Александр Левковский: Нечипоренко против Альвареса

 550 total views (from 2022/01/01),  6 views today

 Три дня спустя, с трудом придя в себя, Любовь Вениаминовна, по совету знакомых, обратилась к известному адвокату, Василию Ивановичу Шеварднадзе, который не замедлил подать в суд на незадачливого южноамериканца, требуя от него денежной компенсации в размере ста тысяч американских долларов.

 Нечипоренко против Альвареса

 Фантазия на юридические темы

Александр Левковский

На закате тёплого летнего дня Любовь Вениаминовна Нечипоренко брела неспеша уютным московским переулком, мимо здания посольства Республики Валенсуэла.

Внезапно нечто чудовищно тяжёлое обрушилось на неё сверху, сбило с ног и накрыло её с головой. Любовь Вениаминовна, хрупкая женщина семидесяти пяти лет, тут же потеряла сознание.

Впоследствии выяснилось, что на гражданку Нечипоренко рухнул сверху, с высоты третьего этажа, заведующий делами посольства Республики Валенсуэла, сеньор Хозе-Мария Че Гевара де ла Месси Альварес.

Три дня спустя, с трудом придя в себя, Любовь Вениаминовна, по совету знакомых, обратилась к известному адвокату, Василию Ивановичу Шеварднадзе, который не замедлил подать в суд на незадачливого южноамериканца, требуя от него денежной компенсации в размере ста тысяч американских долларов.

Надо отметить, что сеньор Альварес, будучи техническим работником посольства, не обладал дипломатической неприкосновенностью и, следовательно, мог быть судим в России.

Объявление о предстоящем суде вызвало взрыв возмущения в Валенсуэле. По всей стране прошли демонстрации протеста с лозунгами против «наглой империалистической политики России». Лидер оппозиции, Пабло Пикассо Мануэль де ла Иньеста Гойя, даже выступил с требованием порвать с Россией дипломатические отношения.

Суд длился четыре дня и вызвал крайний интерес в средствах массовой информации. В целях наибольшей информативности мы позволим себе ознакомить читателя с наиболее существенными отрывками из стенографической записи судебных заседаний, опуская второстепенные эпизоды и не пытаясь придать этой стенограмме какую-либо литературную форму.

День Первый (отрывки из стенограммы):

Секретарь суда: «Начинаем слушание судебного иска Нечипоренко против Альварес, дело 453246-007. Руководить судебным процессом будет Председатель суда, Клопов, Владимир Владимирович. Истцом по этому делу выступает гражданка России, Нечипоренко, Любовь Вениаминовна; ответчиком является гражданин Республики Валенсуэла, Хозе-Мария Че Гевара де ла Месси Альварес. Суд утвердил адвокатом истца члена Московской коллегии адвокатов, Василия Ивановича Шеварднадзе; ответчика будет представлять член Американской Ассоциации Адвокатов, г-н Теодор Тэйлор».

Судья Клопов: «В суд поступило ходатайство ответчика запретить адвокату Шеварднадзе участвовать в судебных процедурах по причине его якобы «неэтичного поведения». Слово по этому ходатайству предоставляется г-ну Тэйлору».

Теодор Тэйлор: «Уважаемый суд, я хотел бы обратить ваше внимание на в высшей степени непрофессиональное и неэтичное поведение моего уважаемого коллеги г-на Шеварднадзе. В декабре прошлого года, на судебном процессе в Махачкале, г-н Шеварднадзе был защитником известного дагестанского гангстера Исламбека Угамбердыева, который обвинялся в жестоком убийстве чеченского миллионера Ибрагимбека Султанбердыева. Господин Шеварднадзе применил в защите обвиняемого абсолютно недозволенные методы; так, например, г-н Шеварднадзе заявил суду, что следует принять во внимание следующие, якобы смягчающие вину, обстоятельства: во-первых, Угамбердыев убил Султанбердыева только двумя выстрелами в голову из пистолета системы «Токарев», а не прострелил его очередью из автомата «Калашников», что якобы является свидетельством «похвальных человеческих качеств обвиняемого». Во-вторых, обвиняемый Угамбердыев сжёг только городскую квартиру убитого, не тронув его обширную усадьбу на Рублёвском шоссе в Москве. В-третьих, обвиняемый убил только жену погибшего, Мамлакат Султанбердыеву, не тронув никого из его шести детей от первого брака, семи детей от второго и пятерых детей от третьего.

Я прошу суд удовлетворить ходатайство ответчика».

Судья Клопов: «В суд поступило также ходатайство истца запретить г-ну Тэйлору быть адвокатом ответчика, так как г-н Тэйлор якобы известен в Соединённых Штатах как «беспринципный и неэтичный защитник». Слово предоставляется адвокату Шеварднадзе».

Шеварднадзе: «Уважаемый суд, позвольте зачитать отрывок из стенографической записи судебного процесса, состоявшегося в июне позапрошлого года в Чикаго. В этом нашумевшем деле мой уважаемый коллега г-н Тэйлор представлял миссис Корнуэллу Клинтон, которая обвинялась в том, что она, потеряв всякое терпение из-за бесконечных измен супруга, отрезала ему пенис. Более того, она выбросила этот важный орган за окно, где он остался валяться в грязи в течение последующих двух часов, почти потеряв способность быть вновь присоединённым хирургически к телу мистера Клинтона. Г-н Тэйлор представил суду следующую возмутительную и абсолютно неэтичную защиту (я цитирую): «Господа присяжные заседатели! Моя подзащитная, совершив акт отрезания преступного фаллоса своего супруга, поступила в высшей степени благородно, в полном соответствии с гуманными принципами современной цивилизации. Давайте зададим себе риторический вопрос: да так ли нам нужен этот орган? Как средство размножения он явно устарел — современные способы консервации спермы и внематочной фертилизации делают пенис просто излишним. Как средство достижения женского оргазма он не выполняет своей роли: статистика утверждает, что 83 процента женщин являются фригидными, и никакой фаллос или даже многократная комбинация фаллосов не помогает им освободиться от этой сексуальной заторможенности. И заметим, кстати, что 46 процентов преступлений в мире совершается на сексуальной почве, и, значит, даже частичная ликвидация пенисов резко снизит глобальную преступность…».

Уважаемый суд, подобные методы защиты не могут иметь место в самом справедливом суде в мире — в суде Российской Федерации. Я прошу удовлетворить ходатайство истца и лишить г-на Тэйлора права представлять ответчика».

Секретарь суда: «Суд удаляется на совещание».

День Второй (отрывки из стенограммы):

Судья Клопов: «Суд объявляет, что ходатайства сторон отклонены. Адвокат истца может начать допрос свидетелей».

Шеварднадзе: «Истец вызывает в качестве свидетеля Виолетту Алексеевну Долгих».

(Виолетта Долгих занимает место на скамье свидетелей).

Шеварднадзе: «Свидетель, назовите, пожалуйста, ваш род занятий».

Долгих: «Я студентка Института Международных Отношений».

Шеварднадзе: «Отлично. Работаете ли вы где-либо, помимо ваших занятий в институте?».

Долгих: «Да. Я работаю вечерами в «Москва-эскорт». Это одна из московских сервисных корпораций».

Шеварднадзе: «Объясните, пожалуйста, суду, в чем заключается деятельность этой организации».

Долгих: «Ну, мы предлагаем модерные цивилизованные услуги в качестве компаньонок для состоятельных лиц: для богатых иностранцев, дипломатов, российских миллионеров, и так далее».

Шеварднадзе: «Включают ли ваши цивилизованные услуги также и сексуальные отношения?»

Долгих: «В общем, да». (Хихикает).

Шеварднадзе: «То есть, вы работаете не только вечерами, но и ночами, не так ли?»

Долгих: «Иногда. Не каждую ночь. Раза три в неделю».

Шеварднадзе: «Свидетель, скажите суду, где вы были десятого июня сего года, в восемь часов вечера».

Долгих: «Я находилась в здании посольства Республики Валенсуэла, на третьем этаже».

Шеварднадзе: «Что вы там делали?».

 Долгих: «Я была вызвана по телефону г-ном Альваресом, который нуждался в компаньонке на вечер и, как он сказал, возможно, и на ночь».

 Шеварднадзе: «Знали ли вы г-на Альвареса по предыдущим визитам?».

 Долгих: «Нет, не знала, а если б знала, то ни за что бы к нему не приехала».

 Шеварднадзе: «Объясните это ваше заявление».

 Долгих: «Видите ли, в нашем бизнесе мы не придерживаемся известной марксистской формулы «товар — деньги — товар»; у нас действует формула «деньги — товар», т.е. клиент сначала платит деньги, а потом получает услуги. Опыт показывает, что клиенты, как правило, не хотят расставаться с деньгами после получения сексуальных услуг — и их, в общем, можно понять». (Хихикает).

 Шеварднадзе: «Придерживался ли г-н Альварес формулы деньги — товар?».

 Долгих: «В том-то и дело, что нет! Едва я вошла в его кабинет, как он набросился на меня, как дикий зверь. Я отбила его атаку и заявила ему твёрдо, что ожидаю от него немедленной платы за услуги».

 Шеварднадзе: «То есть?».

 Долгих: «То есть, пятьсот долларов за раз или две тысячи за ночь».

 Шеварднадзе: «Вы сказали суду, что вы отбили его атаку. Как вы это сделали?».

 Долгих: «Ну, я, подобно нашему Президенту, владею в совершенстве приёмами самбо — это очень помогает в нашем бизнесе».

 Шеварднадзе: «Понятно. Что же произошло дальше?»

 Долгих: «Г-н Альварес не принял моё требование всерьёз. Поднявшись с пола, где он оказался после столкновения со мной, он опять бросился ко мне. Я стояла спиной к раскрытому окну, и когда он ринулся прямо на меня, я отскочила в сторону. Г-н Альварес потерял равновесие, перелетел по инерции через подоконник и рухнул вниз, на тротуар, с высоты третьего этажа».

 Шеварднадзе: «Благодарю вас… Кстати, свидетель, каковы ваши успехи на академическом поприще?».

 Долгих: «Я заканчиваю дипломную работу на тему «Любовники Екатерины Второй и их влияние на первый раздел Польши». Эта работа является продолжением моего курсового проекта под названием «Любовники Клеопатры и их влияние на образование Римской Империи», за которую я получила первую премию Российского Исторического Общества».

 Шеварднадзе: «Спасибо. Истец дальнейших вопросов не имеет».

День Третий (отрывки из стенограммы):

 Судья Клопов: «Начинаем прения сторон. Слово предоставляется адвокату ответчика».

 Тэйлор: «Уважаемый суд, ответчик просит отвергнуть обвинение истца как не имеющее фактических и моральных оснований.

Да, ответчик признаёт, что он упал на тротуар с высоты третьего этажа и слегка задел истца, но это падение вовсе не было результатом сексуальных домогательств, как лживо утверждает свидетель Долгих, а явилось следствием неосторожного сидения ответчика на прохладном подоконнике открытого окна в душный летний вечер.

Далее, ответчик просит суд принять во внимание широко известный легальный принцип «соотношения ущерба». Этот принцип, воплощённый во всех гражданских и уголовных кодексах мира, от Кодекса Юстиниана до Кодекса Наполеона, призывает судей сравнивать ущерб, нанесённый ответчику, с ущербом, понесённым истцом.

Уважаемые судьи, обратите внимание, что мой клиент, г-н Альварес, потерпел в результате инцидента следующие значительные травмы: перелом первого пальца левой руки, перелом второго пальца правой ноги, перелом третьего ребра слева и, наконец, перелом четвёртого позвонка. В то же самое время истец, г-жа Нечипоренко, отделалась лишь тремя лёгкими ушибами.

Принимая во внимание эти бесспорные факты, прошу уважаемый суд отвергнуть обвинения истца и обязать г-жу Нечипоренко оплатить судебные издержки ответчика.

 Благодарю вас, Ваша честь».

 Судья Клопов: «Слово предоставляется адвокату истца».

 Шеварднадзе: «Уважаемый суд, истец просит согласиться с обвинением и отвергнуть доводы ответчика как искажающие действительность.

Во-первых, истец считает, что сам факт падения г-на Альвареса на неё следует квалифицировать как нападение со скрытыми сексуальными мотивами. Ведь не упал же ответчик на двух мужчин, которые шли по тротуару рядом с гражданкой Нечипоренко, а выбрал для непосредственного физического контакта именно её!

Во-вторых, прошу вас принять во внимание, что гражданка Нечипоренко проработала немало лет, до развала Советского Союза, доцентом кафедры марксизма-ленинизма, и травма, которую она перенесла в результате преступных действий ответчика, вызвала у неё резкую потерю памяти именно в области её профессиональных интересов. Так, например, она в настоящее время помнит Маркса, но не помнит Энгельса; помнит Ленина, но не помнит Сталина; помнит индустриализацию, но не помнит коллективизацию; помнит «дело врачей», но не помнит «ленинградское дело»; путает Горбачёва с Ельциным, Мао Цзе-дуна с Чан Кайши, Березовского с Чубайсом, Буша с Обамой, и так далее.

Я надеюсь — более того, я уверен! -— что суд примет эти прискорбные факты во внимание и удовлетворит просьбу истца о финансовой компенсации.

Благодарю вас».

День Четвёртый (отрывки из стенограммы):

 Судья Клопов: « …В результате тщательного судебного расследования, суд согласился с доводами ответчика, г-на Альвареса, и отверг заявление истца, гражданки Нечипоренко. Суд обязывает истца оплатить судебные издержки ответчика в сумме девяти тысяч американских долларов…

Судебное заседание окончено».

 (Шум в зале. Истец падает в обморок. Конец стенограммы).

 Послесловие:

 В течение последующего месяца произошли следующие любопытные события, имеющие прямое отношение к закончившемуся суду:

  1. Решение суда вызвало взрыв восторга в Республике Валенсуэла. По всей стране прокатились волны демонстраций в поддержку дружбы с Россией. Президент Республики, Франсиско Франко де ла Эль-Греко Марадона, объявил о создании общества «Валенсуэла-Россия» и назначил себя его председателем.
  2. Неопознанными лицами (по-видимому, сторонниками гражданки Нечипоренко) было совершено нападение на адвоката Теодора Тэйлора. По свидетельству пострадавшего, преступники ворвались в его роскошный номер в гостинице «Интурист» и с криками «Где тут у этого гада пенис!» стянули с него брюки и попытались кастрировать его. Им это, однако, не удалось. В спешке и суматохе они смогли только отсечь так называемую крайнюю плоть, что сделало г-на Тэйлора верным кандидатом на переход в иудейскую либо мусульманскую религию, где ритуал обрезания является, как известно, обязательным.
  3. Российскими правоохранительными органами был арестован судья Клопов по обвинению в получении взятки от посольства Валенсуэлы в размере ста тысяч американских долларов. Следствие по этому делу продолжается. Тем временем в Интернет просочились слухи, что судья Клопов, вскоре после окончания судебного процесса Нечипоренко против Альварес, связался по телефону со свидетельницей Виолеттой Долгих с целью получения от неё сексуальных услуг и впоследствии встретился с ней в своей роскошной загородной усадьбе. Ходят слухи, что в разгар интимного свидания в спальню ворвалась внезапно приехавшая из Москвы супруга судьи Клопова. Последовала бурная сцена, в результате которой свидетельница Долгих, владеющая приёмами самбо, нанесла существенные увечья г-же Клоповой. Ожидаются волнующие подробности. Возможны новые судебные процессы; в частности, процесс Вероника Клопова против Виолетты Долгих. Следите за Интернетом…

 

 

 

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Александр Левковский: Нечипоренко против Альвареса

  1. Простите, а где вы узрели фантазию? Я бы назвал проще: «O, tempora, o, mores…»
    И — никакой фантазии! Узнаваемые имена, узнаваемые коллизии…
    Время, в котором мы живём…
    Живо, остроумно и весело!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *