Сергей Рахман: Однажды в Бейруте

 296 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Смерть, которую он так щедро рассылал другим, теперь сама прилетела сюда. Она притаилась где-то совсем рядом и просто ждала удобного момента, чтобы заявить о себе, чтобы влезть внутрь и забрать его единственную и такую драгоценную жизнь…

Однажды в Бейруте

Сергей Рахман

За несколько лет до конца прошлого века в любой израильский рейсовый автобус, следующий по установленному маршруту, было опасно садиться. В любой момент и на любой остановке в автобус мог зайти террорист-смертник, шахид, и нажать кнопку дистанционного пульта. После её нажатия мгновенно взрывался расположенный на его теле пояс, начинённый шариками от подшипников, гайками, гвоздями или шурупами. После взрыва салон автобуса оглашался криками и стонами раненых, пол орошался их кровью, кровью ни в чём не повинных людей, иногда даже мусульман или христиан, а сам смертник распадался на окровавленные куски мяса, которые улетали вместо рая с гуриями, обещанного ему организатором теракта, прямиком в кромешный ад. Количество людей, так или иначе пострадавших в автобусных терактах, уже перевалило за сотню. Оборудовать все курсирующие по стране автобусы автоматическими турникетами и рамками металлоискателей не представлялось возможным по разным причинам. Это не только вопрос денег, но и многое другое. А, значит, вопрос нужно решать как-то по-другому, но решать радикально.

* * *

Небольшое, но весьма уютное кафе находилось на углу бульвара Ротшильда и улицы Спиноза. Здесь никогда не бывало много народа из-за запредельных цен, хотя официантки работали быстро и бесшумно. Человек лет тридцати пяти, одетый в шорты из джинсовой ткани и обычную белую футболку, сидел за столиком и не спеша потягивал пиво Макаби из огромного бокала. Нельзя сказать, что он особенно тяготел к этому сорту пива, но предпочитал его всем другим сортам из патриотических соображений. Вообще говоря, он считал, что живёт в правильной стране и занимается правильным делом, для которого годится далеко не каждый. Его родители приехали сюда за несколько лет до его рождения; претерпевая лишения, строили и облагораживали города в безжизненной пустыне, а его задача проста и одновременно сложна — обеспечить безопасное и счастливое будущее своим детям. Когда бокал был наполовину выпит, он попросил одну из официанток принести ему чистый лист бумаги формата А4 и шариковую ручку, потёр рукой переносицу и стал наносить на него квадраты и ромбы, попутно вписывая в них какие-то слова или имена и соединяя геометрические фигуры между собой прямыми линиями или разнонаправленными стрелками. Иногда приходилось что-то зачёркивать, закрашивать или заштриховывать. Потом перевернул лист и начал рисовать всю схему заново. Когда, наконец, схема была завершена, то пришла очередь допить пиво и поглазеть на хорошеньких женщин, просто слоняющихся рядом или спешащих куда-то по своим делам. Мысленно он зачем-то сравнивал их со своей женой и приходил к неутешительному результату. Опять ему в голову пришла мысль о том, что всех женщин было бы неплохо разделить на несколько больших групп. В первой пусть будут женщины для секса, во второй жёны, в третьей матери, в четвёртой домработницы или женщины для кухни. Но решение этого вопроса лично от него никак не зависело, поэтому через несколько минут офицер внешней разведки Марк Гинзбург сел за руль своего авто и поехал домой. Сегодня у него выходной, надо взять жену, детей и поехать на море искупаться. Завтра будет уже некогда.

Впереди маячат несколько очень напряжённых рабочих дней. Нужно будет изучить десятки досье и выбрать наиболее подходящего агента, соответствующего серьёзным критериям. Этими критериями являются хорошее знание хотя бы одного из диалектов арабского языка или фарси, отличное владение боевым самбо, приличная ориентация в некоторых аспектах бизнеса, подходящая внешность от природы или под гримом. Подходящими направлениями бизнеса могут считаться, например, операции с недвижимостью, операции с ценными бумагами, консалтинг на тему здоровья или что-то другое. Кроме того, в ногу или в руку отобранного агента будет вшит датчик GPS на случай его задержания или передислокации. Этот датчик позволит существенно облегчить освобождение агента в случае его захвата или обнаружение при других обстоятельствах, которые заранее предвидеть или просчитать совершенно невозможно.

На довольно приличном пляже возле городка с историческим названием Кейсария было немноголюдно. На календаре сейчас середина апреля, вода ещё недостаточно прогрета, а это далеко не всем подходит. Никаких спасателей на пляже пока нет, поскольку купальный сезон ещё официально не начат. Марк немного поплавал, потом позвонил своему приятелю, исключительно толковому парню по имени Яков, которого знал ещё по армии. Он задал приятелю всего один, технически очень сложный вопрос и попросил подумать и перезвонить через несколько минут. Ответный звонок прозвучал минут через десять:

— Всё одновременно и просто, и сложно, — медленно, тщательно обдумывая каждое слово, произнёс Яков. Он и в жизни был настоящим флегматиком, — В качестве оружия, очень оригинального оружия, которое раньше никогда и нигде не применялось, можно использовать телефон, который зажат в твоей руке или любой другой аналогичный аппарат. Остальную картинку либо дорисуешь сам, либо тебе помогут коллеги из техотдела.

* * *

Если бы этой женщине лет десять назад сказали, что она переедет в Израиль и будет там жить, она бы ни за что не поверила. Кроме того, она бы начала смеяться и смеялась бы так долго, что это могло выйти за пределы приличия, а собеседник мог разозлиться, сказать ей что-нибудь этакое, что никогда не печатают в книгах, повернуться и, хлопнув дверью, уйти.

Софа Бендер работала главным бухгалтером на одном маленьком одесском заводике, который последнее время чах без заказов, как горшочный цветок без полива, или мужчина во цвете лет без деятельной, строптивой и в меру требовательной жены. Кроме того, краснознамённые, или как она их называла, красножопые ревизоры, фининспекторы и прочая сволота так надоели заводским бухгалтерам своими проверками и придирками, что просто житья никакого от них не было. Всё рыскали и вынюхивали, как оголодавшие бездомные собаки, в поисках двойной бухгалтерии, но она, можно сказать, так хорошо припрятана, что хрен когда бы нашли. Любой же нормальный бухгалтер, считала она, должен иметь хотя бы пару лишних копеек со своей такой тяжёлой и нервной работы. А если их нет, то на кой чёрт тогда работать бухгалтером? Когда сам заводик был уже прилично разворован и закрыт, Софа прихватила нажитые непосильным трудом деньги, упаковала кое-какие вещи и вылетела в Тель-Авив. Шёл 1991-й год.

Марк сидел за столом в своём кабинете и рассматривал схемы с геометрическими фигурами, составленные им же ранее, но значительно улучшенные. — Начало операции придётся отложить на несколько деньков, — подумал он, — Существует проблема с кандидатами в агенты. Отобраны уже три человека, но у всех этих парней есть один недостаток — каждый из них довольно слабо разбирается в разных сферах бизнеса. А ведь отобранному человеку придётся там, и в Тегеране, и в Бейруте изображать из себя успешного бизнесмена. Если при тщательной проверке, которая теоретически возможна, в Бейруте обнаружат фальшивую игру или заподозрят подвох, то агента либо убьют сразу, либо захотят превратить в двойного агента; либо произойдёт ещё что-то ужасное, о чём лучше не думать.

Зашипела, как змея перед броском на жертву, факс-машина и из её бесформенного чрева выползли два листа. Так-так. Это коллеги из МВД отработали его запрос и прислали что-то интересное. Так-так.

— Так-так, — снова пробормотал он, поглядывая то в сторону закреплённого на противоположной стене портрета Эдгара Гувера, своего кумира, то на лист только что полученного факса — Интересно, интересно. Софа Бендер. Довольно симпатичная блондинка с хищными, как у орлицы, глазами. Возраст сорок восемь лет, родилась в Одессе. Не замужем и никогда замужем не была. Детей нет. Больше всего на свете любит деньги, за них, пожалуй, пойдёт на всё; на всё, что угодно. Но у полиции к ней претензий нет, и она исправно платит налоги. Владелица самого успешного агентства недвижимости «Домик у моря» в мегаполисе под названием Большой Тель-Авив. За две минуты разговора с глазу на глаз видит человека насквозь; просвечивает, словно рентгеновским лучом. За те же пару минут может безошибочно определить простую вещь — кто кого нагревает. Либо она может нагреть собеседника, то есть клиента, либо он её. В последнем случае разговор обрывается, так и не начавшись, поскольку с мутными личностями и мошенниками Софа Бендер никаких дел иметь не желает.

— Я пристрою Софе всех этих кандидатов, — мысль, сопровождаемая невнятным бормотанием Марка, раскручивалась подобно спирали, — В первый день она прочитает им обзорный курс лекций по теме «Любые операции с недвижимостью, включая коммерческую недвижимость и земельные участки». В последующий день госпожа Бендер протестирует каждого из них и отберёт только одного, самого толкового и стрессоустойчивого. Так или иначе, ответственность за успех операции всё равно лежит лично на мне. Сейчас я отпечатаю официальное письмо с текстом договора, потом выпишу на её имя чек на 20 000 шекелей. Это хорошие деньги, сумма приличная. Чек должен быть без права отмены и передачи третьему лицу — это обычная практика в таких делах. Через полчаса он нажал кнопку селектора, вызывая курьера, занимающегося срочной доставкой официальных бумаг. Затем вручил ему отпечатанный договор с прикреплённым к нему чеком и приказал доставить незамедлительно по указанному адресу. Через два дня имя агента будет известно, другое решение пока не просматривается. Гинзбург поднялся из-за стола, немного помахал руками и ногами, чтобы размяться, подошёл к окну и приоткрыл жалюзи. Небо было матово-белым, как будто только что по нему хорошенько прошлись валиком с водоэмульсионной краской. Это марево — очень жарко, но солнца не видно. На улице жизнь шла своим чередом, с разной скоростью спешили по своим делам прохожие, мчались разномастные автомобили и автобусы, стандартно окрашенные в зелёный или красный цвет. Цвет автобуса, здесь это знает каждый, означает принадлежность к определённому автобусному кооперативу. — Автобусы, — прошептал Марк машинально, и снова повторил, — Автобусы. Кто-то из пассажиров автобуса больше никогда не увидит неба над головой, своего ребёнка, свою мать, свою сестру или брата, а кто-то пожизненно станет инвалидом. Приехавший на заработки молодой низкорослый филиппинец станет возить его в инвалидной коляске, а он мутными полусонными глазами будет видеть жизнь, в которой ему самому уже места нет.

Иудеи жили на этой земле ещё две тысячи лет назад, были завоёваны римлянами, этими скотами, распявшими Йошуа, но сохранили свой язык, свою культуру, свою самобытность, свои традиции. Это их земля, земля их бесконечно далёких предков — им отсюда незачем уходить. Евреи хотели бы мирно жить на этой земле рядом с арабами, но есть одна проблема, одна большая проблема. Она заключается в том, что арабы этого не хотят, не хотят пить воду из одного источника, жить мирно рядом, как добрые соседи, спокойно работать и растить своих детей. Не хотят! Но и упрашивать их никто не собирается! Он закрыл жалюзи и подошёл поближе к кондиционеру, подставляя лицо под идущие из его зева потоки прохладного и такого приятного воздуха.

* * *

Мужчина лет пятидесяти по прозвищу Менеджер занимался планированием и организацией терактов на территории Израиля и против израильтян в любой точке мира, а также отбором и инструктажем подходящего контингента. Дома, как такового, у него уже давно не было, поскольку приходилось прятаться от израильских спецслужб. За такую работу, какой приходится заниматься, боссы из Ирана платят ему огромные деньги. Кроме того, бешеные деньги идут на поддержку семей совершивших теракт шахидов. В настоящий момент Менеджер мирно смотрел телевизор в скромной двухэтажной вилле, расположенной на одной из узеньких, сбегающих к морю улочек Бейрута, когда в комнату, предварительно постучав, вошёл один из телохранителей. Он доложил, что приехал какой-то солидный бизнесмен с иранским загранпаспортом, который превосходно говорит на фарси. Прибыл рано утром прямым рейсом из Тегерана, наш человек в аэропорту уже эту информацию подтвердил. Бизнесмен привёз с собой сто пятьдесят тысяч долларов (это его личный вклад в борьбу с сионизмом), новенький сотовый телефон фирмы Motorola, выполненный в корпусе из чистого золота, и рекомендательное письмо от известного в Хизбалле человека, в подлинности которого ни один из телохранителей не сомневается. Его тщательно досмотрели, никакого оружия не обнаружено.

Менеджер распорядился принять деньги и телефон, поблагодарить незнакомца и отпустить восвояси. Телохранителям он особо не доверяет, а говорить с иранцем вроде как не о чем. Не о погоде же с ним толковать.

И, вообще говоря, никому особо нельзя доверять. Разве реально победить или уничтожить сионистов или американцев, вкачивающих бешеные деньги в военный бюджет сионистов? Разве получится стереть Израиль с лица Земли? Скорее всего, нет. Тогда зачем же ему подвергать свою, такую драгоценную жизнь огромному риску? Денег у него сейчас столько, что хватит на несколько жизней; пора уже спрыгивать с поезда, несущегося в пропасть. Мысль о том, что он, обычный мальчишка из бедной семьи торговца коврами, стал долларовым мультимиллионером, которому будут рады практически в любой стране мира, вызвала кураж и значительно улучшила настроение. Через пару недель, если ничего непредвиденного не случится, у него начнётся совершенно новая, ослепительно яркая жизнь.

Но вдруг взгляд очень богатого человека останавливается на хаотично разбросанных по журнальному столику бумагах. Хорошее настроение улетучивается, как не бывало, поскольку он видит импровизированные анкеты кандидатов в шахиды. Кого здесь только нет — есть мужчины и женщины, молодые и пожилые.

— Кретины! — с ненавистью шепчет Менеджер, злорадно осклабившись и имея в виду шахидов мужского пола, — Какие же они кретины! Верят в то, что после теракта попадут в рай, заполненный под завязку прекрасными девственницами, всегда готовыми исполнять любые мужские желания. А они, шахиды, будут долго и исступлённо наслаждаться сексом с превосходно выточенными самой природой молодыми женскими телами, удовлетворяя свою страсть до тех пор, пока не закончатся патроны, то есть семя. Эти безграмотные, никому не нужные уроды хотят стать героями, но не понимают, что станут тенями, улетят в Мир Вечного Мрака, где никогда никого и ничего не было и нет. В Мир Вечного Мрака, где нет ни рая, ни ада и откуда никто никогда не возвращался! Эти дефективные бомжи и хронические неудачники воображают, что станут посмертно героями, убивая других, совершенно случайных людей!

Мужчина подошёл к окну и приоткрыл жалюзи. Там, где море встречалось с небом, подсвеченная отражённым солнечным светом серебрилась вода. За тысячи километров отсюда, в Атлантике, есть остров, на котором он вскоре станет жить; жить в построенной по своим эскизам шикарной вилле и выходить в море на собственной яхте. Там будет всё, абсолютно всё, о чём только может мечтать любой человек!

— Хватит отдыхать, — скомандовал миллионер сам себе, — Дела нужно закончить, время не ждёт. Он выключил телевизор, вставил SIM-карту из прежнего телефона в новый, только что принесённый, сверкающий золотом аппарат и сделал пару звонков, чтобы его проверить. Всё работает нормально, работает отлично. Затем Менеджер открыл ноутбук и, прихлёбывая горячий чай из пиалы, принялся внимательно изучать подробные спутниковые карты израильских городов.

Но уже всё было не так фиолетово, как раньше. Смерть, которую он так щедро рассылал другим, теперь сама прилетела сюда. Она притаилась где-то совсем рядом и просто ждала удобного момента, чтобы заявить о себе, чтобы влезть внутрь Менеджера и забрать его единственную и такую драгоценную жизнь. Но он этого не мог знать, а интуиция не сработала.

* * *

Через день после визита иранца к Менеджеру один из дикторов израильского Второго Канала, еле сдерживая клокочущие в нём чувства, торжественно произносил важное для большинства израильтян сообщение с экранов телевизоров. Он старался, чтобы глаза не бегали туда-сюда вслед за бегущей строкой, но это не всегда получалось. Текст сообщения был следующим:

«Ливанская полиция сегодня обнаружила тело мужчины с документами на имя Мустафы Хомейни, больше известного под логином Менеджер. Под его руководством последнее время осуществлялись теракты на территории страны. Опознать его удалось по отпечаткам пальцев левой руки. Кисть правой руки была обожжена от взрыва или возгорания сотового телефона. Взрыв, по-видимому, произошёл в момент нажатия кнопки «Ответ» при поступлении сигнала вызова с определённого номера. Правая ушная раковина убитого была, вероятно, уничтожена взрывом, а мозговое вещество из незначительно повреждённой черепной коробки хаотично разбросано во все стороны. Свидетелей происшествия нет, обстоятельства дела выясняются. Пока ни одна организация не заявила о своей причастности к случившемуся. На месте происшествия найдены достаточно крупные частицы жёлтого металла, при проверке оказавшегося золотом 585-й пробы».

Но самому Марику, как его называли близкие, ни до этого сообщения, ни до диктора не было никакого дела. Об этом взрыве, свидетельствующем об успешном завершении работы, он узнал ещё вчера по своим каналам.

Агент, сыгравший роль преуспевающего иранского бизнесмена, вчера вечером прилетел в Тель-Авив. Никакой проверки, не говоря уже о тщательной, ему, к счастью, проходить не пришлось. Ряженый иранец сейчас, скорее всего, снимает стресс либо в кругу семьи, либо злоупотребляет горячительными напитками в ночном баре. Находится в двухнедельном отпуске — заслужил, что и говорить, был на волосок от смерти.

Работа закончена, задание выполнено. А любую работу нужно делать хорошо…

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Сергей Рахман: Однажды в Бейруте»

  1. Художественно рассказ очень интересный, но у меня не достаточно опыта уровня, допустим — нашего автора Бориса Геллера, чтобы оценить его с точки зрения профессионала.

  2. Из всех персонажей самой яркой получилась Софа Бендер. Но она же оказалась проходной фигурой — ее тема (если перевести на музыкальный язык) не получила никакого развития. А жаль.
    Или мне так показалось?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *