стабильности, привычке, суррогате мысли и чувства, наверняка.

Кора Ландау-Дробанцева и Лев Ландау. Архив Харьковского Университета

* * *

Непримиримым борцом с лицемерием был Лев Николаевич Толстой. Толстой в «Войне и Мире» создал неподражаемый образец органического, естественного лицемера — князя Василия. Принято думать, что лицемер льстит, лжет с хорошо обдуманным намерением. Князь Василий лицемерит, просто потому что не может этого не делать. Медоточит, как дышит. Язык не поворачивается говорить правду. Как-то так получается, что его ложь и лесть чудно ограждают его земные интересы. Но это так получается само собой. Никакого тщательно выработанного плана кампании по введению окружающих в заблуждение у него нет. Лицемерие князя Василия — часть инстинкта самосохранения, самого простого и человеческого чувства. Таких лицемеров немного. Но я их встречал: они — самые удачливые, и непременно добираются до вершин административных и карьерных лестниц. Как правило, творчески князья Василии совершенно беспомощны, ведь как говорил Довлатов: талант и похоть нельзя имитировать.

Органические лицемеры необыкновенно приятны и легки в общении: с интеллигентами они начитаны и либеральны, с подчиненными барственно, благодушно добры с начальством непринужденно услужливы. Толстой люто ненавидел этих людей. Но жизненный крах Толстого подтверждает, что непрерывное сожительство с истиной делает невозможным сосуществование с людьми. Спасительная смазка лицемерия снижает трение о жизнь, стабилизирует уютное прозябание.

* * *

Птичка-галочка — дама. Женское лицемерие, во-первых, всепроникающе, а, во-вторых, — жестоко. Толстой, писал, что надо быть женщиной, чтобы понимать ненависть дам высшего общества к Анне Карениной. Развратные красавицы, вроде Бетси Тверской, отполировали искусство обмана мужей до совершенства китайской вазы. Анна презирает лицемерие и хочет овеществленного счастья, именно так, как его вожделел Лев Давидович Ландау. Толстой говорит нам: открытое, выливающееся наружу счастье — несовместимо с жизнью. Хочешь быть счастливым — будь им, но тайно. А тем, кто хочет явно — «аз воздам». И воздает.

* * *

Особый разговор о религиозном лицемерии. Герцен в «Былом и Думах» рассказывают, что его приятели, люди свободомыслящие и просвещенные, держались в доме православных традиций, соблюдали посты. Герцен спросил: «друзья, но вы же в это совершенно не верите». «Мы делаем это для прислуги», — был ответ. «Ах, для прислуги», сказал Герцен, задохнувшись от презрения. Сам Герцен, совершенно не выносивший ханжества и притворства, естественно сделал жизнь своих близких, любимых и друзей непереносимой, полагая ее свободной и раскрепощенной. В водоворот борьбы с ханжеством всасывались все, кто приближался к Герцену: жена Герцена, дети, любовник жены Герцена Гервег, Огарев, жена Огарева, дети от жены Огарева. Вовлекались и гибли.

Любопытно, что все монотеистические религии дружно осуждают лицемерие. Но осуждают как-то нетвердо, неуверенно, не до конца. Раввин Адин Штейнзальц рассказывает такую историю:

«… Много лет назад ко мне пришла накануне своей свадьбы молодая женщина с рядом вопросов, касающихся брака. Незадолго до того она стала соблюдать еврейские традиции, но психологически и эмоционально принадлежала поколению шестидесятых. Мы говорили о том, какими она представляет себе свои отношения с мужем. Поскольку она прошла школу хиппи, ее идеал супружеской жизни был основан на полном доверии и открытости. Я сказал ей (хотя это может показаться не слишком похожим на совет раввина), что состоять в браке еще не значит, что вы постоянно находитесь в зале суда, где клянетесь говорить правду, и ничего кроме правды. Нет необходимости выкладывать друг другу все подноготную о себе, что-то можно и пропустить. Примерно через полгода я встретил ее супруга и понял, что она не вняла моему совету. Невооруженным глазом было видно, как он страдает. Она не только говорила ему все, что думает о нем в каждый конкретный момент, но и подробно рассказала о своем прошлом. Я понял, что бедный муж не вынесет столько правды».

Да кто ж ее вынесет, всю правду о себе? Впрочем, Толстой представлял себе супружескую жизнь именно непрерывным заседанием высшего гамбургского суда. Чем это заседание закончилось — известно.

Обратимся к еврейским первоисточникам. В Талмуде, в трактате «Ктубот» приведена следующая поучительная дискуссия между школами Шаммая и Гилеля о том, как следует веселить невесту на свадьбе, Бейт Шамай говорит: «следует говорить о достоинствах невесты, но о реальных, каковы они на самом деле». Бейт Гилель говорит: «следует сказать невеста хороша собой и милосердна». Возразила школа Шамая: даже, если невеста слепа и кривобока следует нахваливать ее достоинства? Тора велит: «отдались от вранья». Возразила школа Гилеля: «купил некто подпорченный товар, ругать покупку или хвалить?» Отвели мудрецы школы Шамая: «похвали приобретение». Сказали мудрецы, «ну так, пусть человек думает, как другие». В сущности, мудрецы из дома Гиллеля отстаивают ту точку зрения, что лицемерие не столь человеческий порок, сколь человечное качество души. Лицемерие — исключительно человеческое явление. Крокодил, конечно, может прикинуться бревном, чтобы пообедать антилопой, но утонченного развитого человеческого и человечного лицемерия в природе — нет. Природа — правдива.

* * *

Современное общество просто пропитано лицемерием. Мы старательно избавляем себя от неприятных картин и запахов. Кто же выдержит происходящее на скотобойне? Аккуратно расфасованный, замороженный фарш — совсем другое дело. Я конечно не выношу жестокости по отношению к животным, и обожаю свою собачку, но свежая котлета, с корочкой, — так вкусна. Я конечно очень люблю своих родителей, но смотреть на их страдания и вдыхать запах мочи и кала мне невместно, и я их отправлю в комфортабельный дом престарелых. Но на мировом чемпионате лицемерия первое место конечно же займут политкорректные дамы и господа. Они попросту запрещают нам называть вещи своими именами. До этого древние мудрецы все-таки не додумались. Оказывается, есть место прогрессу и в деле лицемерия.

Приятие лицемерия находит философскую поддержку во всех уголках интеллектуального спектра. К тому что клерикалы — ханжи и лицемеры, мы привыкли, но, вот что говорят нео-марксисты, отвечая на вопрос, а кто же нелицемер? Каков антоним лицемера? Ответ:

«Правдоруб. Или даже хам. Ведь что такое хамство? Это когда человек говорит свою «правду», не соотнося ее с тем, во имя чего он ее вещает. Ты эту правду зачем говоришь? Ты хочешь ею раздавить человека? А если ты хочешь помочь ему, то ты всегда найдешь для своей правды слова, которые не оглушат человека, а подбодрят, вселят надежду» (Людмила Булавка-Бузгалина, доктор философских наук).

Декарт говорил: «хорошо жил тот, кто хорошо скрывал». Так что не торопитесь прогонять галочку. Она бессмертна.

Print Friendly, PDF & Email

46 комментариев к «Эдуард Бормашенко: Галочка»

  1. Эссе Бормашенко интересно не документальной точностью сведеней о Ландау или о Толстом, а неповторимым авторским стилем, разбросанными жемчужинами-наблюдениями в чеканных формулировках («кисломолочная добродетель», «талант и похоть нельзя имитировать», «смазка лицемерия снижает трение о жизнь», «птичка-галочка — дама», «отполировали искусство обмана до совершенства китайской вазы», «будь счастливым, но тайно», «природа правдива») и бескомпромисностью постанавки проблемы. 🙂

  2. Бормашенко — Льву Мадорскому
    Лев этот разговор явно не для Гостевой, но Марк Фукс едва ли владеет достоверной информацией. Замечу лишь, что недавно мне пришлось покинуть кафедру физики… Я теперь на химической технологии, чему, к слову сказать, очень рад.

  3. Интересная статья и комментарии. Лицемерие имеет множество синонимов, в том числе и благоразумие. Кажется, Ф. Энгельс сказал: «Я не настолько испорчен, чтобы врать, но и не настолько глуп, чтобы всегда говорить правду» , «Мысль изреченная есть ложь» — Тютчев.
    Человеку свойственно лицемерие не менее, чем правдолюбие. И студенты учатся для галочки, и преподаватели учат для галочки. Лицемерие в том, что каждый понимает, жизнь впереди непредвидена. И неизвестно, какие знания понадобятся.
    » Студент — это не сосуд, который надо заполнить, а факел, который нужно зажечь» — Плутарх. Из многих студентов для галочки выйдут отличные специалисты. И они будут с благодарностью вспоминать преподавателей. Потом…
    Статья автора очень пессимистична. Надо поднять уровень серотонина, попринимать успокоительное, больше гулять у воды, заняться йогой, подарить кому-то цветы. И послать всех к черту… По себе знаю, помогает

  4. А вот статья о качестве Китайской науки:
    https://www.scientificamerican.com/article/low-quality-studies-belie-hype-about-research-boom-in-china/
    Статья непредзвзятая. Цитирование китайских статей ниже среднестатистического в мире. И это при том, что и в мире средний индекс цитирования не высок. И это при том, что китайские авторы предпочитают цитировать китайских коллег и злоупотребляют самоцитированием. Я резензцирую около 150 статей в год, и говорю это твердо.

    1. Странно, Эдуард, сколь вы оппонента недооцениваете, сообщая ему всё то, что сообщили. Почему бы не предположить, что оппонент ваш о чём-то думал, кое-что писал и читал за свою почти семидесятилетнюю научную карьеру, а? Замечу, что пока в свободном доступе не печатался. Видно, революционных идей было у меня мало, у бедняги. А вообще бы стоило допустить, что и другой что-то читает, с кем-то, как-то и что-то обсуждает, а не только штаны снашивает — год за годом.

    2. Не наговаривайте на себя, Эдуард. Как написал мне на почту Марк Фукс, к Вам на работе очень хорошо относятся.

  5. Бормашенко-Амусье. Ну, давайте возьмем вот это весьма солидное исследование.
    Status and quality of open access journals in Scopus
    https://www.emerald.com/insight/content/doi/10.1108/CB-02-2017-0007/full/html
    Studying the quality of journals as measured by CiteScore, SJR SNIP leads us to the finding that, in all research areas, except for health profession and nursing, non-OA journals attain statistically significant higher average quality than do OA journals. Although OA publishing improves the visibility of scholarly journals, this increase is not always coupled with increase in journals’ impact and quality.
    Я полностью согласен с автором и его выводами. При этом в журналах открытого доступа, разумеется, проскакивают отличные работы. Я и сам пользуюсь open access журналами. Когда? В случае, если мне, кажется разумным опубликовать спорную идею, и мне понятно, что обычный журнал ее непременно зарежет. Таким open access journals повышает гибкость публикационной политики исследователей. Беда, однако, в том, что возможностью напечататься за деньги охотно пользуются недобросовестные исследователи, таким образом, набивающие свой публикационный портфель. Есть масса вдумчивых исследований, подтверждающих выводы, автора вышепроцитированного исследования. Я более того скажу, не видел никого, кто бы и спорил с этими выводами. Если откроешь дырку в заборе, в нее непременно полезут жулики. Но кое-что полезное в этих журналах есть. Бесспорно. Черно-белого в мире немного. Но средний уровень того, что в них печатается, куда как ниже чем в традиционных журналах. Я редактировал журнал Scientific Reports. Это Open Access журнал группы Nature. Редакция просто давила на меня, требуя принять слабые статьи, отвергнутые рецензентами. Просила, чтобы я посылал статьи на дополнительные рецензии (это же чистые деньги для издателя). Я вынужден был подать в отставку.

  6. Китайские физики заполняют журналы ерундой в огромных количествах — это правда. Китайские физики печатают много прекраcных статей, и это тоже правда. Журналы свободного доступа позволяют работать по принципу — плати — печатают что ни попадя. Это правда. Журналы свободного доступа среди груды мусора печатают и хорошие статьи, и это тоже правда. Я попытаюсь найти соответствующие ссылки и Вам отправить. Социология науки сейчас очень развита.

  7. Бормашенко-Амусье
    В Уханях, я не бывал, а в тоталитарных режимах живал. И о том, как они врут, и как все пропитано там ложью мне известно. Мои близкие друзья и живут и работают в Китае. Там сложился толитарный капитализм, эффективный, жестокий, бессовестный, опасный. Интернет внутренний, гражданские свободы, зело ограничены. Но живут сытно. Наука растет экспоненциально. Я много работаю с успешной китайской группой, и не по наслышке знаю о том, что там происходит. Ни одному слову официальной пропаганды верить нельзя. Экономической и научной эффективности это не мешает. Это и есть самое страшное. Вам Мирон, нравится происходящще в Китае, а мне — нет. Оставайтесь, пожалуйста, при своем мнении. Мне, кажется, мы еще все наплачемся от их успешности. Оставляю за собой законное право ошибаться.

    1. Я, Эдуард, живал при тоталитарных режимах не 35 лет (с1962 по 1997), как вы, а уже больше 85, и имею все основания верить своим наблюдениям больше, чем вашим. Всё время, за исключением первых 18 лет, имею дело с научно-исследовательским сообществом. Читал на него шаржи, слышал анекдоты и видел реальность. Моё возражение к вам было по поводу шаржирования лысых профессоров (сам не лысый) и, в основном, по поводу неправильности и неуместности написанного вами про Л. Ландау. Число работ — важный показатель, даже Гаусс и Коши обвиняли друг друга один в поносе, другой — в запоре — научном. Наука стала делаться коллективно, но это значит, что там есть и головы и руки. Так вот одной голове не обязательно должно соответствовать только две руки. От размера головы, кстати, зависит. А шаржи можно писать сколько угодно. Вы, кстати, писали, что китайские физики заполняют журналы ерундой в огромных количествах — это неправда. Вы пишете о том, что журналы свободного доступа позволяют работать по принципу — плати — печатают что ни попадя. Это тоже неправда. Такая секция есть и в Физикл Ревю, и он отличный журнал по-прежнему. Что мне нравится или не нравиться — не предмет дискуссий. Наука точная в Китае развивается успешно — это совсем неплохо. Это не есть самое страшное. Война, массовые репрессии, государственный антисемитизм начала 50х — это страшное. Но вы по возрасту это избежали. Радуйтесь спокойно от того, что и тоталитаризм пришёлся на вашу долю эдакий пастеризованный.

    2. Уважаемый Эдуард Юрьевич, относительно грядущей опасности успешного Китая Вы, боюсь, совершенно правы. Я рад вмешательству США в наши отношения с КНР, дешёвые низкого качества китайские товары — это угроза нашему бизнесу, китайские порты на нашем побережье — угроза суверенитету и независимости страны. С надеждой слежу за противодействиями США экономической, военной и политической экспансии Китая. Усмирение и политическая китаизация Гонконга показательны. В тихом омуте… и тихой сапою…

      1. Я считаю ошибкой ухудшение отношений США с Китаем, и вмешательством США в наши с ним отношения. Бизнесу реальному Китай не вредит, а стимулирует развитие, создавая мощную конкуренцию. Нет тут угрозы суверенитету, а вот принуждение к отказу от выгодного контракта — плохо. Нет для Израиля ни малейшей военной угрозы от Китая. Волнения в Гонконге и их подавление есть, разумеется, проявления диктаторской власти, но есть диктатура не только в Китае, и её угроза, на мой взгляд куда больше. Не стоит не видеть её в упор.

      2. Уважаемый Лазарь!
        Какая-то у Вас обезличинная критика нашего правительства получилась.
        Не верю, что Вы забыли имя правящей партии, нашего тогдашнего, и, увы, не только тогдашнего, ПМ и тогдашнего Министра транспорта.

  8. Бормашенко-Амусье.
    Теперь о «по определению тупых начальниках». Ничего подобного в статье нет. Это очень нехороший полемический прием — приписывать собеседнику утверждения, которых тот не произносил. Мне с научным начальством почти всегда везло. У меня в Харькове был великолепный начальник Владимир Семенович Левин. Я с громадными благодарностью и уважением писал о нем в «Сухом Остатке». Нет никаких «по опредению тупых начальников». Нет этого в тексте и в помине. А директора институтов со списком из сотен публикаций есть. Может быть мне не повезло, но я встречался с ними слишком часто. И как-то большинство моих коллег на Востоке и на Западе встречались. Но «по определению» это неверно. Я вообще всячески против разговоров о качествах больших групп людей. Такие разговоры вне философского дискурса.

  9. Бормашенко-Амусье
    Давайте по существу:
    «Думаю, вписывание по определению тупых начальников в соавторы к своим талантливым, также по определению, сотрудникам, совсем не столь частое явление, как это в применение к своему университету описывает г-н Бормашенко. За свои почти семьдесят лет научной работы с этим явлением сталкивался крайне редко».
    Уважаемый Мирон, то, что Вы не встречались или встречались редко с некоторым явлением, отнюдь не означает, что его нет. Остается удивляться тому, что Вы с ним не встречались. Директора советстких академических институтов, их заместители и начальство пожиже имели стопудовые списки публикаций, куда входили статьи о которых они не имели никакого представления. Как Вы этого не замечали, я не знаю. Я был уверен в том, что на Западе это почти невозможно. Оказалось, что еще как возможно. И это отнюдь не пробема моего университета. Эта проблема распространена от Арктики до Антарктики. Она всеобщая и известна не только мне, но и огромному количеству моих коллег в США, Китае, Индии, Росии… etc. Ион Деген написал об этом прекрасное стихотворение. Как и почему это явление ускользнуло от Вашего внимания мне тоже неизвестно. сверхрастпространено.

  10. “С Толстым и с А. Карениной я лично знаком не был, но фраза «Анна презирает лицемерие и хочет овеществленного счастья, именно так, как его вожделел Лев Давидович Ландау» близка по духу к Жванецкому, что ли…”
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Поверить в созидающее лицемерие не могу. Ложь ВО БЛАГО – возможно…
    вера в коммунизм – прошли эти времена и свидетелей не осталось.
    Ничего, кроме нафталина, а лицемерная моль разлетелась по кампусам, лабораториям и пр. уханям.

  11. О ЛИЦЕМЕРИИ…
    Краткость — сестра таланта. Поэтому я буду краток.))))

    «Землю — крестьянам!» «Фабрики и заводы — рабочим!» «Долой войну!»(«превратим войну империалистическую в войну гражданскую!», только — ша!, чтоб никто не слышал!»; «Вся власть Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов!»; «Вперёд, к победе коммунизма!»; «Продовольственная программа КПСС — самая ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ программа в мире!»; «Миру — мир! Мы за ценой не постоим!»
    «Ученье — свет! А неученье — тьма!»; «Товарищ! Не стой в темноте! Беги за светом!»
    «Голосуй! Или проиграешь!» «Смотри, сколько твоих товарищей в выигрыше!»….

    Так было, так есть и так будет. 21 век тому подтверждение…

  12. Уважаемый Профессор Амусья, вы в последнее время с завидным постоянством пишете грубо-разносные комментарии к моим текстам. Как Вы могли заметить, я Вам не отвечаю, уважая Вас, Ваш вклад в науку, Ваш жизненный путь. Всего Вам доброго. Дай Б-г Вам здоровья.

    1. Почему бы не допустить, уважаемый Эдуард, что дело может быть в статьях, которые и диктуют стиль комментария. Вы ведь, говоря о своих коллегах, не очень с ними церемонитесь, например. Более уместно бы ответить по существу, или вообще не обижаться. Ведь способность обидеться есть не только у вас, как автора, а и у меня, как читателя. Получается — а гутер монер из а шлехтер цолер, нарушается равенство.

  13. В общефилософских дискуссиях я, из-за отсутствия к ним интереса, стараюсь не участвовать. Думаю, вписывание по определению тупых начальников в соавторы к своим талантливым, также по определению, сотрудникам, совсем не столь частое явление, как это в применение к своему университету описывает г-н Бормашенко. За свои почти семьдесят лет научной работы с этим явлением сталкивался крайне редко. Вообще, в каждом таком случае следует выслушать обе стороны, поскольку понятие решающе важного участия в работе не равносильно её написанию.
    Бормашенко в работе семинара Ландау участия не принимал – не было его тогда на свете. Я с десяток раз был на семинаре, позднее хорошо познакомился с ближайшими сотрудниками Ландау – Е. Лифшицем, А. Мигдалом, А. А. Абрикосовым, В. Гинзбургом. Кто хочет, найдёт мои статьи о них в книгах и в сети. Сила семинара вовсе не состояла в том, что Ландау, либо один из его учеников, с наслаждением вытирал ноги о профессорах кислых щей. Нередкая грубость, рубка с плеча, как признают практически все ученики Ландау, была недостатком семинара и лишила науку СССР ряда важных работ. Про «профессора кислых щей» мне было у профессора Бормашенко просто стыдно читать.
    Приведенная цитата из Казимира, кстати, без моральной оценки Ландау с его стороны, определённо Ландау не характеризует, отражая лишь воспоминание о каком-то там экстравагантном высказывании. Кстати, проведённый в тюрьме год не показал, что Ландау пренебрегает «традиционными добродетелями». А ведь это строгая проверка.
    Припутывание к Ландау параноика (диагноз врачей) Фабриканта как воплотителя моральных установок Ландау просто не выдерживает критики. Кстати, считать приговор по делу Фабриканта проявлением того, что «лицемерное общество взяло верх над борцом-одиночкой» более, чем аморально.
    Кстати, Ландау сам большинство своих статей не писал, и распространял своё авторство иногда и на ситуации, когда ему приносили готовую работу. Автор пишет: «Я не знаю, что страшнее на приведенной ниже фотографии: деформированное улыбкой лицо Коры, или вымершие глаза автора «теории счастья». Не надо из моментального снимка делать глубокие выводы – в нём оснований для написанного нет, а вот обойтись без этого фото, да и комментария к нему, было бы куда тактичнее по отношении к памяти Ландау.
    С Толстым и с А. Карениной я лично знаком не был, но фраза «Анна презирает лицемерие и хочет овеществленного счастья, именно так, как его вожделел Лев Давидович Ландау» близка по духу к Жванецкому, что ли.

  14. «Декарт говорил: «хорошо жил тот, кто хорошо скрывал». Так что не торопитесь прогонять галочку. Она бессмертна».
    Спасибо автору! Его непростые и откровенные мысли вызвали разнообразные отклики, которые попытаюсь дополнить и своим мнением.
    Лицемерие – защита от болезненных уколов в общении людей (часто смертельно опасном). Но выбор тут не только моральный; – он действие, обусловленное социальными проблемами – постоянной канвой жизни.
    Во влиянии людей друг на друга (и процессе общения, и в его результате) поведение – самый непосредственный, но не всегда определяющий фактор.
    Влияние-действие дополнено в значительной мере словом; иногда решающим словом. Ведь восприятие людей построено на слове, и его влияние даже как нейтральная информация – повод оценок и решений.
    Мы проникаем словом через преграду предубеждения; для чего выбираем «пароль» и образы языка понятного собеседнику, слушателю, читателю.
    Принято считать, что человек о себе всегда (или преимущественно) хорошего мнения. Эту «отмычку» используют, льстя самолюбию, по умолчанию привлекая на свою сторону. Так простакам льстят, упрощая до их понимания сложности ситуации, сводя решения до простых и подготовленных «агитатором».
    Во всех этих затеях завоевать публику, и сам «агитатор» утрачивает способность объемного видения – ведь неиспользуемое отмирает, а внушаемая слепота поражает и его самого. Описанный Толстым персонаж не исключение.
    Польза шедевров литературы (кроме эстетической) в том, что они сохраняют объемное видение правды жизни; как и другие образцы красоты и вечности, стоящие над предубеждениями. Эти эталоны выше лести и хулы; и пока они есть мы не беззащитны перед иллюзиями своего или чужого величия, внушаемого сиюминутным интересом.
    Мы много сил тратим на опровержение и преодоление ложных и вредных заблуждений в надежде повлиять на восприятие людей, «исправить» его.
    И часто разочарованы результатом, непонятным упорством (даже противоречащим здравому смыслу).
    Разрушение чужих заблуждений как препятствий на пути к общему благу (или замещение их истиной), видится оптимальным путем к этой цели. При этом упускается из виду, что стремления людей – порождение их собственного душевного опыта, в первую очередь, – опыта чувств, ведь замечено, что их голос сильнее разума.
    Неудачи влияния «против шерсти» – против души, могут натолкнуть на другое решение проблемы – не разрушение, а созидание, – влиянием на строительство этой самой души, воспитанием потребностей культуры.
    *Кстати, в этом причина успеха во влиянии либеральной профессуры на свою паству. Их авторитет задает предпочтения в формировании душ студентов. И те воспринимают «проект строительства» в самом нужном для них деле – строительстве души (особенно, когда толкование этого «проекта» совпадает с основами «Декларации Независимости», освященной традицией общественного согласия).
    Направление «быстрых силовых решений» навязывает нам видимая угроза опасностей настоящего; хочется «отразить удар» сразу, пока она не набрала силу. Так мы забываем, что опасность зрела (часто из-за нашего небрежения). А самое главное, – что отпор надо готовить (и готовить единомышленников) заранее. Готовить именно, как невосприимчивость к деструктивной заразе и самообольщению, создавая порядок жизни, способствующий эволюции.
    Прочность внутренней системы ценностей создается ценностями культуры; ее роль во влиянии на чувства не ограничена отдыхом души под давлением мира – она в организации души, способной противостоять мелочному и сиюминутному, способной на цельное и объемное восприятие.
    Будем связывать свои надежды с этой постоянной ролью культуры в создании социальной среды общения и способствовать ей, тогда и результаты наших влияний будут созидательными, социально значимыми и позитивными. В такой социальной среде «галочка» – лицемерие не будет необходимостью; разве что признаком слабости отдельного человека по сугубо личному поводу.

  15. Я от лицемерия страдаю, но понимаю его необходимость. И о каком лицемерии идет речь? К сожалению, тут мы одним словом хотим покрыть десяток значений. Самое ненавистное — это готовность к лицемерию, с подлянкой внутри, лицемерие, которое для собственного маленького блага готово на большие гадости. Такие лицемеры себя всегда с легкостью оправдывают и всегда оказываются в роли «учителей», независимо от предмета обучения. Самый худший лицемер — это человек без чести и достоинства. Это страшные люди, готовые на все.
    Но лицемерие , как явление, приукрашивание одного, очернение другого, лицемерие дипломатическое, ложь во спасение, притворство во имя спокойствия — это полотно жизни. Нередко они действительно добродетельны.

    1. «Но лицемерие , как явление, приукрашивание одного, очернение другого, лицемерие дипломатическое, ложь во спасение, притворство во имя спокойствия — это полотно жизни. Нередко они действительно добродетельны.»
      ——————————————————————————
      Я бы добавил ещё один вид лицемерия — когда от больного скрывают, что его болезнь смертельна.
      Так было в СССР. Помню с каким удивлением читал в те времена о том, что в Штатах родственники умершего от рака больного подали в суд на врача, который скрыл от пациента правду о его болезни, в результате чего тот не написал завещания, которое … На Западе давно такой проблемы нет, испытал на себе (в довольно лёгкой форме). Не знаю, как сейчас с этим в России.
      Как правильно? Я не знаю. Больной, не знающий о скорой кончине, проживёт остаток дней в хорошем настроении. В противном случае человек умрёт всё равно, но последние его дни превратятся в сплошные страдания.
      Но самым большим лицемерием-самообманом я считаю ВЕРУ. Любую. Веру, что все люди созданы равными, что люди рождаются для счастья, Веру в существование справедливости, в светлое будущее, например, в виде коммунизма, во всемирный разум, в Будду или в нашего Бога. И такое лицемерие делает человека счастливым, но лишь до того момента, когда реальная жизнь напрочь опровергает его Веру.

  16. Хорошее эссе, мне понравилось… По-моему, в США для галочки что-либо делают редко. Американцы — люди практические и ориентируются на результат, а не на формальности. Но если говорить об учебных заведениях, то, конечно, когда люди учатся, то многие работы учебные, поскольку такова сама природа учебы, и здесь иногда без квалификационных формальностей не обойтись…

    По поводу упоминания печально известного «дела Ф», я согласен с Инной Беленькой, что дело там в определенных особенностях психики (тех, которые она назвала), хотя дело еще и в том, что этот человек не вписался в систему. Ф был иммигрантом и исследователем на уровне доктора наук, но единственная ниша, которую смог для себя найти, была фактически должность постдока, где обычно работают молодые исследователи под указку руководителя, а Ф был в научном плане сильнее своих руководителей-индийцев. Поэтому практически стандартная ситуация, когда руководителя добавляют соавтором, вызывала у него возмущение. На это, видимо, наложились те особенности, о которых сказала Инна, плюс общая эмигрантская десоциализация (Ф ничем кроме науки не интересовался). Насколько я помню, сначала он купил пистолет и стал ходить в тир, потому что решил, что ему угрожают, и что пистолет это «американский способ защитить себя (хоть дело было в Квебеке), потому что администрация университета ничего не делает, чтобы его защитить». Потом после очередного неизбежного конфликта с администрацией он решил, что у него нет выхода, кроме взять заложнииков и рассказать прессе о подавлении свободы. Его попытались остановить, но кончилось тем, что он застрелил четырех случайных людей (секретаршу и трех случайно оказавшихся рядом профессоров с совсем другой кафедры). По мне так это довод против сторонников Второй поправки — мол, человек должен иметь право сам себя защищать с оружием от обидчиков. Вот он и попробовал, и получилось плохо. Ф продолжает писать в тюрьме научные статьи (родственники жертв возмущались тем, что его публикуют), но в целом в сообществе контактной механики его никто не знает и не вспоминает. А если бы он продолжал в 1980-90е нормально работать в Монреале, то стал бы крупнейшим авторитетом, а его начальников-индусов все бы давно забыли.

    Кстати, не менее лицемерными мне кажутся и те, кто призывают не цитировать преступников. Не знаю, видели ли вы мелькнувшее на прошлой неделе грустное письмо, подписанное великим Лоуренсом Шифманом и крупными библеистами с кафедры иудаики Нью-Йоркского университета, где они коллективно обязуются не цитировать (не «не использовать», а «не цитировать»!!!) труды своего великого коллеги Jan Joosten, неожиданно для всех попавшего в тюрьму по непристойному обвинению.

    Но статья, конечно, не об этом. Думаю, всему свое место и время. Где-то вполне уместно лицемерие, а где-то и принципиальность следует проявить. Вот различить между этими двумя ситуациями не всегда просто.

    Спасибо

  17. Я сравнил бы лицемерие с плацебо. Порой оно работает как поощрение. Скажи ребенку или даже взрослому, что он молодец, хорошо выполнил задание, и тот воспримет похвалу как стимул в продвижении. Но попробуй сказать некрасивой женщине правду об ее внешности, и я тебе не позавидую. Это ведь азы этикета. Во всем нужна мера. Как неоправданное использование плацебо, так и избыточное или неуместное лицемерие дают противоположный эффект.

  18. В жизни нет абсолютных/универсальых истин и правил. Даже на непреложный завет «не убий», есть оговорка: «пришедшего убить тебя встань и убей первым». А на «стихотворение Гартмана (Михайлова) «Белые покрывала» есть шутка: говорить «ложь во спасение» неверно, надо сказать «клади».

    1. Это не оговорка и не противоречие. В иврите есть два глагола – להרוג (по английски kill) и לרצוח (по английски murder), русский перевод которых — убивать. Так вот, шестая (из десяти) заповедь гласит לא תרצח, а изречение из Устной Торы (Мидраш) «пришедшего убить тебя встань и убей первым» — הבא להורגך השכם להורגו

  19. Бормашенко — Беленькой
    Инна, наш Университет — не плохой, здесь бинарные оценки плохой/хороший не проходят. Ситуации очень сложная, как и во всей системе Высшего Образования в Израиля. Требуются глубокие, смелые, неотложные реформы в системе высшего образования вообще и в нашем Университете в частности. Проблема очень многофакторная, я об этом писал подробно на сайте и повторяться не хочется. Мне не кажется, что израильское правительство в том виде, как оно существует сегодня, способно из решать. Нужны масштабные люди на ключевых позициях, а их нет. Как гоаорит рав Адин Штейнзальц — «нет драйва». Его действительно нет. Но это совсем другая история. Статья не об этом.

  20. Сам Ландау, не мог прихлопнуть и муху, но его отвержение принятых лицемерных нормы установления справедливости, вполне реализовал Валерий Иосифович Фабрикант, расстреляв в 1992 году в канадском университете Конкордия четырех коллег, обвинив их в бессовестном приписывании к статьям, которые те, на самом деле, не писали. Если бы восставший из гроба Лев Давидович Ландау узнал, о том сколь широко расцвела в современной науке практика включения в соавторы ученых, едва ли знакомых с содержанием публикуемой статьи, то вполне возможно и он бы взялся за оружие. Заметим, что дело Фабриканта закончилось пожизненным заключением, и лицемерное общество, в который раз, взяло верх над борцом-одиночкой._____________________________
    Уважаемый Эдуард, с каких это пор психически больной человек, попросту сумасшедший является для вас образцом поведения и примером для подражания? А именно такой подтекст у вашего изложения этой истории. По- настоящему, его полечить бы надо, а ему дали пожизненный срок. Параноик – он и в Африке параноик. Причем, бред у всех одинаков, как под копирку. Задаешь такому больному вопросы — а на работе вас не подсиживали? Не выживали? Не хотели занять ваше место? — он спрашивает, откуда вы знаете. «Заговор» против него тоже обязателен.
    И еще у меня вопрос. Вы описываете ужасное положение дел в своем университете. Но говорите, что «в Технионе, Еврейском Университете, Институте Вайцмана профессора обучают, а студенты учатся. Всерьез, по-настоящему». Интересно, а почему ваш университет такой плохой? В чем причина?
    .

  21. Бормашенко-Беренсону
    Но главное, глубокоуважаемый Лазарь, я нелицемерно рад Вашему возвращению на сайт. Я уж начал беспокоиться в связи с Вашим отсутствием.
    Сердечно,
    Эд.

  22. Бормашенко-Беренсону. Глубокоуважаемый Лазарь, все того, что Вы мне приписываете в статье вовсе нет. Когда это я оправдыал убийство? Разве я оправдываю Фабриканта? Нет, так не годится. Ничего такого я не писал. Заметка совершенно не об этом.

    1. Уважаемый Э. Бормашенко
      Спасибо на добром слове. Я уж объяснял, что ушёл из Гостевой (и почему), но попадают туда автоматом мои коммент. под прочитанным на других сайтах. Что касается моего восприятия Вашей статьи о лицемерии: я Вам ничего не приписываю — таково моё впечатление от подачи Вами материала. Я знаю Вашу чёткую, решительную манеру неприятия, отрицания, гневного осуждения слов, поступков, деяний, много менее отвратительных и преступных, чем убийство. Здесь я этого не увидел. Более того: факт приведен как проявление высшей формы отторжения лжи. Что касается «участия» Ландау в Вашем тексте, предпочёл бы этого не знать (там же рав Штейнзальц говорил о такой не обязательной всегда полной правде). Произнесённое (ли) омерзительное суждение Ландау (в каком контексте, в каком душевном и психическом состоянии?) лишний раз доказывает совместность гения и злодейства. Попрание добродетельных ценностей и заявленная готовность к беспричинному убийству однозначно неприемлемы.

  23. Интересная статья, убедительно и осуждающе констатирующая вселенское лицемерие (во властных структурах и политической практике, в научном мире и семейных отношениях, в «традиционных» нравственных нормах и в повседневных правилах поведения. Конечно, лицемерие зло, но одобрять убийство как путь к его искоренению или наказание за него — по меньшей мере странно, а точнее — страшно.
    Огорчительна ирония и усмешка столь масштабной личности в разговоре «о таких «традиционных» добродетелях, как мужество, честность, преданность друзьям, благотворительность…». Выступать в защиту этих нравственных качеств смешно и неуместно.
    А приписываемое тому же Ландау заявление, что он «с радостью убил бы человека, от которого хотел бы избавиться, если бы знал, что может это сделать безнаказанно» — дико, позорно, трусливо. Преступник хочет избавиться от свидетеля его действия, террорист хочет избавиться от политического противника, любовник хочет избавиться от соперника — убей его, да ещё и с радостью?
    А следующий абзац в тексте уважаемого автора воспринимается как его, если не одобрение, то и не осуждение допустимости подобных убийств-наказаний за плагиат или присвоение чужих интеллектуальных работ: «Сам Ландау, не мог прихлопнуть и муху, но его отвержение принятых лицемерных нормы установления справедливости, вполне реализовал Валерий Иосифович Фабрикант, расстреляв в 1992 году в канадском университете Конкордия четырех коллег, обвинив их в бессовестном приписывании к статьям, которые те, на самом деле, не писали».  
    Современные погромы в мире есть насильственный протест против лицемерного равноправия. Признаем их приемлемыми? Кстати, завет НЕ УБИЙ изъят из Скрижалей ?
    Приводятся автором интересные библейских времён многомудрые дебаты о том, что кошернее: правда-матка или отступление от неё во имя… Вот раввин Штейнзальц советует такую «не всю правду» с благой целью.
    Лицемерие — форма лжи. В известном стихотворении Гартмана (Михайлова) «Белые покрывала» концовка: «Так солгать могла лишь мать, боясь, чтоб сын не дрогнул перед казнью».

  24. По-моему, школа Шамая и школа Гиллеля очень по-разному отнеслись бы к лицемерию в университетско-научной среде:

    1) школе Шамая больше всего мешало бы лицемерие с Истиной: студенты отсиживают лекции для галочки; учённые публикуют наукообразные статьи для галочки (от этого всего один шаг до анти-научных статей с подлогами); практика включения в соавторы ученых, едва ли знакомых с содержанием публикуемой и т.д.

    2) школе Гиллеля больше всего мешало бы лицемерие с Приближением людей к Истине: лектор очень мало старается заинтересовать своих студентов (хотя-бы нескольких) на своих лекциях; лектор плохо старается вынудить-научить своих студентов думать на домашних работах и на экзаменах; учённый не протестует и не опровергает (через свои научные и научно-популярные публикации), когда другие наукообразные или анти-научные публикации вводят в заблуждение обычных людей — или, ещё хуже, служат мерзким политическим целям и т.д.

    По-моему уважаемый Эдуард принадлежит к школе Шамая.

  25. Очень интересная тема,затронутая уважаемым автором. Проблема глубоко и всесторонне проанализированная им в конечном итоге не дает однозначного представления о смысле Лицемерия и сопутствующей ей ГАЛОЧКЕ. Наверное, это естественно.Такова неизменная природа человечья. С мнением, что ГАЛОЧКЕ суждено существовать вечно, равно как и лицемерию, в разных ее ипостасях, следует согласиться.

  26. А вот ещё пример когерентности взгляов Эдуарда Бормашенко и моего отца:

    «Человек может быть порядочным или подлым. Это определяется не профессией, не сферой деятельности, а личными его качествами. Даже в воровской среде существует такое парадоксальное понятие, как порядочность вора.
    Большинству людей наука представляется чистой и непорочной сферой, окруженной своеобразным силовым полем, сквозь которое не могут проникнуть присущие человеку пороки. Такое представление сохранялось у меня даже тогда, когда, начав заниматься научной деятельностью, я уже столкнулся с коллегами, моральные качества которых оставляли желать лучшего. Ну что же, считал я, одно дело личные качества научного работника, проявляющиеся в общении с окружающими, другое – научная честность, без которой вообще не может существовать наука. Прозрение наступило при весьма странных обстоятельствах
    Исход очередной экспериментальной операции на собаке, проведенной в лабораторном отделе Киевского ортопедического института, был зафиксирован на только что сделанной рентгенограмме. Результат превысил все ожидания. Заметив мое удовлетворение, рентгенлаборант предложила сделать еще несколько снимков. «Зачем?» – спросил я, недоумевая. Смущаясь, она объяснила, что многие сотрудники института, получив хороший результат, делают несколько рентгенограмм с одного и того же объекта. «Зачем?» «В протоколе будет записано, что рентгенограммы – результаты нескольких опытов». «Но ведь это подло!» – моему возмущению не было предела.
    Анализируя этот факт, я пытался объяснить его издержками советской системы. Ничего подобного, считал я, не может произойти на свободном Западе. Однако знакомство с делом Великовского убедило меня в том, что я глубоко заблуждался. Науку делают люди, а люди, увы, везде всего только люди…
    Случай с рентгенограммой произошел спустя примерно два года после начала дела Великовского, после фальсификации, авторами которой были видные астрономы, профессора Гарвардского университета, одного из самых престижных в Америке. Мысль об этом не оставляла меня. Существует ли на свете честность?»
    Ион ДЕГЕН, «ИММАНУИЛ ВЕЛИКОВСКИЙ. Рассказ о Замечательном Человеке», ТЕЛЬ–АВИВ 1990.

  27. Бормашенко — Льву Мадорскому. Скажу. Меня на на работе очень не любят.

  28. М. Ф. Дейгену

    В поисках истины, над микроскопом
    Слепнут и в одиночку, и скопом.
    Каплей редчайшей, прозрачною, чистою
    Дисциллируется в муках истина
    Чтоб засверкало в трильон карат:
    «Е равняется М Ц квадрат».
    Но ненадёжно это и долго.
    Нам бы сразу — фатеру и «Волгу»,
    Жирную пищу, красивую самку,
    Нам бы немедленно – в дамки!
    И вот –
    В работе – липа, в работе – блеф,
    Но это прикроет влиятельный шеф,
    И папин блат, и дядин блат.
    Раз-два-три – и уже кандидат.

    Брюхо вперёд, танком прёт.
    Должность доцента – надёжная рента.
    Проценты – не центы зарплата доцента.

    Но и доцентом быть претит
    Супер-гипер-аппетит.
    И вот, уже налаженным прессом
    Хлоп – отштампован новый профессор.

    С почтеньем и обыватель, и пресса,
    И даже коллеги уже с интересом.
    Ещё бы – не фунт изюма – профессор!

    Работы не видя, не зная, он – автор.
    А истинный автор – только соавтор.
    Соавтор молчит, соавтор не спорит,
    Он уже соавтор член-корра.
    Соавтору даже везёт неизменно:
    Он – соавтор действительно-члена.

    И всё это знают искатели истины.
    Но их занмают кривые волнистые,
    Таинства теории и эксперимента,
    А не эти – как их там – экскременты.
    А зря – экскременты пока не расчищены,
    Труднее добраться до истинной истины.

    Ион Деген, 1967 г.

  29. Спасибо, Эдуард. Важная проблема, нестандартное отношение. Но, согласитесь, что без лицимерия наш социум не протянет. У меня есть приятель, который любит публично рубить правду-матку. Однажды сказал в лицо членам еврейской общины, говорящим что-то банальное в поддержку Израиля: «Если бы вы так на самом деле думали, то поехали в Израиль, а не в Германию. А так ваши слова -сплошное лицимерие. Вы, как и я, предали Израиль.» Вызвал всеобщий шок. Думаю, что и Вы, Эдуард, вряд ли скажете коллегам, что они пишут статьи для галочки. А это, действительно, обычная практика. Знаю по словам друга-москвича, работающего в НИИ.

  30. «… Лицемерие — исключительно человеческое явление. …»
    =====
    А вот и неверно. Лицемерие наблюдается у многих высших социальных животных. Эволюционный смысл: установление иерархии и решение конфликтов без того, чтобы друг-друга возненавидеть, покалечить или убить. В результате возникают (и становятся само-целью !!!) церемонии умиротворения и прочие ритуалы следования общепринятым в стае нормам «для галочки». Впрочем, у зверей эти ритуалы всегда очень искренни в своей цели: избежать того, чтобы друг-друга возненавидеть, покалечить или убить.

    Из наблюдений этолога Конрада Лоренца (моя любимая книга «Агрессия»):
    «… Я видел однажды в Берлинском зоопарке, как два сильных старых самца-гамадрила на какое-то мгновение схватились в серьезной драке. В следующий миг один из них бежал, а победитель гнался за ним, пока наконец не загнал в угол, — у побежденного не осталось другого выхода, кроме жеста смирения. В ответ победитель тотчас отвернулся и гордо, на вытянутых лапах, пошел прочь.
    Тогда побежденный, вереща, догнал его и начал простотаки назойливо преследовать своей подставленной задницей, до тех пор пока сильнейший не
    «принял к сведению» его покорность: с довольно скучающей миной оседлал его и проделал несколько небрежных копулятивных движений. Только после этого
    побежденный успокоился, очевидно убежденный, что его мятеж был прощен. …»

  31. Неожиданная тема! И заставляющая подумать: «А лицемерил ли я?» — Оказывается «да» и не просто «да» – я за лицемерие с условием, что оно совершается не ради личной выгоды и без вложения в голову тому, к кому оно направлено, надежд на приобретение благ, недоступных ему.
    Вот Бейт Гилель говорит: «следует сказать невеста хороша собой и милосердна». Возразила школа Шамая: даже, если невеста слепа и кривобока следует нахваливать ее достоинства? Тора велит: «отдались от вранья».

    Права школа Гилеля. Сказать ей, что она хороша и милосердна, не значит, что она подумает, что она красавица и начнет кокетничать с мужчинами направо и налево, Но если она подумает, что в глазах жениха она хороша и милосердна, то и замечательно. И жених, возможно, уведет в ней хорошее и милосердное. И станет она такой для него, и будет он радоваться семейной жизни. (Искренне скажу, знаю такие случаи). Так что правда делается, она не высечена в cкале, и отдаляется от нее тот, кто «рубит правду-матку» без оглядки когда, где, кому, ради чего. А время для школы Шамая, как говорили Мудрецы, придет с Мошиахом. Возможно, тогда не будет ни слепых, ни кривобоких невест.

    Иной раз общение между коллегами на этом Портале должно бы помнить, что лицемерие лицемерию рознь.

    И соглашусь с Эдуардом (хотя не очень уверен, на одинаковых ли основаниях): хоть лицемерие очень часто противно и даже возмутительно, но «Не торопитесь прогонять галочку. Она бессмертна»». И хорошо!

  32. »Приятие лицемерия находит философскую поддержку во всех уголках интеллектуального спектра. К тому что клерикалы — ханжи и лицемеры, мы привыкли, но, вот что говорят нео-марксисты…»
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Булавка-Бузгалина Л.А. iphras.ru/bulavka_buzgalina.htm
    доктор философских наук (Московский гуманитарный университет, 2007)…Генезис развитие, противоречия и вызовы советской культуры: философский дискурс.
    Мы наш, мы новый мир построим. Л. Булавка-Бузгалина … http://www.youtube.com/watch?v=lcQEEvyZXzA
    Сегодняшний гость — Людмила Алексеевна Булавка-Бузгалина, внештатный главный научный сотрудник Центра …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *