Михаил Ривкин: Афтара Ваэра

 514 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Во времена Первого Храма Израиль и Иудея испытывали непрерывное давление со стороны своих могучих соседей: Арама, Ассирии, Вавилона и Египта. Во времена Йехэзкэйла Арам и Ассирия сошли раз и навсегда с мировой арены, Вавилон и Египет вышли в её центр.
Афтара Ваэра
(Йехэзкэйл 28:25-28:21)
Михаил Ривкин

Наша афтара является важнейшей частью в комплексе речений пророка Йехэзкэйла о других народах и странах. Почти у каждого пророка Израиля можно найти такие пророчества, но Йехэзкэйл остаётся верен своему особому стилю и особой манере изложения и в этой теме тоже.

«Проявившееся в первом комплексе речений предупреждения и наказания сочетание привычных для данной разновидности речений топосов с отклонениями от этой привычности и внесением новых акцентов присутствует также во втором комплексе речений — о чужих странах, народностях и государствах» (гл. 25—32)[i]

«Привычные топосы» о которых говорит И. Вейнберг, это гипертрофированное, преувеличенное описание могущества и силы великих империй и царств, с одной стороны, и детальнейшее описание тех несчастий и катастроф, которые на эти царства обрушаться, с другой. Что же касается «отклонений от привычных топосов», то это наглядные, визуальные образы, которые Йехэзкэйл предпочитает любым общим рассуждениям. Два таких ярких образа, которые прочно утвердились в коллективной памяти Израиля, и потому, вплоть до наших дней нередко используются в «высоком», литературном иврите, мы далее рассмотрим подробно.

Во времена Первого Храма Израиль и Иудея испытывали непрерывное давление со стороны своих могучих соседей: Арама, Ассирии, Вавилона и Египта. Во времена Йехэзкэйла Арам и Ассирия сошли раз и навсегда с мировой арены, Вавилон и Египет вышли в её центр. Пророк относился с долей симпатии к Невухаднецеру, ведь Вавилонский царь был готов сохранить некую видимость независимой Иудеи, и потому Йехэзкэйл очень возмущался политикой Цидкийау, который нарушил вассальный договор с Вавилоном. В результате, мы не найдём у Йехэзкэйла пророчеств ни об Араме, ни об Ассирии, ни о Вавилоне. Единственная великая держава, которая приковывала его внимание, это Египет, «большой крокодил, лежащий среди рек своих» (там 29:3). Этому пророчеству уделено три главы, оно подробно описывает все те беды и несчастья, которые обрушаться на Египет. Пророк изрёк свои предсказания 15-го числа десятого месяца десятого года изгнания Йеояхина, т.е. через год и пять дней после того, как вавилонский царь осадил Иерусалим.

Пророк ясно объясняет, в чём причина гнева его на Египет, и почему это царство заслуживает самых суровых наказаний:

И узнают все жители Мицрайима, что Я — Г-сподь, потому что были они опорой тростниковой дому Йисраэйля. Когда они хватаются за тебя рукою, надломлен ты и рассекаешь у них каждое плечо, а когда они опираются на тебя, ты ломаешься и оставляешь (без опоры) чресла их (там 29:6-7)

Впервые сравнил опору на Египет с опорой на надломанную тростинку ассирийский полководец Равшакэй (Йешайа 36:6). Точнее, автор рассказа об осаде Иерусалима во времена царя Хизкийау вложил этот яркий и запоминающийся образ в уста Равшакэя, чтобы придать речам ассирийского военачальника большую убедительность. Несомненно, Йехэзкэйл был знаком с описанием этой, чудесным образом закончившейся, осады по источнику, близкому к тому, который дошёл до нас.

«И вот, год спустя после начала осады Иерусалима и за полгода до его падения, Египет снова разочаровал. В течение какого-то времени осаждённые тешили себя иллюзией, что Египет сможет спасти их от Вавилона./…/ Но опора на Египет помогла не надолго. Затем Египет вновь разочаровал, как сказано у Йирмейау (37:7)»[ii]

Беспощадный в своей изобразительной точности образ захватил воображение пророка, и он вложил его в уста Всевышнего, добавив новые зрительные детали и подробности. Но, как это не раз происходит со зрительными образами у Йехэзкэйла, чрезмерная детальность мешает эпиграфической краткости. Другой образ пророка, так же зрительно яркий, удался ему больше:

Говори и скажи: так говорит Господь Бог: вот, Я — на тебя, фараон, царь Египетский, большой крокодил, который, лежа среди рек своих, говоришь: «моя река, и я создал ее для себя». (Йехэзкэйл 29:3 Синодальный перевод)

Далее неизбежное падение Египта уподобляется ловле крокодила и его вытаскиванию на берег в сети. Надо отдать должное пророку: он был хорошо знаком с той сферой, откуда заимствовал это, самый яркий, из всех нам известных, зрительный образ Египта. Ловля крокодила описана с такими подробностями, которые не посрамили бы и настоящего охотника на крокодилов. Возможно, пророк слышал такие рассказы или читал их в каких-то древних египетских манускриптах.

«Царь Египта утверждает, что он создал Нил для самого себя, и в это есть несомненное сходство с царём Тира, который говорит: Я — божество.

Наказание царю египетскому описано в полном соответствии с тем образом, который он для себя выбрал: Г-сподь поймает его, вытащит его из Нила вместе со всем народом, который уподоблен мелкой рыбёшке, и затем выбросит его в пустыню, где тот умрёт без воды, и труп его станет поживою хищным животным и перелётным птицам»[iii]

Проклятье Египту достигает апофеоза в грозном пророчестве о том, что он «будет пустынею сорок лет» (там 29:12).

___

[i] И.П. Вейнберг Введение в ТАНАХ Пророки Гешарим Иерусалим 5765 Мосты культуры М 2005 стр. 81

[ii] 338 אמנון בזק יחזקאל הנביא שהיה בן אדם ירושלים 2021 עמ’

[iii] 337 אמנון בזק יחזקאל הנביא שהיה בן אדם ירושלים 2021 עמ’

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *