Аркадий Гайсинский: Апология Святослава

 429 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Свенельд уже максимум через две недели добрался до Киева «на конях» и рассказал о планах Святослава возвращаться через пороги. Ещё через две недели стало понятно, что он попал в засаду, но прошло полгода, а в Киеве никто и пальцем не пошевелил, чтобы спасти князя и отца.

Апология Святослава

Аркадий Гайсинский

Аркадий ГайсинскийКиевского князя Святослава Игоревича помнят главным образом как победителя одурманенных иудаизмом хазар, мешавших мирному развитию Киевской Руси.

В память об этой победе, случившейся в 965г. и которой в русской летописи уделено всего-то несколько слов, в Белгородской области РСФСР установлен памятник, представляющий собой всадника-князя, занесшего карающий меч над поверженным хазарским воином прикрывающимся щитом, на котором изображёна шестиугольная «звезда Давида». Ваятеля до того увлёк творческий порыв создания образа борца с иудейским засилием, что он даже не удосужился выяснить, что «Звезда Давида» стала специфическим еврейским символом только в середине 14в. И тем более откуда ему было знать, что и «Хазарский поход» и «Болгарские походы» Святослава имели совсем иную цель: сохранить за Киевской Русью то, что оставили ей еврейские купцы после того, как их союз с русами известный как «Радания-Русь» прекратил существование. Поэтому дальнейшее изложение прошу определить как апологию русскому князю Святославу Игоревичу.

1

Уже неоднократно говорилось о том, что середине 9в. арабские завоевания стали перекраивать карту европейско — азиатской торговли., как-то:

  • переподчинение принадлежности торговых путей,
  • изменение принадлежности и значимости в ту или иную сторону существующих торговых центров.
  • усиление влияния и существенное увеличение в объёме международной торговли доли восточных купцов.

Указанные перемены тем более сказались на Руси, когда прибыли торгово-военной монополии «Радания-Русь» стали ощутимо уменьшаться и, соответственно,— причитавшаяся русам доля в прибылях.

Святослав, сравнивая реальные торговые возможности Киевской Руси с городами Греции или Болгарии, понимал, что это сравнение — далеко не в пользу Руси: не видел её торговых перспектив и, значит, развития своей страны. Его решение было таким:

«В год 967.. Пошел Святослав на Дунай на болгар. И бились обе стороны, и одолел Святослав болгар, и взял городов их 80 по Дунаю, и сел княжить там в Переяславце, беря дань с греков».

Обратим внимание на действия Святослава: их начало естественно для любой войны: сражения, захват городов, а вот продолжение — неожиданно: «сел княжить там в Переяславце». Но может быть «княжить» не совсем точно применённое летописцем слово? Оказывается — нет: намерение «княжить там в Переяславце» было более, чем серьёзным:

«В год 6476 (968). Пришли впервые печенеги на Русскую землю, а Святослав был тогда в Переяславце, и заперлась Ольга со своими внуками — Ярополком, Олегом и Владимиром в городе Киеве. И послали киевляне к Святославу со словами: «Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул, а нас чуть было не взяли печенеги, и мать твою, и детей твоих».

«В год 6478 (970). Святослав посадил Ярополка в Киеве, а Олега у древлян…. И сказали новгородцы Святославу: «Дай нам Владимира», Он же ответил им: «Вот он вам». И взяли к себе новгородцы Владимира, и пошел Владимир с Добрынею, своим дядей, в Новгород, а Святослав в Переяславец.»

Рассмотрим внимательно сказанное Великим князем Киеским Святославом Игоревичем:

«В год 6477 (969). Сказал Святослав матери своей и боярам своим: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли — золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы».

Святослав не только объявил завоёванные им в Придунайе земли «моей землёй», а Переяславец на Дунае её «серединой», то есть столицей, но и объяснил: почему он это сделал — потому что:

«туда стекаются все блага: из Греческой земли — золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы».

Киевская Русь не исключалась Святославом из понятия «моя земля», но она, не имея того торгового потенциала, какой имела Дунайская Русь, становилась бы её провинцией.

2

Теперь становится понятным, что стоит за сказанным Святославом:

«Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей».

Как бы не выпячивалась летописателями и хронистами только военная деятельность князя Святослава — перед нами предстаёт истинный правитель, вникающий во все вопросы существования своего государства и понимающий значение его торгового статуса.

Святослав хорошо знал о тех экономических и политических выгодах, которые приносило ему сотрудничество с раданитами, но, сознавая угрозу эти выгоды потерять, решил взять на себя функции государственной поддержки еврейских купцов. Для этого ему нужно было решить две проблемы:

  1. обеспечить невмешательство Хазарского каганата в его отношения с еврейскими купцами;
  2. закрепиться в Придунайе и образовать здесь новый деловой центр торгового союза.

Первая проблема была решена в единственном победоносном сражении с хазарами в 965г.

Попыткой решения второй проблемы стал Дунайский поход русов в 967г.:

«В год 6475 (967). Пошел Святослав на Дунай на болгар. И бились обе стороны, и одолел Святослав болгар, и взял городов их 80 по Дунаю, и сел княжить там в Переяславце, беря дань с греков».

Обратим внимание:

  • русы захватили «городов их 80 по Дунаю», то есть расположенных на или вблизи от речного торгового пути
  • на действия Святослава: их начало естественно для любой войны: сражения, захват городов, а вот продолжение — неожиданно: «сел княжить там в Переяславце».

Но может быть «княжить» не совсем точно применённое летописцем слово? Оказывается — нет: намерение «княжить там в Переяславце» было, более, чем серьёзным «ибо там середина земли моей».

Дань русам греки, конечно же, не платили — это только летописная метафора, но греки поняли, что русы пришли на Дунай «всерьёз и надолго», а такое положение дел их никак не устраивало. Поэтому начавшаяся в 971 г. русско — болгарская война закончилась как русско — византийская: русы ушли из Болгарии, а Святослав вскорости погиб, как сказано в летописи, на Днепровских порогах

«В год 972. Когда наступила весна, отправился Святослав к порогам. И напал на него Куря, князь печенежский, и убили Святослава, и взяли голову его, и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него. Свенельд же пришел в Киев к Ярополку. А всех лет княжения Святослава было 28».

3

Разумеется, решение Святослава перенести столицу Руси не в другой город своей же страны[1], а за тысячу километров — в Болгарию, очень не нравилась представителям правящей элиты Руси — и не только в Киеве. «Синичка» на Днепре устраивала их гараздо больше, чем «журавлик» на Дунае: «Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул». Но имея под своим началом большую и преданную ему армию, князь, что называется, был «себе на уме» и посчитал достататочным данное им объяснение того, почему ему «не любо сидеть в Киеве».

Если бы Святослав победил в Болгарии и закрепился на Дунае, всё бы закончилось недовольным ворчанием. «на кухнях», но в Киев стали поступать сведения, что дела у Святослава складываются далеко не лучшим образом, что в войну против руси втянулись греки и, похоже, для русов всё закончится плохо. Но, зная характер князя, понимали в Киеве, что он с поражением не смирится, от своей цели не отступится и будет доводить задуманное им до конца. Об этом же и в летописи:

«Увидев же, что мало у него дружины, сказал себе: «Как бы не убили какой-нибудь хитростью и дружину мою, и меня». так как многие погибли в боях. И сказал: «Пойду на Русь, приведу еще дружины».

В Киеве решили, что более так продолжаться не может и нужно «что-то делать». Под этим «что-то» понималось, разумеется, отстранение Святослава от власти, а реальным воплощением такого решение было единственное — смерть князя.

4

Задуманное следовало осуществить ранее, чем Святослав восстановит утраченные силы. Обратились к печенегам — в 10в. их южные кочевья простирались от низовья Днепра до низовья Дуная, где они имели тесные контакты с Первым болгарским царством и с Византией.

У печенегов тоже не было большого выбора места и времени для атаки на русов, но то, что ладьи сделают остановку в Белобережье — знали точно. Местом гибели Святослава были не днепровские пороги, а Белобережье, по этой причине и попавшее в летопись, а не потому, что там, став жертвами упрямства своего вождя, зимовали и умирали от голода и болезней русы.

Обратим внимание на стилистический приём летописца:

«Заключив мир с греками, Святослав в ладьях отправился к порогам».

Сказано: не на родину отправился, не домой, а именно «к порогам». Но почему в летописном рассказе фигурируют пороги? Всё объясняет описание Константина Багрянородного:

«когда росы с ладьями приходят к речным порогам и не могут миновать их иначе, чем вытащив свои ладьи из реки и переправив, неся на плечах, нападают тогда на них люди этого народа пачинакитов и легко (не могут же росы двум трудам противостоять) побеждают и устраивают резню»[2].

Пороги у Нестора становятся как бы символом безответственности Святослава, обязанного знать, что здесь печенеги «легко… побеждают». Поэтому Нестор и «привёл» сюда Святослава и «убил» его именно здесь — в другом случае пришлось бы придумывать объяснение, из которого могла бы выступить правда.

Вот что о смерти Святослава сообщает Лев Диакон:

«Свендеслав оставил Дористол, вернул согласно договору пленных и отплыл с оставшимися соратниками, направив свой путь на родину.По пути им устроили засаду пацинаки (печенеги)… Они перебили почти всех росов, убили вместе с прочими Свендеслава, так что немногие из огромного войска росов вернулись в родные места»[3].

Как видим, грекам известно, что Святослав был убит печенегами «по пути» на родину»[4], но им ничего не известно ни о том, что Святослав направился к порогам, ни о зимовке русов в Белобережье. Уже само «по пути» выступает индикатором времени, означающим, что всё произошло вскорсти после ухода русов из Болгарии когда ладьи русов причалили в Белобережье на кратковременый отдых

Не может быть, что, погибни Святослав там и так, как рассказывает Нестор, греки в течении полугода не знали бы о той ситуации, в которой оказался русский князь, их серьёзный противник, каждый шаг которого был, без сомнения, объектом их внимания.

5

Русский летописец в смерти Святослава на Днепровских порогах обвиняет болгар, не без ехидства назвав их «переяславцами». Да, у болгар были веские причины желать смерти русскому князю, но соблазнить печенежского князя Курю напасть на русов можно было только «многими богатствами и пленными без числа»», увозимыми русами из Болгарии, о чём, собственно говоря, и сказано в летописи:

«А переяславцы послали к печенегам сказать: «Вот идет мимо вас на Русь Святослав с небольшой дружиной, забрав у греков много богатства и пленных без числа. Услышав об этом, печенеги заступили пороги».

Но убив Святослава и его дружину, печенеги бы обнаружили, что «ни богатств, ни пленных без числа» у русов не было, то есть «переяславцы» по степному закону «обманутого доверия» становились врагами печенегов. Становилось неизбежным также и серьёзное, вплоть до войны, обострение отношений с Русью.

А вот если просьба убить Святослава исходила от самих русов — это совсем другое: исполнение просьбы делало отношения печенегов с новыми правителями Руси более доверительными. Не исключено, что Курю заинтересовали и материально. Вообщем, просьбу русских Куря выполнил и о том им сообщил.

А вот летописатель рассказом о гибели Святослава на порогах поставил (возможно, намеренно) Ярополка Святославича и того же Свенельда в неловкое положение перед потомками — это что ж получается:

Свенельд уже максимум через две недели добрался до Киева «на конях» и рассказал о планах Святослава возвращаться через пороги. Ещё через две недели стало понятно, что он попал в засаду, но прошло полгода, а в Киеве никто и пальцем не пошевелил, чтобы спасти князя и отца.

А ведь речь идёт как-никак о главе государства, однако в летописи нет даже малейшего намёка на то, что, дескать, хотели спасти Святослава — да вот не получилось, и причину этому более-менее похожую на правду привести.

Значит знали, что уже некого спасать.

___

[1] Как это сделал Пётр 1, «прорубив окно в Европу»

[2] Константин Багрянородный. О русах, приезжающих из России на моноксилах в Константинополь. Известия византийских писателей о Северном Причерноморье. М.1934. с.10.

[3] Лев Диакон. Ук соч.. с.82.

[4] Под «родиной Святослава» греки понимали Боспор Киммерийскмй.. См. Лев Диакон Ук. соч.. Стр.57

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Аркадий Гайсинский: Апология Святослава»

  1. Насколько я понял Вы уделяли внимание этой теме. Если ВАС интересуют подробности, то рекомендую к прочтению «Радания-Русь.Упражнения в исторической логике».

  2. … ее торговых перспектив …
    ————————————
    Ну, из XXI века торговые перспективы Руси видны совершенно определенно.
    Во времена Святослава Хоробре главным экспортным товаром были девки. Князь шел в «полюдье», взять особенно было нечего. Брали из славянских племен девок и продавали в Царьград и арабам. В Царьград путь был прямой («из варяг в греки»). В Багдад надо было добираться через Волгу-Итиль и по Хазарскому морю до Ирана. Значит, делиться с хазарами. Кому это нужно? Пришлось хазар завалить. Правда, через открывшуюся дыру хлынули печенеги, половцы, потом татары. Но это ж, пойми, потом!
    К XIII веку девки кончились. То есть, везде появились местные крепости, в которых укрывалось население под защитой местного князька. Кончился и русский экспорт. Да тут еще пришел Батый.
    В следующий раз Россия появляется на рынке при Романовых с пенькой и льном (век парусного флота). Потом после Екатерины главным предметом экспорта надолго стало зерно («Не доедим, но вывезем»). Уже по этой формуле ясно, что говорящий лично голодать не планирует.
    При тов.Сталине вывозили картины из Эрмитажа, брульянты, конфискованные у эксплуататоров, одно время платили кровью за тушенку, алюминий, «студебеккеры» и высокооктановый бензин.
    Нынче на место денег и пеньки пришли нефть и газ.
    Вот и все торговые связи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *