Иосиф Гальперин: Предыстория нового Киева. 1. Остров Украина

 128 total views (from 2022/01/01),  2 views today

2004 год. Приехал в Киев почти сразу после Беслана. Материалы, написанные в течение 2004-2005 годов, не правлю, только сокращаю ненужные ныне некоторые политические расклады. Вижу, что теперь, после манипуляций российских властей с Крымом, название первого из аналитических репортажей вызывает больше ассоциаций…

Предыстория нового Киева

Часть 1. Остров Украина

Иосиф Гальперин

Читайте также: «От зонтика до гульфика»

Иосиф ГальперинДве причины вынудили меня вернуться к старым материалам: внешняя и внутренняя. Внешняя — очередной приступ нестабильности в Украине, вызванный и становлением молодой страны, как это обычно бывает в мире: с перетягиванием каната вокруг государственного языка, с ревнивым соревнованием «свой-чужой», с гигантской коррупцией, маскирующейся под идейные расхождения. Трудно было ожидать иного от большой многосоставной страны, да еще и соседки другой такой же. Вот и теперь Конституционный суд блокирует законы о необходимости проверки достоверности имущественных деклараций госслужащих, в ответ президент (уже шестой!) Зеленский смещает председателя суда, тот угрожает ответными мерами, а в парламенте президентское большинство колеблется…

И внутренняя причина нежданно пришла — умер от «короны» мой школьный товарищ, который когда-то в Донецке объяснял мне, кто такой Янукович и чем он хорош для народа. Я захотел вернуться к разговору с ним, открыл старые файлы. Заодно и вспомнил, что мой друг разорвал со мной все отношения после 2014 года, после того как я засомневался в «зверствах западенцев» в донецком Славянске (помните телевизионный фейк о распятом мальчике?), где мой Толя Гохберг служил главврачом военного санатория. Получалось, что по одному-двум случаям положения тогдашнего не понять, что надо развернуть хотя бы ту часть картины, которую я увидел за девять лет до последнего Майдана, до расстрела «небесной сотни».

Развернул — и увидел свои наивные надежды на мирные трения, хотя и о попытках одиночного террора писал.

Итак 2004 год. Приехал в Киев почти сразу после Беслана. Материалы, написанные в течение 2004-2005 годов, не правлю, только сокращаю ненужные ныне некоторые политические расклады. При этом вижу, что теперь, после манипуляций российских властей с Крымом, название первого из аналитических репортажей вызывает больше ассоциаций…

* * *

Остров Украина

Альтернатива живет по соседству

Крупнейшая европейская страна, вторая после России по числу говорящих по-русски, соседка — близкая родственница — объект постоянной ревности. Украина стоит на пороге перемен, которые могут повлиять и на ее будущее, и на наше. При этом пример может быть и заразительным, и отталкивающим. Итак, в октябре Украина выбирает своего третьего президента.

Что с возу упало?

Конец сентября, 29 градусов в Киеве. Запах яблок на Оболони. Мелкие ежики лопнувшей каштановой кожуры на брусчатке. Вниз от Владимирской улицы, названной в честь крестителя Руси, мимо знаменитой Андреевской церкви, построенной Растрелли, ведет Андреевский спуск. Лет сорок назад на ступенях собора теснились нищие, теперь вся улица — сувенирный ряд. В отличие от московского Арбата, меньше подделок, больше поделок. В конце спуска, почти у самого приднепровского Подола, «Музей одной улицы». Среди прочего выясняется происхождение пословицы «Что с возу упало-то пропало». Оказывается, когда купцы везли на возах товар, приплывший по Днепру, наверх, на Замковую гору, они по приказу воеводы, назначенного польским королем, не имели право подбирать упавшее с перегруженных возов. Что упало — в доход воеводе.

Рядом с «Музеем одной улицы» — дом-музей Булгакова. Дом Турбиных. А напротив него в подворотне приютился лоток, где разложены медали «За отвагу!» и немецкие «Железные кресты». Тоже история. Прошлое другой страны. Какими глазами посмотрели бы на этот лоток булгаковские офицеры?

Киев стал другим. Не таким, каким помнила его моя мама, уехавшая под бомбами в эвакуацию. Да и я, после пятнадцати лет разлуки, с трудом узнал. Но другой — не значит хуже. Красивый ухоженный город, одна из лучших европейских столиц — столица самостоятельного большого государства, показывающего России возможность родственного, но другого развития. Но уже — не «Мать городов русских».

В октябре 1917 года, когда Турбины начали терять свою страну и свой город, в Киеве из 487 тысяч населения 75 процентов считало себя русскими. Второе место занимали поляки, третье — евреи, на четвертом были украинцы, а на пятом «малороссы». Так на имперский манер называли себя украинцы, не хотевшие выделяться из «большого» народа. Теперь в Киеве живет три миллиона, каждый из них ответит тебе на том из двух родных языков, на котором ты обратился. И все они — украинцы, граждане украинского государства. Кстати, между последними переписями на Украине считающих себя русскими стало меньше на пять процентов. А в России число считающих себя украинцами уменьшилось на 40 процентов. Атмосфера другая.

На древнем Подоле, куда из центра города приводит Андреевский спуск, рядом стоят красивейшие старинные православные храмы, принадлежащие разным церквам: Московскому и Киевскому патриархатам. Русская православная церковь не признает самостоятельности Киевского патриархата и держится за свои приходы на Украине. Не удивительно: там живет четверть прихожан РПЦ и расположена примерно половина ее приходов (получается, украинцы более религиозно организованы?). Но конфликт верхов не сказывается на сосуществовании храмов и их паствы. Утихли страсти и по поводу легализации «униатов» — Греко-католической церкви.

Украина оказалось более толерантной в вере и более многоцветной в общественно — политической жизни. Партии сильнее и организованней, демократия — живее, но озлобления, при всем долгом уже противостоянии президента и оппозиции, — меньше. Взрыв на рынке в киевском районе Троещина 20 августа этого года, когда пострадали 11 человек и один из них скончался в больнице, — редкий акт террора. При том, что милиция мгновенно нашла подозреваемых, а заодно и членский билет одной из оппозиционных партий на месте преступления, многие политики считают взрыв эпизодом криминальной разборки.

Спикер Верховной Рады Владимир Литвин, представляющий, между прочим, правительственное большинство, напомнил, что через две недели после этих событий в лифте был подорван директор Троещинского рынка и подчеркнул: «главное, чтобы нас не заразило то, что происходит в России». Один из кандидатов в президенты Украины, лидер партии «Яблуко» Михаил Бродский высказался еще определеннее: «Я допускаю, что эскалация напряженности в Украине, в том числе взрывы и связанные с ними массовые акции на Троещинском рынке — это вполне может быть разработка Павловского и Гельмана. Уж очень троещинские события напоминают почерк этих политтехнологов». Бродский потребовал объявить их персонами нон-грата. Глеб Павловский, подчеркивая свои связи с Кремлем, продолжает оказывать услуги партии украинской власти, а Марат Гельман не устроил социал-демократов, которыми руководит глава администрации президента Виктор Медведчук, и покинул плодородную украинскую ниву.

Провокационные демонстрации, которые так любят показывать российские телеканалы, с квази-фашистской символикой и антирусскими и антисемитскими лозунгами, собирают несколько десятков человек. Вряд ли они представляют серьезную оппозиционную силу. Организаторы некоторых из демонстраций ютятся поблизости от Андреевского спуска, на заднем дворе администрации президента. Представьте себе, что офис «Памяти», допустим, квартирует на Старой площади… Может быть, такими способами кто-то пытается вернуть упавшее с возу при подъеме на Замковую гору?

«Динамо» против «Шахтера»

За последний год внутренний валовой продукт, который так заботит президента России, в Украине вырос на 13,6 процента. Явный и беспрецедентный подъем экономики. При этом зарплаты и прочие выплаты бюджетникам выросли максимум на 2 процента. А сало на рынке уже 25 гривен за килограмм, что при зарплате служащего в 450 гривен (примерно 80 долларов) ощутимо бьет по карману. Пресс-служба кандидата от партии власти на президентских выборах Виктора Януковича, он же — премьер-министр, объяснила мне эту разницу в росте ВВП и зарплат, во-первых, направлением средств на инвестиции, а во-вторых — медленным движением денег по сравнению с успехами статистиков. 70 процентов роста экономики получено за счет экспорта, внутренний рынок развит слабее, помочь ему призвано обещанное повышение пенсий. В любом случае, Украина живет все лучше. И все выше — политическая активность украинцев.

Этот парадокс длится четыре года. В конце 1999-го Украина была на грани дефолта, имея много миллиардов долларов просроченного долга. Президент Кучма поставил во главе правительства руководителя Национального банка Виктора Ющенко — и тот распутал кому-то выгодную финансовую неразбериху. Но в октябре 2000 грянул «кассетный скандал» после исчезновения журналиста Георгия Гонгадзе и предания гласности магнитофонных записей голоса, похожего на голос Леонида Даниловича Кучмы, повелевающего устранить Гонгадзе. Разбирательства в парламенте, бурные демонстрации. Президент висел на волоске, премьер его поддержал. Через несколько месяцев и Ющенко оказался в оппозиции, а в прошлом году его блок стал первым на парламентских выборах. Но большинство, сплоченное старым преферансистом Кучмой из разносортной колоды, оказалось на руках у правительства. Которое возглавил донецкий губернатор Виктор Янукович.

На Украине с брежневских времен принято рассуждать о политических и экономических региональных кланах, ведь и сам Леонид Ильич перетащил в Москву немало родных днепропетровцев. Леонид Данилович Кучма и его зять, украинский олигарх Виктор Пинчук, тоже из днепропетровского клана. Глава администрации президента Виктор Медведчук и Григорий Суркис (кроме прочего — президент федерации футбола) — клан киевский. И вот на Олимп (на Замковую гору?) поднялся клан донецкий. А в киевском метро разошлась листовка, что за спиной лидера оппозиционной «Нашей Украины» Виктора Ющенко стоят недовольные киевляне и днепропетровцы. Вранье, но показательное.

О донецком губернаторе до того вспоминали в связи с победами футбольного «Шахтера» над суркисовским «Динамо», донецким клубом владеет старый друг Януковича, авторитетный олигарх Ринат Ахметов. Как выяснилось, у донецких получается не только на стадионах, зря что ли их область дает 25 процентов ВВП страны. Первым делом они затянули переговоры о продаже российской «Северстали» украинского гиганта «Криворожсталь», а потом примерно за 800 миллионов долларов сами приватизировали комбинат. «Северсталь» предлагала миллиард двести, промышленный консорциум с Запада — миллиард шестьсот, а получил завод Ахметов. Поскольку в условиях конкурса государственным пером было записано, что купить «Криворожсталь» может лишь тот, у кого есть опыт работы в Украине.

Скандал с противоречащим российским интересам результатом гремел до тех пор, пока таким же волевым решением крупнейший украинский оператор сотовой связи не был продан московской МТС. Но в украинских регионах скандалы, связанные с железной поступью удачливого клана, продолжаются. На их фоне остальные кланы решили создать механизм взаимодействия на политическом поле, изменив Конституцию. Что совпало с намерениями Леонида Кучмы, посчитавшего неудобным идти на третий президентский срок.

По новому проекту, над которым сначала вместе работали представители нынешних политических противников, предполагалось сделать фигуру президента ритуальной, а реальную исполнительную власть передать правительству, формируемому парламентским большинством. В таких раскладах личный клан Кучмы, при его умении маневрировать, был бы непотопляем, а донецких бизнесменов и ющенковских «демократов» устроил бы выделенный кусок пирога. Но проправительственного большинства в Раде все время не хватало на решающее голосование, необходимы были голоса оппозиции. Очевидно, соавторы проекта за кулисами пытались выяснить, какие же карты на руках у постоянно меняющего решения и фаворитов Кучмы. И вот в конце августа — начале сентября правительственное большинство и вовсе рассыпалось при голосовании о создании комиссии для наблюдения за чистотой президентских выборов.

В результате, из ритуальной фигуры будущий президент начал опять превращаться в реальную. Раз сохраняется старая Конституция и не видно необходимого большинства, чтобы ее изменить, выборы 31 октября приобретают судьбоносное значение для всех любителей и профессионалов политического преферанса. Впрочем, как и для тех, кто никогда не брал политические карты в руки.

Виктор Ю. или Виктор Я.?

Среди почти трех десятков претендентов на киевский престол фаворитами считаются Виктор Ющенко и Виктор Янукович. Они почти ровесники, оба — выдвиженцы Кучмы, оба до сих пор захаживают к нему, что приводит в смущение начальников на местах, которым пора определяться перед выборами. Оба стараются выглядеть близкими к успешному образу Путина, но команда Януковича сформировала представление о полной поддержке Кремлем лишь своего кандидата.

Чтобы понятнее было россиянам, представьте себе выборы 1996 года, на которых соперничали бы Олег Сосковец и Анатолий Чубайс. Жесткие менеджеры с разной биографией и политическими пристрастиями, один из которых отягощен шлейфом экономических и клановых обязательств, а другой — неудобными для массового сознания либеральными привычками. Отличие от российского опыта в том, что либерала стараются представить украинским националистом, а крепкого хозяина — сторонником сближения с соседями. Здесь чувствуется еще один парадокс.

Каждый из них старается очиститься от навязанного имиджа. Ющенко, избегая маски прозападного деятеля, подчеркивает свою близость к России тем фактом, что родился он ближе всех остальных видных политиков к российской границе — в селе Хоружем Сумской области. А что жена — подданная США, так девичья фамилия у нее Чумаченко и занята она не передачей мужу инструкций ЦРУ, но воспитанием многочисленного семейства. Екатерина Ющенко смеется: «Когда мне шпионить, если я все время беременна!». Их третий совместный ребенок родился в этом году, есть еще двое от первого брака Виктора Андреевича.

Виктор же Федорович Янукович пытается избавиться от ярлыка деятеля эпохи «бандитского капитализма». С этой целью его пресс-секретарь даже организовала поездку «на родину героя» группы журналистов. В Донецке им рассказали, что в юности Янукович был дважды неправильно судим за разбой и нанесение тяжких телесных повреждений, но спустя годы президиум областного суда признал его невиновным. Что помогло вступить в КПСС и сделать карьеру. Правда, донецкий журналист Владимир Бойко намекает, что, вставши в колонии на путь истинный, Янукович на всю жизнь связался со спецслужбами. Но ныне это не компромат. В любом случае, российские руководители относятся к нему сейчас, как к социально близкому.

Вопрос в том, что будет после выборов. В случае победы Януковича ему придется налаживать отношения с Западом, что может показаться изменой объявленному направлению. История с «Криворожсталью» показывает, что Виктор Федорович умеет выбирать между словами и интересами. Не факт, что донецкая группировка с радостью пойдет на сближение с восточным соседом, ведь все ее экономические интересы — на Западе, куда она продает металл, обеспечивая стране рост ВВП. Российская промышленность для нее — конкурент.

Ющенко сейчас скептически отзывается о едином экономическом пространстве с Россией, Казахстаном и Белоруссией. Но рыночная реальность для него, прагматика, не имеющего личных материальных интересов, может оказаться более легко читаемой. Другой вопрос, что с ним будет сложно обговаривать политическое сближение «вплоть до создания нового единого государства». Но это перспектива не явная и не близкая. Еще минус — он близок западному общественному мнению, что может вызывать ревность и подозрения.

Это если смотреть на предстоящие выборы снаружи, с нашей стороны границы. Изнутри Украины, где почти половина из 48 миллионов населения в быту говорит по-русски, расклад выглядит тоже неоднозначно. Янукович подает себя защитником русскоговорящих, и на востоке Украины, где живет одна пятая избирателей, это важно. «Западенцы» считаются сторонниками «ридной мовы» и Ющенко, но их меньше. Учитывая политическую этнографию и филологию, Ющенко внес проект о сквозном вертикальном образовании на родном языке, что позволит учиться на русском от садика до вуза. Исход выборов решит средняя, центральная часть Украины, где живет большинство населения, а она, как и Киев, двуязычна.

За месяц до выборов Виктор Ю. по всем опросам опережает Виктора Я. (Кстати, идея использовать в наглядной агитации последнюю букву алфавита принадлежала московской команде Гельмана и теперь штабом Януковича признана неудачной). Сторонники Ющенко говорят о разрыве в десять процентов, штаб Януковича признает четыре. В любом случае, до половины всех голосов ни один кандидат не дотягивает, значит, понадобится второй тур. И здесь в зачет пойдут голоса отсеявшихся кандидатов.

Ющенко стал лидером оппозиции не сразу, его долго уговаривали более радикальные деятели, у многих из них не только собственные амбиции, но и твердые позиции. Юлия Тимошенко, о которой недавно по просьбе Киева снова вспомнила российская прокуратура, будет требовать от Ющенко твердости и ясности в экономической политике и демократических преобразованиях, националисты из распавшегося «Руха» — ориентации на Запад и проклятий авторитаризму на Востоке. Все это может отпугнуть весьма умеренного украинского избирателя. Кроме прочего, в обязательных по закону теледебатах перед вторым туром красноречивый Ющенко легко затмит Януковича, близкого по манере выражаться к Черномырдину. Но такой контраст не каждому понравится.

Янукович в силу своего поста и имиджа зависит от решительности местных властей. А тем нужен ясный сигнал от Кучмы, что десятый за годы незалежности украинский премьер на самом деле избран преемником старого преферансиста. Поэтому административный ресурс Виктора Я. не только преимущество, но и узда. Многочисленность кандидатов в президенты и наблюдателей от них позволит контролировать на каждом участке соблюдение правил избирательной игры, плюс к тому три тысячи интервьюеров будут опрашивать проголосовавших на выходе из участков. Выборка должна получится показательной, называется эта технология «экзит пол». Правда, Виктор Я. сказал о ней, что еще «неизвестно, как ею манипулировать», но во всем остальном мире она пользуется доверием.

Сложнее будет укрощать манипуляторов во втором туре, тем более, что около семи миллионов граждан Украины работают за рубежом, а паспорта держат дома. В штабе Януковича мне сказали, что такое положение выгодно как раз Ющенко, поскольку уезжают на заработки его коренные избиратели — жители Западной Украины. В штабе Ющенко сказали, что вброс бюллетеней от имени уехавших возможен при административном нажиме, а таким оружием их кандидат не обладает.

Но в любом случае «грязные технологии» в масштабах демократической страны могут исказить результат выборов максимум на пять процентов. Остальные проценты, по идее, — честные. Какой путь покажет Украина России — узнаем очень скоро. И поймем, действует ли на территории бывшей советской империи авторитарное всеобъемлющее заклятье.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *