Эдуард Гетманский: Нация Нобелевских лауреатов

 203 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Перед врачами и учёными всего мира встала стройная система взглядов и методов, которым суждено было коренным образом перестроить ряд установившихся положений и открыть широчайшие перспективы перед медицинской наукой.

Нация Нобелевских лауреатов

(Евреи, выходцы из СССР и РФ — И.И. Мечников)

Эдуард Гетманский

Продолжение. Начало

Эдуард Гетманский

Мечников Илья Ильич (1845-1916) — российский и французский эмбриолог, бактериолог и иммунолог, лауреат Нобелевской премии в области физиологии и медицины (1908). Родился в отцовском имении Ивановка Купянского уезда Харьковской губернии Российской империи, в семье обедневшего помещика И.И. Мечникова и Эмилии Львовны Мечниковой (в девичестве Невахович) — дочери еврейского публициста и просветителя Л.Н. Неваховича. Она всемерно способствовала тому, чтобы Илья — последний из пяти детей — выбрал карьеру ученого. Любознательный мальчик с ярко выраженным интересом к истории естествознания, блестяще учился в 1856-1862 годах во 2-й Харьковской мужской гимназии. Статья с критикой учебника по геологии, которую он написал в 16 лет, была опубликована в московском журнале. В 1862 году Илья Мечников окончил гимназию с золотой медалью и поступил, на естественное отделение физико-математического отделения Харьковского университета. Четырёхгодичный курс Илья Мечников с отличием закончил за два года. По рекомендации Н.И. Пирогова Мечникову предоставили государственную стипендию для ведения научно-исследовательской работы в западноевропейских лабораториях. Мечников осознавал, что в соответствии с теорией Дарвина у более высокоорганизованных животных должны обнаруживаться в строении черты сходства с низкоорганизованными (червями и губками), от которых они произошли.

В течение следующих трех лет Мечников занимался изучением эмбриологии беспозвоночных в различных частях Европы — вначале на острове Гельголанд в Северном море, затем в лаборатории Рудольфа Лейкарта в Гисене возле Франкфурта, в Неаполе, где он сотрудничал с молодым русским зоологом А.О. Ковалевским. И.И. Мечников методами эмбриологии доказал единство происхождения позвоночных и беспозвоночных животных, это принесло ему вместе с зоологом А.О. Ковалевским в 1866 году престижную премию Карла Эрнста фон Бэра (нем. Karl Ernst von Baer). В 1867 году Илья Ильич защитил в Петербургском университете диссертацию об эмбриональном развитии рыб и ракообразных. Мечников получил докторскую степень Санкт-Петербургского университета, где затем преподавал зоологию и сравнительную анатомию в течение последующих шести лет. В составе антропологической экспедиции он поехал к Каспийскому морю, в район проживания калмыков, для проведения антропометрических измерений, характеризующих калмыков как представителей монголоидной расы. Несмотря на помощь И.М. Сеченова, Мечникову не удалось создать лабораторию при университете, не получил он и должности профессора на кафедре зоологии в Медицинско-хирургической академии в Петербурге, так как его считали идеологическим врагом существующего режима. Он вместе с вышедшим в отставку в знак протеста И.М. Сеченовым, А.О. Ковалевским и Н.А. Умовым работал в Новороссийском университете в Одессе. Расположенная на берегу Черного моря, Одесса была идеальным местом для изучения морских животных.

В 1879 году он предложил биологический метод защиты растений от вредителей. Растущие социальные и политические беспорядки в России угнетали Мечникова. Вслед за убийством царя Александра II в 1881 году реакционные действия правительства усилились, и Мечников, подал в отставку. Осенью 1882 года И.И. Мечников уехал в Италию и работал в Мессине. Эта осень и весна 1883 года явились знаменательным этапом в его научной жизни. «В Мессине, — вспоминал он позднее, — совершился перелом в моей научной жизни. До того зоолог, я сразу сделался патологом». Открытие, круто изменившее ход его жизни, было связано с наблюдениями за личинками морской звезды. Наблюдая за этими прозрачными животными, Мечников заметил, как подвижные клетки окружают и поглощают чужеродные тела, подобно тому, как это происходит при воспалительной реакции у людей. Если чужеродное тело было достаточно мало, блуждающие клетки, которые он назвал фагоцитами (греч. phagos — пожирать и citos — клетка) могли полностью поглотить пришельца. Фагоциты — это кровяные тельца, борющиеся с ядами и болезнетворными бактериями, попадающими в организм. «Согласно этой гипотезе, — писал впоследствии Мечников, — болезнь должна рассматриваться как борьба между патогенными агентами — поступившими извне микробами — и фагоцитами самого организма. Излечение будет означать победу фагоцитов, а воспалительная реакция будет признаком их действия, достаточного для предотвращения атаки микробов».

Первые контуры своего учения о защитных факторах организма И.И. Мечников изложил в докладе на съезде естествоиспытателей и врачей в Одессе в 1883 году. Этот доклад «О целебных силах организма» является знаменательной вехой, отмечающей появление в сокровищнице человеческого знания одного из замечательных достижений науки. Начиная с 1883 года, И.И. Мечников почти всё своё внимание посвятил учению о фагоцитозе и обратился к подробному и всестороннему изучению воспалительных процессов, инфекционных заболеваний и их возбудителей — патогенных микробов. В этих исследованиях, составивших целую серию классических работ, И.И. Мечников остался верен эволюционным принципам и сравнительному методу. Для подтверждения своих выводов он привлёк данные, почерпнутые из изучения инфекций у различных представителей животного мира — от простейших до высших позвоночных. Так, последовательным ходом исследований И.И. Мечников подготовил новую отрасль биологии и медицины — сравнительную патологию. Одновременно с работой над обоснованием и развитием фагоцитарной теории И.И. Мечников не оставил и своих прежних тем по эмбриологии беспозвоночных. Используя своё двукратное пребывание за границей у моря, он в 1884 и 1885 годах продолжил исследование развития иглокожих и медуз. Эти исследования, в которых И.И. Мечников окончательно формулировал свою теорию фагоцителлы, составили материал для ряда статей и монографий о развитии медуз, являющихся, по общему признанию, классическими работами в области сравнительной и эволюционной эмбриологии. Илья Ильич Мечников с охотой откликнулся на предложение возглавить открывшуюся в 1886 году Одесскую бактериологическую станцию — по примеру знаменитой лаборатории Пастера во Франции. Это было прогрессивное начинание Одесской городской управы и Херсонского губернского земства.

Заместитель Мечникова Н.Ф. Гамалея отправился в Париж, к Луи Пастеру. Тот после долгих колебаний «благословил» наконец работу станции и даже послал в Одессу подарок. Весьма, надо сказать, специфический — это были зараженные бешенством животные. Зато теперь русским ученым не нужно было тратить драгоценное время на культивацию возбудителя. Илья Ильич, как всегда, буквально загорелся новым делом — он оборудовал станцию микроскопами и автоклавами, своими руками обустраивал лабораторию. С 13 июня 1886 года в Одессе начали делать прививки от бешенства, спасая обреченных людей. Одесские обыватели, прознав об опытах Мечникова с возбудителями куриной холеры, начали побаиваться, как бы эта самая холера не поразила человека. Чиновники, не понимая значения лаборатории, чинили Мечникову бюрократические препоны. Именно в этот момент судьба нанесла ему очередной удар. Одесская станция выполняла выгодный заказ местного помещика — прививку четырехтысячной овечьей отары от сибирской язвы. Мечников в это время находился в своем имении. Вакцинацию от сибирской язвы проводил Я.Ю. Бардах, помощник Мечникова. Он допустил несколько серьезнейших ошибок — во-первых, нарушил технологию приготовления вакцины, во-вторых, не сделав прививку контрольному животному, вакцинировал все стадо целиком. Результат оказался катастрофическим — от сибирской язвы погибли 80% овец. Разгневанный помещик подал в суд, и разразился скандал. Да такой громкий, что министерство внутренних дел Российской империи, дабы успокоить общественность, запретило прививки от сибирской язвы по всей России. Триумфальные опыты вакцинации в Париже никого не убеждали. И хотя научная репутация И.И. Мечникова после этой неудачи не пострадала, удержать его в России уже не могли самые заманчивые посулы. Вдобавок ко всем этим бедам в имении Мечникова случился бунт. В результате погиб один человек, а двенадцать отправились на каторгу на Сахалин. Все это било по нервам и мешало работать. Отчаявшись в возможности плодотворной работы в России, И.И. Мечников решил покинуть родину и искать пристанища за границей и в 1888 году он покинул Россию. Как оказалось, навсегда.

Встреча с Луи Пастером в Париже привела к тому, что великий французский ученый предложил Мечникову заведовать новой лабораторией в Пастеровском институте. За границей Илья Ильич обрел, наконец, покой и смог целиком отдаться любимой работе. Мечников работал в пастеровской лаборатории в течение следующих 28 лет, продолжая исследования фагоцитов. Лаборатория И.И. Мечникова в Париже быстро стала центром передовой медицинской мысли, к которому стремились со всех концов мира врачи и учёные. Вокруг И.И. Мечникова собрались талантливые сотрудники и ученики, из которых выросли крупнейшие бактериологи и иммунологи (П. Ру, Жюль Бордэ, Александр Безредка). Через лабораторию Мечникова прошло также немало русских врачей. Илья Ильич Мечников открыл важную функцию внутриклеточного пищеварения — фагоцитарный (клеточный) иммунитет. Драматические картины сражений фагоцитов, которые рисовал Мечников в своих научных отчетах, были встречены в штыки рядом ведущих учёных — приверженцев гуморальной теории иммунитета. Гуморальный иммунитет выстраивается по типу постоянного образования в организме человека специальных антител, которые необходимы для усиленной борьбы с инфекциями и вирусами, проникающими в организм. Гуморальный и клеточный иммунитеты являются одним общим звеном, где один элемент не может существовать без другого.

Споря со своими оппонентами, Мечников попутно сделал еще одно открытие. Он доказал, что даже погибшие фагоциты, разлагаясь, убивают «неприятелей». После разрушения клеточной оболочки фагоцитов высвобождаются особые пищеварительные ферменты — Илья Ильич назвал их цитазами. Следовательно, в клетке-фагоците имеется некая структура, отвечающая за их производство и хранение? Открытие фагоцитоза стало основой формирования иммунологии как науки. Выполненные в Париже работы И.И. Мечникова внесли вклад во многие фундаментальные открытия, касающиеся природы иммунной реакции. В ряде работ Мечниковым затронуты многие общетеоретические и философские проблемы. В ранних трудах, посвященных вопросам дарвинизма, он высказал ряд идей, предвосхитивших современное понимание некоторых вопросов эволюции. Причисляя себя к сторонникам рационализма, Мечников критиковал религиозные, идеалистические и мистические воззрения. Главную роль в человеческом прогрессе он приписывал науке. Илья Мечников создал первую русскую школу микробиологов, иммунологов и патологов, активно участвовал в создании научно-исследовательских учреждений, разрабатывающих различные формы борьбы с инфекционными заболеваниями. В 1891 году И.И. Мечников был избран почётным доктором Кембриджского университета и участвовал в Лондонском международном конгрессе, где он выступил со сводкой результатов своих исследований и весьма успешно полемизировал с противниками своей теории. В том же году в Пастеровском институте И.И. Мечников провёл свой замечательный цикл лекций о воспалении, опубликованный в следующем 1892 году в виде отдельной книги под названием «Лекции по сравнительной патологии воспаления». Появление этой книги на русском и французском языках было одним из замечательных событий в истории биологии и медицины.

Перед врачами и учёными всего мира встала стройная система взглядов и методов, которым суждено было коренным образом перестроить ряд установившихся положений и открыть широчайшие перспективы перед медицинской наукой. Значение этой книги далеко не исчерпывается тем, что в ней И.И. Мечников, на основании своих собственных работ и критического пересмотра многочисленных литературных данных, создал и обосновал новое стройное учение о воспалении. По-новому осветив одну из существенных глав общей патологии — учение о воспалении, И.И. Мечников вместе с тем создал и твёрдо обосновал новое представление о патологических процессах как о реакциях организма. В 1894 году И.И. Мечников участвовал на международном конгрессе бактериологов в Будапеште и, вооружённый богатейшим материалом своих новых исследований явлений невосприимчивости в инфекционных заболеваниях, вновь с успехом отстаивал свою фагоцитарную теорию. В 1897 году И.И. Мечников выступил на конгрессе в Москве с докладами по чумному вопросу и по итогам своих работ о фагоцитарных реакциях против микробных ядов — токсинов. Эти исследования, посвящённые изучению токсинов самых различных микробов, вызывающих инфекционные заболевания, механизма их действия и реакций организма в ответ на это действие, явились как бы последней завершающей серией работ, позволившей И.И. Мечникову подвести итог своим многолетним исследованиям иммунитета. Этот итог и был подведён им в докладе на международном конгрессе в Париже в 1900 году и в знаменитом его труде «Невосприимчивость в инфекционных заболеваниях», вышедшем в свет в 1901 году. Эта книга, которую сам И.И. Мечников рассматривал как неразрывное, звено в цепи его работ в области сравнительной патологии и прямое продолжение книги о воспалении, содержит стройную систему взглядов и идей, оказавших огромное влияние на все последующие работы в области иммунологии и вошедших как основная составная часть в современное учение об иммунитете.

В 1902 году Мечников стал почётным членом Петербургской Академии наук. С начала двадцатого века внимание И.И. Мечникова привлекают вопросы старости и смерти, к разрешению которых он стремится подойти как биолог и патолог. В связи с этим возникает интерес к изучению природы человека и его специфических особенностей как особого существа в общей зоологической цепи. Результатом этого интереса явилась серия работ, давшая материал для книги «Этюды о природе человека». Значительное место в трудах Ильи Ильича Мечникова занимали вопросы старения и возможных путей преодоления преждевременного старческого одряхления. Он считал, что старость и смерть у человека наступают преждевременно, в результате самоотравления организма микробными и иными ядами. Наибольшее значение Мечников придавал в этом отношении кишечной флоре. На основе этих представлений Мечников предложил ряд профилактических и гигиенических средств борьбы с самоотравлением организма (стерилизация пищи, питание молочнокислыми продуктами, ограничение потребления мяса). Мечников ввел в медицинский оборот термин «геронтология», создав одноименную науку. В 1908 году Илья Ильич Мечников вместе с немецким инфекционистом и иммунологом, основоположником химиотерапии Паулем Эрлихом получил Нобелевскую премию «за труды по иммунитету». Это послужило поводом для путешествия И.И. Мечникова в Швецию (Нобелевская премия присуждалась в Стокгольме) и в Россию, предпринятого им в 1909 году. И.И. Мечникову представился случай встретиться со своим гениальным соотечественником, писателем Л.Н. Толстым.

Философские труды Мечникова вызвали большой интерес писателя. Встреча прошла довольно тепло, но закончилась, по сути, ничем. Мечников пишет:

«Когда мы со Львом Николаевичем поднялись в его рабочий кабинет, он, пристально посмотрев на меня, спросил: «Скажите мне, а зачем вы, в сущности, приехали сюда?» Однако научный авторитет Мечникова Толстой признавал. «Простоквашу вашу я пью и обещаю прожить до ста лет», — сказал он, прощаясь».

В конце жизни Илья Ильич Мечников разрабатывал своеобразную медико-философскую систему. Его самые известные широкой публике работы — это «Этюды о природе человека» (1903), «Этюды оптимизма» (1907), «Сорок лет искания рационального мировоззрения» (1913). В них ученый выразил отношение к проблемам жизни и смерти, долголетия и старения, старался дать ответ на вопросы, почему несовершенен человек и как достичь совершенства. Мечников был убежден, что человек может жить дольше, тогда переход к смерти будет безболезнен и естествен. Исследуя случаи, когда люди отходят в мир иной без мучений, ученый сделал вывод, что это возможно лишь при устранении главных противоречий человеческого бытия — между долго не угасающим половым инстинктом и довольно быстро угасающей способностью к размножению и между жаждой жизни и способностью жить. Он ввел термин ортобиоз — «правильная жизнь». Когда жажда жизни уступит место инстинкту естественной смерти, человек умрет — словно уснет. Философские опыты не заслонили научных интересов И.И. Мечникова.

В 1911 году он возглавил экспедицию Пастеровского института в степи Калмыкии, которая должна была исследовать распространение там туберкулеза. Поскольку в те же места отправлялась русская экспедиция по изучению чумы, Мечников согласился возглавить и ее. Во время экспедиции он доказал, что через некоторое время после смерти тела умерших от чумы не содержат микробов, как не содержит их и земля. Таким образом, он поставил под сомнение гипотезу о переносе чумы через трупы. Мечников был награждён медалью Копли Лондонского королевского общества, степенью почетного доктора Кембриджского университета. Он был членом Французской академии медицины и Шведского медицинского общества. Илья Ильич Мечников скончался в Париже 15 июля 1916 года после нескольких инфарктов миокарда. Его похороны состоялись без торжественной панихиды и речей (по его желанию). Урна с прахом великого русского ученого хранится в библиотеке Пастеровского института в Париже. Мечников работал как зоолог, микробиолог, патолог, демограф, геронтолог, философ, врач, эпидемиолог, психоаналитик, став, по словам И.М. Сеченова, «гордостью русской науки».

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Эдуард Гетманский: Нация Нобелевских лауреатов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *