Григорий Оклендский: Прелюдии и фуги в четыре строки

 358 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Прелюдии и фуги в четыре строки

Григорий Оклендский

Григорий ОклендскийЯ могу казаться малым
дерзким, грубым и упрямым,
а могу весьма изящно
куртуазностью пленять.

* * *
Никогда ни о чём не жалеть.
Всё в судьбе… Эту книгу читая,
мы не будем о прошлом скорбеть.
Мы о прошлом сегодня мечтаем…

* * *
Скажи, ты знаешь возраст нежности?
Я только нежный возраст знал,
Когда все чувства — первой свежести,
И день велик!.. да ростом мал.

* * *
Отрешённо курю сигарету
И, как преданный пёс, не скулю.
В океане подлунного света
Я тебя безответно люблю.

* * *
Ностальгия меня не мучает.
Продолжением — жизнь вторая.
Эмиграция — блюдо штучное.
Не попробуешь — не узнаешь.

* * *
Талант не спал. Стемнело. Ждал поклонниц.
В дверь постучалась младшая сестра.
Сестру он встретил холодно и сонно —
Опять четверостишье принесла?

* * *
Я ухожу в себя как в непогоду —
Свернусь калачиком, ребёнком притворюсь.
Чем старше, тем всё чаще год от года —
Я в детство, словно в зеркало, смотрюсь.

* * *
Два ненаглядных ангелочка
Разгонят тучки!
Пусть не случилось в жизни дочки…
Явились внучки!

* * *
Я не живу и больше не страдаю.
Как зимний день, я рано угасаю.
И не прощу и не прошу прощенья
За то, что не случилось в день осенний.

* * *
Великодушье, как удушье,
Захлёстывает вдруг петлёй.
И ты прощаешь… Он — живой,
А сам хрипишь, спасая душу.

* * *
Какая горькая судьба —
Прожить лет двадцать на чужбине,
Мечтать о запахе полыни
И верить, что судьба права.

* * *
В кармане — фига. Власть — в печёнках.
И флаг над головой.
По швам — рукав рубашки тонкой.
Смирительной такой…

* * *
Февраль! Какая к черту осень,
Когда лазурны берега!
Когда прибой покоя просит
В созвездье Южного Креста!

* * *
Я мучаюсь. Мы нынче заодно,
И Alter Ego мне напоминает,
Как нам двоим и тесно, и темно
В той скорлупе, что телом называют.

* * *
А где-то живёт мужчина, которого я люблю…
Он нежен с другой, а меня вспоминает от скуки.
Такая жизнь в треугольнике, говорю,
Где нежных мерзавцев ласкают усталые руки.

* * *
Возьми мой меч, мой щит и мой кинжал!
Я безоружен пред тобой отныне!
… Смиренный взгляд предательски дрожал,
Твои пронзая прелести, богиня!

* * *
Нам лишний час дарован будет ночью!
Как провести, чем испытать судьбу?
Проспать его?! Иль наблюдать воочью
Ночной дозор? Созвездий ворожбу?

* * *
Сниму очки — туманны перспективы,
И в облаках далекий горизонт.
А вот закат, действительно, красивый!
А чей закат?! Да кто там разберёт…

* * *
Я мысли стреножу, пришпорю коня —
Уеду далёко в чужие края!
Коня я стреножу, а мысли пришпорю…
И что же, вовек не увижу я воли?!

* * *
В сетях, как в паутине, много троллей!
Навешают лапши, одарят хлебом-солью…
На их крючок с приманкой не ведись —
Испортят биографию и жизнь!

* * *
Совсем неутешительный итог —
Сам на себя состряпал некролог!
Пролил слезу под дифирамбов медь…
Теперь осталось только умереть.

* * *
Женщина, как маятник? Не верю!
Женщина намаялась с тобой!
И уходит, громко хлопнув дверью,
Оставляя годы за спиной.

* * *
Вот простые домашние тапки —
Терпеливо хозяина ждут…
Так лежит верный пёсик на лапках,
В ожиданье, когда позовут!

* * *
Люблю Сибирские просторы
И Академовскую даль,
И ностальгии дым, который
Немногим слаще, чем печаль…

* * *
Когда идешь за мной по следу,
меня преследуя в ночи,
я узнаю твои приметы…
Так лишь бессонница кричит!

* * *
Давно остались в прошлом времена,
Когда хотелось сказку сделать былью.
Поныне с детских снов сдуваем пыль мы —
Чтоб присказка к нам прибылью пришла.

* * *
Урок труда нам преподал Сизиф,
Но все его усилия напрасны.
Мартышки нам милей, чем древний миф.
Мартышкин труд дарован нам — на счастье!

* * *
Брызги солнца, как брызги шампанского —
Обжигают, пьянят, веселят!
Есть в них что-то от духа шаманского,
Что в шашлык обращает ягнят.

* * *
Обидеть женщину легко,
понять — порою невозможно.
Но всей душой, всем сердцем, кожей —
Не отпускайте далеко!

* * *
Были (я помню!) и мы русаками —
Ездили зайцами в полном трамвае!
И прижимались к девичьей груди…
Где тот трамвай? Где та грудь, мужики?

* * *
Любите женщину, поэты!
Но обходите стороной
Её капризов амулеты,
И нрав-то кроткий, то взрывной.

* * *
Уроки Пушкина прошли для нас бесследно,
И вот такой безрадостный финал…
В одном лишь чту я Пушкина заветы —
Я тоже Льва Толстого не читал!

* * *
… там русского — язык да самовар!
да душ бездомных непогасший жар!
да водочки хрустящей посошок
и русский неприкаянный стишок…

* * *
Шлифуя мысль, не замечаешь,
Как упрощаешь, утончаешь…
А нити мысли порвались,
И дутый шар взмывает ввысь.

* * *
Таланты, превращая в жертвы,
Мы ревностно играем им на нервы.
И жертвуем талантом, как ферзем!
Кому мы эту жертву принесём?

* * *
Мы обеспечим творческий подъем!
Домкратом, силой воли, послушаньем!
Пиар-рекламой и телевещаньем!
Молитвой на ночь, утренним враньем!

* * *
Кровавый след. Кровавый почерк.
Единства не было и нет.
Тот путч был очень краткосрочен.
На двадцать пять последних лет.

* * *
Печальна чернобурая лиса.
Не радует роскошная фактура.
Видать, такая в жизни полоса —
Сдерут три шкуры!

* * *
С кем бы ни пил, над i взлохматив точку,
С кем бы ни ржал под бред кобылы сивой,
Кому бы ни пенял и в хвост, и в гриву —
Учись опохмеляться в одиночку!

* * *
Взял за грудки и в душу заглянул.
Там пусто. Знать, душа взяла отгул
И в пятки прогулялась не спеша.
Такая подкаблучная душа…

* * *
Есть палата! В ней ума —
Просто райски кущи!
Всё умею я сама,
Но с мужчиной — лучше!

* * *
Мы спишем на Фрейда чужие грехи,
порочные мысли, плохие стихи.
В трамвае желаний с невинной подругой
сыграем в любовь и… забудем друг друга.

* * *
К врачам я больше ни ногой!
Платить им?! Пусть идут по свету!
Пусть время — доктор дорогой —
Даёт бесплатные советы!

* * *
Не трясите фигою в кармане!
Не пишите мудры между строк!
Истина, по-прежнему, в стакане —
Дно второе, навесной замок…

* * *
«Поэтом можешь ты не быть…»
И гражданином не обязан.
Но пуповиной крепко связан
С родной землёй. И в этом — суть.

* * *
Какая горькая комедия
Чужим считаться у своих!
Какая сладкая трагедия
Блистать своим — среди чужих.

* * *
хватит ли воли, чтобы свободным
стать, как в былые века?
что нам, потомкам, завещано богом —
время? величье? весна?!

* * *
«Пророка нет в Отечестве моём»?!
Живи, где хочется, но помни о былом.
Живи, где можется. Где пишется, живи!
И Родину в душе усынови.

* * *
Я точно доживу до ста —
И стимул есть, и стать.
Чтоб о тебе, моя краса,
Как о любви, мечтать!

* * *
Судьба немало даровала,
Поставив мне на лбу печать,
Но дифирамбы от провала
Ты сам не должен отличать.

* * *
С возрастом не хочется покоя.
Позже успокоимся в тиши…
Если я чего-нибудь да стою —
Не разменивай на гроши.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Григорий Оклендский: Прелюдии и фуги в четыре строки»

  1. Дорогой Яков,
    Безмерно благодарен Вам за щедрый, теплый, дружеский отклик! Вот уж, действительно, искренность можно вместить буквально в пару строк! -)

  2. Алмазной россыпью рассыпаны мысли.
    Спасибо Вам! Я им внимаю.

    Экспромтом на некоторые строчки:

    «* * *
    Скажи, ты знаешь возраст нежности?
    Я только нежный возраст знал…»

    Кто знает возраст дерева,
    Когда одиноко и голо
    На белых сугробах времени
    Стоит оно на ветру?
    Кто знает возраст дерева,
    Когда наливаясь жизнью,
    Колышат могучие ветви
    Зелёной и яркой листвой?

    «* * *
    Я ухожу в себя как в непогоду —
    Свернусь калачиком, ребёнком притворюсь.
    Чем старше, тем всё чаще год от года —
    Я в детство, словно в зеркало, смотрюсь.»

    Кольцами под корою
    Дереву возраст отмечен.
    Где-то в них юность моя.

    Я попытался мыслью откликнутся на МЫСЛЬ. СПАСИБО ВАМ!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *