[Дебют] Юлия Бочарова: Рассказы-миниатюры

 473 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Девочка стеснялась называть его папой, потому что случайно услышала, как мама говорила подруге по телефону, что они теперь в разводе. Раз маме он теперь не муж, то кто он ей, Ларисе? Она не знала и чувствовала себя очень неловко… Ларисе не хотелось огорчать папу, но и предавать маму она не хотела.

Рассказы-миниатюры

Юлия Бочарова

Юлия БочароваЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НЕ ЧИТАЛ «ВОЙНУ И МИР»

Виталий Матвеич за всю свою жизнь ни разу не читал «Войну и мир». Он вообще ничего не читал, потому что был слеп от рождения. Сейчас ему уже под 80 — дряхлый старик, который в раннем детстве застал войну. Его мать голодала, вынашивая случайную беременность от оккупанта, потому мальчик родился недоношенным и недоразвитым.

Он пережил голод и травлю односельчан. Потом вырвался из деревни в город, когда ему исполнилось всего лишь 15 — чтобы не остаться в колхозном «рабстве», без паспорта и права выезда.

Виталий — тогда ещё молодой и полный сил — много трудился, наловчившись выполнять простые операции по штамповке деталей на метизном заводе. Он даже женился, хотя ни разу так и не увидел свою жену. Её лицо и тело он изучал наощупь. Она была некрасива и старше него, и вряд ли нашла бы партию получше. Зато у неё был добрый мягкий голос, а руки всегда оставались тёплыми, какая бы стужа ни стояла на дворе — и этого было Виталию Матвеичу достаточно.

Он пережил своего сына, которого Родина отправила в Афганистан. Его писем оттуда Виталий Матвеич тоже не читал — ему зачитывала их жена, сокращая некоторые ужасающие подробности и глотая слёзы.

Он выжил после развала СССР, когда их завод закрыли, и всех «выкинули» на улицу. Он научился делать ремни с заклёпками, а жена продавала их на рынке.

Потом он пережил и жену, которая умерла 5 лет назад.

В доме престарелых, куда Виталия Матвеича взяли в счёт пенсии (деньги от государства сразу попадали на их счёт) было не так уж плохо. Он мало общался с другими стариками и не смотрел всеми любимый телевизор, потому что был слеп. Вспоминать прошлое Виталий Матвеич тоже не любил. Зато он слушал радио в своей комнатке. В обед там шёл литературный час, и читали разные классические произведения. Сейчас красивый мужской баритон озвучивал события «Войны и мира» Льва Толстого. Весь мир для Виталия Матвеича к старости сжался до размеров комнатки в доме престарелых. Но голос диктора уносил его в неведомые дали, которых он никогда не знал. Вся жизнь его была войной. И только теперь он начинал узнавать мир.

БЕЛЫЙ ВЕРХ, ТЁМНЫЙ НИЗ

«Белый верх, тёмный низ» — так называла меня наша классная руководительница Мария Петровна, добрая и пухленькая. Она всё время складывала руки на груди, а потом восклицала и взмахивала ими, словно хотела разогнать перед собой то, что считала неправильным.

И дело не в том, что я одевалась в чёрное и белое. Совсем нет. Даже если б у нас в школе официально требовали носить такую форму, я бы не стала. Это же скучно и пошло! Белый верх — это типа моя светлая голова, а тёмный низ — всё остальное. Ведь я уже в 15 лет встречалась с парнями и единственная из класса знала, что такое настоящий секс, я лазила с друзьями по стройкам и убегала от ментов, когда на нас вызывали наряд. Я прыгала с гаражей на землю и учила пацанов переводить вертикальную скорость в горизонтальную, чтобы не расшибиться насмерть (всё-таки я была отличницей и физику знала хорошо). Спрыгнув, надо было сгруппироваться и покатиться кубарем.

— Тебе золотая медаль светит, — причитала Мария Петровна. — А ты ведёшь себя, как мальчишка. Разобьёшь себе голову — как будешь жить дальше?

— А как надо?

— Беречь себя. Поступила бы кружок — сколько их у нас в школе. Вышивка, пение, танцы народные. Станешь нормальной девушкой, потом вырастешь и замуж выйдешь. Тебя же такую не возьмёт никто, на таких условиях.

— А он мне нужен, который мне условия будет ставить? — смеялась я.

— Глупая ты, хоть и умнее всех в классе. Тебе же рожать ещё.

— Хм, — говорила я и пожимала плечами, а потом убегала, потому что меня уже ждали на улице пацаны, и у нас было запланировано очередное супер-крутое приключение.

Сейчас я сижу на облаке и смотрю на них вниз. Все стоят и плачут: Мария Петровна, родители мои, которым пофиг на меня было при жизни — теперь что-то изображают. Одноклассники пришли, говорят друг другу что-то. Пацаны мои прячутся за углом, не решаются подойти. Это же они меня кинули и не подстраховали на «заброшке», потому что менты нагрянули. Все разбежались. Да ладно, не жмитесь. Я вас простила сразу. Убежали опять, во дураки…

Зато теперь я вся светлая: и сверху, и снизу. Не волнуйтесь за меня, Мария Петровна, и не плачьте вы так. Всё же хорошо. Я вам буду приветы с облака передавать. Пойдёт грибной дождик — а вы знайте, что это я.

Ну всё, нас зовут. Обнять бы вас, да нечем. И Мария Петровна, если вы меня вдруг услышите — позаботьтесь там о моих пацанах, с которыми я тусовалась. Дураки же совсем. Без вас пропадут.

Ваша Катя.

ДИРИЖЁР, ЧТО ИГРАЕТ БЕЗ ОРКЕСТРА

Дирижёр играет без оркестра. Музыка звучит в его голове — она многогранная и живая, она растёт и развивается: то накатывает волнами, то отступает в тишайшее пианиссимо и едва угадывается, то становится ласковой, то гремит, но ни на миг не прекращается. Справа налево, от духовых к струнным передаётся мелодия — главная тема. Эхом отзывается клавесин, повторяя её на свой лад. Ударяют барабаны и тарелки. Но инструменты не спорят между собой. У них нет конфликтов, которые, увы, так часто встречаются между нами: кто лучше исполнит мелодию или кто громче выступит, кому достанутся отдельные аплодисменты. У них нет обид, мол, я «сказал» свою фразу, а ты не ответил, или «ты не слышишь меня, а я ведь звучу не только ради себя». Они все вместе рассказывают одну музыкальную историю.

За спиной дирижёра — он это чувствует — зрители смотрят на сцену, затаив дыхание. Его ослепительно—белые манжеты мелькают в воздухе, управляя музыкой, от которой мурашки бегут по коже, и люди в какие-то моменты даже забывают, как дышать.

Вот только оркестра на сцене нет. И в зале стоит тишина.

В нашем городе уже который месяц осадное положение. Здание, где все мы собрались — и дирижёр, и зрители — сверху замаскировано под разбитый бомбами и брошенный бывший завод. Отсюда не должно доноситься ни звука. И каждый лучик света, если выйдет через завалы наверх или вбок — станет ориентиром для авиации. Новейшие современные беспилотники чутко улавливают малейшие признаки жизни и присутствия людей и мгновенно реагируют, сжигая подозрительные объекты. Им не понять, что такое музыка и что такое жизнь. Им не понять, зачем мы все здесь собрались.

НАМ НА СЛЕДУЮЩЕЙ

— Нам на следующей, приготовься, — сказал отец и покачнулся, потому что автобус резко повернул на светофоре.

Был уже вечер, и отец вёз Ларочку домой, к маме. Он взял дочку с утра на целый день, возил её в зоопарк и на карусели, в кафе, где они ели пиццу с ветчиной и ананасами. Он спрашивал каждый раз:

— Тебе нравится? Всё в порядке?

Ларочка кивала и вежливо улыбалась:

— Да, спасибо.

Это единственное, что девочка могла ему сказать.

Вообще встреча проходила напряжённо. Девочка не видела отца уже два месяца, с того момента, как он поругался с мамой и уехал к своим родственникам в Новосибирск. Для Лары это звучало как «в другую галактику». Мама ни разу не отпускала её так далеко, даже летом, когда детский сад закрывался, и приходилось сидеть весь день дома или ездить с мамой на работу.

— Точно всё нормально? — спрашивал отец снова, обеспокоенно заглядывая Ларе в глаза.

— Да.

Девочка стеснялась называть его папой, потому что случайно услышала, как мама говорила подруге по телефону, что они теперь в разводе. Раз маме он теперь не муж, то кто он ей, Ларисе? Она не знала и чувствовала себя очень неловко.

— Что-то ты не очень разговорчивая. Отвыкла?

— Наверное.

Ларисе не хотелось огорчать папу, но и предавать маму она не хотела.

Автобус подъехал к следующей остановке и открыл двери. Мама их уже встречала, замотавшись шарфом от ветра: в тот день было холодно.

— Да я бы отвёл её домой. Что ты выскочила? — сказал отец маме.

— Тебя забыла спросить, — ответила мама и перехватила руку Лары, а потом присела и поцеловала дочку, обхватив её двумя руками.

Лара чуть не задохнулась. Ей показалось, что мама хотела показать отцу, что она её личная девочка, а прогулка с отцом была вынужденной мерой.

— Ну чё ты опять лезешь в бутылку?! Сама же замёрзла!

— Давай не начинай, — зло зашипела мама.

— Опять я виноват.

— Почему у тебя ребёнок такой запуганный?

— Это не у меня. Она была такая с утра.

Они ещё что-то сказали друг другу, Лара уже не слушала. Потом мама повела её домой. А девочка прятала нос в воротник от ветра и думала, что как теперь жить — совсем не понятно.

НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ПОЛИВАТЬ ФИКУСЫ

— Не забывайте поливать фикусы, — сказала Марья Петровна, переобуваясь из резиновых тапочек в стоптанные летние туфли.

Она была школьной уборщицей и очень любила это здание, со всеми его коридорами, диванами в холле на первом этаже, большим актовым залом и кабинетами, а ещё — с цветочным уголком на третьем этаже, где росли драцены, фикусы и какие-то пышные цветы с непроизносимыми названиями. Драцену даже пришлось обрезать: она так вымахала, что попыталась пробить потолок сверху. Ни у кого дома цветы так не росли. Видимо, здесь была особенная атмосфера.

Может, кому-то и лень было бы убирать такие огромное помещение, но Марья Петровна делала это с удовольствием и с любовью. Школа платила ей взаимностью: на полу почему-то не задерживалась грязь, со стен не облезала краска, а сияла, как новая — так что протирать их было одно удовольствие. А окна казались волшебными стёклами, за которыми даже обычный школьный двор выглядел наряднее и ухоженнее, чем был на самом деле.

— Вы бы пропололи клумбы-то, — говорила она двоим рабочим, которые обязаны были облагораживать школьный двор, но чаще всего ленились и пили пиво, сидя на бордюре за заднем дворе.

— А ну-ка, дай посмотрю, — говорила она рабочему и забирала из его рук бутылку и выливала пиво в ливневую канализацию. Траву она берегла, носила для неё специальные удобрения. Рабочие, выросшие и воспитанные в Средней Азии, не смели ослушаться Марью Петровну и спорить со старшим человеком.

— Давайте-ка, пойдём, я вам помогу.

Марья Петровна принималась пропалывать и окучивать клумбы — и рабочим ничего не оставалось, кроме как присоединиться. Им даже школьники иногда помогали, хотя Марья Петровна гоняла их:

— Ну, иди, иди. Запачкаешься ещё, родители заругают.

А сейчас Марье Петровне приходилось уходить из школы навсегда: новое руководство отправило её на пенсию.

— Мы вас очень уважаем, Марья Пална.

— Петровна, — поправила их уборщица.

— Петровна, — согласилось и кивнуло новое начальство, — так вот, мы вас уважаем и именно поэтому предлагаем пойти на заслуженный отдых. Нельзя человеку вашего возраста убирать одному такое огромное помещение. Это противоречит нормам трудового кодекса. Вам, кстати, сколько лет?

Новые секретарши взяли старушку под руки и усадили в кресло в кабинете директора, с почтением и некоторым страхом, словно та была сделана из папиросной бумажки и вот-вот должна была рассыпаться.

Марья Петровна поджала губы и встала сама.

— Фикусы не забывайте поливать, — сказала Марья Петровна секретаршам. — К ним с любовью надо, со вниманием.

— Да, да, — сказали секретарши и закивали так же, как руководство.

То же самое Марья Петровна сказала внизу охраннику, переобуваясь и окидывая прощальным взглядом школу.

Марья Петровна ушла навсегда.

С тех пор школа стала самой обыкновенной, краска начала облупляться, на полу появился мусор, а фикусы — фикусов не стало. Наверное, что-то случилось с атмосферой.

КОНЕЦ

Print Friendly, PDF & Email

23 комментария к «[Дебют] Юлия Бочарова: Рассказы-миниатюры»

  1. Анатолий C: “Ох, как мне не понравился ваш пост, А.В. — предвзятый, мелкий, да и неграмотный… Наивно-, пишите Вы…» — Дочитав до ваших «пиШИТе«,
    догадалСИ, почему вам мой коммент «Ох, не понравился« и показался мелким, неграмотным. Скажу вам, Ан.С, не скрою: у нас с вами разные грамматики.
    Как вы отметили, «В худ.литературе допускается много больше, чем в диктанте.»
    Финал вашего коммента очаровал — «Вы уж извините. Автору – поддержка…»
    ОХотно извиняю, — каждый поддерживает автора так, как может.
    Один «ПИшит« так, как дыШИТ, другой — пишет по-другому.
    Надеюсь, стишата из коммента вам понравились:
    ******
    У павильона «Пиво-воды»
    Лежал счастливый человек.
    Он вышел родом из народу,
    Ну, вышел и упал на снег.
    Глеб Г.

  2. Юлия Бочарова — Рассказы, миниатюры…
    1.»Его мать голодала, вынашивая случайную беременность от оккупанта, потому мальчик родился недоношенным и недоразвитым.. (ПОТОМУ что – от оккупанта или – что беременность случайная? — А.В.)
    2. Потом вырвался из деревни в город, когда ему исполнилось всего лишь 15 — чтобы не остаться в колхозном «рабстве».. ( в город, значит, на свободу…- –
    в город Хабаровеск ИЛИ Минск ?)
    3. Виталий — тогда ещё молодой и полный сил — много трудился, наловчившись выполнять простые операции по штамповке деталей на метизном заводе..»
    4. «Он пережил своего сына, которого Родина отправила в Афганистан. Его писем оттуда Виталий Матвеич тоже не читал — ему зачитывала их жена, сокращая некоторые ужасающие подробности и глотая слёзы…» — — Дочитав до этих строчек, прослезился и поРАдовался за автора-дебютантку, не знающую о СУществовании военной ЦЕНЗУРЫ..
    5. В доме престарелых, куда Виталия Матвеича взяли в счёт пенсии (деньги от государства сразу попадали на их счёт) было не так уж плохо. Он мало общался с другими стариками и не смотрел всеми любимый телевизор, потому что был слеп..» — ( — «В счёт пенсии» — наивно до предела… Автор упорно напоминает:
    герой СЛЕП, чтобы читатель не забыл..- А.В.)
    6. «..он слушал радио в своей комнатке. В обед ТАМ (по радио? — в комнатке?-АВ) шёл литературный час, и читали разные классические произведения. Сейчас красивый мужской баритон озвучивал события «Войны и мира» Льва Толстого..» — — Озвучивать можно, пожалуй, немой фильм. «Войни и МИР» не озвучить.
    Да и зачем озвучивать для слепого героя, он ведь не ГЛУХ…
    Однако, чтой-то я сегодня увлёкся…
    — Не нравится, не читай.
    — Нетужшки, дочитаю до ПОБЕДЫ, надо доЧИтывать, что начал; всякое бывает.. Бывают неожиданные чудеса в самой середине…Дочитаю до БЕЛЫЙ ВЕРХ, ТЁМНЫЙ НИЗ. И — б а с т а. Отбой, «с п и т е, граждане и гражданки…
    “Когда город уснул, когда город затих, для меня лишь начАло работы..”В.С.Высоцкий
    * * *
    Деревня старая Ольховка
    Ему приснилась в эту ночь:
    Сметана, яйца и морковка,
    И председателева дочь…
    У павильона «Пиво-воды»
    Лежал счастливый человек.
    Он вышел родом из народу,
    Ну, вышел и упал на снег.
    Глеб Гарбовский

    1. Ох, как мне не понравился ваш пост, А.В. — предвзятый, мелкий, да и неграмотный. Надо бы промолчать, но не получается.
      …вынашивая случайную беременность от оккупанта, потому мальчик родился недоношенным и недоразвитым.. (ПОТОМУ что – от оккупанта или – что беременность случайная? — А.В.)
      Потому, что и то, и другое — это неразделимо по тексту!
      …вырвался из деревни в город, ( в город, значит, на свободу…- –
      Вы спрашиваете: в город Хабаровеск ИЛИ Минск ?)
      Вы, видимо, не знакомы с темой. Так раньше и говорили : вырвался в город, неважно в какой, важно на свободу…

      …Дочитав до этих строчек, прослезился и поРАдовался за автора-дебютантку, не знающую о СУществовании военной ЦЕНЗУРЫ.. Не знаю, служили ли вы, но где автор пишет о том, что в письме были военные тайны? Она пишет о подробностях быта, климата — и это могло восприниматься отцом, как ужасные подробности. Нет проблемы!

      \»Виталий — тогда ещё молодой и полный сил — много трудился, наловчившись выполнять простые операции по штамповке деталей на метизном заводе..» — что не так? Моя мама была инвалидом по зрению 3-й степени — выполняла именно такие работы. Метизный завод — сокращенно завод метало изделий.

      …Виталия Матвеича взяли в счёт пенсии… Наивно-, пишите Вы. Что наивно? Даже у нас в США принимают в дома для престарелых в счет пенсии, т.е. пенсия перечисляется не пенсионеру, а дому.

      Сейчас красивый мужской баритон озвучивал события «Войны и мира» Льва Толстого..» — — Озвучивать можно, пожалуй, немой фильм. «Войни и МИР» не озвучить.
      Да и зачем озвучивать для слепого героя, он ведь не ГЛУХ…
      Ну и ну! Потому герой и слушал текст, потому что не глух, а не смотрел, потому что слеп… Вы, как тот грузин, который звонит в роддом. Спрашивает: девушка, а кто у меня родился: мальчик или девочка? Я хочу знать, кто я : тетя или дядя?..

      Грустно, когда так давят на автора. На любого. Правильно промолчать.
      А вот ваши ошибки по тексту: город Хабаровеск, Войни и МИР (писать войну и мир),
      герой СЛЕП, чтобы читатель не забыл — надо писать: для того, чтобы читатель не забыл…
      Вы пишите: Нетужшки. Надо писать нетушки
      Далее у вас: надо доЧИтывать, что начал. Надо дочитывать до окончаний, а не до начал…

      В художественной литературе допускается много больше, чем в диктанте по языку. Вы уж извините. Автору — поддержка

  3. Инне:
    Это какая-то уже авторская небрежность.
    ++++++++++++++++++++++++++++
    Инна, дорогая, я вас не узнаю. Откуда такая несвойственная вам упертость и безаппеляционность?
    Девочке лет пять-шесть, еще детсадовская. За два месяца ей не раз пришлось одной сидеть весь день дома, что, согласитесь, развивает самостоятельное мышление. Она некапризная и нетребовательная (в смысле не избалованная). Что за мысли могут прятаться в такой голове, точно никто не знает. Пять-шесть лет это много, Моцарт в четыре такое учудил, любо-дорого вспомнить…
    Про «другую галактику» она могла услышать, не понимая, запомнить потому что загадочно и необычно. Некоторую натяжку в неожиданных крепких маминых объятиях она запросто почувствует. Словами может в уме и не сложит, но кто сказал, что все думают словами? А вот для описания образного мышления без слов не обойдешься.
    Ой, влез я в чужую область, но ведь писателя защищаю…

  4. Дорогая Юлия! Спасибо огромное! Ваши миниатюры — просто замечательны! У Вас зоркий глаз, доброе сердце и лёгкое перо. Поздравляю с дебютом и желаю творческих успехов на радость нам, читателям!

  5. «… что чувства добрые я лирой пробуждал» — в этом значении и назначении -литература, скромная, вполне правдоподобная, с чёткой авторской симпатией к своим героям. Да, девочка подумала, «как дальше жить?» в смысле «как дальше быть» в своих отношениях и чувствах с родителями (кого ты больше любишь — маму или папу); возможно, на сей раз объятия мамы были непривычно удушающими, и девочка почувствовала и подумала то, что автор написал. Аля Эфрон/Цветаева (и не только) в свои 5-6 лет и не такую взрослую мысль выдавала. Кто знает градус внутренней жизни этого ребёнка? Спасибо автору, успехов и … поменьше кавычек. Найдите у Светлова, что он о них думает.

  6. Zvi Ben-Dov
    23 августа 2020 at 9:01 |
    И не говорите…
    Жалко её — литературу:)
    ______________________________
    Да, жалко. А разве нет? Судите сами. Рассказ о маленькой девочке, «ошарашенной первым потрясением в жизни» (копирайт Быстрицкого). Девочка в душевном смятении, рушится вся ее маленькая Вселенная, ее жизнь. Но это нам, взрослым понятно. Тут уж надо определиться, с чьей позиции выступать: автора или девочки. Если с позиции автора — тогда другое дело. Но автор говорит от имени девочки, и в этом состоит неправда. Маленькая девочка не может осознавать и думать о том, «как теперь жить — совсем не понятно».
    Или вот мама при встрече обнимает ее так крепко, что девочка решает: «мама хотела показать отцу, что она её личная девочка, а прогулка с отцом была вынужденной мерой».
    Только подумать, каким рациональным умом награждает девочку ее автор!
    И такой язык очень нравится некоторым комментаторам.
    И еще. Автор пишет: «Вообще встреча проходила напряжённо. Девочка не видела отца уже два месяца, с того момента, как он поругался с мамой и уехал к своим родственникам в Новосибирск. Для Лары это звучало как «в другую галактику».
    Чьи это слова, взятые в кавычки? Никакого разъяснения автор не дает. Приписывать их девочке невозможно. Это какая-то уже авторская небрежность.

    1. Животные у Джека Лондона (и не только у него) поднимались ещё выше в осознании окружающей действительности — куда там бедной девочке. А этакий монолог «духа» — вообще ни в какие ворота. Такого ведь не бывает:)

    2. Когда моя дочка ещё ходила в детский сад, я любил задавать ей трудные вопросы. Иногда её ответы были обескураживающими. Например, я её однажды спросил, что такое думать. Она сразу дала (с моей точки зрения) блестящее определение: «Это говорить головой» Потом немного помолчала и добавила: «А ещё я себе картинки там показываю».
      После этого я не раз задавал такой же вопрос взрослым и далеко не самым глупым людям, но ни разу(!) не получил такого чёткого определения.
      Сейчас у моей дочки свои дети и таких определений она больше не выдаёт.:(

  7. Были хорошие художники, писали портреты царей, генералов, прекрасных женщин. Стоишь перед такими картинами, удивляешься таланту и думаешь, а где же мысль. А были другие хорошие художники, которые писали картины двумя штрихами. Такие картины поражали мысль, хотя тела не было… Литература — это не слова. Литература — чувства от написанных слов.
    Написано очень хорошо. В наш спешащий компьютерный век никто и не остановится у длинных рассказов. Будит… Автору уважение…

  8. Zvi Ben-Dov22 августа 2020 at 20:52 |
    Не придирайтесь к мелочам.
    _____________________________
    Бедная литература…

  9. Григорий Быстрицкий
    22 августа 2020 at 11:02 | Permalink
    По мелочи: клавесин – да. А ошарашенная первым потрясением в жизни девочка разве не могла так подумать? (вопрос к Инне).
    ___________________________
    Дорогой Григорий, если ребенок детсадовского возраста вдруг изменяется в поведении, замыкается, временами плачет немотивированно, начинает писать в постель, не играет в игрушки – причину нужно искать в нарушении психологической обстановки дома. Это или развод родителей или рождение младшего братика или сестренки, или любой другой раздражитель, оказывающийся сверхпороговым, для хрупкой детской души. Это выливается вот в такие вегето-неврологические симптомы или в тяжелых случаях – в негативизм, отказ от еды, потерю речи и пр. Я к тому это все говорю, что ребенок в рассказе слишком мал (еще ходит в детский сад), чтобы четко сформулировать свои проблемы. Это вносит в общем-то в хороший рассказ некий диссонанс, фальшивую ноту(специально для вас эти слова, вы ведь еще и музыкант). Читайте автора нашего Портала Л. Беккер, она все это прекрасно описывает.

  10. Первое, что хочется сделать — поздравить Юлию Бочарову с дебютом. Во-вторых, признаться, что дебют успешный.
    Я, наверное, попытаюсь высказать своё мнение о всех рассказах сразу. В каждом из них, а в целом, во всех — чистота и незамутнённость. Разные герои, разновозрастные, но всех объединяет чистота чувств. И есть самое главное в этих рассказах — сопереживание автора своим героям. И потому, как бы ни складывались судьбы героев, в повествовании главным «проявителем» стала авторская доброта.

  11. Чутко к деталям, к немодным нынче героям, к непопулярным в смысле отсутствия хайпа темам… в то же время это жизнь, от которой никуда не денешься… — мне понравилось. И взгляд и язык.
    По мелочи: клавесин – да. А ошарашенная первым потрясением в жизни девочка разве не могла так подумать? (вопрос к Инне).
    Юлия, приходите в НАД (драматурги), партнёру Конкурса Монолит.
    Там обсудим ваши пьесы. Вам понравится.

  12. Они ещё что-то сказали друг другу, Лара уже не слушала. Потом мама повела её домой. А девочка прятала нос в воротник от ветра и думала, что как теперь жить — совсем не понятно.

    ___________________________
    Неужели прямо так и думала?

    Р.С. Клавесин

    1. Для дебюта годится, все буквы на месте, трогательно, но со-мнительно.
      Обещаю перечитать внимательно и отозваться подробнее. Желаю много удач.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *