Михаил Ривкин: Недельный раздел Зот а-Браха

 124 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Благословение Моше это собрание торжественных гимнов, которыми каждое колено прославляло себя, поэтично и образно описывая те черты национального характера и те особенности истории и географии колена, которые казались людям этого колена наиболее сильными и выигрышными.

Недельный раздел Зот а-Браха

Михаил Ривкин

Книга Деварим завершается величественной поэмой, которую принято называть Благословение Моше (Деварим гл. 33). После того, как Моше завершил свою великую миссию, Г-сподь повелел ему подняться на гору, увидеть издали Страну Израиля, и умереть на этой горе. На этом заканчивается жизнь Моше, больше в книге Деварим писать не о чем. Но оставить это строгое и лаконичное сообщение о смерти Моше в качестве последних строк Пятикнижия означало бы упростить и принизить мрачную торжественность смерти Учителя Нашего. Автор понимает, что эту смерть надо описать возвышенно и торжественно, не прозаическим кратким сообщением, но высокопарной поэмой. И эта цель, безусловно, достигнута с помощью Благословения «которым благословил Моше, человек Б-жий, сынов Израиля перед смертью». Точнее, благословил каждое из двенадцати колен. Единственный раз удостоился Моше титула «человек Б-жий», и удостоился только перед самой смертью.

Благословение Моше это компиляция нескольких древних народных гимнов и торжественных славословий. Вступительные слова:

И сказал: Г-сподь от Синая пришел и воссиял им от Сэира, явился от горы Паран и пришел из среды десятков тысяч святых (Деварим 33:2)

— своим архаичным и туманным стилем ясно указывают на очень ранее происхождение, вероятно, их точный смысл был не вполне понятен даже самому редактору окончательной версии книги Деварим.

Подлинно Он любит народы; все святые его в руке Твоей, и поверглись к стопам Твоим, и понесут речение Твое (там 33:3)

Этот пасук также относится к очень древнему славословию, и не связаны ни с предшествующими, ни с последующими словами.

«Закон заповедал нам Моше, наследие обществу Яакова» (там, п. 4)

Своей школьной ясностью и простотой эти слова указывают на весьма позднее происхождение, очевидно, это глосса последнего, окончательного редактора поэмы. Наконец, слова:

И был в Йешуруне царь, когда собирались главы народа вместе с коленами Израиля (там, п.5).

Это, вероятно, часть ритуального гимна, который произносили в момент интронизации нового царя Израиля.

Основная часть Благословения (там 33:13-29) создана в Северном царстве, в раннюю монархическую эпоху, возможно, ещё раньше — в до монархическую эпоху. На это указывает описание благополучного, твёрдо стоящего на ногах, уверенного в своём будущем государства.

Израиль живет безопасно, особо; источник Яакова на земле, обильной хлебом и вином, и небеса его источают росу. Блажен ты, Израиль! Кто подобен тебе, народ, спасаемый Г-сподом, щитом-хранителем твоим? Он же меч славы твоей; и раболепствовать будут пред тобою враги твои, а ты будешь попирать высоты их. (там 33:28-29).

Благословение Моше это собрание торжественных гимнов, которыми каждое колено прославляло себя, поэтично и образно описывая те черты национального характера и те особенности истории и географии колена, которые казались людям этого колена наиболее сильными и выигрышными. Так, про колена Иссахара и Звулуна сказано:

А о Зывулуне сказал: радуйся, Зывулун, выходу твоему, а Иссахар — в шатрах твоих. (19) Народы на гору созовут они, там вознесут жертвы благодарности, ибо богатством морей питаться будут и сокровищами, сокрытыми в песке. (там 33:18-19)

Упоминание о богатствах морей, а также вступление, обращённое к Звулуну, позволяют сделать вывод, что первоначально это был гимн Звулуна, и только при окончательной редакции было добавленео ещё одно колено — наиболее близкий Звулуну Иссахар.

К одним из поздних звеньев Благословения Моше относится благословение Йосефа:

И дарами земли, и того, что наполняет ее; и волею обитавшего в терновом кусте да придут они на главу Йосэйфа и на темя наилучшего из братьев его. Как у первородного быка его великолепие его, и рога буйвола — рога его, ими избодает он народы (все) вместе до края земли (там 33:16-17)

Благословение Моше очень похоже на две другие главы в ТАНАХе, где так же перечисляются колена Израиля: на Благословение Яакова (Брейшит гл. 49) и на Песнь Деворы (Судей, гл. 5). Особенность Благословения Моше состоит, пожалуй, в том, что оно, в отличие от слов Яакова, является благословением в точном и буквальном смысле слова, в нём строго соблюдается принцип: про каждое колено — «либо хорошее, либо — ничего» При этом и Благословение Яакова, и Песнь Деворы рисуют некоторые колена в мрачных тонах, не скупятся на упрёки и пронзительную критику. Из этих трёх перечислений-песнопений Песнь Деворы является, несомненно, самым ранним. Самые возвышенные и щедрые славословия Благословение Моше приберегает для северных колен, что ясно указывает на место его происхождения. Начинается перечисление колен с Реувена, что не удивительно, ведь он первенец. Однако к моменту окончательной редакции колено Реувена уже утратило свою самостоятельность, и не играло никакой роли в межплеменных отношениях. Колено Гада смогло его существенно потеснить, и на это в Благословении Моше содержится намёк:

А о Гаде сказал: благословен расширяющий (границы) Гада. Он как лев покоится и терзает мышцу и темя (там 33:20).

Таинственно и непонятно выглядит продолжение этого благословения. Вот перевод Мосад а-рав Кук:

там назначен ему удел от законодателя (там 33:21).

но это далеко не буквальный перевод. В оригинале этот отрывок выглядит так:

שָׁם חֶלְקַת מְחֹקֵק סָפוּן

Если попытаться перевести совсем буквально, получим:

Там его участок. Законодатель скрыт (погребён). (там 33:21)

Некоторые исследователи делают вывод, что речь идёт о том участке (наделе), где был скрыт (погребён) Законодатель, т.е. Моше. Разумеется, вывод не бесспорен, но он возвращает нас к одной из самых сложных загадок Торы, к вопросу, почему место погребения Моше объявлено тайной.

Нельзя исключить, что несколько колен, в том числе и колено Гада, боролись за право считать, что именно в земле их колена похоронен Моше.

Слова благословения южным коленам, Иуде, Биньямину и Леви, не относятся к «жёсткому ядру» Благословения Моше. Самого длинного благословения удостоилось колено Леви (там 33:8-10), при этом слова «туммим Твой и урим Твой благочестивому мужу Твоему» (там 33:8) относятся к Великому коэну (Первосвященнику), который носил Урим и Туммим как часть своего торжественного облачения. Одно из тёмных мест в Благословении Моше относится именно к колену Леви:

Который говорит об отце своем и о матери своей: “не видал я их”, и братьев своих не узнавал, и сыновей своих не признавал; ибо соблюдают они (Лейвиты) речение Твое, и завет Твой хранят (там 33:9)

Традиционные комментарии увязывают эти слова с Грехом Тельца, но это не более чем Друш (толкование). Очевидно, однако, что эти слова, при всей их поэтической возвышенности и туманной образности, указывают на некий исторический факт. Надо полагать, что колено Леви присоединилось к Израилю сравнительно поздно, чем и объясняется невозможность выстроить строгое родословное дерево этого колена.

Таковы важнейшие моменты Благословения Моше, которое, в первоначальной редакции, завершало книгу Деварим. Оно выражает общую тенденцию к единству всех колен, преобладавшую в ранний монархический период, но, при этом, уделяет куда больше внимания северным коленам, чем южным.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *