Весенний капустник

 868 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Бог создал мужчину, а потом решил, что способен на большее, и создал женщину»… «Леди — это женщина, которая делает мужчину похожим на джентльмена»… «Женщины способны на всё, мужчины — на всё остальное».

Весенний капустник

из стихов, прозы и картинок
к празднику Восьмого марта
Вадим Эрлих, Владимир Янкелевич, Григорий Френклах, Елена Пацкина, Лев Мадорский, Лев Сидоровский, Леонид Е. Сокол, Наталия Шайн-Ткаченко, Юрий Бужор и др.

Весенний капустник

* * *

Леонид Е. Сокол
8 марта. Поздравляем и желаем!

Пусть кто во что, по мне так не обуза…
Всё косо, враскорячку, набекрень,
но если что осталось от Союза,
так только этот светлый, добрый день.

Нет демонстраций, митингов, маёвок,
портретов, транспарантов, трескотни,
плакатов, обязательств, установок
и прочей раздражающей херни.

Не в этот день такими бы словами…,
мир светится мимозой и весной,
и можно говорить про тех, что с нами,
да нет, не с нами — именно со мной!

Ты женщина, ты не строка в анкете,
ты застишь солнце, ты горишь во мгле,
ты для меня одна на целом свете,
пусть даже в расширительном числе.

Ты далека от гендерного буйства,
сбиваешь с набивающихся прыть,
но мы тебя всегда приводим в чувство
и не даём про праздник твой забыть,

не рвёмся к воле из объятий цепких,
уж так устроил мудрый демиург,
так это завещала Клара Цеткин
и так учила Роза Люксембург.

От редакции. Это стихотворение-экспромт Леонид Сокол прислал нам вчера, 7 марта сего года. Ниже приводим поздравления прошлых лет в стихах Леонида Сокола и картинках Виталия Крюкова.

О, женщина! Звездой на небосклоне
Ты светишь мне, мерцая и маня,
И я, склонясь в почтительном поклоне,
Шепчу с надеждой: выбери меня…

Я прилечу, я прибегу, приеду,
Приду средь ночи и в разгаре дня,
Лишь только намекни мне на победу,
Прошу лишь только: выбери меня.

Я буду снова повторять и снова,
Пусть даже это будет западня,
Скажи одно единственное слово,
Всего одно — и выбери меня.

Скажи лишь слово — и я буду возле,
И не страшна нам жизни беготня,
Прости меня за всё, что будет после,
Прости за всё — и выбери меня!

* * *

Лев Сидоровский
«Пусть же на Руси Восьмое марта
Длится до Седьмого ноября!»

Нынче мужики полны азарта:
Каждый уж с утра печёт пирог,
Ибо дивный день — Восьмое марта
Снова заявился на порог!

Этот день, и ласковый, и цепкий,
Нас уже с утра берёт в полон,
И за это мудрой Кларе Цеткин —
Низкий, благодарственный поклон!

Каждый деву любит, как принцессу,
Дарит ей цветы и шоколад!
В этот день Ильич лобзал Иннесу,
А Надюша делала доклад!

Каждый муж в любви подобен танку,
Каждый в сексе сладок, словно мёд!
В этот день Чапаев тискал Анку,
Петька чистил ейный пулемёт!

Женщина — не каменная стенка,
И примеров тысяча тому:
Даже Валентина Матвиенко[1]
В этот день отдастся — хоть кому!

Этот день и мне ворвался в душу,
Этим днём и я давно сражён:
Это ж он мне подарил Танюшу[2]
Самую прелестную из жён!

Этот день для всех нас вроде старта!
Он для нас — как вешняя заря!
Пусть же на Руси Восьмое марта
Длится до Седьмого ноября!

___
[1] Председатель Совета Федерации РФ.
[2] Таня родилась 8 марта.

* * *

Елена Пацкина
Беседы с мудрецами. Фаина Раневская

В канун международного женского праздника 8 марта известная журналистка Эрлена Оболенская мысленно встретилась с великой актрисой Ф. Раневской (1896-1984) и взяла эксклюзивное интервью, которое мы предлагаем вашему вниманию.

Э. О. — Уважаемая Фаина Георгиевна! В этот весенний день нам хотелось бы поговорить с Вами о жизни вообще и женской доле, в частности. Например, как Вы относитесь к празднику 8 марта?

Ф. Р. — 8 марта — мое личное бедствие. С каждой открыткой в цветах и бантиках вырываю клок волос от горя, что я не родилась мужчиной.

Э. О. — Зато какое счастье для людей, что Вы родились женщиной и гениальной актрисой! Вы же не будете с этим спорить.

Ф. Р. — Я знала актрис лучше Раневской.

Э. О. — Но мало кто мог бы похвастаться такой всенародной любовью!

Ф. Р. — Любовь зрителя несет в себе жестокость.

Э. О. — Что Вы говорите! Разве не каждая актриса мечтает о такой популярности?

Возможно, Вам иногда завидовали менее успешные коллеги?

Ф. Р. — Есть же такие дураки, которые завидуют известности.

Э. О. — Но ведь большинство людей, особенно творческих профессий, стремятся стяжать

если не славу, то хотя бы признание. Разве это не естественно?

Ф. Р. — Спутник славы — одиночество.

Э. О. — Многие совершенно безвестные люди тоже одиноки. Более того, одинокими себя нередко ощущают люди, окруженные семьей, чадами и домочадцами.

Видимо, дело тут не в ситуации, а в невозможности людей по-настоящему понимать друг друга. Этому можно как-то помочь?

Ф. Р. — Одиночество как состояние не поддается лечению.

Э. О. — Но некоторые люди считают, что семейные узы все-таки спасают от этой беды.

Ф. Р. — Союз глупого мужчины и глупой женщины порождает мать-героиню. Союз глупой женщины и умного мужчины порождает мать-одиночку. Союз умной женщины и глупого мужчины порождает обычную семью. Союз умного мужчины и умной женщины порождает легкий флирт.

Э. О. — Вы подумаете! Значит, обычная семья состоит из умной жены и недалекого мужа? Это, конечно, небесспорно, хоть случается не так уж редко. Но для семейного счастья жена не должна давать мужу почувствовать свое интеллектуальное превосходство, а напротив, всегда уверять его, что он самый-самый, не так ли?

Ф. Р. — Если женщина говорит мужчине, что он самый умный, значит, она понимает,

что второго такого дурака она не найдет.

Э. О. — Похоже, вам чаще приходилось встречать умных женщин, чем мужчин?

Ф. Р. — Женщины, конечно, умнее. Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая потеряла бы голову только от того, что у мужчины красивые ноги?

Э. О. — Да, женщины, как правило, теряют голову из-за совершенно других причин.

А что нужно женщине, чтобы добиться успеха?

Ф. Р. — Женщина, чтобы преуспеть в жизни, должна обладать двумя качествами.

Она должна быть достаточно умна, чтобы нравиться глупым мужчинам, и достаточно глупа, чтобы нравиться мужчинам умным.

Э. О. — Ну, как ни старайся, а нравиться всем невозможно. Кроме того, человек, обладающий таким талантом, как Ваш, вероятно, идет по жизни своим особенным путем, не всегда понятным окружающим. Талант — это дар или бремя?

Ф. Р. — По-моему, талант — это неуверенность в себе и мучительное недовольство собой и своими недостатками, чего я никогда не встречала у посредственности.

Э. О. — А посредственности свойственна самоуверенность?

Ф. Р. — Посредственность всегда так говорит о себе: «Сегодня я играл изумительно, как никогда! Вы знаете, какой я скромный? Вся Европа знает, какой я скромный!»

Э. О. — Что же, по-своему такие люди счастливы. Они не знают колебаний и душевных мук. Они готовы сниматься в любом кинофильме, в любом рекламном ролике, лишь бы хорошо платили. Им легко живется. А настоящие актеры никогда не унизят себя до подобной неразборчивости.

Ф. Р. — Сняться в плохом фильме — все равно что плюнуть в вечность. Деньги съедены, а позор остался.

Э. О. — Это верно. Но Вам могут возразить, что плохие фильмы скоро забываются, а деньги не бывают лишними. Вы не согласны?

Ф. Р. — Не лажу с бытом! Деньги мешают и когда их нет, и когда они есть.

Э. О. — Большинство людей все-таки предпочитают их иметь. А в нашем рыночном обществе гражданам внушают, что не иметь много денег просто неприлично.

Ф. Р. — Мне всегда было непонятно: люди стыдятся бедности и не стыдятся богатства.

Э. О. — Увы, теперь богатство бесстыдно выставляется напоказ. Его обладатели не задумываются, что, как правило, это плохо кончается. Но не будем о них.

Как говорится, всех денег не заработаешь. Кроме того, приходит возраст, когда человек уходит «на заслуженный отдых», и от этого никуда не деться.

Ф. Р. — Стареть скучно, но это единственный способ жить долго.

Э. О. — Вам выпало прожить долгую жизнь. Что Вы думаете о старости?

Ф. Р. — Старость — это время, когда свечи на именинном пироге обходятся дороже самого пирога, а половина мочи идет на анализы.

Э. О. — Можно прибавить еще плохой сон.

Ф. Р. — Старость — это когда беспокоят не плохие сны, а плохая действительность.

Э. О. — Так ли уж плоха действительность? Некоторые люди даже в старости остаются оптимистами.

Ф. Р. — Оптимизм — это недостаток информации.

Э. О. — Именно. Может быть, нам следует ограничивать поток негативной информации, чтобы не расстраиваться? Хотя позиция страуса тоже не для каждого, однако, стресс подрывает и без того неважное здоровье?

Ф. Р. — Здоровье, это когда у вас каждый день болит в другом месте.

Э. О. — Господи, как Вы правы! Что делать? На врачей тоже надеяться не приходится.

Ф. Р. — Если больной хочет жить, врачи бессильны.

Э. О. — Это обнадеживает. Но многие люди с возрастом чувствуют свою невостребованность — Вам это знакомо?

Ф. Р. — Я как старая пальма на вокзале — никому не нужна, а выбросить жалко.

Э. О. — Как Вы можете так говорить! Ведь Вы всегда были окружены друзьями. Правда, некоторые считают, что с возрастом портится характер, и это не лучшим образом влияет на дружеские связи.

Ф. Р. — Наверное, я чистая христианка. Прощаю не только врагов, но и друзей своих.

Э. О. — Хорошо, если это взаимно. Ведь дружеское общение так скрашивает нам жизнь.

Ф. Р. — Я обязана друзьям, которые оказывают мне честь своим посещением,

и глубоко благодарна друзьям, которые лишают меня этой чести.

Э. О. — Это мудро. Кроме того, с таким умом и талантом Вы могли бы многому научить молодежь.

Ф. Р. — Нынешняя молодежь ни на что не похожа. Раньше я просто не знала, как отвечать на их вопросы, а теперь даже не понимаю, о чем они спрашивают.

Э. О. — Тогда я спрошу просто и ясно: что есть наша жизнь?

Ф. Р. — Жизнь — это небольшая прогулка перед вечным сном.

Э. О. — Как прожить ее наилучшим образом?

Ф. Р. — У меня хватило ума глупо прожить жизнь.

Э. О. — Примите, уважаемая Фаина Георгиевна, благодарность за мудрые и точные ответы на мои простодушные вопросы.

Так закончилась беседа с нашей замечательной собеседницей…

* * *

Елена Пацкина
Афоризмы мудрецов

«Бог создал мужчину, а потом решил, что способен на большее, и создал женщину».
А. Сент-Джон

«Леди — это женщина, которая делает мужчину похожим на джентльмена».
Р. Лайнз

«В глупости женщины — высшее блаженство мужчины».
Э. Роттердамский

«Женщины умнее мужчин: они знают меньше, а понимают больше».
Дж. Стивенс

«Женщины — декоративный пол. Им не о чем говорить, но все, что они скажут, очаровательно».
О. Уайльд

«Мужчины красноречивее женщин, но женщины обладают большим даром убеждения».
Т. Рандолф

«Женщины способны на все, мужчины — на все остальное».
А. Ренье

* * *

Юрий Бужор
Еврейские мелодии

Баллада без сюжета

Рослая ладная Фира. Супруг её Нюма —
Малопонятное что-то, в веснушках и немо.
Редко услышишь негромкий его голосок.
Всё заполняет жены командирский басок.

Жилистый Нюма — грузчик на складе вокзальном.
Даром что ростом не вышел — в почете реальном.
Трезвый, старательный, быстро погрузит как надо.
Хмыкнет завскладом, довольный. Червонец награда.

Вот он закинул цемент в товарняк на Житомир,
Сел покурить, захрипел, отвалился и помер.
Фира, узнав, не заплакала. Не закричала.
Похоронила, растила дитё и молчала.

Долго солидные сватались к Фире мужчины.
Двор волновался за Фиру, не видя причины
Маяться с сыном одной и кроить из зарплаты.
Сын, правда, вымахал — во! И в отца — конопатый.

Что же? Никак. Ни ногой. Обижались соседки.
Фира, бывало, проходит в потёртой жакетке.
Глянут ей вслед с укоризной. Не ведая сами,
Как подобреют, вздохнут и качнут головами.

Мы с её сыном ходили в одну восьмилетку.
Были мы там влюблены с ним в одну малолетку.
Дрались, мирились и стали потом как два брата.
Зориком звали. Уехали с мамой куда-то.

Был я недавно на родине. В новом пейзаже
Нет больше этого дома и улицы даже.
Выпить хотелось. Вон бар. Я направился к бару.
Странно, никак не забыть несуразную пару

Собственно, это и всё. Ты расстроен, читатель?
Буквы сложил кое-как сетевой обитатель?
Рифмы бедны. Где сюжет? Это, брат, несерьёзно.
Думаю, это серьёзно. Да понял я поздно.

Свечи Хануки

Никто не мог ответить
Плешивому пеньку,
Как правильно отметить
Святую Хануку.

Что делать мне, растяпе,
Я все-таки узнал.
На сайте некто в шляпе
Мне суть растолковал.

Свечей должно быть восемь.
А где поставить? Тут.
Чего-нибудь попросим.
Чего-нибудь дадут.

Стоять на подоконнике
Еще им семь ночей.
Хорошенькие, тоненькие
Согреют дом ничей.

«Да не туда, шлимазл»
Не скажет мне никто.
Зажёг свечу и вмазал
«Кеглевича» грамм сто.

Такой вот забулдыга,
И не согнут меня
Ни мор, ни холодрыга.
Хватило бы огня.

За что?

За то, что не покрыта голова,
За то, что говоришь не те слова,

За то, что веришь в святость Мириам,
За древний гексагон над входом в храм,

За то, что руку протянуть готов,
За то, что беглецу дал стол и кров,

За этот воздух и за эти стены,
За этот дар фортуны неразменный —

За это все сегодня льётся кровь
Из Вены.

2.11.20120

Из «Рифм под музыку»

КАРТИНКА 1. КОЭН

Послушай, детка, Коэна,
Как душу рвёт скрипач.
Ну, чем ты так расстроена?
Пожалуйста, не плачь.
Простых аккордов ниточка
Навек соединит.
Свербит, антисемиточка?
Я знаю, что свербит.
В октаву а капелла спеть.
Всё просто, не лукавь.
Да нечего тут и уметь.
Dance to the end of love.

* * *

КАРТИНКА 2. СЕСТРЫ БЭРРИ

Поют нам сестрички, как здорово быть
В жару и ненастье здоровым.
Немножко здоровья поможет забыть,
Что климат бывает суровым.
Я вас умоляю: успех, капитал,
Все это халоймес в остатке.
Пока ты здоров, ты обузой не стал.
Пока ты здоров, ты в порядке.
Не выйдет 120? Кого нам ругать?
Что толку в пустой укоризне.
Сестричкам спасибо. Всё легче шагать
По сладостной горестной жизни.

* * *

Лев МадорскийЛев Мадорский
Она любила его игру, а он не умел ждать…

16 лет играл дуэт скрипка-фортепиано с болгарским скрипачом Йорданом Добревым. Мы разъезжали по всей Германии от агентства по искусству (Kunstler Agentur) и играли в самых разных местах: больших залах, отелях, ресторанах, на юбилеях, свадьбах… Короче, где придётся. Йордан был отличный скрипач (пишу в прошедшем времени, так как 14 лет живу в другом городе и потерял с ним связь), но… чокнутый. Про таких в России говорят «крыша поехала». Необычайно быстрая реакция сочеталась в нём с полным неумением ждать, терпеть и прощать. Если, не дай бог, я допустил во время выступления ошибку, даже самую маленькую, он, не дожидаясь окончания концерта, прямо на глазах у публики мог остановиться и, брызгая слюной и бешено тыча пальцем в ноты, сказать мне об этом. Если в дороге (я был за рулём) кто-то впереди замешкался и не сразу среагировал на зелёный свет, он высовывался из окна и кричал (голос у него был громогласный) что-то вроде: «Эй, немецкая свинья, ты что, заснул?». И заканчивал набором пожеланий из русского мата в немыслимых падежах. Набором, который он применял в разных ситуациях, в том числе, в вполне безобидных. Это были почти единственные слова, которые он знал по русски.

И, всё-таки, мне нравилось с ним играть. Я восхищался его звуком, манерой исполнения, неожиданной, я бы сказал, ресторанной, но всегда убедительной трактовкой известных пьес и это искупало всё. Особенно мне нравились в его исполнении чардаш и цыганская музыка. Изредка у Добрева наступали просветления и тогда он удивлённо смотрел на меня, как будто видел впервые: «Лев, как ты меня выдерживаешь? Меня никто не выдерживает».

Однако, сегодня хочу рассказать не об этом, а о необычной, романтической истории, которая длилась три с лишним года и происходила на моих глазах. Это время, в начале 2000-ых, мы играли почти ежедневно в 4-х звёздочном отеле «Маритим»: 2 часа в фойе, где стоял один прекрасный рояль «Steinback», и 3 часа в ресторане при отеле, где стоял другой. Отель был, можно сказать, элитный, самый дешёвый номер стоил 250 евро в день, и публика была, соответственно, не бедная. Так что чаевые, иногда, в несколько раз превышали заработную плату.

Хорошо помню начало этой удивительной истории. Мы играли в ресторане. Сначала её заметил, Йордан:

— Посмотри на женщину справа у окна. Только незаметно. Какая необычная красота.

Я посмотрел, но ничего особенного не увидел. Симпатичная, 30-35 лет, блондинка, правильные черты лица, по мужски большой лоб и слишком густые брови. Но волосы были, действительно, красивые. Густые, слегка вьющиеся, они закрывали половину лица и женщина время от времени откидывала их лёгким, грациозным движением. Она была в облегающем вечернем платье, подчёркивающим, хорошую фигуру. Рядом с ней сидел невысокого роста мужчина, примерно, её возраста, с приятным, добрым лицом.

Я почувствовал, что с этого момента Йордан стал играть с особым эмоциональным напряжением. Так он играл только когда в ресторан заходил управляющий отелем или были какие-то важные гости. Забыл сказать, что жил болгарин один. Бывшие жена и взрослый сын остались в Болгарии и он никогда про них не рассказывал.

После окончания очередной пьесы к роялю подошёл мужчина, сидевший за столиком рядом с понравившейся Йордану блондинкой:

— У нас сегодня 10 лет свадьбы. Вы не могли бы сыграть для нас что-нибудь на Ваше усмотрение?

В таких случаях я брал аккордеон, который стоял рядом, мы подходили к столику заказчика и играли тише, чем обычно. Как бы специально для них. Была у нас и пьеса, которую Йордан любил играть в подобных случаях: Шуберта «Аве Мария».

В этот раз скрипач превзошёл себя. Он полностью погрузился в музыку и я заметил, что к концу пьесы на его глазах выступили слёзы. Женщина слушала с большим вниманием, не отрывая глаз от скрипача. После нашего возвращения на место мужчина положил на рояль 50 евро.

Уже на следующий вечер блондинка (её звали Инга) пришла в ресторан одна, села за столик недалеко от рояля, и, как и в первый раз, во время исполнения не спускала с Йордана глаз и первая начинала аплодировать. В перерыве Йордан не вышел со мной в фойе, как мы делали всегда, а сел за столик рядом с Ингой. Так началось их знакомство.

Через некоторое время Добрев рассказал мне, радостно сверкая глазами, что его внимательная слушательница ушла из дома и живёт с ним. Через несколько дней Инга подала на развод. Я знал необузданный характер скрипача, который, кстати, был лет на 20 старше своей любовницы, и понимал, что хорошо это не кончится. Так оно и вышло. Недели через две «медовый месяц» подошёл к концу.

— Я вчера выгнал Ингу — сказал он мне.

— Почему?— не очень удивился я.

— Она расшвыривает по всей квартире свои тряпки. Как у себя дома. Мне это не нравится. Ты знаешь, я люблю порядок.

— Но ведь теперь это и её дом, — возразил я.

Йордан сердито посмотрел на меня, но ничего не ответил.

Болгарин мгновенно взрывался, но быстро отходил. Уже к концу вечера я заметил, что Йордан переживает, не находит себе места, а когда мы расставались, он спросил:

— Ты думаешь я погорячился, что выгнал её?

Прошло несколько дней. В этот вечер ужинал владелец отеля и мы, как обычно, играли для него вальсы Штрауса. Владелец был уроженцем Вены и особенно любил «Голубой Дунай». Огромные окна ресторана выходили на улицу. В самый разгар «Вальса» Йордан взглянул в окно и уже не мог оторваться. Я посмотрел и понял почему. На другой стороне улицы стояла Инга. И тут в первый раз случилось то, что позже повторялось неоднократно…

— Лев, играй один, — сказал он, положил скрипку на рояль и как был без куртки (стояла осень, моросил лёгкий дождь) выбежал на улицу.

Скрипач не умел ждать. Через минуту я увидел, что Йордан и Инга неподвижно замерли обнявшись.

Я кое-как закончил вальс. Позже владелец отеля, шокированный выходкой Йордана, сделал ему внушение и предупредил, чтобы это было в последний раз. Но он плохо знал Добрева. Прошло некоторое время и история со всеми подробностями повторилась ещё раз. Потом ещё и ещё. Добрев прогонял Ингу под разными предлогами (те, кто женат или замужем, знают как возникают мимолётные ссоры) и потом наступал «День Сурка», а точнее «Вечер Сурка»: они мирились, обнявшись перед окнами отеля.

В это трудно поверить, но такие ссоры-примирения повторялись 13 раз. В 14-й… Инга не пришла. Йордан запил по чёрному. Пару раз не явился на работу и мне пришлось играть одному. У владельца отеля иссякло терпение и в конце года по истечении контракта мы потеряли это тёплое местечко. Удивительный роман подошёл к концу.

Она любила его игру. Он не умел ждать.

* * *

Владимир Янкелевич
«Источник счастья»
(сонет)

«Источник счастья» объявил локаут.
Всего два лозунга, какой-же мелкий бунт!
«У женщин есть права!!!» и «Дохрена вас тут!!!»
Удар, но… слабоват, не отправляет в аут.

Кормился я пока из закромов,
Но закрома мгновенно опустели.
И вот — лежу, расстроенный, в постели,
Да и «источник счастья» приумолк.

На кухне тишина, а жрать охота,
«Источник счастья» смотрит гороскоп…
Сходить к соседке штоль, да поискать чего-то?..
Я лег на дно и спрятал перископ.

Но перископ, такая штука, брат —
Как ни крути, на кухню смотрит, гад!

* * *

Лев Мадорский
“Люблённый” немец

Ларису, дочь моего приятеля, проживающую в посёлке Тарасовка, 30 км. от Москвы, которую помню ещё малышкой, судьба била нещадно. От сердечного приступа умерла мама. После двух инсультов парализовало папу. Первый муж у неё, выпускницы института иностранных языков, умницы и симпатяги, оказался пьяница. Со вторым, непьющим, кандидатом наук тоже почему-то не получилось. Так что осталась Лариса в тридцать два года одна. С трёхлетней дочуркой от мужа-трезвенника и совершенно беспомощным папой. И стала, разочаровавшись в российских мужчинах, искать мужа из зарубежья. Предпочтительнее дальнего.

Для этого сегодня масса возможностей: бюро знакомств, газетные объявления, Интернет. Однажды, когда был в Москве и заехал в Тарасовку, (кажется, в 94-ом году) Лариса задействовала и меня.

— Посмотрите, пожалуйста, в немецких газетах что-нибудь подходящее. До 45 лет. Не маленького роста. Интеллигентный. Знающий меру в выпивке. Ну, в общем, Вы понимаете, какого человека я имею в виду…

Не уверен, что понимал. Но газеты добросовестно (мне помогала жена) просматривал. Два-три раза находили, как нам казалось, подходящие варианты. Однако, что-то, видимо, не срабатывало. Во всяком случае, во время очередного приезда в Москву я узнавал, что пока кардинальных перемен в судьбе Ларисы не произошло.

Прошло два года и среди наших знакомых появился необычный человек. Местный немец. Он позвонил в дверь часов в девять вечера. Что по магдебургским понятиям поздновато. Мы открыли, убеждённые, что забрёл кто-то из наших. Но стоящий на пороге невысокий, с приятным, открытым лицом мужчина говорил по-немецки.

— Извините, что так поздно. Моя фамилия Фрост. Михаэль Фрост. Я живу в соседнем доме.

— Проходите. Садитесь, пожалуйста.

— Знаю, что вы русские. Не поможете перевести письмо? — Фрост протянул два листка из тетради, исписанные мелким почерком.

Так мы узнали, что Михаэль (скоро я перешёл с новым знакомым на ты) переписывается с тремя (тремя!) семьями из бывшего Союза. И помогает им материально. Адреса этих остро нуждающихся семей были опубликованы в евангелической газете. Мы подружились и стали встречаться довольно часто.

Михаэль был холостяк. Милый, добрый человек. Верующий. Работал в частной фирме по уходу за зелёными насаждениями.

— Классный вариант для твоей Ларисы, — сказала жена. — Поговори с Михаэлем.

— Ему 48 лет.

— Ну и что? Нормальная разница.

Я позвонил Ларисе. Она засомневалась:

— Староват. Маленький. Профессия не интеллигентная. Ну ладно. Пусть фотографию вышлет.

— Зачем фотография? — мною овладел азарт свахи. — Приезжай сама. Я вас познакомлю.

— Нет. Сначала фотографию. А я высылаю свою.

Вскоре я получил фотографию Ларисы. Сделанную в фотоателье. Которая могла бы украсить обложку модного журнала. На другой день зашёл поговорить с Михаэлем. Идею жениться он принял благожелательно, хотя и с некоторой иронией. Долго рассматривал фото. Смущённо улыбнулся:

— Лев, посмотри на меня внимательно. А теперь на фотографию Ларисы. Мы в разных весовых категориях. С моей стороны было бы нахальством посылать ей свою физиономию.

— Пойди к хорошему фотографу и он из тебя сделает Шварценеггера, — возразил я.

Прошло два-три месяца. Как-то вечером Михаэль позвонил:

— Вылетаю в Москву. В эту… — он сделал паузу, видимо, сверяясь с записью, — Тарясовка. На три недели. Честно говоря, волнуюсь. Что-нибудь передать?

Через три недели он зашёл. Мы сидели за столом. Пили чай. Михаэль делился впечатлениями, вставляя русские слова:

— Что меня поразило? Москва — красивый, европейский город. Москвичи хорошо одеваются. Но сажусь в… эликтричеку и через полчаса… в Тарясовка, другой стране. Грязь, ужасные дороги, бедно одетые люди. Кёшмар… И пьют. Очень много. Как Лариса говорит: “По чёрный”. Вы понимаете, что это значит?

Мы понимали, но помалкивали. Нам было интересно другое. Михаэль тоже замолчал, словно подыскивая слова:

— Лариса очень понравилась. И я вроде бы ей не противен. — Он широко улыбнулся. — Короче, она согласна стать моей женой. Но предстоит принять серьёзное решение. Ларисин папа отказывается уезжать из России. Как не уговаривали. А оставить его тоже нельзя. Так что есть единственный выход. Мне всё бросить и уехать жить в Тарясовка. Что скажете?

Мы по-прежнему молчали, понимая, что такое решение человек принимает сам…

Прошло три с лишним года. Михаэль Фрост женился на Ларисе и живёт в Тарасовке. Он отводит приёмную дочку в школу и помогает ухаживать за тестем. Скоро два года исполнится сыну Михаэля и Ларисы — Клаусу. Клаус уже говорит. Причём, сразу на двух языках. Недавно был в Москве и заехал в Тарасовку. Узнал, что Михаэль пошёл работать дворником. Лариса с гордостью утверждает, что его участок самый чистый и аккуратный. На прощанье Михаэль просил передать привет Магдебургу и сказал по-русски:

— Не каждый немец может жить Тарясовка. Только, — это слово он выговорил с трудом, — “люблённый”.

* * *

Лев Мадорский
Две «Чаконы», или
Петербургская консерватория встречается в Кёльне

В какой бы город Германии ни приезжал, иду послушать уличных музыкантов. Обычно они располагаются в центре, в пешеходной зоне и у меня впечатление, что каждый третий — наш земляк. Либо живущий здесь, либо приехавший подзаработать. Встречаются хорошие музыканты, интересные судьбы…

Кёльн. Хмурый полдень. Ветер холодный, пронизывающий. Ещё на площади перед вокзалом услышал летящие откуда-то сверху величественные, скрипичные аккорды, невероятным образом пробивающиеся сквозь привокзальный шум. Ошибиться было невозможно. Кто-то мастерски исполнял «Чакону» Баха, произведение высшей технической сложности и божественной красоты.

Как? На улице? При таком ветре? Я поднялся по ступенькам, ведущим к Кёльнскому собору, и у самой стены увидел исполнителя — небольшого роста молодого человека лет 25, небритого, с короткой стрижкой. В очках. Потрёпанную куртку скрипача украшал яркий шарф, небрежно, на французский манер перекинутого через плечо. В открытом скрипичном футляре несколько монет и две-три купюры. Слушателей не было. Видимо, ни у кого не хватило терпения при такой погоде прослушать «Чакону» до конца.

Несмотря на отсутствие слушателей, молодой человек играл, как на сцене. Сосредоточенно, с настроением, точно показывая в каждом аккорде сложное баховское многоголосие. Наконец, добросовестно дотянув последний аккорд, он опустил инструмент. Собрал и небрежно сунул в карман куртки деньги. Что-то во внешности, одежде, манере держаться выдавало соотечественника, и я спросил по-русски:

— Здесь живёте?

— Приехал из Петербурга.

— Окончили консерваторию?

— В прошлом году.

— А здесь как оказались?

— Приехал к приятелю.

Молодой человек смотрел приветливо. Отвечал вежливо, но кратко. Чувствовалось напряжение. А, может, не хотелось ему разговаривать с незнакомым. Пусть и соотечественником. Я сказал, что тоже музыкант. Из Москвы. Живу в Брауншвейге. В Москве преподавал в музыкальной школе. Здесь играю в ресторане. Молодой человек несколько расслабился. Представился Игорем.

— Концерт окончен, — решил Игорь. — Перерыв. Пойду перекушу.

Спустились к вокзалу. По дороге рассказал, что в Брауншвейге в ресторанах живая музыка бывает редко. Так что ресторанному музыканту найти работу не просто. На вокзале взяли сосиски и кофе.

— Конечно, в ресторане играть лучше, чем на улице. Но не для меня. Разрешения на работу нет. Языка нет. Да и ресторанного репертуара нет. Не играть же среди столиков «Чакону» или концерт Чайковского.

Игорь, с наслаждением, отхлёбывая маленькими глотками, пил крепкий, чёрный кофе и рассказывал свою историю. Не совсем обычную. Как, впрочем, почти все известные мне истории о российских музыкантах, ищущих работу на Западе. Слишком много в процессе поиска неясностей, трудностей, риска.

— Сегодня в России музыканты делятся на две категории, — продолжал Игорь, — выездные и, как бы, для местного пользования. Ешё когда учился, только и было разговоров: Витя выдержал конкурс в Бостонский симфонический, Оля гастролирует в Южной Африке, Сергей — в Германии, а Светке не повезло. Такая пианистка, а преподаёт в Новосибирском музыкальном училище.

Мы допили кофе, выбросили стаканчики. В этот момент к вокзальному шуму прибавилась новая краска. Кто-то заиграл на баяне вальс «Амурские волны».

— Ну, вот ещё один выездной, — рассмеялся Игорь.— Наверно земляк. Короче, мне, как и Светке, предложили Новосибирск. С вполне приличным окладом — 450 долларов. Я бы, наверное, согласился. Но тут из Кёльна позвонил Сергей. Тоже скрипач, у которого сейчас живу: «Не сходи с ума. Время декабристов прошло. Приезжай сюда. Намечается конкурс в Кёльнский симфонический оркестр. В первые скрипки. Ты пройдёшь».

Игорь замолчал, осмотрелся, поискал пустую скамейку, но все были заняты. Мы пошли в том направлении, где играл наш земляк.

— Послушал друга. От места в Новосибирске отказался. Приехал. Так надо же — конкурс перенесли на полгода. А у меня виза кончается. Придётся ещё раз приезжать. Но теперь всё непонятно. Всё. — Игорь огорчённо махнул рукой. — Где жить? Кто приглашение пришлёт? Как в Питере полгода прокантоваться? Да и Сергей перебирается в Испанию. Его Спиваков пригласил.

В это время баянист заиграл что-то необычайно знакомое. Мы с Игорем удивлённо переглянулись и ускорили шаг. В самом многолюдном месте у выхода из вокзала, на складном стульчике, сидел высокий, хорошо одетый молодой человек. Глядя в сторону, он тихо, как бы для себя, и вместе с тем, виртуозно-свободно, играл… «Чакону» Баха.

Ту самую, которую полчаса назад я слушал у стен Кёльнского собора. Поразительное совпадение.

Не менее поразительное совпадение ожидало меня дальше. Молодой человек закончил играть, так ни разу не взглянув на окружающих его слушателей. Раздались аплодисменты.

— Лёша, — окликнул музыканта Игорь. Тот поднял голову и изумлённо развёл руками.

— Игорь! Вот это да! — Он поставил баян. Два молодых человека обнялись, смеясь и хлопая друг друга по спине. Я подошёл ближе.

— Лёша, однокурскник, — представил баяниста Игорь. И добавил, радостно улыбаясь, — Петербургская консерватория встречается в Кёльне.

* * *

frenklahГригорий Френклах
Четверостишия от Цви Бен-Дова

Глазами любит женщину мужчина,
Ушами любят женщины мужчин.
Там супер-эротичная картина,
Где даме в ухо смотрит господин.

Я не просто с тобою общаюсь
И с надеждою в вырез гляжу,
Довести до греха… постараюсь —
В крайнем случае лишь провожу…

Ей нужно, чтоб её хотели,
Ей нужно чтоб её могли,
Но прикоснуться не посмели
И, проглотив слюну, ушли…

Пусть отражение не нравится —
О том напрасно не грусти.
Любая женщина — красавица!
Ей лишь “чудовище” б найти…

Любви везде у нас почёт,
Но мало проку от почёта,
А если правильный расчёт —
То брак хорош и по расчёту…

— Вам счастья пожелать хотели
Жить вместе — ноша велика!
А, кстати, как она в постели?
— Ну… помещается пока.

Меня давно вопрос терзает:
В чём женский кроется секрет?
И детский лепет понимает,
И разбирает пьяный бред…

Не пробудившись ото сна
За то, что ей приснилось,
Мне в ухо съездила жена.
И хоть бы извинилась!

Явился муж, букет в руках…
Когда без видимой причины
Так появляется мужчина —
Причина… есть наверняка!

Порой в семейных узах скрыта сила
Добиться одновременно всего —
Жена на подвиг мужа вдохновила,
Не дав при этом совершить его…

Финал семейного досуга
Шампанским шутники зовут —
Муж водку кушает, супруга
Шипит — аж пузыри идут…

Водицы из колодца наносила,
Дровишек нарубила дней на пять,
Сварила кашу, деток накормила,
Задумалась: «A этому давать?»

Была, как ангел — замуж взяли,
Сказали: «Ближе будь к земле!»
Потом и крылья оторвали —
Теперь летает на метле…

Она любви желала чистой,
Построить в будущее мост.
Была и белой и пушистой,
Но наступали ей на хвост…

С надеждою пытаюсь дом убрать я,
С женою после выборов облом —
Проходит вдоль супружеской кровати
Наш главный политический разлом…

Вспоминая, бабушка сияла,
Спрятав от смущения глаза,
Душу приоткрыла и достала
Поцелуй тот — внучке показать…

Не стоит на партнёра злиться,
В попытках прошлое вернуть —
Он мог совсем не измениться,
Но стала ты умней чуть-чуть…

Жена устала быть мне музой
И, не желая вдохновлять,
Решила, став моей обузой,
По магазинам погулять…

С годами сделалась мудрее,
В себе давно всё нравится.
Взрослеют дети, муж стареет,
Она — всегда красавица…

Всем женщинам стихи писать готов
И лишь перед одною провинился —
Любимой я не посвящал стихов,
Я сделал лучше! Я НА НЕЙ ЖЕНИЛСЯ!

* * *

Вадим Эрлих
Колонка дружеского женского шаржа

Вадим Эрлих долго жаловался на трудность задачи — создать дружеские шаржи не только для женщин, не только о женщинах, но сделать их женскими. Дизайнеру никак не удавалось перевоплотиться в женщину, хотя, как говорят, сейчас это совсем даже не трудно и вполне возможно. Вадим же признался, что пригласил на помощь жену Риту. С помощницей дело пошло легче и сегодня утром мы получили 10 картинок, посвященные нашим авторам-женщинам.

Будучи дамой и к тому же супругой график-дизайнера, Рита уделила внимание таким деталям, как сравнительная характеристика визуальных параметров платья в клетку и платья в горошек, при этом категорически отвергнув платье в полоску. Женщины в ее художественных шаржах с легкостью меняли прически, эпохи и образы.

С праздником дорогие наши авторы, которые при этом еще и женщины! Приятного просмотра!

Отгадавшим бо́льшее количество персонажей — приз (для удобства идентификации шаржи пронумерованы).

— 1 —
— 2 —
— 3 —
— 4 —
— 5 —
— 6 —
— 7 —
— 8 —
— 9 —
— 10 —

* * *

Наталия Шайн-ТкаченкоНаталия Шайн-Ткаченко
Лимерики-2021

Крокодильчик с неправильным прикусом
Был в друзьях с композитором Минкусом.
Сочинили балет,
Покорили весь свет
Дон Кихотом с неправильным прикусом.

* * *

Пивовары из города Пльзень
Днём сражались за тень на плетень.
Отдыхали в пивной
Полуночной порой:
В темноте не видны тени в Пльзени.

* * *

Одноглазый фонарь на Ривьере
Вместе с глазом лишился карьеры.
Он угас навсегда.
Он порвал провода.
Не светить фонарям на Ривьере.

* * *

Смотрит в зеркало леди из Глазго:
Нос один, рот один, двое глазков…
«Ах, как я хороша!
Замирает душа!» —
Восхищается леди из Глазго.

* * *

Пожилая русалка из Азии
Присмотрела штаны себе на зиму:
Цвет! Фасон! На меху!
Только режет в паху.
Нет с портными согласия в Азии.

* * *

Мэриэнн, что живёт на Арбате,
Поняла: ей пора купить платье.
Вот и март на носу,
Не встречать же весну
При пенснэ, каблуках, но без платья.

ВЫБОРЫ 2021

Шуля Бумовна Зуц с Кармиэля
Говорит: «Все они пустомели.
Даже я, член Ликуда,
Сомневаюсь покуда:
Только Биби?! Ой вэй, в самом деле!»

* * *

Наталия Шайн-Ткаченко
Праздничные шаржи
— 11 —

Этот прекрасный джаз-банд — дебютантки «Мастерской» (и Портала) 2021 года. Кто из прекрасных дам есть кто — легко узнать из перечня «кто на чём играет» (ну, а если с музыкальными познаниями напряг, — картинка с подсказками здесь). На следующих шаржах (мы сохраняем сквозную нумерацию) — авторы Портала:

— 12 —
— 13 —
— 14 —

А на этой картинке — с неё начиналась публикация — наш праздничный капустник:

— 15 —
Print Friendly, PDF & Email

20 комментариев к «Весенний капустник»

  1. Лев С-ий
    «…В этот день Чапаев тискал Анку,
    Петька чистил ейный пулемёт!”
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    *
    Юрий Бужор Еврейские мелодии
    Баллада без сюжета
    … Вот он закинул цемент в товарняк на Житомир,
    Сел покурить, захрипел, отвалился и помер.
    Фира, узнав, не заплакала. Не закричала.
    Похоронила, растила дитё и молчала.
    * *
    За что?
    За этот воздух и за эти стены,
    За этот дар фортуны неразменный —
    За это все сегодня льётся кровь
    Из Вены.
    * * *
    Елена Пацкина
    Беседы с мудрецами. Фаина Раневская
    Эрлена (Э. О.) — Уважаемая Фаина Георгиевна! В этот весенний день нам хотелось бы поговорить с Вами о жизни вообще и женской доле, в частности. Например, как Вы относитесь к празднику 8 марта?
    Ф. Р. — 8 марта — мое личное бедствие. С каждой открыткой в цветах и бантиках вырываю клок волос от горя, что я не родилась мужчиной.
    “””””””””””””””””””””””””””””””
    От пулемёта до товарняка на Житомир,
    от фортуны неизменной
    до Фаины Раневской с Эрленой..

  2. Присоединяюсь к поздравлениям, дорогие дамы! Ну, чем могу:

    ВЗГЛЯД

    Один, полный счастья, взгляд
    — И я побывал в раю.
    Ключом от эдемских врат,
    У вечной тьмы на краю,
    Призыв этих глаз храню.

    На входе в небесный сад
    Всё взвесится на весах;
    Но, что теперь ни спою,
    Как жизнь ни перекрою,
    Я видел эти глаза
    — И, значит, уже в раю.

    ЕСЛИ

    Если любовь жива —
    Шепчет о ней листва,
    Если любовь грустна —
    Полная светит луна,
    Если любовь спит —
    Тихий снежок кружит,
    Если любовь ждёт —
    Радугу дождь шьёт,
    И если любовь права —
    Пробьётся весной трава,
    И сирень зацветет вновь,
    Если жива любовь…

  3. Лев Сидоровский:

    «Наш гарант в сей день красив и ладен —
    Путин не проявит слабину!
    А едва ль способен ихний Байден
    Удовлетворить свою страну…»

    Всё кончается в жизни однажды —
    И желание трахнуть страну.
    На Рассее женат Путин дважды
    Не стоит у него на жену…

  4. Стихотворение Льва Сидоровского вдохновило меня сделать подборку своих четверостиший о женщинах, но придётся поработать над… . 🙂

    1. …вдохновило меня сделать подборку своих четверостиший о женщинах, но придётся поработать над…

      Делайте, дорогой Цви, и присылайте. Если поспеете к вечеру 8-го — добавим в капустник, а нет — напечатаем потом.

      Этот призыв-приглашение адресуется ко всем поэтам Портала (прозаикам и художникам тож): пришлёте ещё стихи, рассказы и картинки — выпустим вторую серию капустника.

    1. Отличная песня Макаревича Цви бен-Дов. Не хаватет Ваших четверостиший

  5. С ПРАЗДНИКОМ, ДОРОГИЕ ДАМЫ!!! Хорошего настроения и вдохновения!
    Знатный получился капустник!
    Мне хотелось бы отметить одного из авторов сего действа — Наташу Шайн-Ткаченко. В наше нелёгкое маски-ровочное время, она нашла в себе смелость и обнажила своё нутро, то есть, свой внутренний мир. Мир оказался весёлым, задиристым, остроумным. К тому же этот мир явил себя в двух ипостасях: поэтической и художественной, что говорит о творческом богатстве натуры.
    О поэтической: лёгкость, остроумие, весёлость.
    О художественной: способность на дсружескую иронию.
    Как я есть человек принципиальный, который правду прямо в глаза, невзирая на, то скажу честно: из художественной я бы выделил дружеский шарж на «мудреца-философа». Есть нечто философическое в его лице. Вероятно, она, философичность, передаётся черз глаза, через взгляд. В них, в глазах, легко прочитывается мучительный вопрос. Могу предположить, что вопрос этот звучит так: «Лююдиии! Который час?»
    Из анекдота: двое идут по улице. Один спрашивает другого:
    — Вася, который час?
    — Федя, живи проще.

  6. Ты далека от гендерного буйства,
    сбиваешь с набивающихся прыть,
    но мы тебя всегда приводим в чувство
    и не даём про праздник твой забыть, (Сокол)
    Леня, ты лучше не заедайся, а то накличешь сюда феминисток. Правда, если нагрянут с агрессией, всегда можешь отшвартоваться согласно приему Янкелевича: «Я лег на дно и спрятал перископ»

    1. Пусть вал политкорректности неистов,
      тревожит всё снаружи и внутри,
      но не боюсь нисколько феминисток,
      ведь тоже бабы, что ни говори.

      Ну да, пусть вызывают раздраженье,
      пускай заносит их на вираже,
      найди мотивы, доводы, движенья
      и вот глядишь — растаяла уже.

      Клянут вниманье грубое мужское,
      природы против и судьбе назло,
      но я уверен — это напускное,
      а под бронёй уютно и тепло.

      Отбрось скорей издержки нативизма,
      сексизм, снобизм и враки при луне:
      и нету никакого феминизма,
      а есть лишь то, что нужно ей да мне.

      1. Ей нужно, чтоб её хотели,
        Ей нужно чтоб её могли,
        Но прикоснуться не посмели
        И, проглотив слюну, ушли…

    2. Елена Пацкина
      Афоризмы мудрецов
      «Бог создал мужчину, а потом решил, что способен на большее, и создал женщину».
      А. Сент-Джон
      «Леди — это женщина, которая делает мужчину похожим на джентльмена».
      Р. Лайнз
      «В глупости женщины — высшее блаженство мужчины».
      Э. Роттердамский
      «Женщины умнее мужчин: они знают меньше, а понимают больше».
      Дж. Стивенс
      «Женщины — декоративный пол. Им не о чем говорить, но все, что они скажут, очаровательно».
      О. Уайльд
      «Мужчины красноречивее женщин, но женщины обладают большим даром убеждения».
      Т. Рандолф
      «Женщины способны на все, мужчины — на все остальное».
      А. Ренье
      = = =
      Спасибо, дорогая Елена-Эрлена,
      за чудесную подборку афоризмов и за Ф.Г. Раневскую.

  7. Жанр рассказа мне нравится у Льва больше всего. Все три рассказика читаются легко и веришь, что события в них описанные имели место. Хотя при этом не исключаю, что это только фантазия автора. Самое трудное придумать так, чтобы осталось впечатление, что ничего не придумано, а так и было. Особенно хорош рассказ про «Тарясовку».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *