Иосиф Гальперин: Кровавые карлики

 779 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Куда бежать, когда бьёт скотство по мозгам,
когда уже давно понятен каждый признак,
когда уже и сам летишь в водоворот,
где прежний ясный знак двоится, словно призрак,
но архаичных плит никто не развернёт?

Кровавые карлики

Иосиф Гальперин

 — Как вы жили перед войной?
— Ждали войну.
— Что вы делали перед войной?
— Ждали войну.
— Что хорошего было перед войной?
— Ждали войну.
— Почему была война?
— Ждали войну.

*   *   *
То ли варварский, то ли имперский,
но чудовище — каждый поймёт:
двухголовый — а значит и мерзкий,
коронованный злой живоглот.

На бескрайних просторах бумаги
появляясь бесчисленно раз,
по законам рисованных магий
двоемыслия держит каркас.

На две стороны — когти и клювы,
рвёт стервятник вперёд и назад.
Душегубы ему однолюбы,
безголовье покорное стад.

Острия геральдических перьев —
это клетка, решётка, забор.
Неподъёмная сила безверья
бесполётный избрала простор.

И куда ж поведёт двухголовье,
нерешительный выбор пути?

Головёшка из средневековья,
от столетий бы отползти.

Табор

Корабль утонул, а крыса плывёт и плывёт.
Спасибо Феллини за целое море метафор,
но это же Босх! Разъедающий мозг переплёт,
куда мы попали, гадалка, скажи, — в дичающий табор?

Все тронулись, мечутся в хаосе, бьют по воде
столетней войны, продолжая на ней партизанить,
на лодках спешат к берегам, выгрызая проходы в беде,
и точат по капле престол, Европой по-прежнему занят.

Подводные лодки идут в Новый Свет, усами торпед шевеля.
Сподвижники в хаосе — жертвы, пираты и воры,
и снова, как в древности, крикнет обманщик: “Земля!”,
а там лишь брильянты и кровь. И умные, блин, разговоры.

История вкратце

1.
Есть и бездельничать
рабы приходят в негодность
пока еще достаточно их поголовье
надо вести их на врагов
завоевывать новых рабов.

2.
Пусть всё летит в Тартар
но у нас власть народа
и цезарь — лучший из нас
свободные граждане Помпей
верят в силу общественного мнения.

3.
Кровавые карлики
с короткими фамилиями
доступными языку дебилов
с лицами
ясными как приговор.

*   *   *

Минотавр на кольцевом метро
едет поработать бюрократом,
взгляд набычась — вот его тавро.
Минотавр — убийца многократный,
Ариадны на одно лицо
в узких облицованных туннелях.
Зря не вдели в нос ему кольцо,
зря в бычке тирана проглядели!

Он доедет — и замкнётся цепь,
крепостные стены лабиринта.
Под Лубянкой ненадёжна крепь,
надо вверх наперекор инстинкту.
Там в кольце крутых кремлевских стен
он не будет маяться уродством…

Полубык — не человек совсем.
Людоедство — это просто скотство.

*   *   *

Если видишь, что кто-то идёт
на суженных книзу остроугольных ногах, —
он идёт в сапогах.

Значит ты не в Европе,
а если в Европе — то на редкой охоте.

Если ты не в Европе,
если ты на охоте,
то могут охотиться и на тебя.

Если идёт человек в сапогах,
приготовься бежать.

*   *   *

Шаг вперёд, два назад — это век передёрнул затвор,
по каналу ствола притекает стрелявшее прежде.
Курсы “Выстрел” для тех, кто желает вливаться в раствор,
прикрепляющий намертво к убивающей мысли надежде.

Влево шаг, вправо шаг — конвоир не меняет приказ,
выбор “Стой!” не стереть на выбритом лбу у мишени.
Ну какой тут побег, ты в плену у своих, ты в растворе завяз,
неделимым пространством родства разделенный со всеми.

Шаг один, генерал — ты готов уже к прошлой войне,
ты готовился с детства по звенящим прописям маршей,
на убогих и сирых, считай, натренирован вполне,
ты с мишенью иди — так уж точно не будет промашки.

По себе, по своим: ну конечно — стреляешь назад
и в пещеру бежишь. Не спасёт от объёмного взрыва.
Впереди только пыль и чужой такой же солдат.
Ты его не увидишь, ты умер красиво.

*   *   *

Когда прошло сближение светил
и снова успокоились народы,
зализывая кровь из рваных жил
и забывая циклы небосвода;

когда чужое вплавилось в своё
и победитель слился с побеждённым,
трофейным тленом выстелив жильё,
словарь врага признав равноимённым;

когда — до дрожи: ни за что опять!
Нет ничего прочнее пониманья! —
взошла звезда неверная сиять,
сказавшая, что дело не в обмане —

тогда над дымом уцелевших очагов
увидели ристалище богов.

…Пока учили неба письмена,
выстраивая ковшики и ленты,
под нами отплывали континенты
и снова расходились племена.

25.03.2017 — 12.06.2017

*   *   *
Под морем мелкой лжи и безднами обмана
основы вечных прав расходятся на швах —
и топит суету безличье океана,
ломает берега, смывает острова.

Над магмою причин и волнами не властны,
но можем разделить смятенье сейсмограмм —
и уносить детей на берег безопасный…

Куда бежать, когда бьёт скотство по мозгам,
когда уже давно понятен каждый признак,
когда уже и сам летишь в водоворот,
где прежний ясный знак двоится, словно призрак,
но архаичных плит никто не развернёт?

Не отыскать вины во лжи или обмане,
раз маятник потряс размахом магнитуд.

И, злобой раскалён, с разнузданностью маний
краеугольный камень свой разрушает труд.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *