Полина Аксенова: Лирика

 222 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Полина Аксенова

Лирика

Детство

Оставляя в покое заведомо беспокойное,

Губы измазывая в ниточках сладкой ваты,
Ждать. В сумбуре, в полумраке искать достойное,
Быть на Земле рожденными в восьмидесятых.

И может быть, кому-то покажется странной
Эта тихая быль,
Но есть прохладный туманный день
И окна на монастырь…

Ходить в глубину себя, где есть небо и есть любовь,
Не прятаться от дождя, не видеть снов
И к теплой руке прижиматься – ты это знай,
Что нет ничего дороже. Лети. Летай

В этом туманном
Прохладном прекрасном дне,
Отыскивая самого себя
На очень глубоком дне.

И может быть, кому-то покажется странной
Эта тихая быль,
Но есть прохладный туманный день
С окнами на монастырь…

10.10.2008

 

По осеннему парку гуляют души…

По осеннему парку гуляют души,
Разнарядка в силе, а где-то праздник…
И нам так трудно друг друга слушать,
Не слыша лишнего, не видя грязи.

Каждый ищет положенное ему место,
И все в осени, и шум фонтана.
И любовь, похлопывая по карманам,
Ищет царственное священство

Троеточия пролагая, полагая все, полагая…
Все стремясь, и как-то не понимая,
Что судьба сама рукополагает.

И горит расцветками эта осень,
А потом зима. Все шагают прямо
И куда-то. Только чужая проседь
Задает вопросы, как в детстве мама.

Прокутив избытки, от недостатка
Любим, тщетно слагая цельность,
И в конце непонятого беспорядка
У каждого – беспредельность.

15.10.2008

 

***

Тишина, как подарок: ни птиц, ни звонков

Поутру только солнце в апрельском величье

Боль в груди, боль в сплетеньях изнанки висков

Как пунктиры колес на вокзалах столичных.

 

Ничего не случилось; свершается жизнь –

Так обычно на вид и наивно несмело

Чтоб подняться на новые виражи,

Чтоб избавиться

от лжи

сумела.

 

Чтобы смело глядеть в обрыв,

Чтоб летать и не чувствовать тела,

Чтобы в цель долетали стрелы

Поэзия

назрела как нарыв.

 

Апрель 2007

 

 

На кухне

Вот так вот, долгими вечерами,
На маленькой, неуютной кухне.
Налево, газ, резко вспыхнет пламя
Под чайником, и легко потухнет.

А этих правых и виноватых
Не счесть; сегодня особо много,
Как мало истинных и распятых…
Как мало света, как мало Бога.

А может, просто все это — жадность?
Вот выключатель, вот свечи, спички…
С чего взяла: обобщенность, стадность?
Да просто быт и твои привычки!

И что же ты надуваешь губы,
И снова строчки все пишешь, пишешь…
Огонь, вода… А бывают — трубы,
Как ни проси их гудеть потише.

А светлячок? А ночной фонарик?
Да ты, подруга, гляди, забыла,
Что цвет весною, как летом парит,
Как ты права, и что ты любила…

Неужто света и вправду меньше?
Не только то, чем она видна,
Есть вся Вселенная… А ты —
Просто женщина, и ты одна.

24.11.2008

 

 

Кто ты

Ты – огромное исключение
Из правила всех мужчин,
Я – из правила девочек-гоев.
Вот так. А что?
То, что из тысяч и тысяч твоих личин
Вижу суть. Знаю имя, и кто ты, кто…
Распластавшись по запаху сигарет
(ненавижу и мучаю… Не хочу!)
Я – единственная из твоих побед.
Я смеюсь, потому что ведь я плачу.
Это сложно: ночами хотеть мираж.
Это подло: забыть, не смотреть в глаза.
Это больно и медленно: входишь в раж,
И слезами капает бирюза
Из моих браслетов… Остывший чай,
Призабытый запах… Чужой звонок
Эта книжка… Рассвет… Трамвай.
Умывальник. На щиколотке шнурок.
Рассказала прошлому, не тебе,
Рассказала бестолку, потолку,
Что бреду повсюду, и что изгой
Не твоя и все же – в твоей судьбе.
«Варекайя» громче, и сохнет лак.
Стольких звуков красочный аромат.
Я не жду, не мучаюсь, не прошу.
Тут бы мог последовать русский мат.
В нежно-белой майке и юбок в пол
В хрустале отражается водопад.
Дурью маюсь. Красивая (это в стол).
О тебе не думаю. Ты не в лад.
Но почувствуй: вот она, как гремит,
Только включишь, и громко шипит вода…
Но от этого на сердце не щемит,
Только снова сильная тошнота.
Ты любви не знаешь, а я люблю,
И любви не веришь, и за игрой
Прячешь козыри. Ладно. А я не сплю
Без снотворных. Ну надо же. Боже мой.
Ты – огромное исключение
Из правила всех мужчин,
Я – из правила девочек-гоев.
Вот так. А что?
То, что из тысяч и тысяч твоих личин
Вижу суть. Знаю имя, и кто ты, кто…

2.07.08

 

Невесты

Я думала: все так просто. Я думала: будут дети.
Но все оказалось снами и практикой Менегетти.
Я думала: тем же самым весенним волшебным садом
Тебя зачарую снова, когда ты придешь быть рядом.
Но станешь ли ты достойным? Сумеешь принять как чудо?
Когда отражусь слезою, как ветер, из ниоткуда?
Я думала: ты не станешь. Я думала: различаешь.
Но тихо молчали стаи заутренних диких чаек.
Ты думал: любить излишне, когда затихает море…
Не понял, что так наступает тот час, когда – только двое.
Я этого так хотела, не зная твоих теорий,
И быть собой не умела, не веря твоей истории.
Я думала: все так просто. Зачем же не верить в сказку?
В которой есть злые ведьмы, в которой есть свет и краски…
Я сразу с тобой прощалась, задолго, еще до встречи.
Но долго не прекращалось волненье в какой-то вечер.
Такое, как было нужно тебе для немых коллекций.
Для приготовления супа.
Перца,
соли,
специй.
Я думала… Не ошиблась… И так благодарна Богу.
Не верю тебе так сильно. Не верю в твою тревогу,
Заботу и откровенность… В восторженность… В отреченье…
Не верю – и отпускаю. С рождения и к рожденью.
Твои дороги – навстречу. Мои – не скажу, какие.
Быть может, тебе расскажет внезапный июльский ливень.
Я думала: как все просто, но это гораздо проще.
Ты слушай. Уже сегодня ты сам все себе напророчил.
Чего-то совсем не сделал. Чего-то совсем не понял.
Становишься все скучнее, как деревянный пони.
Иди. Не люблю. Не надо. Ты сам так хотел услышать.
И стать очень грустным садом в оконных широких нишах…
Красиво любить готова любая из лучших женщин,
И быть не твоею снова в остатках античных трещин.
И ты – из такого теста. И что же. Пускай так будет.
Так чувствуют все невесты,
Так думают те, кто любит.

13.08.08

 

Царевны

Мужчины завоевывают
Новые территории,
Их условия:
Независимость и love-story.

И как будто никто
Им не нужен по-настоящему.
Приветствуются:
Мини-юбки, коленки,
И платья летящие,

Пока не увидят:
Пространства все
Так переменчивы,
Пока не освоят
Одно: пространство
Любимой женщины.

Но все осваивают,
Что и как повезет,
И в этой игре значима
Не любовь,
А собственный счет.

— Тебе куда?
— В офис и вроде бы, до шести.
— Я вот тоже об этом:
Нам, знаешь, не по пути.

Но, как бы
Ни было сложно порой,
Женщина не должна
Становиться злой,
Но такие мы злые,
Ненастоящие.

Ходят по городу
Царевны спящие.

7.11.2008

 

***

Брожу по городу, как сумасшедшая,

Не исчерпавшая своего одиночества.

Руки-улицы отовсюду тянутся

Со всех сторон север и мои полночи.

 

Не слушай меня, юродивую,

Душою больной извечную,

Слагающую рапсодии,

Теряющую их в вечности.

 

Не выносила, не выкормила,

Разбила полет-иллюзию,

Твои пути возвеличила,

Свои дороги – сузила.

 

Стихи болят в бесконечности –

Судьба ведь такая маленькая

Одиночества – наши чаяния

И признаки изначалия.

 

26.08.02

 

Любовь смиренная

Любовь смиренная и вещая,
И больше ничего не надо…
Укутаешь нетеплым вечером
В уютный шарф из листопада…

Обнимешь клятвенно и трепетно,
Творя пред Богом обещанья.
Любовь смиренная и вещая,
Залог небесного свиданья.

А я смеюсь и снова балуюсь.
Все неприятности ничтожны…
И я смеюсь, и я не жалуюсь,
Шурша листами бестревожно.

За эту детскую улыбку
Ты небесам даешь обеты.
Она, как настроенья скрипки –
Предверье будущего лета.

Ну, что еще тебе хотелось бы?
Насильно тут не взять, не надо…
Укутаешь нетеплым вечером
Мне плечи в шарф из листопада…

2008-04-17

 

***

За пределами вне-меня

Столько всего.

За пределами вне-меня –

Какая-то чушь.

За пределами вне-меня

Горят фонари и чьи-то слова.

За пределами вне-меня

Я всегда остаюсь права.

 

Делаю ошибки в словах,

Ничего не могу понять.

Я наивна в свои 15,

Также как сильна в 25.

 

Темный лес, покрытый лоском

Света звезд; такси, огни.

Мы с тобой совсем одни —

И утренний Воздухофлотский.

 

Приз – тревожная жалость

Королевы-свободы, пьянящей

Женщины, имя которой – Усталость,

Молчащей…

 

Делаю ошибки в словах,

Ничего не могу понять.

Я разумна в свои 15,

Также как глупа в 25.

 

За пределами вне-меня

Между вокзалом и аэропортом

За пределами вне-меня

Остаются за бортом,

Забывают открыть глаза,

Ловят привидение дня –

За пределами вне-меня.

 

За пределами вне-меня

Плачущей, спящей, смешащей

Я хочу остаться собой —

Настоящей.

 

2.12.05

 

Октябрь

 

Кинематографичность кадров, красочный бурелом
Весело, безоглядно, будет – и поделом!
За окоемом вьется время седым дымком.
Что еще остается прошлому на потом?
Сочно-багряных капель кизиловых полон куст.
День необъятно светел и невозможно густ –
Люди, смешки, улыбки. В полные две горсти
Осень сжимает шибко блики, и до шести
Все еще не морозно, бурно, совсем светло…
Пляшет, как на котурнах, вывеска шапито…
Ветер разносит шорохи смятых газетных слов.
И по полям стихают стрекоты тракторов…
Трепетных, ненарочных ямочек возле рта
Всполохи… Звуки смеха – нотная красота…
Это такой октябрь, это такие дни.
Варева радости в чарку судеб своих плесни,
Не останавливай, слушай: кружится – отойди!
Перед грядущей стужей… Грейся и просто жди.

31.10.10

 

***

Пожалуйста, давай поговорим.

Ведь в кои веки мне нужны слова.

Давай пускать по стёклам сизый дым.

А впрочем… Разболится голова,

И будет мне уже не до чего,

И будет дождь по каплям слёзы лить.

Жестокое холодное стекло –

Оно как я, не может говорить.

Но всё же, мне услышать голос твой

Неимоверно хочется сейчас.

Пожалуйста, давай поговорим –

Чем ты живешь, страдаешь в этот час?

Мне что-то так не терпится узнать,

О чем молчишь, что силы нет сказать?

О чем не доверяешь, не поешь?

Мне это так не терпится узнать.

Пожалуйста, давай поговорим.

Посмотрим вдаль, на зябкие кусты.

Быть может, скажешь что-то о себе,

И я пойму: передо мною – ты.

Вздохнем навстречу всем твоим словам

И улыбнемся взгляду воробья.

И примем проявившееся вдруг.

И я пойму: перед тобою – я.

 

2.12.05

 

Shield

Мой друг играет рок-н-ролл,
Такой, как я не люблю.
Мы не можем сказать друг другу:
“I will take the shut for you!”
И все, как и должно бы быть,
И в общем, на своих местах.
Нам разное дано любить,
I’ll stand in your way, мой страх.

В снежном холсте пурги
Колеблются фонари.
След от тоски заметает
На счет три.

Девочки-ноты около да вокруг.
Автомобиль тормозит, и я выхожу.
«Давай тебя провожу».
И мы снова едем, туда, где в городе юг.

Мне не нужно ни о чем говорить,
Потому что мне нечего ждать.
Кажется, просто жить –
Это проще, чем просто лгать.

И не нужно ничего объяснять.
Все романы сложены в стол.
Он не станет моим щитом,
Он играет рок-н-ролл.

Мой друг играет рок-н-ролл,
Такой, как я не люблю.
Мы не можем сказать друг другу:
“I will take the shut for you!”

28.12.2008

 

***

Я не дам тебе прийти.

В силе женщины мало толку.

Сильная женщина и дожди.

Нитка в иголку.

 

Жизнь на грани, святой баланс,

И рассветы.

Сила женщины, альянс

Весны и лета.

 

Измученные бессонницей глаза

Слез не знают.

В них тайна ночи и бирюза

Небес рая.

 

Маленькая – сон и явь,

Юнь и старость.

Необузданный, дикий нрав

И усталость.

 

Рисунки, музыка, вечера –

Не в убытке.

Потерян в давнем позавчера

Ключ к калитке.

 

Прости и пой, прости, прости.

Судьбу – в иголку.

Я не дам тебе прийти.

В силе женщины – мало толку.

 

23.11.06

 

 

***

Как в зале ожидания,

По переулкам памяти

Мелькают непонятные

Созвучия и образы.

А где-то коридорами

Бегут мои знакомые.

А может, только кажется,

Ведь очень тихо вечером,

И люди неизвестные

 

Давным-давно покинули

Мою обитель детскую.

А я сижу, невидная,

На самой дальней лестнице.

Листок упал за окнами,

И все труднее дышится

От слез дождливой осени.

 

ноябрь 1996

 

 

Зачем ты? Новый день воскрес
Зачем ты? Новый день воскрес,
И яблони в дожде мечтают,
И солнцем позабытый лес
Свои секреты раскрывает.

И ветер рвется из оков,
Танцует в капельках дождя.
Он знает: снова он готов
К преодолению себя.

Скамейки в трещинах. Листва
Предвосхищает летом осень.
Надеешься, едва-едва,
И небо ни о чем не просишь.

Играют нежно блики слов –
Их вновь расходуешь, любя.
Проснись. Ведь снова ты готов
К преодолению себя.

Веселый ветер. Над собой
Смеется, яблоки срывая,
И смело снова рвется в бой,
И нежно ветви обнимает.

Доверчиво к коре прильнет.
Ничто его не занимает…
В миг счастья яблоням поет
И в их томленье замирает.

Он хочет много. И всего
Он отрекается, любя.
Люби. Ведь снова мир готов
К преодолению себя.

 

 

Не давай

 

Не давай мне, пожалуйста, думать и говорить,
Не давай придумывать, не чувствовать…
В сонмах моих историй заблуждаться…
Только – любить, любить
Разрешай мне! В этой любви остаться,
И в ней быть, в ней ждать, не искать ничего того,
Что могло бы казаться вечным тем, кто не знает,
Что у Рая нет пропускной системы, как есть в метро,
Что туда через сердце только лишь попадают…
А ты знаешь, сколько уж в нем всего,
Что мешает быть мне любимой просто
Так, ни за что совсем, ни про что –
Это дело роста, ты слышишь, роста…
Не давай мне думать… Слова – не то…
Все слова – вода, улыбнись, не слушай…
Пусть транзистор истины не фонит,
А мы молча будем бродить по лужам,
И смотреть, как в стоки вода бежит…
И оставим лирике только точки да запятые…
Назовем все ночи разными именами…
Ну давай не будем мы мучить память,
И оставим в прошлом прилоги злые,
Восьмидесятые, пятьдесят восьмые…
Пусть отныне будем мы только нами.
Что теперь? Молчи. Ведь Москва за нами.
Не давай мне придумывать, не чувствовать…
Не давай мне, пожалуйста, думать и говорить,
Заблуждаться в сонмах моих историй…
Разрешай мне только молчать,
И любить, любить.

18.06.11

 

К тайне нежной, спящей тихо,
Страшно прикоснуться
(Ощущения уходят,
Мысли — остаются).

Отдаешь с благоговеньем
И берешь — с любовью.
(Прикоснется чувство к детству —
Обернется болью).

Засыпаешь, оставляя
Шепот легких строчек,
Будто на губах смолкает
Звонкий колокольчик.

1997, Киев

 

Вы

Тушите свечи, господа,
Спектакль кончился. И вот
За ним открылась пустота
За вырезанной тьмой ворот.
Вы вышли. Неземная даль
Открылась вам. Все совершенней
Вам видятся года, года
И мимолетные знаменья.
Смеетесь вы. А у ворот
Встречает вас любовь-зазноба,
И скромно проводить до гроба
Она готова без забот.
Но что же вы? Молчите вы,
И забываете о главном,
Наивный баловень судьбы,
Мучитель маленький забавный.
Готовый небом пренебречь,
Готовый выбросить на небо
Другой любви остатки хлеба –
И в птицу зарядить картечь.
Ну что ж! Невинные забавы!
Увы, спектакль жаждет славы
В устах немудрых чудаков.
Что ж делать, если мир таков.
Там, за воротами судьбы
Вам до меня не будет дела:
Быть может, птица улетела,
Случайно спасшись от пальбы.

Киев

 

 

В мир идущим

 

В храме темно, только блики стрельчатых окон.
Люди молчат и готовятся к новой неделе.
Вечер разорванный будто иглою заштопан,
А может быть, тем, как монахини вечером пели.

Падает лист, ну а завтра уже метели…

Изредка — шепот, изредка — шаг послушниц.
Господи, делай со мной, как считаешь нужным!
Вечером этим и вечно… Совсем бессильна,
Став у колонны этой, став прахом и пылью…

Господи, тварной природой к тебе прибегая,
Плакать от слабости: кто я — не знаю, не знаю…
Дай мне увидеть мою неспособность воочию —
Прямо сейчас, у колонны, вот этой ночью…

Благословенье священника в мир идущим.
Стану я самой смелой и самой лучшей —
Как-нибудь после, когда поднимусь от бессилья
Словом Твоим, от праха восстану и пыли.

Так без надежды прорваться движением неким
Глубже — к надежде, и дальше, чтоб стать человеком…
Изредка — шепот, изредка — шаг послушниц…
Боже, твори меня, как считаешь нужным.

2.11.2008

 

В новом дне


Опавших листьев почти пустыня,
Чужие лица.
Этот день, в котором все
Может измениться…
Новый день, из которого снова
Произрастаем.
Новый день, которого
Совсем не знаем.

И что там ждет вдалеке,
Там, за чертою…
Не нужно стремиться:
Наступит само собою.
Исполнится, как надлежит
Изначально,
Наступит, и тайна
Перестанет быть тайной.

И все совершится — так,
Как свершается эта осень.
Так наступает тайная
Бесконечность.
Миг сотворенный
Прошлое прочь уносит,
Так наступает сейчас
Новая вечность.

Дай же почувствовать тайное
За камнепадом
Стольких движений.
С кем-то теперь стать рядом
И снова выйти из ряда.

Стать основателем новых
И новых вселенных,
Стать человеком,
Свершаясь в себе постепенно.
Произрастать из незримого
В мире трагичном,
С новым рассветом,
Чистым и необычным,

Там, в глубине,
Отворяя все новые двери,
Стать человеком
Каждому в своей мере…
К свету пробиться,
Как росток, как цветок,
Раскрыться —
В новом дне, в котором все
Может вдруг измениться…

5.11.2008

 

Строки

Ладони в чернилах, и сотни строк,
Минуты-солдаты идут на восток,
И скоро ночная разрушится тьма.
Новое утро. И ты сама.

Гудит холодильник, холодных стен
Суровость, ночь, взаимообмен
Окон, не бывавших на них гардин.
Так человек бывает один.

А там, по улицам — холода,
И слов не надо, слова — вода,
И чье-то сердце, все изо льда,
Размеренно бьется по проводам.

А ты — давно ко всему привык.
Но любишь: то, как шумит родник,
Как утром нежно цветет восток
Морозным солнцем… И шепот строк…

20.12.2008

 

И женщина тоже

 

И женщина тоже, быть может, решит быть верной.
И ты не захочешь уйти, и потом привыкнешь,
А я становлюсь все тоньше, и тише, и тише.
И не улыбаюсь почти, а всем говорю: это нервы.

И то, что она так захочет остаться с тобою,
Ни в коем из случаев не станет ее виною.
Будешь не думать: нужен или не нужен…
И может быть, станешь кому-то хорошим мужем…

Важен не факт, а последовательность. В этом самом
Мы, хоть и порознь, но, видно, светлее станем…
Это закон, содержание которого – вечность…
За мимолетностью этих страданий сначала
Было иное, и этим же и увенчает
По окончании этой реальности… Что же…
Можно заучивать, можно – чувствовать кожей…

И женщина тоже, быть может, решит быть верной.
И ты не захочешь уйти, и потом привыкнешь,
А я становлюсь все тоньше, и тише, и тише.
И не улыбаюсь, а всем говорю: это нервы.

3.11.2008

 

 

***

 

Жизнь бурным потоком

Несется мимо.

Я пытаюсь понять

Суть этой песни.

Сижу на своем

Месте под солнцем

И смотрю на мир

Глазами ребенка.

 

На моей гитаре

Вырастают травы.

Мы сливаемся с ней

В созвучии странном.

Я ребенок. Я еще

Не пишу сонат.

На берегу реки

Я играю гаммы.

 

октябрь 1996

 

***

Сколько можно лежать и лежать

И смотреть в небеса?

Сколько можно просить и просить,

Чтоб упала слеза?

Сколько можно терпеть и терпеть,

Крепко сжав кулаки?

Как, устав, насовсем позабыть

Все мечты и стихи?

 

Уходить в темноту за веками,

Свои крылья ломать…

Научиться не думать стихами,

Научиться не ждать.

 

2001

 

 

***

Мир осенний над памятью

Закружился растянуто.

Отраженные лужами,

Мысли словно обмануты.

Над домами вполголоса

Дождь поет о несбывшемся,

Будто, брошенный нежностью,

Он жалел о случившемся.

 

Не печалься, мой солнечный

Прошлый друг из грядущего!

В отголосках волшебного

Ты найдешь правду сущего!

 

Парк вечерний в мечтаниях,

И аллея заброшенно

Убегает от холода…

В добрых воспоминаниях

Фонари завороженной

Нас встречают улыбкою…

Обнажившимся деревом

Я дрожу в откровении.

 

Ты, облекшись в терпение,

Над волшебною скрипкою

Плачешь – струны колеблются

И играют безжалостно.

Мы смеемся восторженно

Над прекрасным – над малостью.

 

Не ищи ты, мой радостный,

Тайну корня целебного!

Ты найдешь правду сущего

В отголосках волшебного!

 

сентябрь 1996

 

***

Я живу в этом городе Ом,

Зазеркальном, заиндевевшем,

В ожидании марта дрожащем

От холода, нежном.

 

Я играю его рассветами,

Словно бисером, нежно сплетенным.

Одиночество мое – вечер,

И стихи во мне, словно свечи.

 

2002

 

***

Не строчкой единой живет поэт,

А духом, он духом жив, не иначе.

Он главное

в фантики лет

заворачивает.

Он знает, что это значит.

 

Он видит суть слов, воплощая ее

В весну, отверзающую бутоны,

И строчки,

как

колокольные звоны,

Он небу поет.

 

19.04.07

 

***

Держите мой голос,

Не дайте ему утонуть

В пучине страданий неясных,

Храните его,

Как пламя свечи,

Как проснувшийся утром цветок,

Как мысли свои,

Как ключи.

 

Не дайте охрипнуть, храните,

Как сами себя.

В мирской суете

Оторвавшихся лодок не счесть.

 

Держите, как дар,

Как пожар, запрещенный лесам.

Мой голос живой –

Не пускайте его к небесам.

 

28.04.07

 

 

Снова рассветы

 

Снова рассветы встречаешь тревожным
Письмом по бумаге.
Слово покинуло древние ножны:
Пишутся саги.

В этой душе вновь отболеет
Судьба поколений.
Тонкие руки, пухлые губы –
Маленький гений.

Снова шагаешь по темным асфальтам,
Листья футболя.
И где-то в сердце делает сальто
Капелька горя…

Снова рассветы кофейные с рифмами
Вместе встречаешь.
Кто-то не ждет тебя, скольким ты нужен –
Не замечаешь.

С ресниц вытираешь так осторожно
Капельки влаги.
Слово покинуло древние ножны:
Пишутся саги.

2004

 

 

 

***

Освещенная светом тонким,

В легком танце кружит Земля,

Тает в теплых ладошках ребенка

Конец февраля.

 

На чердачном окошке затихнув,

Я рифмую все звуки снизу,

Подбирая под рифмы ритмы

По холодному звону карнизов.

 

Но все песни в снегу разливаются

Так заливисто, громко и звонко,

И осколки переливаются,

Забавляясь, в руке ребенка.

 

2002

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Полина Аксенова: Лирика

  1. Наивные, но искренние стихи. Немного подражательные, но видно, что автор ищет себя, свой стиль, свой почерк. Хочется пожелать успехов, очень трогательная фотография. Видно, что автор — ранимый и красивый человек. Должно получиться.

Обсуждение закрыто.