Валерий Рапопорт: Две сказки

 396 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Нудлок выглядел пожилым, небольшого роста худощавым мужчиной. Большинство посетителей зала, сидящих за столами с пивом, сделали ставки на матроса. А шеф зала обещал победителю пиво бесплатно. Только артисты цирка поставили на Нудлока. Матрос сразу ударил Нудлока и почувствовал жуткую боль в правой руке, как будто он ударил её о стенку. С левой рукой было то же самое, и он опешил. Нудлок произвёл правый апперкот в челюсть матросу, как он потом говорил: «Слабенький». Матрос подлетел на два метра, и при этом у него все зубы начали сыпаться на пол. Затем он сам рухнул на пол.

Неоконченная война из-за шотландских юбок

Валерий Рапопорт 

Цирк приехал в Гамбург, и в первое воскресенье артисты побывали на Фишмаркте (рыбный рынок). Джиник был в восторге. Рынок напоминал ему старый багдадский базар. Кричали продавцы, что у них самый лучший товар. Прилавки ломились от рыбы, овощей и фруктов. Покупателей было море. Кролик увидел английских матросов в юбках (килт), поднял голову и обомлел. А так как он был маленький, то со стороны показалось, что он подглядывает под юбку.

— Ах ты, маленький негодник! — сказал один из матросов и поднял его за уши.

— Давайте его сварим, — предложил другой матрос.

— А ну отпустите кролика, что вы семеро здоровых лбов пристали к маленькому, — вмешался Джиник.

— Нам угрожают. Мы вас сотрём в порошок! — хором зашумели матросы. — Пошли в аукционный зал, и мы вас поколотим на ринге.

— Согласен. Но вместо меня выступит мой брат Нудлок, а мне по моим правилам нельзя драться с людьми, — ответил Джиник.

На сцене зала соорудили ринг. Самый здоровый двухметровый моряк, которого звали Сэм, вышел на поединок. Джиник тихо сказал:

— Нудлок, выходи и поколоти их, а в лампе на твоём месте временно посидит кролик.

Нудлок выглядел пожилым, небольшого роста худощавым мужчиной. Большинство посетителей зала, сидящих за столами с пивом, сделали ставки на матроса. А шеф зала обещал победителю пиво бесплатно. Только артисты цирка поставили на Нудлока. Матрос сразу ударил Нудлока и почувствовал жуткую боль в правой руке, как будто он ударил её о стенку. С левой рукой было то же самое, и он опешил. Нудлок произвёл правый апперкот в челюсть матросу, как он потом говорил: «Слабенький». Матрос подлетел на два метра, и при этом у него все зубы начали сыпаться на пол. Затем он сам рухнул на пол.

— Наших бьют! — закричали шесть оставшихся матросов и бросились на ринг. Бой продолжался недолго, все семеро уже через минуту лежали на полу, а на Нудлоке даже не было царапины.

Хозяин бара принес Нудлоку большую кружку пива. Нудлок потребовал: «Мне бочку».

Когда он в один миг осушил бочку, закричал «Ещё!». И если бы не Джиник, остановивший его, то он бы выпил всё пиво. Когда его хотели вернуть в лампу, он не пролез, такой большой был у него живот, и кролику целый день пришлось просидеть в лампе.

На следующий день к директору цирка пришел капитан корабля:

— Ваш артист покалечил семерых моих матросов. У всех у них сотрясение мозга, сломанные челюсти и выбиты зубы. Лечение будет стоить дорого. Платите!

— Во-первых, драку начали Ваши матросы. А во-вторых, это был нечестный поединок с их стороны. Семеро на одного. Платить не буду.

— Тогда — суд.

В суде капитан предъявил иск цирку на десять тысяч фунтов стерлингов. А директор в свою защиту ответил, что они сами виноваты. Суд, выслушав их, удалился на совещание.

— Прав директор, но если мы отклоним иск, то обидим английский флот. Если мы обвиним директора цирка, то все боксеры будут нас презирать. Я перенесу заседание на три месяца, — сказал судья секретарю.

В это время в зале разорялся капитан:

— Если мне не дадут деньги, я одним выстрелом разнесу цирк в щепки.

— Джиник, наведи шорох на корабле, — шепнул на ухо Джинику директор цирка.

— Встать! Суд идет!

Судья, перечислив все факты, счёл их неполными и перенес следующее заседание на три месяца. В зал суда вбежали одновременно Джиник и адъютант командира корабля:

— Беда. Вертолеты с палубы слетели в воду. Все люки закрыты. Все двери заклинило, и они не открываются. Стволы пушек завязались сами в морской узел.

— Джиник, все хорошо, но завязать стволы пушек узлом — это перебор, — сказал директор покрасневшему Джинику.

Эта история закончилась следующим образом: через три месяца состоялся повторный суд. Пришел только директор. Капитан не явился, и суд отклонил его иск.

В тот же день комиссия по расследованию происшествия объявила, что корабль плохо обслуживался, и виноват командир. Он был разжалован в матросы и списан на берег. Корабль не подлежит восстановлению. Все матросы продолжат службу на других кораблях, кроме семерых, которые должны будут месяц отсидеть на гауптвахте, а затем списаться на берег. За это они затаили злобу на цирк. А цирк продолжал веселить зрителей Гамбурга.

Ответный ход

Все семеро матросов устроились охранниками в одной из гостиниц Лондона. Однажды они прочитали, что в город Темс приезжает интересующий их цирк. Все семеро взяли отпуск и помчались в Темс. Когда они прибыли туда, там уже устанавливали шатер, и стояли пока пустые вагончики для артистов. Ночью они выбили в них стекла. На следующую ночь они закрасили все афиши. Когда прибыли артисты цирка, полиция сказала, что возможно хулиганят детишки. Джиник предложил вывесить большое объявление в городе, а он посмотрит, кто разбойничает. Ближе к ночи вышли семь человек и в один миг закрасили объявление, а затем пошли в ресторан. Джиник узнал в них бывших матросов.

В ресторане Сэм сказал:

— Мы хорошо поработали, цирк будет посещать мало народу. Мне только сегодня за большие деньги вставили все зубы. Если мне опять попадётся этот старикашка Нудлок, я сотру его в порошок.

— Вы хотите опять помериться силами со мной? — ответил Нудлок, появившийся ниоткуда.

Все бывшие матросы обомлели.

— Так, голубчики, если вы ещё раз испортите рекламу, вам придётся заново вставлять себе зубы, — добавил Нудлок и вышел из ресторана.

— Нам надо их наказать. «Мы купим билеты в первый ряд и будем свистеть, когда на сцену будет выходить любой артист, и сорвём выступление», — сказал Сэм через некоторое время.

Джиник всё слышал. Он, как обычно, был невидим и, вернувшись в цирк, с директором и Одесситкой придумал план.

В первый день выступления цирка Сэм с друзьями сидели в первом ряду и, когда вышел директор и сказал: «Представление начинается», они начали свистеть в два пальца. Но не успели они один раз свистнуть, как в их рты залетели кляпы. Это Джиник с крылышками засунул их туда. Они пытались вытащить кляпы, но у них это не получалось. Сидящие рядом зрители пытались помочь, но кляпы сидели как приклеенные. Вышел Нудлок и сказал каждому на ухо:

— Я вытащу кляп, но если свистнете или скажете хоть слово, то он опять к вам прилетит. Встаньте, я буду вытаскивать.

Он вытащил все кляпы за один миг под аплодисменты зрителей. В конце первого акта на сцену вышел кролик:

— Сегодня эксклюзив. Семёрка, встаньте.

Но они не смогли подняться. Это Джиник смазал стулья клеем, когда Нудлок вытаскивал кляпы. Опять вышел Нудлок.

— Расстегните ремни на брюках, и я вас вытащу из них.

Они мгновенно расстегнули брюки, и Нудлок начал вытаскивать их. Трусы приклеились к брюкам, семёрка оказалась полуголой и бегом помчалась из зала под смех всей публики. На следующий день в газете Темса появилось фото их побега.

Опять в ресторане семёрка обсуждала план мести:

— Давайте похитим водовоз, нальем в него пахучую жидкость и зальем водой арену, — сказал Сэм.

Джиник опять всё подслушал.

Наутро семёрка на двух машинах колесила по городу в поисках водовоза. На заправке они увидели подъехавший водовоз, за рулём которого сидела переодетая в пожилую женщину Одесситка. Она вышла, заполнила бак и пошла платить в кассу, оставив открытой дверцу. Сэм вышел из машины и, увидев, что ключи торчат в замке зажигания водовоза, рассмеялся:

— Подойдите сюда. Смотрите, какая растяпа эта водительница!

Все шестеро посмотрели и сказали одновременно:

— Сэм, угоним её и едем в аптеку за пахучей жидкостью.

У аптеки они хотели выйти из машин, но опять оказались приклеенными к сидениям. Это Джиник постарался. Опять появился Нудлок, и повторилась история с брюками. В этот раз, полуголые, они бежали в гостиницу через целый квартал. В газетах Англии появилась фотография бегущей по улице полуголой семёрки людей.

— Сожжём этот цирк! — негодовал вечером Сэм в ресторане. — Мы ночью с таймером оставим в шатре канистру с бензином, а днем пойдем купаться на озеро за город. Джиник всё слышал.

На речке они готовили шашлык у костра. Перепачкавшись, все семеро разделись и прыгнули в воду. Джиник с Нудлоком бросили в костёр их одежду и залили их же бензином, чтобы лучше горело. Вспыхнул костер выше деревьев. Семёрка вышла на берег и увидела, что от их одежды остался один пепел.

— По машинам и домой!

Но их машины начали сами двигаться. Это Джиник и крылышки двигали их, а семерка пыталась их догнать. Так они без одежды бежали за машинами через весь город. На следующий день все газеты Великобритании пестрили их фотографиями. Семёрку вызвали в полицию и попросили уехать из города.

Семёрка в Лондоне посетила бывшего командира корабля. Все прохожие при виде их насмехались, а они шли, понурив головы. Капитан угостил их чаем и сказал:

— Любая месть ударяет в обе стороны, но особенно достаётся мстителям. Вам надо покинуть Лондон, а лучше уехать в США. Вы здесь превратились в посмешище. И никогда не связывайтесь с артистами цирка. Они фокусники.

А цирк спокойно продолжил свое выступление.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Валерий Рапопорт: Две сказки»

  1. Ну почему у этой компании все каверзы остаются безнаказанными? Несправедливо это! Пусть автор об этом подумает!

  2. Наконец-то мы опять дождались тебя, сказочник!
    Неистощимая весёлая фантазия и, как всегда, «добрым молодцам урок».
    Замечательно.
    Пиши! Ждём6

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *