Лев Мадорский: Стенька Разин у стен рейхстага

 1,267 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Я пробился сквозь плотную очередь и увидел певца. Необычного. Сидевшего прямо на ступеньках Рейхстага. Это был старик лет семидесяти, с хорошим славянским лицом, небольшого роста, одетый в добротную, кожаную куртку. И что удивительно. За седые, густые волосы певца зацепилась лихо сдвинутая на бок солдатская пилотка со звёздочкой времён Отечественной войны.

Стенька Разин у стен Рейхстага

Лев Мадорский

В Германии редко встретишь по-настоящему длинную очередь.
Мне повезло. Я встретил. В центре Берлина. У Бранденбургских ворот.

Очередь в Рейхстаг. В февральский, субботний, по-весеннему тёплый день.

Впрочем, это была совсем не та изнурительная, безнадёжно–молчаливая очередь, к которой мы привыкли в России.

Напротив. Берлинцы радовались теплу, солнцу, свободному  дню. Очередь была отдыхающая, весёлая, праздная. Даже праздничная. Постепенно, шаг за шагом, метр за метром она начинала жить своей, собственной жизнью. Дети, оказавшиеся рядом, затевали игру. Иногда вспыхивал огонёк разговора. Лёгкий, чуть мерцающий, готовый каждую секунду погаснуть.

 Рейхстаг
Рейхстаг

— Нет, я бы никогда не поехал на велорикше, — сказал высокий мужчина в чёрном пальто, стоящий впереди меня. — Есть в этом что–то от феодального прошлого. Унижающее человека. Речь шла об экзотическом виде передвижения, сравнительно недавно появившемся в Берлине.

— Глупости, — возразила жена, тоже высокая и тоже вся в чёрном, — ты же ему не на шею садишься. Конечно, если девушки будут этим заниматься, тогда другое дело.
Направление разговора несколько изменил полный, молодой человек в ветровке, с огромным портфелем. Похожий на совкового командировочного:

 — Велосипед — средство передвижения не прошлого, а будущего. Не только потому, что даёт физическую нагрузку, а, главным образом, потому что экологически чистый. — Разговор перешёл на зелёных. На политику. — Пройдёт немного времени, — продолжил командировочный, — и зелёные станут самой значительной политической силой. Остальные партии просто отомрут, как ненужные.

Я тоже хотел поучаствовать в разговоре и подыскивал слова, собираясь поддержать командировочного.

Но в этот момент что — то произошло. Я перестал слышать, о чём он говорит.

Я выпал из разговора. Из очереди. Откуда-то спереди, с места, которое было скрыто от нас, доносилось пение. Приятный, хрипловатый голос пел задушевную, знакомо-забытую песню. Слов не было слышно.
Но как красиво звучал голос. И мелодия… Кристально–чистая, за сердце берущая. Голос умолк и мелодию бережно подхватила домра. Тонкий ручеёк звучал, вился серебряной струйкой, звенел,
то нарастая, то затухая. Песня захватила и понесла. Как загипнотизированный, пошёл я на звуки музыки и вспомнил знакомые с детства слова:

— Степь, да степь кругом, путь далёк лежит. В той степи глухой замерзал ямщик. Слова песни, на которую откликается душа российского человека.

Которая могла зародиться только на бескрайних, тоскливых, российских просторах. И больше нигде.

Странно, но песня эта, нежно-домровая мелодия её здесь у стен Рейхстага не звучала диссонансом. Необъяснимым образом вписывалась она в звуковую картину большого, столичного города в центре Европы.

Я пробился сквозь плотную очередь и увидел певца. Необычного. Сидевшего прямо на ступеньках Рейхстага. Это был старик лет семидесяти, с хорошим славянским лицом, небольшого роста, одетый в добротную, кожаную куртку. И что удивительно. За седые, густые волосы певца зацепилась лихо сдвинутая на бок солдатская пилотка со звёздочкой времён Отечественной войны.

— Зачем пилотка? — подумал я — Это символ? Солдат — победитель вернулся в другом качестве. Или имидж певца для привлечения публики»?
Старик кончил петь. Раздались аплодисменты. Которые редко звучат в уличных концертах и, как правило, являются знаком признаия мастерства исполнителя. Находящиеся поблизости стали бросать мелочь в открытый футляр домры. Но старик не был похож на нищего. Он держался с достоинством артиста. Я подошёл ближе:

 — Добрый день. Хорошо поёте.
— Добрый. Спасибо. — Старик приветливо кивнул, перебирая струны. Но по отстранённому взгляду, по нетерпеливому подёргиванию головы заметно было, что он не расположен к разговору и хочет спеть ещё. Я не ошибся. Постепенно из лёгких аккордов, из замысловатых арпеджио, из минорных наигрываний (старик виртуозно владел инструментом) возникла другая замечательная мелодия. Признаюсь честно. Прожив много лет в России, никогда не был особым поклонником русской песни. Я понимал, что она красива.
Иногда поразительно красива. Но, даже в самом лучшем исполнении, русская песня не вызывала раньше у меня того подъёма, того сладостного чувства, какое вызывает сегодня. Когда живу на новой родине. Так было и в тот субботний день. Старик играл, закрыв глаза. Тихая, задумчиво–протяжная мелодия возникла из
ничего. Может из российского, немерянного, северного безлюдья.
Постепенно, медленно она набирала силу. И тогда к домре присоединился голос. Сначала такой же нежно-задушевный, потом более мощный, уверенный.

— Из за острова на стрежень,
На простор речной волны
Выплывают расписные Стеньки Разина челны».

Я погрузился в песню. Ушёл в неё целиком. Не слыша голосов вокруг. Шума проезжающих машин. Не замечая времени.
— Не пропустите очередь. Или Вы раздумали?

— Ко мне обращался мужчина в длинном пальто. Я стал подниматься по ступеням
Рейхстага.

Print Friendly, PDF & Email

23 комментария к «Лев Мадорский: Стенька Разин у стен рейхстага»

  1. Лев, все хорошо, НО, «старик 70 лет»?
    Какой такой старик? Зачеркните!
    По нашим меркам, мы тока-тока вступаем в «upper-middle-age»!
    Спасиб!

  2. Замечательно написано, Лев! Кратко, ёмко, с душой!
    Вот что значит большой МАСТЕР! За это и люблю тебя читать.
    Мне очень понятны те чувства, которые нахлынули на тебя …
    У каждого из нас (имигрантов) были свои песни, знакомая с детства музыка, была своя родина. У тебя Россия, у меня Украина.
    И «новой родины» у нас нет и не будет. Конечно, Израиль — исключение.
    Успехов тебе и хдоровья!

    1. У каждого из нас (имигрантов) были свои песни, знакомая с детства музыка, была своя родина. У тебя Россия, у меня Украина.
      ——————
      Большое спасибо, Яков, за добрые слова. Очень надеюсь, что родины наши не столкнутся лбами. Судя по последним новостям- до этого не дойдёт

      1. все хорошо, НО, «старик 70 лет»?
        Какой такой старик? Зачеркните!
        По нашим меркам, мы тока-тока вступаем в «upper-middle-age»!
        ————————
        Наверно, Joseph, Вы правы. Хотя моя возрастная оценка тянется из недавнего прошлого. У Чехова в рассказе ( не помню каком) «…пятидесятилетний старик».

  3. В далеком 1976 году в Москве, на проводах моего товарища, который репатриировался в Израиль, мы пели хором: «Степь да степь кругом, путь далек ли, жид?». Вот это был смех сквозь слезы: ведь тогда мы прощались навсегда. Стоит ли умиляться клоуну в красноармейской пилотке, когда русские войска стоят, готовые идти на запад под лозунгом «Можем повторить»?

    1. Стоит ли умиляться клоуну в красноармейской пилотке, когда русские войска стоят, готовые идти на запад под лозунгом «Можем повторить»?
      ———————
      На мой взгляд, Max, не стоит переносить народную песню на политическую почву. Это никак не связано. Никак.

      1. Народная песня здесь не при делах. Однако, совершенно очевидно, пилотка со звёздочкой (хочешь или нет) переносит нас на политическую почву. К нашему большому сожалению, ЭТО СВЯЗАНО. И, мы точно знаем, кто приложил к этому руку, и кто за это ответит.

  4. Очень тонко, лирично и эмоционально о случайной встрече с русской культурой в Берлине, по сути — в центре Европы. Нет, наверное, ничего в этом удивительного. Нынче русскую песню можно услышать в любой точке земного шара.
    Искренне и честно: рассказ мне понравился чистотой эмоций.
    И всё же… всё же… Мы привыкли песенный фольклор воспринимать на эмоциях, большей частью не задумываясь над содержанием.

    «Странно, но песня эта, нежно-домровая мелодия её здесь у стен Рейхстага не звучала диссонансом. Необъяснимым образом вписывалась она в звуковую картину большого, столичного города в центре Европы.»
    Может быть песня не звучала диссонансом именно потому, что ассоциативно она и — «путь далёк лежит». А путь пролёг до Берлина…
    Странным образом народные песни России пронизаны или бескрайней тоской, или безудержной залихватской удалью: «Барыня, барыня, сударыня-барыня!»
    Бескрайняя тоска в песнях, как мне кажется, создавалась рабами. Отсюда тоска. Два примера из рассказа Тургенева «Певцы»:

    Распашу я, молода-молоденька,
    Землицы маленько;
    посею, молода-молоденька,
    Цветика аленька — пел рядчик.

    За ним пел Яков:

    Не одна-то ли дорожка,
    Ай, дорожка пролегала,
    Она пролегала.

    Как по той ли по дороженьке,
    Ай, по той ли по дорожке
    Нельзя ни проехать,
    Ой, да ни проехать, ни пройти…

    Другая песня, услышанная автором в Берлине… Она — русская, народная…
    «Из-за острова на стрежень»

    «Ишь ты, братцы, атаман-то
    Нас на бабу променял!

    Гневно кровью налилися
    Атамановы глаза,
    Брови черные нависли,
    Собирается гроза.

    «Эх, кормилица родная,
    Волга, матушка-река!
    Не видала ты подарков
    0т донского казака!..

    Чтобы не было зазорно
    Перед вольными людьми,
    Перед вольною рекою, —
    На, кормилица… возьми!»

    Мощным взмахом поднимает
    Полоненную княжну
    И, не глядя, прочь кидает
    В набежавшую волну…

    «Что затихли, удалые?..
    Эй ты, Фролка-черт, пляши!..
    Грянь, ребята, хоровую
    За помин ее души!..»

    Русская народная песня…
    Скорее всего моя реплика не в тему рассказа уважаемого Льва Мадорского. Тема, затронутая мною, заслуживает отдельного разговора.

    1. Скорее всего моя реплика не в тему рассказа
      ———————
      Очень даже в тему, дорогой Яков К. Замечательный коммент. Иногда встреча с русской песней в хорошем исполнении трогвет за сердце не меньше, чем высокая классика.

  5. Чудесная зарисовка. В этом рассказе за несложным сюжетом скрывается много серьезных смыслов.
    Главный, думается, в следующем: то, что на Родине теряется среди множества других привычных обстоятельств, на другой стороне (в чужой земле, — т.е. в земле с чуждой культурой) вдруг заиграло свежими красками. И слушатель обратился к себе и увидел, откуда он, и вспомнил, что он здесь в гостях.
    Как сказал поэт: «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстояньи».

    1. Главный, думается, в следующем: то, что на Родине теряется среди множества других привычных обстоятельств, на другой стороне (в чужой земле, — т.е. в земле с чуждой культурой) вдруг заиграло свежими красками
      ———————
      Спасибо, Анатолий, за оценку и точный вывод. Действительно, я чувствую себя дома в Москве и…в Израиле

  6. Бардовские песни продолжают звучать в голове, иногда и вслух, изредка — романсы, а вот т. н. «русские народные» (по стилю заметно, что сочиненные, вроде упомянутых в рассказе) не трогают.

    1. «русские народные» (по стилю заметно, что сочиненные, вроде упомянутых в рассказе) не трогают.
      ——————-
      Меня, Михаил, раньше тоже не очень трогали. Но многое зависит от исполнения. А сочинённые все песни, в том числе, и народные. Без известного автора.

      1. Лев! Эти же «народные» песни явно сочинены российскими разночинцами-народниками 19-го века, идеализирующими «борцов с властями за правду» (Разин, сибирские бродяги, которые «в тюрьме за правду страдали») или вообще страдальцы — замерзающие ямщики или их возлюбленные, «Дубинушка ухнем» т. п. Нет, это не народное творчество. Уверен, что это пропаганда, распространявшася в СССР сверху. Хотя мелодии трогающие, не спорю.

        1. Эти же «народные» песни явно сочинены российскими разночинцами-народниками 19-го век
          —————
          Это, Михаил, Ваша гипотеза или где-то читали ?

          1. Эти же «народные» песни явно сочинены российскими разночинцами-народниками 19-го век
            —————
            Это, Михаил, Ваша гипотеза или где-то читали ?
            Ник коммент -это ошибка

        2. Уважаемый Михаил,
          — Степь, да степь кругом, — стихи Ивана Захаровича Сурикова (в оригинале «снег да снег кругом»);
          — Дубинушка — его же, текст тоже сильно переделан, но оригинал легко найти.
          Это редчайший (!) случай рожденного крепостным крестьянина, авторство которого сохранилось.

          1. Да, точно, редчайший случай. Кольцов и Никитин были не из крепостных. «Тонкая рябина» — тоже Сурикова («Что ШУМИШЬ, качаясь…»). «Из-за острова на стрежень» (текст в песне тоже сильно изменён) — Дмитрий Садовников, из дворян. Эта вещь написана им незадолго до смерти. Он собирал фольклорные предания Поволжья. У Сурикова есть, кстати, тоже о Разине, но менее известный текст — «Казнь Стеньки Разина» («Словно море в час прибоя, площадь Красная гудит…») А вот кем сочинены, скажем, «Липа вековая», «Златые горы», «Окрасился месяц багрянцем» и ещё множество стихов, ставших песнями, — неизвестно.

          2. Уважаемый Алекс Манфиш, мне тоже они неизвестны, кажется, они до сих пор никому не интересны. Нельзя и близко ставить «Окрасился месяц багрянцем, Где волны шумели у скал…» и «ойся ты ойся, ты меня не бойся…» или «ой, яблычко, куды ты котисся». А ведь и это «жестокий романс», мелодрама. Фольклор неоднороден. Отбор сохранил и отредактировал по путанный принципам. Удивительно, что сохранилось много стоящей поэзии для низкого сословия.

          3. Это редчайший (!) случай рожденного крепостным крестьянина, авторство которого сохранилось.
            ————————
            Судя, Михаил, по количеству известных авторов песен, указанных Алексом, которые я уверенно считал народными ( не имеющими известного автора ),оказывается не такий уж редкий. Но значит нельзя их считать народными. Неужели и «Во поле берёза стояла»
            имеет известного автора ? Интересно как в отношении тюремных, блатных песен: «Таганка», «На Дерибассовской» Гоп со смыком» и многих других ?

  7. Душевно написано, хорошо проиллюстрировано, но …
    Причём здесь Стенька Разин, я не понял.

    1. Душевно написано, хорошо проиллюстрировано, но …
      Причём здесь Стенька Разин, я не понял.
      ——————
      Домрист, Виктор, играл песню «Из-за острова на стрежень» про Стеньку Разина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *