Ядгар Шакиржанов: Короткие рассказы об увиденном во сне и наяву

 718 total views (from 2022/01/01),  6 views today

Коммунистическая идеология приникала в наши головы с младенческих лет. До сих пор помню, как я лихо отплясывал на детском утреннике в честь 100-летия со дня рождения Ленина. А потом, с огромной грустью говорил маме: «Как жаль, что дедушка Ленин умер». На что мама тихо вздыхала и соглашалась. Детский разум, как губка, впитывал в себя информацию, которая лилась на нас из газет, радио и телевидения. Апогеем всего этого стало моё проникновенное заявление: «Как хорошо, что я родился в СССР, а не в какой-то там Америке!» Железная логика, да и с ней в то время никто и не спорил.

Короткие рассказы об увиденном во сне и наяву

ЧАСТЬ 13

Ядгар Шакиржанов

Продолжениею Начало

Смерть вождя

Смерть Леонида Ильича Брежнева в ноябре 1982-го года не стала для меня, как и для большинства советских людей, неожиданностью. Глядя на него по телевизору, на его походку и внешний вид, мне было жаль этого немощного старика с затруднённой речью. С годами он становился очень сентиментальным, хотя и раньше не отличался суровостью. Одна лишь его реакция на смерть маршала Будённого, когда он рыдал на его похоронах, говорила о том, какой это легкоранимый человек. Всё мое детство и юность прошли под его «чутким руководством» (как принято было тогда называть). Хоть и родился я ещё при Хрущеве, но тот период я не мог помнить. Вообще, отношение к «вождям» в нашей семье, как в других, было неоднозначным.

Про Никиту Хрущёва мама отзывалась коротко и неохотно: «Засеял все поля кукурузой». Не густо, хотя в школе на эту тему даже на уроках истории не распространялись. Словно следовали известным правилам — «О покойниках либо хорошо, либо ничего». То же правило применялось и к Иосифу Сталину. О периоде его правления родители и другие взрослые говорили коротко: «Перегибы сталинской эпохи». Понимай как хочешь. Правда, в детстве меня это не особо интересовало. И ещё мама доверительно и негромким голосом сообщала мне: «Сталин сам не знал о творящихся безобразиях. Это всё его окружение!»

Видимо так силён был и ещё остался у старшего поколения страх перед той эпохой. А как могло быть иначе, ведь родного дядю моей мамы расстреляли ещё в 1937-м году, а родственников моего отца посадили в сталинские лагеря на несколько лет. Помню её детские фото, где она находится на фоне плаката с лозунгом: «Спасибо Ленину и Сталину за наше счастливое детство!» Во времена моего детства он стал звучать иначе: «Спасибо Партии родной за наше счастливое детство!»

Коммунистическая идеология приникала в наши головы с младенческих лет. До сих пор помню, как я лихо отплясывал на детском утреннике в честь 100-летия со дня рождения Ленина. А потом, с огромной грустью говорил маме: «Как жаль, что дедушка Ленин умер». На что мама тихо вздыхала и соглашалась. Детский разум, как губка, впитывал в себя информацию, которая лилась на нас из газет, радио и телевидения. Апогеем всего этого стало моё проникновенное заявление: «Как хорошо, что я родился в СССР, а не в какой-то там Америке!» Железная логика, да и с ней в то время никто и не спорил.

По мере взросления, к середине 70-х годов и дальше, в мою голову начинало приходить просветление. Видя по телевизору продолжительные аплодисменты «вождю» и жуткое подобострастие перед ним чиновников рангом пониже, становилось смешно.

Телевизор появился у нас дома лишь в конце 60-х годов. Это было такое допотопное устройство с прикрученными к нему деревянными ножками и обязательной приёмной антенной сверху. Антенна слабо ловила телевизионный сигнал, поэтому просмотр телевизора проходил с постоянными манипуляциями антенной, для улучшения качества сигнала. Телепередачи в черно-белом изображении сопровождались частыми помехами в виде бегающих и дрожащих кадров, для устранения которых на задней панели телевизора существовали две пластиковые вертикальные рукоятки — «частота кадров» и «частота строк». Если уж и это не помогало, то оставалась крайняя мера воздействия на непокорный «ящик» — удар кулаком по крышке. У большинства советских граждан пластиковый тумблер переключения каналов быстро ломался, поэтому эти функции выполнял надёжный инструмент — пассатижи.

Часто программа телевидения не совпадала с тем, что было на экране. Особенно, если в конце рабочего дня объявлялась очередное обращение Брежнева к советскому народу. Можно было уже не дожидаться демонстрации фильма, так как красноречивый оратор нарушал все планы своей длинной речью об успехах в деле построения светлого коммунистического будущего.

Ну а портрет Леонида Брежнева на стене Высшей Партийной Школы в центре нашего города заслуживает отдельного рассказа. Он жил своей особой жизнью: как только генеральному секретарю ЦК КПСС вручали очередную звезду Героя Советского Союза или Социалистического Труда, то мгновенно левое плечо вождя вырастало в ширину, чтобы могла разместиться новая награда. Вскоре эта диспропорция стала вызывать у всех смех.

Моё отношение к компартии, которая «наш рулевой», было особенным. Ещё в начальных классах меня удивляло слово отца — «коммуняки». Звучало это весьма забавно и удивительно, ведь он сам был членом партии. На что он парировал: «Мне необходимо это для карьерного роста». Из чего я делал заключение о том, что коммунистами становятся не по убеждению, а для восхождения по служебной лестнице. Прибавляли уверенности в моей правоте многочисленные анекдоты про Ленина, Дзержинского и про самого Брежнева, которые отец рассказывал в компании других партийцев.

Именно поэтому, когда в нашей стране объявили траур после смерти «вождя», я не стал «посыпать пеплом голову», а включил на полную мощь магнитофон с записью альбома «REVOLVER» группы Битлз, предварительно открыв настежь окна.

Вот такой у меня был своеобразный юношеский нигилизм.

Чужая свадьба

Чужая свадьба пела и плясала с самого утра. Всё началось с радостных приготовлений в доме невесты. Окружённая подружками, она никак не могла поверить своему счастью. А ведь этот день настал. Всю неделю шла подготовка. Торжество решили отмечать в доме родителей жениха. Был конец 70-х годов и для жителей советской Алма-Аты это было в порядке вещей. Самым сложным оказалось найти пять легковых машин для поездки будущей семейной пары с друзьями. Свадебный маршрут был обычным для всех молодоженов того времени: сначала посещение высокогорного катка «Медео», по пути остановка у родника, потом обязательное посещение урочища «Кок-Жайляу», чтобы полюбоваться на недавно построенную красавицу-телебашню. Обычно, спустившись в город, молодые возлагали цветы у памятника Ленину, который располагался на главной площади, напротив Дома Правительства. Конечная цель поездки шумной компании была всегда одна — мемориал «Вечный огонь» в парке им. 28-ми Гвардейцев-Панфиловцев.

С большими трудностями отцу жениха удалось договориться на своем заводе им. С.М. Кирова с мастерами, имеющими личный автотранспорт. К счастью, проблема была быстро решена. Получив приглашение на свадьбу, автовладельцы расщедрились и согласились повозить в субботний день молодежь. Это важно, что жениха и невесту будет возить сын начальника цеха на своей белой «Волге» ГАЗ 24.

С шутками и громко смеясь, родственники и друзья начали наряжать автомобили праздничными лентами и воздушными шарами. Капот белой «Волги» теперь украшала большая пластиковая кукла, одетая в свадебное платье и фату. Главное, чтобы погода не подвела. На дворе май месяц. Было тепло и солнечно.

Компания собиралась разномастная и многонациональная. Жених с невестой — русские. Свидетели со стороны будущей семейной пары — казахи. Они сами недавно поженились и в памяти их ещё свежи свадебные хлопоты. У жителей нашего города в те временя подобные торжества проходили примерно одинаково, по старым советским традициям. Это «выкуп» невесты, поездки на машинах и обязательное «похищение» молодой или её туфельки.

Начиналось все хорошо. Жених — молодой парень двадцати одного года. Он недавно вернулся после службы в армии и устроился к отцу на работу слесарем. Его родители настояли, чтобы он осенью поступал в политехнический институт на заочное отделение. «Хоть один человек в нашей семье будет иметь высшее образование!» — сказал его отец. Решение было принято на семейном совете и обсуждению не подлежало.

Молодые дружили ещё со школы. Невеста была на год моложе. Об этом дне она мечтала долгих два года, пока он проходил службу в Забайкальском военном округе.

Машины были набиты людьми до отказа. Девушки садились на колени парням, занявшим задние сидения. С визгом и шутками молодожены и их сопровождение выдвинулось в дорогу. В багажнике первой машины стояли сумки со спиртным и закуской. На каждой остановке по пути следования раскупоривалась бутылка шампанского или даже что -нибудь покрепче. Шли тосты и вино лилось рекой. Шла в ход и «тяжёлая артиллерия» в виде водки и грузинского коньяка. Сначала молодые отказывались, но после поддались на уговоры.

— Махнем по рюмашке! — с этими словами парни опрокинули в рот очередную порцию крепкого алкоголя. Девушки ограничились вином и шампанским.

— После первой и второй — перерывчик небольшой! — подзадоривал «дружка» жениха.

— Закусывайте, гости дорогие! — выдохнув после рюмки водки, произнёс жених. На душе стало весело и светло. Казалось, что там внутри поют птицы. Он крепко обнял и поцеловал невесту. Все одобрительно засмеялись и выпили вслед за ними. В районный ЗАГС свадебная делегация прибыла уже «навеселе». Обменявшись кольцами и получив поздравления от родителей и гостей, все высыпали на улицу.

— Ура! — кричали молодые. — Вечером торжество!

А пока все двинулись к заветному багажнику машины.

— Смотрите, не напейтесь! — пожурили родители и отправились помогать накрывать на стол. А веселье продолжалось.

Прошло время и к дому жениха подъехало пять машин. Из них вышли гости и нетвёрдой походкой стали двигаться в сторону подъезда многоквартирного дома. Девушки были с растрёпанными прическами, а парни с ослабленными галстуками и расстегнутыми верхними пуговицами рубашек. Но самое печальное зрелище представляли жених с невестой. Его под руки вытащили из машины и поволокли к ближайшей колонке с водой из артезианской скважины, которых в то время в городе было великое множество. За ним плелась босиком на подкашивающихся ногах невеста, с расплывшейся тушью на глазах и смазанной губной помадой, держа в руках туфли с поломанными каблуками.

— Какой позор! — причитала мать жениха, увидев сына.

У него был затуманенный взгляд, расстегнутая до пояса рубашка со следами рвотной массы и рваные брюки. Несчастного засунули под ледяную воду с головой, пытаясь привести в чувство.

Рядом на корточках, в свадебном платье с пятнами от вина и пищи сидела и плакала невеста, размазывая сопли и слёзы на симпатичном пьяном личике.

Расовая сегрегация

Автобус с решётчатыми окнами собирается везти нас в окружную тюрьму. Огромный темнокожий охранник пересчитал нас перед посадкой, назвав каждого пофамильно и указав на место в транспорте.

«Забавная получается картина, — думаю я. — Почему всех заключённых так сортируют?»

Переднюю часть салона занимают афроамериканцы. Теперь их так называют, оставлю старое название в моём далёком советском прошлом. Середину автобуса шумно заполонили латиноамериканцы. Они все поголовно в банданах и с татуировками на шеях. А вот пространство в конце автобуса представляет собой интересную вещь: здесь просторно расположились белокурые и голубоглазые мужчины.

«Почему не садишься? — свирепо блестя чёрными зрачками кричит мне надзиратель. — Вот же свободное место!»

«Это явная дискриминация по отношению ко мне! Я подам жалобу прокурору на нарушение моих гражданских прав!» — внезапно говорю я, набравшись мужества и медленно подбирая английские слова.

Огромная фигура охранника застывает на месте. Салон автобуса начинает потрясывать от громкого смеха заключённых. Им смешно от моего произношения, да и от самих слов.

«Заключённый. В чём проблема?» — сверля меня глазами и медленно проговаривая, чтобы я хорошо понял, спрашивает надзиратель.

«Дело в том, что вы хотите меня посадить на сиденье рядом с белыми американцами. Но этого нельзя делать, так как я не белый!»

«What the fuck!? А кто ты тогда, amigo?» — орёт мне толстый мексиканец из середины автобуса.

«Несмотря на то, что у меня белый цвет кожи, я по национальности — татарин! — начинаю я свою лекцию. — Это тюркоязычный народ, относящийся к монголоидам. А те, в свою очередь, принадлежат к жёлтой расе. То есть я желтокожий, как у вас в Америке принято разделять людей! Поэтому посадите меня рядом с китайцем, или японцем, или любым другим азиатом!»

После этих слов в автобусе наступает тишина, которую через минуту разрывает взрыв хохота.

«Чёртовы американские сериалы», — проснувшись, подумал я.

Print Friendly, PDF & Email

14 комментариев к «Ядгар Шакиржанов: Короткие рассказы об увиденном во сне и наяву»

  1. К Казахстану у меня тёплые чувства. Несколько лет, проведённых там в ссылке («Коксу», Кзыл-кумский район, Юж.-Каз. обл.), два года жизни в Чимкенте и учёбы в местном вузе оставили во мне добрые воспоминания о коренном населении этой страны (от чабанов в юртах и учителей местной школы до профессоров и декана). До сих пор помню «мен сен жаксы коремыз» и как мои друзья казахи называли меня «бырсумчик» по звуковой аналогии с моей фамилией.
    По привычке (знакомиться с автором по биографической справке портала, прежде чем читать его публикации) узнал много достойного о господине Шакиржанове, тронули его семейные заботы о бездомных животных (к чему я тоже сопричастен). Случилось так, что в его первом для меня тексте я прочитал: «… Мне одинаково противны Путин и Зеленский. Первый, наверное, сошёл с ума и возомнил себя спасителем мира от нацисткой мерзости, а второй – «переобутый» бандеровец, зарабатывающий деньги на этом конфликте «.
    От такой позиции автора у меня пропала охота литературного знакомства. Признаю за ним право на такое мнение (насильник = жертва), но оставляю за собой право на мою оценку такой точки зрения. Без ущерба для нас обоих.

    1. Дорогой Л. Беренсон.

      Зеленский —
      «переобутый бандеровец зарабатывающий деньги на этом конфликте»??
      Судя по безаппеляционности и уверенности, с которой назвал Зеленского («перебутый бандеровец) ув. Ягдар Шакиржанов, это мнение преобладает среди Казахской интеллигенции. Неужели Казахстан теперь такая дремучая перефирия, где и Путин и Зелинский котируются, как «одного поля ягодки»? Неужели глядя из Казахстана, безразлично, то ли Путин украл у Зелинского шубу, то ли Зелинский у Путина?
      Мне, как и Вам приходилось бывать в Чимкенте, и теперь даже жалею, что опрометчиво составил ошибочное мнение о состоянии их умов в далёких «шестидесятых». А может я тогда и сам был другим?

      1. Уважаемый Джейкоб.
        Я дал пояснения уважаемому Л.Беренсону, а теперь хочу и Вам. Среди казахской (казахстанской) интеллигенции бытует разное мнение. А я говорю про себя:
        я против этой войны и мне отвратительны действия Путина. А остальное я уже написал вышеуказанному господину.

    2. Здравствуйте.
      Мне непонятна такая неприязнь после моих рассуждений. Поясню более конкретно: моё мнение насчёт Путина не поменяется – это очень страшный и опасный человек. А вот насчёт Зеленского я буду готов принести свои изменения после того, как он своим указом лишит звания народного героя Степана Бандеру. Всё очень просто и понятно. Вот поэтому я и назвал его «переобутым» бандеровцем. Но ему ещё не поздно эту ситуацию поменять😊)
      С уважением ко всем читателям.

      1. Здравствуйте.
        В истории каждого народа есть факты и лица, вызывающие самые противоположные оценки и отношения. Есть они в истории Израиля, вероятно, и в истории казахского народа. Руководство страны не может игнорировать настроения части населения (даже малочисленной), особенно в смутное время. Сегодня совершается народоубийство и расчленение суверенного государства, а единственное требование к лидеру страны-жертвы — выстоять, изгнать агрессора, поднять страну из руин и добиться наказания насильника. Все этические и эстетические претензии к Зеленскому только тогда станут нравственно оправданными (если он выживет). Это моё (небесспорное) мнение. Никакой неприязни, о чём Вы пишете, нет. Есть потеря интереса.

  2. А про Ленина у меня был такой рассказ:

    Голова

    Она стояла в гараже, расположенном в просторном дворе нашего дома. Большая, сделанная из гипса или чего-то там ещё, она глядела белыми глазницами на шедших к ближайшим мусорным бакам жильцов. Распахнутая массивная деревянная дверь открывала вид на множество готовых и незаконченных скульптур и статуэток, заполонивших эту импровизированную мастерскую. Хозяин подолгу курил возле входа, одетый в рубашку с жилеткой. Лишь только борода и длинные волосы, выбивающиеся из-под тюбетейки, указывали на его принадлежность к богеме художников и скульпторов. Большая голова была установлена на деревянный постамент и часто выставлялась за пределы гаража на всеобщее обозрение. Но мне казалось, что ей хотелось просто подышать свежим воздухом. Возможно, скульптор задумывал слепить к ней и тело, вместе с руками и ногами, но за годы жизни в доме моего детства этого так и не случилось. Сначала голова вызывала у меня благоговейный трепет, как и у всех деток моего поколения, выросших под рассказы про доброго дедушку Ленина. Потом она стала вызывать лишь лёгкий смех. «Вождь мирового пролетариата» был похож на огромную болванку из гипса, полую внутри, на которой можно было написать любое слово и или разбить камнем.

    Его портреты глядели на нас со всех концов нашей необъятной страны: с экранов телевизоров, со страниц газет и журналов. С его плакатами мы ходили на демонстрации и посвящали ему песни. Но мало кто знал, что возле местной помойки расположилась голова самого Ленина.

    Голова так и осталась головой, не превратившись в статую. И, как мне кажется, с годами эта незаконченность уже перестала кого-либо беспокоить.

    1. Достойная незамысловатая проза. Коротенький рассказ о ленинской голове просто замечательный.

  3. Уважаемые читатели. Я даже не ожидал, что мои рассказы вызовут такую дискуссию об абортах:))

    1. Ядгар+Шакиржанов: 16.07.2022 в 05:23
      Уважаемые читатели. Я даже не ожидал, что мои рассказы вызовут такую дискуссию об абортах:))
      _________________________
      В первую очередь, это разговор об абсурде нашего общества (вы сами об этом пишете). Аборты — это как пример. Кстати, если бы не 100 — летний юбилей дедушки Ленина, не видать бы женщинам обезболивания.

      1. Уважаемая Инна. Спасибо за комментарии:)) Интересно знать мнение людей.

  4. До сих пор помню, как я лихо отплясывал на детском утреннике в честь 100-летия со дня рождения Ленина.
    ________________________
    А еще были соцобязательства. В одном медицинском учреждении(где мы были на практике) висело соцобязательство к 100 -летнему юбилею со дня рождения Ленина, один из пунктов которого гласил: «Добьемся стопроцентного обезболивания при производстве операции аборт». Какое это отношение к Ленину имело — поди догадайся

    1. «Какое это отношение к Ленину имело — поди догадайся…»

      Да самое прямое. Если бы мама Ленина сделала, в свое время, безболезненный аборт, мы жили бы в другой стране. (Не факт, конечно.) 🙂

    2. Когда-то прочитал воспоминания одной женщины о своей матери, которая работала в клинике где часто делали аборты. Там висел большой портрет Ленина, а под ним кто-то написал — «Я себя под Лениным чищу».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *