Григорий Крошин: Они свели счёты…

 223 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Галина Старовойтова делала своё дело: всячески защищала права человека, демократические принципы, противостоя коммунистам и националистам всех мастей. Чем, естественно, сильно раздражала последних. И прочих подобных. Которые её ненавидели и боялись. И…

Они свели счёты…

Галине Васильевне Старовойтовой в этом мае исполнилось бы 75 лет, если бы её не убили в 1998 году…

Григорий Крошин

Как сейчас помню тот ноябрь 1998-го…

Ночью позвонил друг:

— Ты уже знаешь? Убили Старовойтову.

— Что? Галину Васильевну?!.. Подожди…

— Вчера… В Питере…

«Убили Старовойтову»… Слова оглушили. Хотя для меня, аккредитованного парламентского корреспондента, хорошо и на протяжении доброго десятка лет знавшего Галину Васильевну, близко наблюдавшего её в депутатской работе и неоднократно бравшего у неё интервью, честно говоря, не стали такой уж неожиданностью. Она и сама, Галина Васильевна, в нашем последнем разговоре с ней в феврале 1998 года в Госдуме не исключала того, что, как она выразилась, «они в конце концов сведут счёты» с ней. Правда, тогда, в феврале, я не понял всей основательности её подозрений.

Они свели счёты… Напомню коротко об истории преступления.

Галину Старовойтову застрелили в подъезде ее дома в Санкт-Петербурге 20 ноября 1998 года. В 2005 году суд приговорил исполнителей преступления Юрия Колчина и Виталия Акишина к 20 и 23 годам заключения соответственно.

А в августе 2015 года бывшего члена ЛДПР Михаила Глущенко приговорили по делу об убийстве депутата Госдумы Галины Старовойтовой в 1998 году. Его обвиняли в организации убийства «в целях прекращения ее государственной деятельности» по ст. 277 УК (посягательство на государственного деятеля). Осужденный признал свою вину. В заключительном слове перед оглашением приговора он заявил, что раскаивается в своем поступке, а также сообщил, что передал указание об убийстве Старовойтовой под страхом смерти. Заказчик преступления судом не установлен. Глущенко утверждал, что им был петербургский бизнесмен, лидер тамбовской ОПГ Владимир Барсуков (Кумарин).

Сам Барсуков причастность к убийству отрицает. Он был приговорен в 2007 году к 15 годам заключения за рейдерские захваты и вымогательство и сейчас отбывает наказание. В апреле 2019 года ему предъявили обвинение по делу Старовойтовой. Он проходит по нему как соорганизатор убийства.

… Галину Старовойтову любили. Её ненавидели. Ею восхищались. Её боялись. Её многие называли российской «железной леди». Её кандидатуру всерьёз рассматривали при выборе претендентов на пост российского… министра обороны: одновременно несколько генералов, как я знаю, обратились в своё время к ней с предложением возглавить военное министерство. Последнее время ей приходили сотни писем с просьбой выставить свою кандидатуру на выборах Президента России. И она, кстати, не считала это чем-то сверхъестественным, сказала: «Было бы совсем не вредно для страны, если бы президентом стала женщина…» Хотя, и это мне известно от неё самой, очень дорожила доверием ленинградцев, своих избирателей из Петербурга, которые не один раз делегировали её в парламент страны.

Её очень хорошо знали и уважали в мире. Весть о крючковско-язовском сумасшествии августа 1991-го застала её в служебной командировке в Лондоне. Она мгновенно во всём разобралась, не в пример многим другим политикам, подчас таким изощрённым даже, как, в частности, иные тогдашние президенты европейских стран, и тут же среагировала: связалась с лично знакомыми ей лидерами ведущих государств, выступила в прямом эфире «Би-би-си» с призывом к мировой общественности категорически поддержать демократическое российское государство и его первого президента Бориса Ельцина и решительно не признавать самозванцев авантюристического ГКЧП.

Первый президент России Борис Ельцин, видимо, в благодарность за поддержку в трудную минуту, неожиданно для всех назначил одного из лидеров российских демократов Галину Старовойтову своим советником по национальной политике. Потом, правда, так же неожиданно — снял её с этой должности, даже, как мне известно, не переговорив с бывшей соратницей по демократическому движению…

Я тогда спросил Старовойтову:

— Не чувствуете ли вы, Галина Васильевна, может быть, какой-то обиды за то, что команда Ельцина так резко отказалась вдруг от ваших услуг?

— Да, я чувствую, что мои возможности могли бы быть использованы полнее, чем теперь. Хотя я удовлетворена тем, что, например, на Конституционном совещании в Кремле многие мои поправки к статьям новой Конституции были учтены. Но… полагаю, что мой, в какой-то степени необычный (если не сказать — уникальный) опыт, связанный с моим образованием этнопсихолога, с моей экспедиционной работой в разных регионах бывшего СССР и России, с политической деятельностью, — все это, вместе взятое, могло бы, безусловно, быть использовано куда шире, чем это происходит сейчас.. Это, конечно, досадно.

Если говорить об обиде… Да, она была, но лишь в первые дни. Обида на то, что я была изгнана так, как будто в чем-то провинилась. А я не чувствовала тогда, да и сейчас не чувствую за собой никакой вины…

— Разве президент Ельцин, освобождая вас от должности, не поговорил с вами?

— Нет… До сего дня он со мной не встретился и не объяснил причин увольнения. Больше того, он просто даже по-человечески не позвонил мне по телефону… Хотя это более чем странно: я ведь была в рядах его сторонников непосредственно с лета 1989 года, когда он был в опале и сотрудничество с ним было совсем небезопасно.

— Чем вы все-таки объясняете то, как с вами обошлись?

— Ну… Очевидно, существует некоторая высшая государственная необходимость, а может быть, сыграла коварную роль чья-то клевета…

— В том смысле, что «политика — грязное дело»?..

— Нет, никогда не разделяла этой точки зрения на политику и тех, кто ею занимается. Особенно по отношению к нашим странам, освобождающимся от тоталитарного режима. Сегодня наш народ может поверить только тем политикам, которые ведут чистую политику и не лгут.

— После вашего увольнения вам не было предложено других постов?

— Мне несколько раз предлагали работать за границей, например, в ЮНЕСКО в Париже, в других странах… Я отказалась, и вскоре эти разговоры прекратились. В течение примерно полугода я была практически безработной, а затем меня пригласил к себе в институт Егор Тимурович Гайдар, и вот уже чуть больше месяца я в этом институте, создаю Центр этнополитических проблем переходного периода.

— Эта работа вас устраивает?

— Не совсем… Я всё же думаю, что эта работа несколько ниже моих возможностей, потому что выход ее главным образом научный и лишь косвенно какие-то выводы моих экспертов могут влиять на практическую пол движенияитику. А если бы я не была народным депутатом, сопредседателем «Демократическая Россия», то мои рекомендации и рекомендации моей лаборатории и вовсе оставались бы лишь на бумаге…

* * *

… Таким образом, Галина Васильевна на некоторое время, казалось, вовсе исчезла с российской политической арены, уйдя в свою науку — этнопсихологию, авторитетным специалистом в которой являлась… Затем — видимо, «не вынесла душа поэта» — снова ринулась в политическую круговерть: не могла, как она говорила, «оставить без присмотра своё любимое детище» — демократическое движение, которое начинала в своё время вместе с Андреем Дмитриевичем Сахаровым. Стала снова депутатом от Петербурга в российской Государственной Думе и — в конце концов — единоличным лидером движения «Демократическая Россия». И хотя само Движение, изрядно подрастеряло к тому моменту свой потенциал, не смогло образовать в парламенте собственной фракции, независимый депутат Галина Старовойтова делала своё дело: всячески защищала права человека, демократические принципы, противостоя коммунистам и националистам всех мастей. Чем, естественно, сильно раздражала последних. И прочих подобных. Которые её ненавидели и боялись.

И они свели счёты…

Из записок парламентского журналиста:

Бить или не бить?

Вот в чём вопрос.

Возник он у Галины Старовойтовой — действующего депутата Государственной Думы, одного из лидеров движения «Демократическая Россия», бывшего советника Президента России и депутата парламента во времена существования Верховного Совета, потом, как известно, успешно расстрелянного… А тогда известная своей регулярной «объективностью» газета российских коммунистов «Советская Россия» напечатала статью, разоблачающую крупного политика-демократа Галину Старовойтову, изрядно покопавшись в её грязном белье… Спустя день народный депутат ответила на эту публикацию, выступив в прямом эфире московского радио:

— Конечно, я могу подать на газету в суд за клевету. И, безусловно, выиграю процесс, но, с другой стороны… Знаете, я считаю имею полное право — с точки зрения женщины — не в суд подавать, а просто-напросто… дать главному редактору «Советской России» Валентину Чикину по физиономии. Так что — предупреждаю вас, Валентин Чикин, не попадайтесь мне на глаза!

Ещё через два дня, в кулуарах съезда народных депутатов (а Валентин Чикин тоже являлся народным избранником) встречаю Галину Старовойтову:

— Галина Васильевна, удалось исполнить угрозу? Дали пощёчину Чикину?

— Да нет пока… Говорят, он сидит в зале, но здесь, в фойе, не показывается. Боится меня, что ли… А как он выглядит внешне, я не знаю.

— А вон он, Чикин, — показывает один из журналистов. — У стены стоит, с какими-то бумажками, видите?

— Ах, так это вон тот, сутулый, седой? Спасибо, что показали мне…

— Что, прямо сейчас будете бить? — журналисты оживились, чуя сенсацию.

— Вроде надо бы, но… чтоб вот так просто подойти и ударить… Пока я не готова, кажется. Но вообще-то — дело стоящее.

Жаль, сорвалась сенсация.

На фото из архива автора: Галина Старовойтова — одно из последних интервью автору.
На шарже автора в начале: Г. Старовойтова.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Григорий Крошин: Они свели счёты…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *