Александр Булгаков: ИДЁТ ВОЙНА СВЯЩЕННАЯ

 1,095 total views (from 2022/01/01),  4 views today

С незапамятных времён притча всегда усваивалась лучше для понимания сути. Итак: у одного отца было два сына. После его смерти сыновья полюбовно — и юридически законно — разделили наследство, построив чисто символически забор между двумя участками, с оформлением всех процедур у нотариуса. Жили-поживали какое-то время, но Ивану что-то стало не нравиться на стороне Миколы: и сарай-то он построил не поймёшь какой, и жинка его варит борщ не так, как нужно.

ИДЁТ  ВОЙНА  СВЯЩЕННАЯ

Александр Булгаков

Сверившись со словарями, мы видим, что слово «священный» имеет несколько значений и употребляется по-разному — в зависимости от того, о чём говорится в контексте. Анализировать все значения смысла нет; остановимся на «сакральном» изначально. Ну, а «война» — это то же, что и битва, о которой ещё апостол Павел писал ефесянам, имея в виду противостояние сатане (Сатану — у евреев). Или можно (по Достоевскому): «сатана с Богом борется…). Последнее к данному эссе подходит более.

 Вот уж второй месяц после трагичного 24 февраля 2022 года политологами, политическими обозревателями, экономистами и другими специалистами по вопросам о разыгравшейся ужасной трагедии между ещё во вчерашнем прошлом народами-братьями сказано так много, что всего ни одна голова не выдержит. Не претендуя на исключительность, я предлагаю здесь своё духовное вИдение о первопричине этой «брани (согласно синодальному переводу Библии), этой войне, корни которой уходят в сакральные сферы.

 Как говорят в науке, сначала определимся по терминам. В наш век «вавилонского смешения языков» весьма важно договориться о предмете рассуждений. Я изначально говорю о Боге, как бы ни странно это не звучало. Странность видится в том, что после распада Союза «нерушимого» республик «свободных», где места Богу не отводилось по причине Его несуществования, — сразу после отмены атеистической идеологии Бог сразу стал востребован. Дело дошло до того, что даже в текст российского государственного гимна было введено слово «Бог», хотя это противоречит Конституции. Это даёт мне право как верующему человеку рассуждать о сакральном вполне серьёзно ( здесь — многолетний духовный опыт, ибо крещение принял вполне осознанно в 1968 году; тогда это было немодно, небезопасно и не, прошу простить, стадно).

 Библия о самом начале истории человечества говорит, что человек был создан Богом по образу Его и подобию Его. Все христианские богословы, — а до них и поныне еврейские комментаторы, — говорят, что «подобие» нужно понимать как естественное право на свободу, — т.е. не дарованное каким-либо правительством юридическую возможность, а изначально заложенное Богом сущностное право делать выбор между Добром и Злом.

 Библия не знает дуализма; она говорит о Боге Едином, Творце всего сущего, имеющем суверенное право на Свои действия. Сатана же — вовсе не антипод, равный Богу, а существо тварное, когда-то противопоставившее себя Творцу (в иудаизме здесь иное понимание, но обсуждать его в данном случае неуместно). История человечества представляется Библией, как многовековая драма, где противостояние сатаны Богу является условием формирования человечества в целом и человека в частности, — ибо иначе не было бы выбора. Забегая наперёд, следует сказать, что это не бессмысленное кружало, повторяющееся в каждом поколении, — хотя, надо признать, даже вдумчивым верующим зачастую трудно увидеть смысл происходящего. Ни о каком «конце света» Библия не говорит; в ней есть жизнеутверждающая надежда на ПРЕОБРАЖЕНИЕ человечества (здесь тоже одинаковое понимание эсхатологии как в иудаизме, так и христианстве).

 Сатане как воплощению Зла всегда претило проявление свободы любого выбора — будь то желание у кого-то украсть-не украсть или лишить-не лишить целую нацию на самоопределение. Так, например, в России позднего царского периода, вплоть до 1917 года, была церковная инквизиция, многочисленными Законами лишавшая всех прав состояния со ссылкой на каторгу тех христиан (по тексту уголовных статей), которые, согласно с естественным правом выбора переставали ходить в православные храмы в силу иного понимания Евангелия («инквизиция» — не моё слово, сказанное как бы для эпатажности; его произносили государственные мужи того периода, юристы, общественные деятели, писатели). Многомиллионное движение охватывало всю Российскую Империю. «Тройки», ночью, без суда — всё это практиковалось инквизицией. Большевикам впоследствии не нужно было чего-то придумывать, — разве что идеологию. Весь советский период — это идеологическое насилие над свободой выбора человека, хотя homo soveticus, селекционно созданный, далеко не всегда это осознавал. И выработался социальный генотип, о чём уже было сказано-пересказано, который не выдержал испытания даже краткосрочной свободой.

 С Перестройкой как-будто бы повеяло чем-то демократичным, и КГБ было не на шутку встревожено, ибо это в корне противопоставлялось его многолетнему курсу по удержанию народа в состоянии стадности. Была даже на какое-то время растерянность, но ненадолго, — ибо стала настойчиво внедряться заранее заготовленная в той же «конторе» разработка о православии как верном путеводителе народных масс к светлому будущему. Вместо обкомов КПСС стали обкомы РПЦ. Опыт дореволюционного прошлого ясно подсказывал, что лучшего способа держать население в послушном повиновении не придумать. Справедливости ради следует отметить, что здесь повезло и с самим населением: оно в большинстве своём весьма охотно отдало священное право выбора готовому набору обрядов, «таинств», традиций, не удосуживаясь личностно определить свою совесть перед Богом. Прав был богослов Николай Арсеньев, сказавший, что мир спасается «в конкретном, индивидуальном, Богом созданном лице».

 Что значит сказанное «покайтесь и веруйте в Евангелие»? Это не кликушеско-юродивое «Господи Сусе помилуй мя»; это — личностный поворот к Богу. И еврейское слово «тшувА» подразумевает то же: индивидуальное осознание себя перед Богом и решение жить по танахическим, т.е. библейским нравственным заповедям (упоминание об иудаизме здесь не натянуто, ибо христианство выросло не на пустом месте; по словам ап. Павла (ребе Шауля) христианство — это ветвь, привитая к основному стволу иудаизма).

 В конце 90-х и в начале 90-х было явно заметно такое личностное обращение к Богу, оно множилось и распространялось по всей территории бывшего Советского Союза. Что это значит практически? Человек осознавал себя не винтиком в социалистической системе, где ходячим пошлым присловием было «незаменимых людей нет». Он из Библии усваивал, что Бог заинтересован в нём, конкретно — в нём. Это давало возможность духовно распрямиться, осознавая свою индивидуальность. Но ведь сказано же было, что сатану это не могло устраивать, — и вот всеми силами пропаганды (тогда ещё интернета не было) стала насаждаться историческая, традиционная религия, которая совершенно не делая никаких для себя уроков из прошлого, с готовностью предложила старый набор своих ценностей: обрядовость и безоговорочную покорность. Государственная, де-факто, религия быстро стало проявлять свою готовность помогать светской власти «запрещать и не пущать», «освящая» собой всякое насилие внутри государства и вне его. Ещё Николай Бердяев (и не только он) писал, насколько трагично последствие порочного сожительства православия и государства, — но в постсоветской России этих корифеев христианской мысли быстренько пролистали, поахали, повосторгались…и забыли. Да и вообще игра «в боженьку» свелась лишь к тому, что на перси свои надели золотые кресты, даже не задумываясь, что вера в Бога — это и нравственная работа над собой, и ответственность перед Ним и окружающими нас. Но к чему заморачиваться? — ведь церковный сервис так удобен: помрёшь даже хотя бы и профессиональным киллером (попросту говоря — неоднократным убийцей), свезут в храм, отпоют за внушительное «пожертвование» — и спи спокойно, братан, в тех райских кущах, где несть печали и воздыхания.

 Чтобы снять обвинение в предвзятости, поясню: РПЦ МП здесь негативно упоминается по той причине, что она присвоила себе власть над большинством населения, начав, ещё устами Патриарха Алексия II, заявлять по поводу и без повода, что «Россия — наша каноническая территория». Это само по себе абсурдно, ибо в России много и других инославящих христиан. Но заявленное и утверждаемое доныне ГЛАВЕНСТВО морально предполагает, что данная конфессия должна и отвечать за всё, относящееся к нравственной области. И если бы, к примеру, на её месте оказалась конфессия евангельских христиан, охотно разделившее брачное ложе с государством, то результат был бы тот же; и спрос был бы такой же. Поэтому — России на будущее — ни одна конфессия не должна быть государственной (хоть де-факто, хоть де-юре); она должна быть отделена от школы, от вооружённых сил, от силовых структур.

 А тем временем 25 часов в сутки, день за днём, из года в год на ТВ и в интернете настойчиво и планомерно сатана культивировал насилие во всех его формах для того, чтобы молящиеся на экран воспринимали насилие как привычное явление, без нравственного содрогания. А когда сознание «народа-богоносца» обработано весьма успешно, то можно перейти и к практике ( см. название статьи). И «СО» на Украине также было освящено в лице своего российского православного первоиерарха, — т.е. оправдывалось то ужасное, сатанистское, что нам, россиянам, не замолить и в третьем поколении наперёд. Что же сатане не нравилось во вчерашнем братском народе — братском не символически, а кровно, языково, культурно, исторически? Если вынести за скобки всякое словоблудие и говорить об этом христианским языком, то не нравилось ненавистное ему тяготение к свободе самоопределения.

 С незапамятных времён притча всегда усваивалась лучше для понимания сути. Итак: у одного отца было два сына. После его смерти сыновья полюбовно — и юридически законно — разделили наследство, построив чисто символически забор между двумя участками, с оформлением всех процедур у нотариуса. Жили-поживали какое-то время, но Ивану что-то стало не нравиться на стороне Миколы: и сарай-то он построил не поймёшь какой, и жинка его варит борщ не так, как нужно. Долго терпя такое безобразие, Иван, закутавшись во что-то несуразное ( «менятамнебыло»), взял да и передвинул межу, захватив сарай. Пока суть да дело, вломился в одночасье в дом Миколы, наводя там порядок в своём вкусе. Правда, брат, не мешкая, вышвырнул непрошенного гостя из хаты. «Мораль сей басни такова…».

 Так мне видится эта «брань», говоря библейским языком. У всякого явления есть, как правило, закулисная причина, и на этом — основной акцент. Эта война священная в смысле сакральном, её корни иррациональны — нет ничего здравого ни в целях пресловутой «спецоперации», ни в методах ее достижения, ни в том, как после всего предпринятого можно будет не просто сосуществовать с соседями по планете, но и развиваться вместе с человечеством. Поэтому для меня это — война с духовными силами зла, которые ни в какой форме не терпят стремление к свободе выбора, к свободе совести, к самоопределению. И исправление этого страшного нравственного вывиха, как и обращение к Богу, дело опять же индивидуальное.

 «Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха, — а кто сознаётся и оставляет их, тот будет помилован» (Библия, Притчи 28:13).

Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Александр Булгаков: ИДЁТ ВОЙНА СВЯЩЕННАЯ»

  1. «…и вот всеми силами пропаганды (тогда ещё интернета не было) стала насаждаться историческая, традиционная религия, которая, совершенно не делая никаких для себя уроков из прошлого, с готовностью предложила старый набор своих ценностей: обрядовость и безоговорочную покорность. Государственная, де-факто, религия быстро стало проявлять свою готовность помогать светской власти “запрещать и не пущать”, “освящая” собой всякое насилие внутри государства и вне его».

    В этом тезисе решительно согласен со всем, кроме одного слова: «религия». В данном контексте уместно употребить слово «церковь». А церковь имеет такое же отношение к религии, как брачное агентство к любви. Церковь была и есть прежде всего административно-командной структурой, а потом уже всем остальным (если была и если есть этим самым «остальным»). А РПЦ, в отличие от католической церкви, со времён Петра I была неотъемлемой частью государственного аппарата. Сегодняшняя РПЦ, существующая в её наиболее отвратительном сергианском варианте, формально от государства отделена, но фактически – та же государственная структура. Разве что лицемерие зашкаливает.

  2. Benny B:
    19.04.2022 в 18:07
    «Очень плохо и опасно, когда вера в Бога используется для слепого стадного подчинения человека решению властей называть Х — Добром, а У — Злом».

    Позволю себе несколько откорректировать процитированную фразу: «Очень плохо и опасно, когда вера в Б-га подменяется верой в обожествлённую власть, а затем используется…» Далее – по тексту.
    0.

  3. Полностью согласен с автором в его понимании Бога: Бог изначально заложил в любом человеке индивидуальную способность делать правильный выбор между Добром и Злом — и Богу очень важен индивидуальный выбор каждого человека.
    Очень плохо и опасно, когда вера в Бога используется для слепого стадного подчинения человека решению властей называть Х — Добром, а У — Злом.

    1. Можно согласиться с автором А. Булгаковым и с В.В.:
      «Очень плохо и опасно, когда вера в Бога используется для слепого стадного подчинения человека решению властей называть Х — Добром, а У — Злом.» — Это почти 100 % , — если добавить: не все власти согласны с такой формулой. В частности, судя по информации из Брюсселя, Швейцарии…, имеется некая «система пяти глаз», где лидирующие в настоящее время партии перепутали традиционные понятия Добра и Зла. Эта путаница достигла предела, когда
      она становится невыносимой — для большинства граждан.
      Тракеры, журналисты и прочие непримиримые — в Канаде, США,
      Великобритании, Австралии и Н. Зеландии дают об этом знать всем, кто имеет
      доступ и интернету. И те, кто его имеют, сообщают в другие страны и
      империи, где зло и добро давно стали неразличимы.

  4. Это отрывок из моего комментария к тексту Иосифа Гальперина «Доброволки» (на прозе.ру):
    ***Много лицемерного и омерзительного было в ушедшем в нети Советском Союзе, но провозглашавшийся интернационализм, сохраняя ксенофобию на бытовом уровне делал при этом невозможной публичное её проявление. Интернационализм (особенно когда он частично растерял свою «классовость») прямо или косвенно противостоял системе, раздражая верхушку этой системы. Потому (ИМХО) радикальный постсоветский национализм, освобождённый от «гнёта» навязанного атеистического интернационализма, легко превращается в любой постсоветской республике в нацизм — как одно из маргинальных проявлений этнической самоидентификациии. В России это была сначала «Память» Васильева, потом Русское национальное единство Баркашова, Национал-большевистская партия Лимонова и много других тусовок поменьше, выраставших из зубов дракона, разбросанных спецслужбами по всем республикам СССР накануне распада. В России публичность этих националистических движений началась, кстати, гораздо раньше появления Руха на Украине, но протестная прослойка существовала всегда как попытка противостоять превращению украинского языка в новую местную латынь.
    И да — всякий сущий в народе язык обречён на желание развиваться при попытках его подавить. Неважно: украинский это язык, русский, или почти исчезнувший язык северного народа нганасан. Все попытки интернационализма уподобиться христианству (Апостол Павел в Послании к Колоссянам /гл. 3 ст.10-11/ говорит о соединении разделённого прежде: «по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всём Христос». И он же в Послании к Галатам (гл. 3, ст. 27-28): «Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе») не могло заменить христианской позиции. Это уточнение важно, ибо ясно, что речь у ап. Павла идёт о принявших Христа. Но вспомним, сколько войн было между христианами, и мы поймём, что этими новозаветными формулами политика всегда пренебрегает. Российские христиане ведут войну против христиан украинских. Это что? Примеров таких несть числа. В этих войнах Христа распинают ежедневно, гордясь при этом воителями-крестоносцами. У мусульман принцип «ни еллина, ни иудея» и т.д. — тоже действует. Но не действует, когда воюют шииты и сунниты, хотя внешне принадлежат той же авраамической вере, что и их противники, что и христиане, что и иудеи: их Творец — Иегова, Бог, God, Аллах — одна и та же высшая сущность, давшая Скрижали Завета Моисею на горе Синай.
    И очень многие люди вернулись даже не к ветхозаветности, а к язычеству. Кто-то служит золотым тельцам, кто-то — своим кесарям, кто-то — большим или малым этносам, кто-то превращает веру — в подобие сектантства. Процветает на всех уровнях мракобесие и колдовство, священнослужители благословляют свои этносы или народы, представляющие квазиэтносы — государства — на победы не только в спорте, но и в кровопролитных войнах.
    И если даже они, которые должны быть верными вере и единобожию, предают истину и благословляют не только защиту от нападения, но и нападения, то что можно ждать от их адептов?
    Так удобно быть такими же, как начальники (считай — как все, якобы как все).
    Остановлюсь. Курск утонул. Москва утонула. Меня это не радует. Но затевали это люди, не знающие и не понимающие народов, которые они хотели принудить к единообразию. Эти массовики-затейники крайне удивлены. И, думаю, они не понимают не только другие народы, но и свой собственный, который ещё Сталин благодарил за терпение. Наше народное терпение древнее, но это вовсе не значит, что оно вечное.
    Мне горько. Думаю, многим горько. Но при этом многие продолжают искать соринки в глазах противников, не замечая, что их собственные глаза полны брёвен.***
    И после короткой переписки с *нерелигиозным* Иосифом я добавил:
    ***Из-за классовости термин был «секвестирован», но суть ясна. Когда-то, в начале 80-х устно, а в конце 80-х письменно я назвал коммунизм ХРИСТИАНСТВОМ С ВЫРЕЗАННОЙ ДУШОЙ. Всё, как надо, только ни души, ни человека нет. Твоя нерелигиозность не может не отметить мысленно хотя бы того, что дьявол уж точно существует, разделяя и властвуя***
    Я согласен с автором. Бог рассудит. Не по людской справедливости, а по Господней. Я мню себя человеком, но сегодня сказал в одной дискуссии, что тоже нахожусь в тупике, выхода из которого не знаю. А измерять время поколениями не могу, ибо принадлежу своему.

    1. «но провозглашавшийся интернационализм, сохраняя ксенофобию на бытовом уровне делал при этом невозможной публичное её проявление»
      ============================
      В этом нет заслуги большевиков, это свойство марксизма в силу еврейства Маркса. НСДАП это социализм без Маркса и что получилось в итоге. Сейчас такая же ситуация, социализм в России с руссконациональным уклоном без марксистской философии. И ещё очень повезло. что российскую пропаганду ведёт Владимир Рудольфович Соловьёв/Шапиро с вкраплением армянских политологов, а не баркашовец какой-нибудь.

      1. Карл Генрих Маркс не обязан был любить Россию и не любил её. Они с Владимиром Рудольфовичем Соловьёвым/Шапиро на разных полюсах (ибо последний зарабатывает деньги и положение при троне на показном *патриотизме*, а у Маркса были всё-таки идеи).
        Возможно, у классика революций это начиналось с полного взаимного неприятия друг друга Маркса и Герцена. Не знаю, глубоко не изучал. Но некоторые высказывания Маркса о российском укладе можно считать в нынешней ситуации даже пророческими. Впрочем, потом Марс заинтересовался Россией, изучил русский язык, читал Чернышевского и, кажется, Добролюбова, была переписка с Верой Засулич. Но интернационализм — отнюдь не основная черта этого мыслителя. Не забудем и не будем об этом.
        Пропаганда вообще слово злое, особенно во время войны. Джонсон Хайрам когда-то сказал, что *первой жертвой войны становится правда*. Впрочем, задолго до него это же сказал Эсхил: *На войне правда — первая жертва*. То же можно сказать и об интернационализме, ибо вражда и ложь объяснимы только чьей-то выгодой. Мой дед Павел на германском фронте вечерами вместе со всеми участвовал в братаниях с немцами (I Мировая война), а с утра они же по приказу начинали стрелять друг в друга.
        Нам стоило бы всем признать, что ксенофобская порча выгодна только властителям разных сортов, особенно милитаристам. Это они толкают людей на клятвы во имя исполнения Каинова греха, в результате чего гибнут все братья.

  5. Всем сообщил авторитетно
    С экранов Главный Мудозвон:
    «3.14здец подкрался НЕЗАМЕТНО”
    Хоть даже НЕ СКРЫВАЛСЯ он…

  6. «Итак: у одного отца было два сына. После его смерти сыновья полюбовно — и юридически законно — разделили наследство, построив чисто символически забор между двумя участками…«
    ===========
    Не было, уважаемый автор, в стране дремучих трав символических заборов. Была символическая лестница, где на верхней ступеньке стоял брат Иван. Чуть пониже, в зависимости от направления северного ветра, стоял Петро либо Гоги (или Ашот, или…) . А где-то в самом низу стоял в очочках брат Абрам.
    — «Где Авель, брат твой?»
    — Родной или двоюродный?
    Рiдных нэ маю — наказав нам велыкый Тарас: «кохайтеся-любытеся, да не з москалямы,
    бо москалi — чужы люды…»
    — То добрэ, а що сказав Михайло Афанасьевич ?
    — «Черные и мистические краски, в которых изображены бесчисленные уродства нашего быта, яд, которым пропитан мой язык , а самое главное — изображение страшных черт моего народа…»
    https://www.culture.ru/persons/8263/mikhail-bulgakov
    А Кармелюк ще краще наказав:
    «За Сыбiром сонце сходить, хлопцi не зiвайтэ, ви на мене, Кармелюка, всю надiю майтэ…»
    Интересную и познавательную работу написал уважаемый Александр Булгаков. Мораль сей работы: «Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха, — а кто сознаётся и оставляет их, тот будет помилован…» — Придётся поверить автору на слово. А что ещё остаётся читателю?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *