Редьярд Киплинг: Поэзия. Переводы Владимира Блаженнова — 4

 168 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Редьярд Киплинг

Поэзия

Переводы Владимира Блаженнова

Завет

Когда в толпе соратников смятенье,
Тебе не доверяют ни на грош,
Ты должен укротить свое волненье,
Сам, различая правду или ложь.
Коль можешь ждать, то жди без нетерпенья,
Среди лжецов душою не криви,
А ненависть отринь без сожаленья,
И славословье и хулу прими!

Коль сон с мечтою делу не помогут,
А думу думать — не кирпич таскать,
И, коли ты прошел Огонь и Воду,
То Трубы Медные не перестанут лгать!
И если твое слово превращают
В витой силок для ловли дураков.
А жизни основанье разрушают,
То строй, чини, латай, в конце концов

Коль смог собрать все достоянье в кучу,
И всем рискнуть, поставив на «Зеро»,
Все проиграть, и, уповать на случай,
Не сожалеть о том, что не пришло!
Заставить силой сердце, нервы, жилы
Служить сверх срока, что уже прошел,
Отказывают жилы — отслужили!
Всё, кроме Воли, что орет: «ПОШЕЛ!!!»

Коль сможешь быть с толпой предельно честен,
При Короле — достоинство хранить,
Коль для своих ты станешь интересен,
Чужих никак не сможешь оскорбить!
Коль ты секундами считаешь детство,
И, завершив свой бег, исполнишь срок!
Земля и все, что в ней — твое наследство.
И — что важней — ты, ЧЕЛОВЕК, сынок!

If

If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming it on you,
If you can trust yourself when all men doubt you,
But make allowance for their doubting too;
If you can wait and not be tired by waiting,
Or being lied about, don’t deal in lies,
Or being hated, don’t give way to hating,
And yet don’t look too good, nor talk too wise:

If you can dream — and not make dreams your master;
If you can think — and not make thoughts your aim;
If you can meet with Triumph and Disaster
And treat those two impostors just the same;
If you can bear to hear the truth you’ve spoken
Twisted by knaves to make a trap for fools,
Or watch the things you gave your life to, broken,
And stoop and build’em up with worn-out tools:

If you can make one heap of all your winnings
And risk it on one turn of pitch-and-toss,
And lose, and start again at your beginnings
And never breathe a word about your loss;
If you can force your heart and nerve and sinew
To serve your turn long after they are gone,
And so hold on when there is nothing in you
Except the Will which says to them: «Hold on!»

If you can talk with crowds and keep your virtue,
Or walk with Kings — nor lose the common touch,
If neither foes nor loving friends can hurt you,
If all men count with you, but none too much;
If you can fill the unforgiving minute
With sixty seconds’ worth of distance run,
Yours is the Earth and everything that’s in it,
And — which is more — you’ll be a Man, my son!

Молитва перед боем

Земля потемнела от гнева, Над морем звучит трубный глас;
И взбунтовались державы, Настроенные против нас:
Теряем в бою легионы — Отпор получают враги,
О, Яхве, Властитель Грома, Бог Битвы, нам помоги!

Высокая страсть и гордыня, Тревожный излом бровей,
Холодные души — отныне Мы милости просим твоей!
Как умник в Тебя не поверит, Так может дурак проглядеть,
Коль вечности нам не измерить,
Так дай же нам сил умереть!

Кто преклоняет колени Пред алтарем не Твоим,
Не получив просветленья, По вере воздастся им!
Примчатся не званы на помощь, Честью гонимы— тотчас!
Не трать на них Гнев справедливый, Обрушь его лучше на нас!

За паникой и устрашеньем, Кончается Воли запас –
От спешки и до преступленья, Спаси и помилуй нас!
В награду за наше служенье Твердости нраву придай
И смерти без колебанья, Хотя бы попробовать дай!

Глаза у Марии печальны,
Спаси, сохрани, помяни Тех, что досрочно предстали
Пред Божеством и людьми! От женщины каждый рожденный
И нужен ему, всякий раз, Друг верный и враг благородный –
Мадонна, молись за нас!

Готовых к атаке собрали, И драки не избежать –
Отцы на Тебя уповали, Теперь сохрани нашу рать.
Чудес и знамений исполнен, Всю жизнь и в прощальный час,
О, Яхве, Властитель Грома, Бог Битвы, услыши нас!

Hymn before action

The earth is full of anger, The seas are dark with wrath;
The Nations in their harness Go up against our path:
Ere yet we loose the legions — Ere yet we draw the blade,
Jehovah of the Thunders, Lord God of Battles, aid!

High lust and forward bearing, Proud heart, rebellious brow —
Deaf ear and soul uncaring, We seek Thy mercy now!
The sinner that forswore Thee, The fool that passed Thee by,
Our times are known before Thee —
Lord, grant us strength to die!

For those who kneel beside us At altars not Thine own,
Who lack the lights that guide us, Lord, let their faith atone!
If wrong we did to call them, By honour bound they came;
Let not Thy Wrath befall them, But deal to us the blame.

From panic, pride, and terror, Revenge that knows no rein —
Light haste and lawless error, Protect us yet again.
Cloke Thou our undeserving, Make firm the shuddering breath,
In silence and unswerving To taste Thy lesser death.

Ah, Mary pierced with sorrow,
Remember, reach and save The soul that comes to-morrow
Before the God that gave! Since each was born of woman,
For each at utter need — True comrade and true foeman —
Madonna, intercede!

E’en now their vanguard gathers, E’en now we face the fray —
As Thou didst help our fathers, Help Thou our host to-day.
Fulfilled of signs and wonders, In life, in death made clear —
Jehovah of the Thunders, Lord God of Battles, hear!

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Редьярд Киплинг: Поэзия. Переводы Владимира Блаженнова — 4»

  1. If в переводе Самуила Маршака было моей моей молитвой с 18 лет (сейчас 72). В более поздние годы разыскал переводы Корнилова. Дудина, Грибанова.Фалько и др., из которых более пронзительным для меня все же нахожу перевод Лозинского «Заповедь». Ваш перевод смел (посоревноваться с классиками!) и прекрасен. Спасибо. Не известен ли посетителям Портала перевод К. Симонова?, мне кажется, когда-то он мне где-то встречался, но сейчас неуловим. Может быть это мираж. Еще раз огромное спасибо.

    1. Странно, что не только вы, Марк, но и просто никто вокруг меня не упоминает о переводе Николая Гумилева. Жалко, нет с собой, но помню, что нравился мне больше всех читанных в те поры, лет 25 назад. Помню, что он так же близок к оригиналу, как марщаковский (то есть, ближе других), но более упруг, если можно так сказать. Впрочем, это воспоминания об ощущении. Что бы почувуствовал сегодня, не имею понятия.
      Гумилев назвал свой перевод просто «If». Маршак перевел название на русский. Зачем сочинять пафосные «Заповедь» или т.п., понять не могу.
      Данный перевод считаю хорошим, достойным встать в ряд.

    2. Уважаемый Марк! От души благодарю за столь высокую оценку моего перевода .
      Попыткам перевести If несть числа, имя им — легион! Сам я затесался в эту компанию
      исключительно по-нахалке.
      Как-то мне пришла мысль, что некоторые произведения подобны той бездне, что
      начинает всматриваться в тебя. Они живут собственной жизнью и уже сами себе выбирают
      переводчика. Я общался с несколькими вполне зрелыми людьми, у кого первым переводом
      было именно If. У меня первым был «Тигр» Блейка (еще большая наглость).
      Что до Симонова, то широко известны «Обший Итог», «Серые Глаза», «Дурак»,
      «Гиены», «Пропавшие без вести» и «Эпитафии». Одно время я относил к ним «My Rival»,
      которую разместил в параллельном переводе, но настоящий автор — Г.Симонович обиделся и меня поправил. Других симоновских переводов Киплинга я не встречал. С уважением, В.Б.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *