Борис Гулько: Страшная сказка. Новогоднее эссе

 981 total views (from 2022/01/01),  6 views today

Великую цивилизацию в Европе создали не народы, а непонятно откуда бравшиеся гении. Создатель театра абсурда Эжен Ионеско писал: «Лишь несколько редких человеческих созданий, несколько человеческих гениев сохраняют в себе дух и разум». Таким гением был великий сказочник Ганс Христиан Андерсен.
Андерсен был филосемитом. В детстве он учился в еврейской школе, дружил с еврейской девочкой Сарой. Потом Сара появляется в его жалостливой сказке «Еврейская девочка». Сара несчастна, поскольку одинока в христианской стране.

Страшная сказка. Новогоднее эссе

Борис Гулько

5.1.2023

Важнейшим из искусств являются детские сказки. Ильич, считавший по-иному, был неправ.

Сказки воспитывают из детей народ. Европейские народные сказки, собранные и обработанные братьями Гримм и Шарлем Перро — жестоки. Характерная — «Мальчик-с-Пальчик» в версии Шарля Перро. Родители в ней для экономии припасов отвели своих сыновей в лес, чтобы их там съели дикие звери. А сообразительный крошка-сынок вернул своих братьев домой. Родители к тому моменту пополнили свои запасы и детям обрадовались. Читаем в хрониках, что в Европе со времён античных Греции и Рима было обычным выкидывать на улицу лишних детей.

Не лучше было отношение к старикам. Поэтому в сказках старуха обычно — ведьма или баба Яга, которая варит и ест деток, а старик — Кащей Бессмертный, который никак не помрёт. Какие сказки, такова и история Европы, полная крови, жестокости и войн.

Великую цивилизацию в Европе создали не народы, а непонятно откуда бравшиеся гении. Создатель театра абсурда Эжен Ионеско писал: «Лишь несколько редких человеческих созданий, несколько человеческих гениев сохраняют в себе дух и разум». Таким гением был великий сказочник Ганс Христиан Андерсен.

Андерсен был филосемитом. В детстве он учился в еврейской школе, дружил с еврейской девочкой Сарой. Потом Сара появляется в его жалостливой сказке «Еврейская девочка». Сара несчастна, поскольку одинока в христианской стране.

Другая история изгоя, понятная еврею, проведшему детство в чуждой стране, рассказана в сказке Андерсена «Гадкий утёнок». Во вполне утиной семье рождается ни на кого не похожий птенец. «— Ужасный урод! — сказала она (мама утка, или родина). — И совсем не похож на других!» «Гадкому утёнку» «никто не давал проходу. Его клевали, толкали и дразнили не только утки, но даже куры». Впрочем, «Гадкого утёнка» согласились терпеть дикие утки, с условием: «только бы ты не лез к нам в родню». «Бедняжка! Где уж ему было и думать об этом! Лишь бы ему позволили жить в камышах да пить болотную воду, — о большем он и не мечтал».

Но вот «Утёнок» впервые увидел лебедей. Он «не знал, как зовут этих птиц, не знал, куда они летят, но полюбил их, как не любил до сих пор никого на свете».

. . . «И он опустился на воду и поплыл навстречу прекрасным лебедям, а лебеди, завидев его, замахали крыльями и поплыли прямо к нему. . . в чистой, как зеркало, воде он увидел свое собственное отражение. Он был уже не гадким темно-серым утенком, а красивым белым лебедем!»

Место птице — в стае своих. Похоже, Андерсен был стихийным сионистом.

Евреи любили Андерсена, одинокого в том мире, и всю жизнь поддерживали его. Последние свои годы сказочник прожил и умер в доме Мельхиоров, известной семье многолетних главных раввинов Дании; один из этой семьи был даже замминистра иностранных дел Израиля.

Другой великий сказочник Самуил Маршак в 1911 году, молодым человеком, совершил путешествие в Землю Израиля и написал полные любви к ней стихи и заметки. В ту пору еврейская община Палестины была бедна и существовала в большой степени на благотворительность евреев диаспоры (они платили специальный налог для евреев Палестины) и на помощь богатых еврейских филантропов как сэр Мозес Монтефиоре и барон Ротшильд. А в 1922 году Маршак написал сказку в стихах «Кошкин дом».

Богатая эмансипированная кошка не хочет знаться со своей бедной еврейской роднёй и велит прогнать бедных голодных племянников:

Чего от нас они хотят,
Бездельники и плуты?
Для голодающих котят
Есть в городе приюты!

Кошка предпочитает светское общение с интернациональной компанией — всяких козлов и петухов. Подруга-свинья сообщает:

Своих малюток-поросят
Я посылаю в детский сад,
Мой муж следит за домом,
А я хожу к знакомым.

Хотя расположение друзей кошки не выглядит искренним:

Петух
(тихо
 — курице)

Смотри, перина — чистый пух!

Курица
(тихо)

Она цыплят крадет, петух!

Чем не кровавый навет? По-настоящему дружба интернациональных «друзей» кошки-еврейки проверилась бедой. Кошкин дом сгорел. Видно, Маршак предвидел ужасы 30-х годов. Предвидеть их было несложно для переживших «малый Холокост» Гражданской войны в России. В убежище кошке отказали все её «друзья».

Обошли мы целый свет —
Нам нигде приюта нет!

заключает кошка. Тут вспомнились бедные родственники — котята. Они готовы были в необустроенной Палестине приютить европейских родственников:

Хоть у нас и тесно,
Хоть у нас и скудно,
Но найти нам место
Для гостей нетрудно!

11 лет спустя, в 1933 году, когда в Германии к власти уже пришли нацисты — смертельная угроза для евреев, Маршак посвятил поэму «Мистер Твистер» иной теме — американскому расизму. Миллионера Мистера Твистера, собравшегося в Ленинград и выбиравшего гостиницу, волновало:

Только смотрите,
Чтоб не было
Рядом
Негров,
Малайцев
И прочего
Сброда.
Твистер
Не любит
Цветного народа!

Евреи страдали от дискриминации, и тема расизма была им близка.

Борьба за гражданские права чернокожих вспыхнула в США в 60-е годы. В маршах за их права были активны и евреи. В известном марше 1964 года рядом с Мартином Лютером Кингом (МЛК) шагал известный консервативный раввин Абрахам Джошуа Хешель. Среди студентов, отправившихся в южные штаты для регистрации чернокожих в предвыборные списки, было много евреев. Двоих из них убили белые расисты. МЛК вспоминал о раввине, избитом за участие в их борьбе.

МЛК ценил поддержку евреев и сам сочувствовал сионизму. «Когда критикуют сионизм — подразумевают евреев; антисионист — наследник антисемита, и всегда был таким», писал он.
После принятия администрацией Линдона Джонсона «Программы позитивных действий», по-другому — обратной расовой дискриминации, и поддержки одиноких матерей системой велфера, чернокожее население южных штатов США в значительном количестве двинулось обживать успешные метрополии северо-запада страны. Особенно активно переселенцы селились в еврейских районах.

В 1990 году, в большой степени еврейскими голосами, мэром Нью-Йорка впервые был избран чернокожий — Дэвид Динкинс. На следующий год в Краун Хайтс, районе, который делят поныне хасиды ХАБАДа и чернокожие, случился еврейский погром. Динкинс решил «дать страстям выйти», и лишь на четвёртый день, когда президент США Буш-старший пригрозил ввести в Нью-Йорк Национальную гвардию, Динкинс дал приказ полиции вмешаться.

В первый день погрома 17-летний Лемрик Нельсон зарезал 29-летнего аспиранта университета из Мельбурна Янкеле Розенбаума. Жертва перед смертью опознал убийцу. Но суд оправдал Нельсона. После вынесения приговора семья оправданного и члены жюри отметили это банкетом. А Динкинс назвал вердикт «торжеством правосудия».

Традиционно чёрный антисемитизм был участью андеркласса. Типичен телерепортаж — репортёр расспрашивает обитателей бедного чёрного района: почему они не любят евреев. Ответы однотипны: «Я не антисемит. Но посмотрите вокруг — камера показывает городскую панораму — все эти дома принадлежат евреям». Источник чувств понятен — зависть. Евреи богаты. Хотя нет худшей участи для домовладельца — иметь собственность в таком районе. Среди прочих социальных бед их иногда сотрясают мятежи, сопровождаемые поджогами. Мятеж чернокожих в южном Лос-Анджелесе весной 1992 года привёл к гибели 63 человек и убыткам в $1млрд.

Время от времени в смешанных районах становится популярной «игра в нокаут». Играется она так: к еврею или еврейке, для надёжности старым и ветхим, подходит сзади, или даже навстречу чёрный парень и неожиданно сильно бьёт в лицо. Цель игры — послать еврея в нокаут. Смерть сбитого с ног, видимо, тоже зачитывается за успех.

Самый авторитетный из современных консервативных публицистов США профессор истории Виктор Дэвид Хансон в статье от 29.12.2022 для Toronto sun описал явление, названное им «Самый новый антисемитизм» (СНА). Корни СНА он видит в ненависти университетских левых к Израилю, вызванной «невероятной победой Израиля в 6-дневной войне 1967 года». Израиль из андердога превратился в «империалистического неоколониалистского великана». «Университетский истеблишмент ныне — яростно антиизраильский, что неотличимо от антиеврейский», — пишет профессор.

Другой источник СНА по Хансону — «левый политический класс: конгрессменши Рашида Тлаиб, Ильхан Омар, феминистка Линда Сарсур». Список этот можно расширять долго.

«Особенно распространён СНА стал среди успешных афро-американских политиков, знаменитостей и миллиардеров… трудно найти какого-либо крупного чернокожего лидера, который не торговал бы антисемитизмом, будь то Джесси Джексон, Эл Шарптон, Луис Фаррахан или бывший пастор бывшего президента Барака Обамы Иеремия Райт», сообщает Хансон.

Вывод его пессимистичен: «Черный антисемитизм распространяется странным, опасным способом. Ортодоксия «проснувшихся» (так в США называют нынешних чёрных борцов с расизмом, Б.Г.) утверждает, что жертвы не могут быть обидчиками. Медиа, в которой доминируют левые, скрывает или контекстуализирует ненависть, пропагандируемую их собственными адептами.

Еврейско-американский истеблишмент остаётсяпреимущественнолиберальным. И ему удобно упускать из виду черный антисемитизм, учитывая требования левой межсекторальной солидарности.

Итак, ожидайте, что СНА станет более распространенным и более токсичным», предупреждает Хансон.

«Гадкий утёнок» из сказки давно уже превратился в прекрасного лебедя, в один из ведущих в мире технологический, научный, гуманитарный и медицинский центр, спешащий помочь попавшим в беду из-за природных катастроф или стать убежищем для евреев из зон рукотворных несчастий, вроде нынешней войны России и Украины. Но Израиль одновременно остаётся фокусом, объединяющим зло, ищущее по миру себе применение.

Центром, организующим это зло стала ООН в разных своих подразделениях, как «Совет по правам человека» и «Международный Суд», а также в своих главных органах, Генеральной Ассамблее (ГА) и Совете безопасности.

10 ноября 1975 года мир решением ГА ООН отказал Израилю в праве на существование, признав его расистским государством. В декабре 1991 года, после краха «империи зла» СССР, ГА ООН отменила эту свою резолюцию.

Мир наш похож на сказку, в которой бродят по земле злые великаны и пытаются раздавить её героя. Сказка порой страшна.

Но по жанру её ожидаем счастливый конец.

Двухтомник «Поиски смыслов». 136 избранных эссе, написанных с 2015 по 2019 годы.

$40 в США, 100 шекелей в Израиле. Е-мейл для заказа: gmgulko@gmail.com

По этому же е-мейлу можно заказать и другие книги Бориса Гулько

Print Friendly, PDF & Email

17 комментариев к «Борис Гулько: Страшная сказка. Новогоднее эссе»

  1. Да, современные американские сказки перестали учить, что надо бороться за свободу и за её сохранение для следующих поколений.

  2. ЕВРЕЙСКАЯ НАРОДНАЯ СКАЗКА.

    Наум Сагаловский.

    КУРОЧКА РЭБЭ

    Была у рэбэ курочка,
    ой, курочка была,
    нивроку, как снегурочка –
    кругом белым-бела!
    Как песня, задушевная,
    росла врагам назло,
    нежирная, кошерная,
    примерно два кило.
    Свежа, подобно персику,
    хоть ножки отрубай!
    Метель ей пела песенку:
    спи, курочка, бай-бай!..
    Притом, совсем не дурочка,
    без лишних мелодрам
    носила яйца курочка
    для рэбэ по утрам.
    А тот, как под копирочку,
    с утра, когда вставал,
    в яичке делал дырочку
    и тут же выпивал.
    Но вдруг случилась паника:
    кошерный, как маца,
    наш рэбэ утром раненько
    не смог разбить яйца!..
    Уменья много всякого,
    и силой не иссяк,
    и так его, и сяк его,
    об стол и об косяк!
    С яйцом никак не справятся
    ни тесть – на что уж дюж,
    ни рэбэцн-красавица,
    ни дети – восемь душ,
    то молотком, то гвоздиком
    колотят мал-мала!
    Позвали мышку с хвостиком –
    и та не помогла.
    А тёща рэбэ – Сурочка –
    сказала мышке: «Цыц!
    Зачем нам носит курочка
    небьющихся яиц?
    Мы что – играем в жмурочки?
    Большой тебе поклон!
    Сварю-ка я с той курочки
    жаркое и бульон».
    Ой, курочка, ой, белая,
    твой век – не сладкий торт,
    ой, что же ты наделала –
    себе гэбрахт дым тойт!..
    И ах это, и ох это,
    и в доме кутерьма,
    потом позвали шохета,
    и курочки нэма!
    Ой, где же ты, волшебная?
    Как ветром унесло.
    Нежирная, кошерная,
    примерно два кило…
    Пошла на мясо курочка –
    всё то, что дал ей Бог:
    и крылышки, и шкурочка,
    и шейка, и пупок.
    Вот так и разбиваются
    невинные сердца,
    и слёзы проливаются,
    а всё – из-за яйца.
    Короче, съели курочку –
    таков её удел.
    А рэбэ дали пулочку,
    чтоб он не похудел…
    Но где же, – будет спрошено, –
    несчастное яйцо?
    Лежит оно, заброшено
    куда-то под крыльцо,
    забыто, не расколото…
    Уже прошли года,
    а что оно из золота –
    никто не догада…

    ====

    Русская народная сказка
    О Колобке и педофилах

    Леонид Каганов,

    В тридевятом царстве, в полицейском государстве жили были старик со старушкой — у самого телеэкрана в избушке. Попросил бабу дед — испеки мне колобка на обед. Посмотрела бабка рецепт в интернете, принялась искать муку в буфете; обыскала балкон, обыскала туалет, пробовала одолжить у соседей — получила хамство в ответ.
    Надела бабка валенки, вышла на трассу — дошла до города, отстояла очередь в сберкассу. Сняла со сберкнижки последние пятаки — купила в палатке пачку муки. Вернулась домой, порылась на антресолях — нашла пачку дрожжей и щепотку соли. Сходила в церковь, отошла в конец зала — отскребла с подсвечника свечного сала. Вернулась усталая, съела валидол из аптечки, полежала, оклемалась — и к печке. Слепила колобок, обжарила немножко — да положила остудить на окошко.
    Остыл Колобок, пришло время обеда — а он как заорет на бабку и на деда: «Руки прочь от меня, будет хуже!» Да как заголосит в окошко наружу: «Я маленький, я кругленький, на блюдечке катался — меня бабушка домогалась, меня дедушка домогался! Гражданское общество, хватайте вилы — бейте их, бейте, они педофилы!» Набежали полицейские, не стали разбираться — да и подвергли стариков химической кастрации. А Колобку осталась неплохая квартира — с комнатой, кухней, балконом и сортиром.
    Катится Колобок по району — мимо лавочек, окрашенных, зеленых. Справа заборы, слева гаражи — горит помойка, бродят бомжи. Начались высотки, кончились сараи — вдруг выходит навстречу Заяц. На носу очки, во рту сигарка, в лапах двухтомник «Классификация Ламарка». Устал бедняга, идет с работы — весь день принимал у студентов зачеты. Увидел Колобка — застыл прочно. Надо же, какое странное беспозвоночное! Схватил Колобка, да говорит ему: «Колобок, Колобок, я тебя в музей возьму!» Колобок в ответ: «Пожалуйста, ты в своем праве — только дай мобильник, sms-ку отправить?» Схватил мобильник, залогинился в интернете — и давай орать в социальные сети: «Я маленький, я кругленький, я на блюдечке катался — меня бабушка домогалась, меня дедушка домогался. Так домогались, что полдвора видело! А теперь Заяц домогается — выкладываю видео! Гражданское общество, хватайте вилы — бейте Зайца, бейте педофила!» Набежали полицейские, не стали разбираться — да подвергли Зайца химической кастрации. А Колобку достался мобильник, золотые очки и вставная челюсть — пустячок, да прелесть.
    Покатился дальше Колобок — а посредине дороги стоит Волк. Выставил что-то типа штатива — измеряет, как дорога проложена криво. Так положено ему по работе — смотрит в окуляр, помечает в блокноте. Вдруг видит в окуляре — глобус Луны! Чуть не наложил в штаны! Протер окуляр, сменил глаз: ну точно, глобус Луны, как раз! Стал даже ближе, видны кратеры! Помотал головой, выругался по-матери. А глобус ближе и ближе, у самых ног. Волк оторвался от окуляра, видит: Колобок! Вот же неровность рельефа, вот так диво! А Колобок — прыг на верхушку штатива, скорчил жалостливую рожу, да как заорет, привлекая прохожих: «Я маленький, я кругленький, я на блюдечке катался — меня бабушка домогалась, меня дедушка домогался! Меня Заяц домогался, это снято на видео! Меня вообще много народу обидело! На меня все нападают скопом! А Волк пялился на мои интимные места телескопом!!! Гражданское общество, хватайте вилы — бейте Волка, бейте педофила!» Набежали полицейские, не стали разбираться — да подвергли Волка химической кастрации. Достался Колобку штатив с аппаратом, да бумажник Волка, где лежала зарплата.
    Катится Колобок еще полчаса. Вдруг навстречу выходит Лиса. На лапе у Лисы татуировка «л-и-с-а», а в лапе травматический пистолет «Оса». Колобок и Лисы не испугался, да как начал: «Меня дедушка домогался… Меня бабушка домогалась, меня Заяц…» — А Лиса в ответ: «Я глухая! Иди поближе — к самому уху…» Хвать Колобка — и прижала к своему брюху! Заткнула Колобку рот — упала на спину, да как заорет! «О, боже, что делается, о, небо!!! Меня насилует батон хлеба!!! В центре города, посредь бела дня — батон хлеба насилует меня!!! О, горе мне, о, позор мне — насилует меня в извращенной форме!!! Граждане, что же это творится? Где гражданское общество, где блогеры, где полиция?» Прибежали полицейские, не стали разбираться — и подвергли Колобка химической кастрации. Лопнул Колобок, рассыпался по дорожке — прилетели голуби, доклевали крошки… и тоже химически кастрировались все. А имущество Колобка досталось Лисе! Каждому педофилу придет свое время! Мораль сказки: так будет со всеми!
    Господи, господи! Господи, господи! Ясно, чего ты нас не любишь, господи! Мы же все — твои дети божие. Мы же все — на детей похожие. Если б ты, господи, нас любил… про тебя сказали бы, что педофил!

  3. Судя по всему, серьезных комментариев этого эссе не предвидится. Так что позволю предложить читателям другое эссе : » Как бы Раши, крупнейший средневековый комментатор Талмуда и один из классических комментаторов Танаха, прокомментировал сказку «Курочка-ряба» («Классические тексты с комментариями Раши, (Алина Позина и др.))
    1. Жили-были дед и баба, и была у них курочка-ряба. 2. Снесла курочка яичко, не простое, а золотое. 3. Дед бил-бил, не разбил. 4. Баба била-била, не разбила. 5. Мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось. 6. Дед плачет, баба плачет, а курочка кудахчет: 7. «Не плачь, дед, не плачь, баба. 8. Я снесу вам новое яичко, не золотое, а простое».

    Комментарий Раши:
    1. Дед – старец. Подобно «И муж этот во дни Шауля был старцем» (Шмуэль I, 17:12). Сидел в воротах вместе с (прочими) судьями.
    Курочка – согласно толкованию мудрецов, была из потомков голубя, отпущенного Ноахом. Возражает рав Цыпа: разве? Ведь учили мы, что курица – не птица. Нет, (была она) из потомков пророка Йоны. Как он – не птица, так и она (Ципорин 29 а).
    А если желаешь толковать аллегорически, толкуй так: добродетелью и трудолюбием была подобна курочке, что встаёт на рассвете и спешит снести яйцо, как сказано: «Встаёт затемно, чтобы приготовить еду» (Мишлей 31:15)
    ряба – одетая в пёстрые одежды. Подобно «И сделал ему одежду разноцветную» (Берешит 37:3). Подарил ей особые одежды в знак любви.
    2. Снесла — Подумала: «Чем отблагодарю благодетеля моего?» Тотчас свершилось чудо, и снесла яйцо из золота. Как сказано (Теhилим 34:16): «Взор Г-спода — к праведникам, и слух Его — к их молитве» (Курочка раба 2)
    Золотое – в напоминание о Иерусалиме, как сказано: «Йерушалаим шель заhав», и о Храме, что был покрыт золотом. Удостоилась этого, так как об Иерусалиме были все помыслы её.
    3. Бил-бил, не разбил – ктив. А следует читать (кре): не раз бил. И это действие относится к курочке. А если скажешь, что относится к яйцу, то ведь сказано далее:«упало и разбилось».
    Для чего нужно грамматическое усиление? Чтобы подчеркнуть усердие деда и бабы в воспитании курочки, как сказано:«Берегущий розгу ненавидит сына своего, а любящий поучает его сызмальства» (Мишлей 13:24)
    5. Мышка– старшая сестра Курочки. Из зависти решила она разбить яйцо. Подобно этому (Берешит 37:4):«Когда увидели братья его, что отец любит его больше всех братьев его, то возненавидели его» (Курочка раба 3)
    Другое толкование: завидовала сестре, поскольку та собиралась выйти замуж раньше неё, как сказано:«Сестра моя, невеста» (Шир-hа-Ширим 5:1)
    6. Дед плачет, баба плачет – есть множество аллегорических толкований этого стиха, я же пришёл ради простого смысла, и он таков: они оплакивали разрушение Храма, как сказано у пророка: «Как потускнело золото, изменилось отменное злато!» (Эйха 4:1)
    курочка кудахчет – открылся в ней пророческий дар. И везде, где встречаем слово «кудахчет» вместо «говорит», далее следуют пророческие речения от имени Вс-вышнего.
    7.«Не плачь…»– это слова утешения.
    8. «Я снесу вам новое яичко» — следует понимать аллегорически: Я отстрою Вам новый Храм.
    Не золотое, а простое (на иврите «там»)– мудрецы спорят о смысле этого стиха. Я же считаю, что простой смысл таков: лишь прямодушные («тмимим»), подобные деду и бабе, удостоятся увидеть Храм отстроенным.

  4. Вообще говоря, приписывать умершим авторам художественных произведений то, чего у них даже в мыслях не было-удобный и известный прием. Но к сказкам и стихотворениям для детей этот прием вроде бы ещё не применялся. Так что автор в этом деле пионер🙂

  5. Юдофобы просто звери,
    Ну и кто же “царь зверей”?
    В это нелегко поверить,
    Но царём у них еврей…

    «Юдофобы» можно заменить на «христиане», «демократы», «педерасты», «коммунисты», «реформисты», «прогрессисты» — список «нечисти» можно продолжать до бесконечности 🙂

  6. Автор забыл (или не догадался?) упомянуть такие сказки и прочие произведения с сионистским подтекстом, как «Колобок» — бабка с дедкой Колобка «слепили» (дали высшее образование) — а он от них «ушел» — эмигрировал в Израиль; «Ромео и Джульетта» — девушка из еврейской семьи и парень из семьи антисемитов полюбили друг друга, но окончилось всё печально; «Смерть пионерки» — тяжело заболевшую еврейскую девушку родственники-христиане пытались заставить отречься от ее религии («надеть крестик»), но она мужественно отказалась и предпочла умереть еврейкой.

    И так далее — фантазия здесь ничем не ограничена! Главное, чтобы главврач ничего не узнал!

    1. Вы дали автору идеи для будущих эссе. 🙂
      Кстати, я не вижу ничего плохого в подгонке различных сюжетов (сказок, пьес, фильмов и т.д.) под еврейские темы — этакие ремейки. Главное, чтобы сделано было качественно.

  7. Сказку Андерсена «Гадкий утёнок» я прочёл во втором классе. Это был голодный 1946-47 год. В классе я был единственный еврей, но наша заслуженная учительница работала ещё с царских времён.

  8. Это Маршак где-то написал (возможно, сказал), что кошка — еврейка или имеет место быть оригинальное авторское прочтение сказки «Кошкин дом»? 🙂

      1. Я имел в виду не кошку-еврея Л.Кассиля, а тётю-кошку из «Кошкин дом» С.Маршака, о которой пишет Борис. 🙂

    1. Если кошка — еврейка, то ее дом — Израиль. Тогда получается вполне антисемитское произведение (дом-то сгорел!)…

      1. Неправда ваша — сгорела кошкина Европа, а Израиль с котятами-евреями уцелел 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *