Иосиф Гальперин: Сволота вокруг шихана

 479 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Вообще-то шихана было три, но один шихан содовики успешно освоили, стерли гору в порошок. Решили осваивать следующий шихан. Он называется Куштау. В его имени разные люди видят разное, одни напирают на «тау»-то есть, гору. Другие видят «Куш!»

Сволота вокруг шихана

Иосиф Гальперин

Иосиф ГальперинЭто такая невысокая гора, холм, но в степи и на берегу реки заметная издали. Известняковые отложения, выгнувшиеся кверху 250 миллионов лет. Понятно, что к людям гора не пойдет, они пришли к ней сами — с разными намерениями, разные люди. Одни видят в ней, оказавшейся недалеко от башкирского города Стерлитамака, священную для башкир часть природы, столетиями жившую в устных и письменных преданиях, другие — целый склад чистого известняка, пригодного для изготовления соды, на долгие годы хватит для Башкирской содовой компании, чье производство удачно расположилось в Стерлитамаке.

Вообще-то шихана было три и раньше они были одной из туристических эмблем Башкирии, но один шихан содовики успешно освоили, стерли гору в порошок. Производство такого ценного продукта не может простаивать, потому решили осваивать следующий шихан. Он называется Куштау. В его имени разные люди видят разное, одни напирают на «тау»-то есть, гору. Другие видят «Куш!»

Так вот, вторые видят в первых, в тысячах людей, собравшихся безо всякой организации со всей республики для спасения Куштау, мелкую шелупонь, быдло, какую-то сволоту, которую можно по известной традиции бить по головам дубинками. Но мне кажется, что сволота тут другая. Ну не могут люди самых разных национальностей, крестьяне, айтишники, рабочие, инвалиды, со священным трепетом относящиеся к остаткам уральской природы, быть бессловесным быдлом!

Обсуждение судьбы Куштау идет давно, не с бухты-барахты возбудились люди. В апреле 2018 года второй (и последний) президент Республики Башкортостан, а может, тогда уже и глава, как в Кремле велели поправить конституцию республики, взбрыкнул и заявил, что не отдаст Куштау содовикам. Хорошо, сказали в Кремле, значит отдаст кто-то другой. В октябре 2018 Хамитов «попросился» в отставку, из Москвы приехал бывший среднего уровня начальник из Администрации президента Радий Хабиров, ранее служивший при дворе первого президента РБ Муртазы Рахимова. А уже в декабре того же года комиссия под руководством вице-премьера Дмитрия Козака постановила: копать Куштау! Подробности можно найти на сайте Change.org.

Кто же такой мощный управляет желанием уничтожить памятник природы? Неужто хозяин «Башкирской содовой компании» Сергей Черников? Когда-то работал с Гуцериевым, башкирской химией занимается давно, сейчас живет то ли в Каннах, то ли в Женеве, миллиардер в долларовом эквиваленте, но в списках Форбса не блистает.

Думаю, дело не в нем. Ему поручено — он и управляет. Вот сейчас Радий Хабиров заявил, что правительство республики намерено выкупить основной пакет акций БСК, чтобы найти тот «компромисс», который глава республики пообещал восьми тысячам собравшихся вокруг Куштау людей. Людей! А не сброда «националистов и ваххабитов», о котором тот же Хабиров вещал до и после своей поездки на место битвы активистов с ОМОНом и ЧОПом. Что же должно изменится с переходом акций? Да ничего по сути!

Только теперь уже правительство и его республиканский бюджет будут заинтересованы в снижении издержек производства соды в стиле «Норникеля», то есть: не тратить деньги на новые технологии, не останавливать налаженное производство, меньше платить большому персоналу (две тысячи работающих, а говорят, что четыре) и меньше отдавать налогов в бюджет, закрыть глаза на экологическую опасность. Вот такой «компромисс». А людей, которых не смогли сломить дубинки, уже готовятся отдать под суд за сопротивление нагрянувшим на беззащитных людей силовикам. Об этом рапортовал, глядя в сторону Кремля, Хабиров.

защитники Куштау, 16 августа 2020

А ведь и без этих сомнительных жестов в руках руководства республики есть все рычаги для спасения Куштау: послушный парламент и «Единая Россия». Достаточно принять закон о природоохранной зоне шихана, а потом настропалить Росприроднадзор — и все, пусть БСК сама решает свои производственные проблемы.
Не должно государство непосредственно заниматься производством, владеть обычными коммерческими предприятиями, иначе его органы будут обычными бизнесменами. Какой уж тут конфликт интересов — об интересах населения стоит забыть, когда в руках живые деньги…

Руководство республики не может и не должно выступать стороной конфликта, иначе получится, как при губернаторе Богдановиче, приказавшем расстрелять бастующих рабочих Златоустовского завода (тогда входил в Уфимскую губернию, пара сотен километров от Куштау). Руководство республики не может искать компромисса с защитниками горы, потому что его не может быть. Нельзя быть немножко беременной, нельзя компромиссно разрабатывать гору. А что можно?
Можно создать специальную комиссию правительства, которая назначит экспертизу деятельности Башкирской содовой компании. Надо рассмотреть: 1. Соответствие технологии современному мировому уровню. 2. Уровень издержек производства, включая загрязнение окружающей среды. 3. Уровень организации труда, включая его охрану и оплату. 4. Состояние цен на мировом рынке соды. В комиссию необходимо включить представителей экологических организаций и общественности, способных проверить выводы экспертиз, а также представителей города Стерлитамака — от администрации до общественности. По итогам работы комиссии должен быть создан план выхода из тупиковой ситуации БСК. В плане должен быть обозначен переход компании на другие источники сырья или, в случае нецелесообразности, реформирования технологии БСК. Если и это невозможно, необходимо создать «дорожную карту» перепрофилирования производства.

Это я говорю издалека, используя опыт экологической борьбы в Башкирии, одним из организаторов которой я был в 87-90-м годах прошлого века. Чего-то добились, но по-прежнему дышать в Уфе и Стерлитамаке вредно, да и воду из крана пить. Недаром онкологический диспансер все увеличивается и увеличивается, принимая жертв экологического безумия. Только вот стихла история с карьером в Сибае, где докопались до таких слоев, что пошли отравляющие газы, люди вокруг стали вымирать. Карьер закрыли, заполнили водой. Она, конечно, газы и соли приняла спокойно, люди продолжили вымирать.

Когда-то Рустэм Хамитов был с нами на одной стороне баррикад, потом уехал в столицу, затем был прислан из Москвы проводить волю Кремля. Взбрыкнул, уволили. Радий же Хабиров в 2002-03 годах был на противоположной стороне, участвовал в фальшивых выборах Муртазы Рахимова на новый срок, потом капризный хан отправил его в Москву. Оттуда после снятия Хамитова его прислали на родину — управлять волею Кремля.

Дело не в том, что к Хамитову подозрительно отнеслись башкирские националисты, а Хабиров, наоборот, заказал себе национальный воинский жупан и в нем позирует. А в том, что они оба были присланы! Потому что Путин и его верная рука Козак (старая питерская команда) так понимают управляемость страны. Такая у них сволочная вертикаль, понимаешь. Ну не могут они принимать решения под давлением толпы (народа, избирателей), как когда-то в разговоре сказал тот же Козак. Западло пацанам.

Постскриптум. Кажется, решение, предложенное мной, дошло до главы Башкирии — на встрече с экозащитниками 21 августа он предложил объявить Куштау охраняемой территорией. Но что мешало это сделать до битья дубинками по головам? Если верить вот этому видео, то руки у Хабирова были связаны «вертикалью власти», заинтересованной в контроле над производством наркотиков.

Куштау, 2020
Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Иосиф Гальперин: Сволота вокруг шихана»

  1. Какое красивое место. Ни разу не был в Башкирии. Страна огромная много где был, но и много где не был. Рассказ твой об истории борьбы за Куштау впечатлил меня многим. Первое — безразличием Центра к тому, как и какой ценой ковыряются недра. Не думаю, что вообще кто-то задумывается об этом, на поверхности только один эквивалент их ценностям — деньги. Ведь не сода их интересует здесь, не нефть (по большому счёту), не газ, а деньги, которыми набивается не только бюджет, но и карманы. Если взбрыкнул президент (тогда президент, а не глава) республики, значит, нужно сменить президента. Если взбрыкнули активисты, экологи, люди, пекущиеся о сохранении родной земли, — значит, нужно разогнать, побить, а то и посадить активистов. Если задумали создать ЭкоТехноПарк «Шиес» (название какое красивое) для перевоза туда мусора из центровых городов России, то что там эта окраина! Проблему-то решать надо? И подальше от столиц, где протестующие люди на виду. Но люди, живущие «на окраинах» (как считают в центре) оказывается тоже люди. Они умеют сопротивляться. Сопротивляться долго и бескомпромиссно. Неизвестные сожгли два моста, ведущих к станции Шиес, где строился полигон под московский мусор. На участке дороги Мадмас — Шыладор Республики Коми «партизаны» (так их здесь называли) подожгли два деревянных моста, которые использовались для проезда техники, перевозившей топливо на стройку полигона на станции Шиес в Архангельской области. Держать там всё время Росгвардию или кого-то там ещё — дорого. Долго эта музыка играла. Но пока (я не верю в слово «навсегда») от строительства мусорного полигона там отказались. История с Куштау чем-то мне напомнила Шиес. Решили закрыть вопрос (здесь и эхо протестов в Хабаровске, и эхо протестов в Белоруссии — всё сработало на это решений). Особо охраняемая природная территория? Дай-то Бог.
    Твой план, Иосиф, — достойный план. Я не знаю, есть ли места в Башкирии, где без ущерба для природы можно добывать соду. Ведь если не гора — то котлован, который в будущем нуждается в рекультивации. А как? Озёра (как на местах атмосферных ядерных взрывов в казахстанском Семипалатинске)? Да и в каком будущем? Я вспоминаю протесты в Челябинской области против строительства Томинского ГОКа. Все эксперты (и праведные, и не очень) понимали, что люди вокруг будут жить в этой пыли, будто в этой области и без того мало экологических проблем. Я вспоминаю украинскую Горловку, куда выезжал на расследование отравления шахтёров. Причину мы нашли. Течь из отстойников динамитного завода проникла под землю. Но невдалеке был ещё один кошмар, к которому местные привыкли: ртутный карьер. Привыкли настолько, что тётечки собирали липовый цвет с деревьев, растущих у карьера. Настолько, что вокруг располагались частные огороды, где огурцы были пропитаны ртутью (ну, не пропитаны, это я усугубляю, но ПДК Hg в них многократно превышала нормативы). Привыкли настолько, что люди не замечали: у карьера они становятся более возбуждёнными и агрессивными (признаки интоксикации ртутью)…
    Вспомнил прагматичных японцев, которые до основания срыли одну из гор, чтобы построить в море полуостров, напичканный самыми современными энергетическими комплексами. Но японцы сделали это не ради настоящего набивания карманов, а ради будущего. У них с землёй совсем плохо. И энергию они высасывают из всего. Потому и гора стала полуостровом. Но здесь другая история, совсем другая. И думаю, из всего твоего плана перепрофилирование — самый сложный, но и самый оптимальный шаг. Впрочем, это я умозрительно. Зато теперь знаю, что и почему там реально происходило.

  2. “Он называется Куштау. В его имени разные люди видят разное, одни напирают на «тау»-то есть, гору. Другие видят «Куш!» Так вот, вторые видят в первых, в тысячах людей, собравшихся безо всякой организации со всей республики для спасения Куштау, мелкую шелупонь, быдло, какую-то сволоту, которую можно по известной традиции бить по головам дубинками. Но мне кажется, что сволота тут другая. Ну не могут люди самых разных национальностей, крестьяне, айтишники, рабочие, инвалиды, со священным трепетом относящиеся к остаткам уральской природы, быть бессловесным быдлом!..”
    = = = =
    “Постскриптум. Кажется, решение, предложенное мной (И.Г.), дошло до главы Башкирии — на встрече с экозащитниками 21 августа он предложил объявить Куштау охраняемой территорией. Но что мешало это сделать до битья дубинками по головам? Если верить вот этому видео, то руки у Хабирова были связаны «вертикалью власти», заинтересованной в контроле над производством наркотиков.” — Кто знает, что дошло до главы. Может, вести из Хабаровска и Минска долетели до Тау? — Или языческие боги…? – Чуден мир Божий .
    Автору, Иосифу Гальперину, — и с п о л а т ь.

  3. Ваша статья навела меня сразу на две мысли.
    1. Башкирская республика, особенно долина реки Белой, находится, в основном, на известняках. Собственно, именно поэтому реку так и назвали. После того, как она впадает в Каму там еще несколько километров текут два потока: темные воды Камы, вытекающие из вятских болот и белый поток воды Белой, набравшийся цвету от известняков. Может быть, добыча известняка из шиханов и подешевле, но вообще говоря остаться без сырья для Стерлитамакского содово-цементного комбината невозможно.
    2. Вспомнил я как году в семьдесят восьмом, уже работая на Самотлоре, поехал я в на Салаватский нетехимкомбинат, где внедряли мое изобретение еще времен работы во ВНИИ Нефтепереработки. Ну, прилетел на Уфимский аэродром, сел в стерлитамакский автобус и поехал по давно знакомым местам. На здешней автостанции ждал автобуса в Салават. И вспомнил, что в Стерлитамаке на химкомбинате работает моя хорошая приятельница вузовских времен Наденька и у меня даже есть ее телефон. Позвонил. Ну, радость, вопросы кто чем занимается. Я сказал что теперь перебрался из Москвы в Нижневартовск, на Обь. » В Нижневартовске? И как ты там можешь жить?» — «Знаешь, Наденька, я сейчас боюсь дверь будки открыть, ветер-то с Содово-цементного!»

    1. Да, Сергей, Стерлитамак уже в 70-е был Зоной из «Сталкера», помню хлорное облако, убившее заводскую смену (не на «Соде»), после работы ожидавшую троллейбуса. Я много писал тогда в Башкирии об этих проблемах, детали есть в «Действительном залоге». А вот что написал уроженец Стерлитамака, поживший и в Израиле, а теперь живущий с Москве бард Виктор Скоробогат:
      Стерлитамак

      Храни, Фейсбук, и «ять», и «аз», и «веди»,
      Не в той среде родился я и рос —
      Я состою из олова и меди,
      В моём составе медный купорос.

      В моём составе горные породы,
      Я состою из серы целиком,
      И взвесь бензина, извести и соды
      Всосал я с материнским молоком…

      В моей крови – дымы Стерлитамака,
      В моей крови – горючие масла,
      Но вопреки я вырвался из мрака,
      Познав и боль, и радость ремесла…

      Я весь пропитан воздухом особым,
      В моей крови и «ижица», и «юс»,
      И до сих пор я чувствую под нёбом
      Карандаша химического вкус…

      Я в выборе своём теперь свободен.
      Храни, Фейсбук, стихи мои! Итак,
      Из двух своих невымышленных родин
      Я выбираю мой Стерлитамак!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *