Мирон Амусья: На кого надеяться Израилю

 129 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Есть предложения, от которых невозможно отказаться. Тема данной заметки возникла в разговорах с моим другом, Иосифом Бегуном. Он же предложил раскрыть её в докладе на руководимом им семинаре «Консенсус».

На кого надеяться Израилю

Мирон Я. Амусья

(Про груз внешних проблем — мнение нагружаемого)

Одиноки ли мы в этом мире?
Загадка астрономии

Не так уж страшен чёрт, как нам его малюют.
Народ

Сама по себе постановка вопроса о надежде подразумевает выяснение того, каковы основные проблемы, стоящие перед Израилем, связанные с ситуацией как внутри страны, так и за её пределами. Разговор о надежде подразумевает и определённую слабость вместе с беззащитностью. Это явно неприложимо к восьмимиллионному Израилю, имеющему внутренний валовый продукт на душу населения почти такой же, как во Франции и Германии, развитую промышленность, науку и культуру, свои источники энергии. Уместно помнить, что и армия Израиля — отнюдь не мала и отлично вооружена, притом не относительно, а вполне сопоставимо с армиями ведущих стран мира. А опыта, увы, регулярного боевого применения, пусть и в локальных стычках, едва ли у кого-либо больше. Сила страны проявляется и в её участии при оказании помощи другим в преодолении последствий катастроф — природных или творимых людьми.

В таком положении важнее думать не на кого надеяться, а как избежать настроений самодовольства и шапкозакидательства. С этим, однако, помогают бороться СМИ, пугающие обывателя всеми и всякими угрозами на регулярной основе — с семи утра до десяти вечера, в каждом выпуске новостей и аналитическом обзоре ежедневно, без перерыва на выходные и праздники.

Прежде, чем переходить к перечислению проблем и псевдо-проблем, я позволю себе сформулировать ответ — надеяться и полагаться всегда надо на себя[i]. Опираться следует на не так уж и малочисленных друзей Израиля в мире. Привлекать на свою сторону стоит и тех, для кого проблемы Израиля не кажутся первостепенными, но сама страна и еврейский народ не относятся к врагам. Да и тех, кто видят в Израиле и евреях источник бед и проблем, своих и мира, не стоит полностью обходить вниманием, поскольку громко и к месту произнесённое слово правды может дойти и до заметной части почти глухих.

К друзьям Израиля я отношу, прежде всего, евреев диаспоры, многие крупные христианские группы, да и огромную массу непредвзятых людей. Замечу, что очень многих евреев диаспоры уместно именовать не друзьями, а родственниками, притом нередко страдающими даже комплексом вины за то, что они не в Израиле.

Из проблем я намерен уделить внимание иранской ядерной угрозе, сирийской гражданской войне, приходу к власти военных в Египте, а также угрозе новой, третьей, террористической войны.

Начну с иранской угрозы. Скажу, опасаясь гнева многих читателей, что, хотя и отношусь к числу противников ядерного оружия у Ирана, не вижу в этом прямой угрозы Израилю. Слишком велики амбиции Ирана, и радиус действия проектируемых ракет –.6000 км. Такого против Израиля явно не нужно, в чём можно убедиться с помощью линейки и географической карты.

Проблема ядерного Ирана, руководство которого поддерживает и спонсирует исламских террористов (а других сейчас практически нет) во многих странах, решающе важна для ряда ведущих европейских государств и России. Не вижу у аятолл готовности атаковать Израиль. Победа над ним крайне маловероятна и для них не очень великая честь, а вот поражение или ничья означают бесславный конец власти. Но я вижу у потенциальных мишеней, желающих помешать созданию иранской атомной бомбы, твёрдое намерение втянуть в это Израиль, поскольку им выгоден, в сущности, любой исход. Победи Израиль, его в глаза будут привычно поносить, а потом, сквозь зубы благодарить, а проиграй — умеренно пожалеют.

Ирану бомба, над которой он работает десятилетия, нужна как элемент национального престижа и пропуск в «ядерный клуб», а в первую очередь как защитный зонтик для прикрытия распространения исламизма по миру силой террора. Такой зонтик весьма способствует возрождению и реализации плана создания и расширения всемирного халифата под иранским руководством.

Полагаю, что вояжи Нетаньяху и его нажим на правительства США, Запада и России в вопросе «иранского атома» были контрпродуктивны, поскольку озабоченные страданиями «несчастного палестинского народа» эти страны не могут, разумеется, прилюдно менять свою позицию под давлением Израиля. Воздействие на эти страны возможно лишь в рамках тихой дипломатии, когда следовать доводам разума, не рискуя прослыть марионеткой в руках сионистов. В ином положении находится американский конгресс, в котором настроения против «иранского атома» сами по себе сильны, отражая позицию, доминирующую в обществе США.

Отмечу, что публичные доводы «Это опасно для Израиля» — малоубедительны. Убеждаемый должен видеть опасность для себя и своей страны. Как в той притче, когда священник тонет, и прохожие говорят — «дай руку», а он не реагирует. И лишь когда слышит «возьми руку», тут же хватается за неё.

Есть, несомненно, опасность в распространении ядерного оружия. Но, шаг за шагом, сначала СССР, затем Великобритания, Франция, Китай (это был просто ужас по тогдашним временам) вошли в «ядерный клуб», последовав за США. Потом туда вошёл, вероятно, Израиль, затем Индия, Пакистан, Северная Корея. Однако это не привело, а, скорее, затруднило серьёзное военное столкновение. Замечу, что Пакистан — мусульманская страна. В результате выборов или переворота, там к власти вполне могут прийти более радикальные, чем сейчас, правители.

Вообще, развитие технологий сделало ядерную бомбу сравнительно дешёвым оружием. Если в разрушенном войной СССР её создание потребовало огромных экономических усилий, то сейчас есть несколько стран, способных обзавестись бомбой без особого напряжения экономики, даже если применять к ним международные санкции.

Вообще, санкции есть оружие, бьющее с не очень большой эффективностью из-за малой направленности. Санкции против Ирана никогда не касались свободы путешествий в США и на Запад политического руководства страны, их личных вкладов и имущества. Экономические санкции легко могут повлиять на малую страну, вызвав там брожение умов и смену руководства. Но, применяемые к крупной и потенциально богатой стране, они помогают сплочению народа вокруг как раз того руководства, которое желательно сместить. А санкции должны бы быть лично направленными — против деньгохранилищ аятоллы Хаменеи, против свободы путешествий Ахмадинежада и его правительства.

Израиль определённо располагает прекрасными возможностями для защиты, и победа над ним крайне маловероятно. Но подготовка Израиля к столкновению должна строиться вне зависимости от вероятностных оценок и проводиться по наиболее опасному для него сценарию.

Моё отношение к происходящему в Сирии во многом сводится к пожеланию обеим сторонам успехов в борьбе. Но при этом я уверен, что, вне зависимости от выгоды или невыгоды для Израиля, просто невозможно продолжать считать лидером страны человека, повинного, притом непосредственно, в гибели более сотни тысяч своих граждан. Такое не может ни прощаться, ни забываться. В этом смысле власть и граждане не равны по степени ответственности. Эти соображения касаются не только отношения властей Израиля к Асаду, но и к лидерам тех стран, которые эту войну затянули, и с чьей помощью она ведётся до сегодняшнего дня.

Когда к власти в Египте пришли «Мусульманские братья», я не увидел в этом особой угрозы Израилю. Никогда не считал Мубарака другом, да и не верю, будто действия политиков определяются простыми чувствами симпатии и антипатии. В то же время, всегда помню, что демонстранты, сколь они не были бы идейно подкованы, начав выступление на площади, скажем, в 8 утра, уже к полудню захотят есть. Разваливающаяся экономика, нехватка питьевой воды, надоевший за десятилетия режим одного человека стали причиной падения Мубарака. Но приход новых руководителей основные проблемы Египта не устранил. Ни «братья», ни даже «сёстры» не решат проблему хлеба и воды. Не решат её и поставки оружия из России, которой, в отличие от СССР, придётся платить деньги, а их взять Египту неоткуда. Здесь война с Израилем не подмога, а скорее угроза режиму военных. Холодный мир, полагаю, ещё исторически долго будет определять отношения Израиля с бывшей сверхдержавой Ближнего Востока.

Не скрою, мне доставило истинную радость сообщение о высылке посла Турции из Каира, почти такую же, как новость об использовании властями Египта жидких нечистот для борьбы с хамасовскими туннелями на Синайском полуострове. Но даже и без высылки посла, задолго до неё, просто из геометрических свойств равностороннего треугольника полагал, что союз Египта, Ирана и Турции против Израиля на деле, а не на словах, абсолютно невероятен. Этому причина проста — никогда правители этих столь близких по размеру, уровню развития и историческим амбициям стран не выяснят, кто из них самый главный. А без этого данному союзу не быть.

Сравнительно недавно писал, что в Иудее и Самарии, а также внутри Израиля, уже появилось поколение арабов, которое психологически готово к борьбе с Израилем, т.е. к террористической войне. Но поубавились ряды кормильцев, абсолютно необходимых такому движению — снабженцев, притом, не только едой и оружием, но и прямо деньгами, необходимыми для прикрытия 3ей «интифады» в СМИ и на площадках университетских кампусов. Медленно, но развивается и про-израильская разъяснительная работа, главным образом, в интернете.

Кроме того, наряду с подросшей молодёжью, вследствие постарения арабского населения Израиля растёт доля тех, кто помнят о провале двух предыдущих интифад, и не видят в третьей попытке надежды на успех. Рост благосостояния арабов увеличивает долю тех, кому в боях против евреев есть, что терять. В такой ситуации требуются быстрые, решительные, но взвешенные, отделяющие «непуганых дураков» от тех, кто хорошо помнит две предыдущие попытки, действия сил безопасности Израиля. Нужно ни в коем случае не оставлять безнаказанными удары, но и не плодить врагов. Полагаю, что такая линия, вместе с агентурным разложением проинтифадного движения изнутри, вполне возможна. Она вполне её может предотвратить или остановить.

Проблема «на кого надеяться» тесно связана с внешней политикой Израиля. Здесь ареной его внимания должен быть весь мир. Но, естественно, особое место занимают отношения с США. Близость этой страны к Израилю определяется не столько и не только действиями еврейского лобби в Конгрессе, сколько распространённым среди очень большой доли населения отношению к иудаизму как к прародителю моральных ценностей, на которых базировался идеологический настрой США в течение многих лет. Это объединяющее начало сильнее каждого отдельного политика или правительства, действие которого диктуется интересами, иногда сиюминутными, своей партии и только своей страны. Перефразируя известное высказывание, получим: «Президенты США приходят и уходят, а государство США, а народ американский остаются».

Денежная субсидия США Израилю составляет примерно 2% его бюджета, и идёт в основном на закупку весьма дорогих американских вооружений. От этой суммы Израиль мог и должен был бы давно отказаться, сопроводив отказ соответствующими словами благодарности за важную роль помощи в прошлом. Она важна и сейчас, но, мысленно сократив рост бюджета страны на эти 2%, всё равно остаётся немалое его ежегодное увеличение. Речь здесь не идёт о частных пожертвованиях, от которых нет никакой необходимости отказываться. Эти деньги идут на строительство и приобретение оборудования для школ, университетов, больниц и т.д.

Отказ от финансовой помощи США привёл бы к увеличению числа рабочих мест, развитию собственных технологий и программ, некоторые из которых приостановлены под давлением США[ii]. Это позволило бы Израилю быть куда более свободным и энергичным продавцом на рынке военной техники. Например, не сорвались бы крупные торговые сделки с Китаем и Индией.

Сказанное о государственной помощи не означает попытку отказаться от закупок того или иного изделия или продукта за границей, поскольку Израиль в принципе не может абсолютно всё, необходимое для страны, производить сам. Речь идёт лишь о переводе закупок на чисто денежную основу «заплатил — получил». Это не отменит, но затруднит попытки использовать запрет поставок того или иного необходимого импортного материала или оборудования как средства политического давления.

Важнейший вид помощи США — это поддержка в рамках ООН, на международной арене, это та сила, которая в значительной мере усмиряла имперские амбиции СССР на Ближнем Востоке. Напомню, что охочий до антиизраильских резолюций ООН не смог принять до настоящего времени ни одной обязывающей из-за американского вето в Совете Безопасности. Большую психологическую роль оказывали и про-израильские резолюции американского Конгресса. Очевидно, что помощь США, чем бы она ни диктовалась, сыграла решающую роль в разрешении эмиграции советским евреям, в освобождении политзаключённых СССР.

Помощь США служила тем психологическим, да и материальным щитом, который помогал выстоять в Шестидневной войне и Войне Судного дня. Эта помощь прямо воспрепятствовала попыткам СССР принять участие на стороне арабов в моменты их катастроф в конце этих войн. Такое просто невозможно забыть. Однако благодарность не означает, что Израиль должен уступать диктату США в жизненно-важных решениях.

Однако напомню, что безумный план А. Шарона по устранению евреев из Газы и его провалившееся продолжение, намеченное Э. Ольмертом для евреев Иудеи и Самарии — не американский «подарок», а доморощенные сочинения, в нужности которых руководство США пришлось убеждать, и довольно упорно. И Арафата в Израиль из Туниса привезли не американцы. Сделано это было израильским руководством, в основном Ш. Пересом, при деятельном соучастии И. Рабина, несмотря на вполне заметное сопротивление тогдашнего американского президента.

Пишу подробно об отношениях с США, поскольку в СМИ, не в последнюю очередь и русскоязычных, сейчас появляется много критических замечаний не только в адрес сегодняшних лидеров, что нередко более, чем справедливо, но и в адрес прошлого США и их отношений с Израилем. Здесь очень много критических передержек и откровенного тенденциозного вранья. Сейчас стало модно высмеивать демократию, отмечать её слабость и пророчить скорую гибель. Думаю, однако, что такой вывод поспешен, а то, как быстро многие забыли полувыпавшие зубы даже престарелой диктатуры, говорит о печально быстро наступающей у них потери памяти.

Для Израиля очень важны взаимоотношения со своими ближайшими соседями. Буквально несколько десятилетий назад казалось, что он окружён кольцом непримиримых и грозных, благодаря единству в ненависти, врагов. Сейчас кольцо распалось, и намечается не только усиление связи с Иорданией[iii], холодный мир с Египтом, но и казавшееся невозможным ещё вчера, с бастионом исламизма — Саудовской Аравией[iv]. Всё-таки принцип «враг моего врага — мой друг» совсем не потерял свой смысл. Некогда опасная Сирия поражена гражданской войной и в разумной перспективе стоит перед опасностью распада на чуть ли не три государства. Хозяйственный развал, даже несмотря на внешнюю помощь, выводит её, как и Египет, из числа серьёзных противников Израиля на довольно продолжительное время. Не усиливает война в Сирии и Хезболлу, её активную участницу. А это автоматически укрепляет правительственные силы Ливана, отнюдь не рвущегося к столкновению с Израилем.

Турция, не ближайший, но очень важный сосед Израиля. Это большая страна, контролирующая проходы в Чёрное море и воздушное пространство на пути из Израиля в Россию и Китай, страны Дальнего Востока. Она последние годы преуспевала в антиизраильской риторике, но, по мере усиления экономических проблем и рассасывания надежды стать вождём арабского мира, несколько успокоилась. Заметную роль в её успокоении играет и постоянное расширение экономических связей с Израилем.

Важнейшей проблемой являются отношения с Евросоюзом, крупнейшим торговым партнёром, аккумулятором и поставщиком туристов из Израиля и в него. Европейские страны крайне редко поддерживают Израиль в ООН и его учреждениях. Нередки откровенно антиизраильские шаги Евросоюза, самый близкий по времени из которых — запрет использовать деньги его грантов на научно-исследовательские, да и другие работы, ведущиеся в Иудее и Самарии. Возмутительный по тону документ не встретил, к сожалению, дружного отпора со стороны научного сообщества Израиля[v].

Однако, несмотря на трудности, Европу нельзя, да и не нужно, отдавать в полный откуп палестинским арабам, приписывая всей Европе чуть ли не поголовный антисемитизм. Здесь важную роль могла бы сыграть, но не играет, увы, израильская государственная дипломатия, как и дипломатия народного уровня, опирающаяся на научный и культурный обмен. К сожалению, приходится иметь в виду, что носителями анти-израилизма в Европе являются не в последнюю очередь евреи. Например, лондонский профессор Роуз и его жена — упорные инициаторы научного бойкота Израиля, неустанные, несмотря на многочисленные провалы этой стыдной инициативы.

Нередко раздаются голоса, что нельзя сердить Европу, санкции которой могут включать и отмену безвизового обмена, и даже военное принуждение. Последнее просто можно сбросить со счёта, исходя из сравнения реальных сил, например авиации, Европы и Израиля, которое явно в пользу Израиля. Отмена безвизового обмена повлияет на туризм, но и затруднит приезд паломников на Святую землю. Это вызовет, несомненно, сильное давление с их стороны на свои правительства. Не вижу проблемы в том, что специально будет помечаться продукция, произведённая в Иудее и Самарии. При должной рекламе и высоком качестве этой продукции её производители могут оказаться в заметном выигрыше.

Но поступаться важнейшим правом евреев селиться на всех свободных землях на территории бывшей подмандатной Палестины ни в коем случае нельзя и не нужно. Это право базируется на духовном и историческом прошлом еврейского народа, на Мандате Лиги Наций от 24 июня 1922 г., законность которого подтверждена и ООН, на победах Израиля в оборонительных войнах. Напомню и о важнейшем праве прецедента, т.е. факте реального существования в пределах сегодняшних границ. Именно это право, а не решения ООН, определяют территориальные границы большинства стран мира.

Не может быть никаких переговоров о государственном устройстве палестинской автономии не только до согласия арабских стран признать Израиль еврейским государством, но и до предоставления гарантий евреям права жить в безопасности и там, где они сейчас живут, обладая полными гражданскими правами на территории вновь создаваемого государства. Требование вожаков автономии устранить оттуда евреев безоговорочно расистское, делающее любые дальнейшие переговоры невозможными.

Отмечу, что перспективнейшим направлением внешней политики Израиля являются как большие развивающиеся страны, вроде Китая и Индии, так и гораздо меньшие, знаменитые «Азиатские тигры», в первую очередь — Южная Корея и Тайвань. С Израилем их роднит сходный характер развития, близкий по величине внутренний валовый продукт на душу населения, темп развития, привычка жить рядом с опасными соседями. Они способны и хотят учиться у Израиля, и вполне свободны от антисемитизма. Побывав у «Тигров», я убедился, что и у них есть, чему учиться. Препятствием, и немалым, для торговли и обмена людьми, является расстояние. Но взаимный интерес может вполне преодолеть это неудобство.

В целом, израильской политике и экономике есть, где развернуться в мире. Особое внимание, естественно, уделяется России и другим странам бывшего СССР. Это связано и с местом рождения многих сегодняшних жителей Израиля и их родителей, дедушек и бабушек. Велика роль СССР в создании государства Израиль, и в поставках ему, через Чехословакию, оружия в Войне за независимость. Однако очень скоро официальная политика СССР изменилась, и её острая антиизраильская направленность сохранялась и при Хрущёве, и при Брежневе.

Во времена Горбачёва и Ельцина существовали вполне нормальные дипломатические отношения, до того прерывавшиеся дважды, однако при голосованиях в ООН, за исключением резолюции 1991 г., приравнивающий сионизм расизму, СССР и Россия всегда были на стороне арабов, а не Израиля.

Увы, эта ситуация сохраняется и до сегодняшнего дня. Лишь недоумение может вызвать предложение России освободить весь Ближний Восток от ядерного оружия, которое явно несправедливо направлено против Израиля. Сюда же относится и непрерывная поставка оружия Сирии или Хезболле. Странно, что преемница СССР — Россия, потерявшая столько денег на вооружении арабских стран, сейчас вновь скользит в сторону этого пути. Однако Израилю следует с этим считаться.

Несомненно, что Россия — потенциально крупный торговый и научно-технический партнёр, источник большого числа туристов. Израильские власти делают многое для улучшения отношений с сегодняшним российским руководством. Упомяну плохо обоснованную передачу Русского подворья в Иерусалиме, которое было в 1964 г. продано СССР Израилю, строительство Мемориала победы Красной армии в Великой отечественной войне. Напомню и странное утверждение министра иностранных дел А. Либермана о том, что президентские выборы 2012 г прошли в России без нарушений, хотя массу народа, говорившую прямо противоположное, было просто невозможно не заметить.

Сюда же отношу сам факт недавней поездки премьера Нетаньяху в Москву в тщетной попытке убедить президента Путина ужесточить анти-иранские санкции. Предсказуемое полное неприятие точки зрения гостя не помешало тому говорить об установлении каких-то особых отношений с Россией. Никаких свидетельств в пользу этих утверждений не прозвучало. Видимо, как и другие израильские жесты доброй воли, те которые упомянуты выше, остались без ожидаемого отклика. В политике лучше опираться на взаимовыгодную сделку, чем надеяться на сострадание и благодарность.

Говоря о важности «особых отношений» с Россией, стоило бы не забывать, что Асад до сих пор находится у власти, в Сирии более ста тысяч убитых и оппозиция радикализовалась благодаря вето России и Китая в Совете Безопасности. Эту твёрдость позиции СБ удалось преодолеть только тогда, когда Асад отравил газом сразу около тысячи человек. Лишь угроза бомбардировок США понудила Россию сдать «клиента», признав наличие у Сирии ещё с советских времён химического оружия, которое нужно было как противовес «израильской ядерной бомбе» (?). Стоит иметь в виду, что реальная угроза применения силы оказалась гораздо эффективнее заискиваний и поглаживаний. Асад обещал химическое оружие уничтожить, но буквально вчерашние сообщения о новых атаках заставляют усомниться в том, что обещание выполняется.

Трудно поверить, что руководство крупной страны совершенно по-разному ведёт себя в отношении внешне— и внутриполитических проблем. Поэтому ряд недавно принятых законов России, к примеру, о приёмных детях или о ликвидации Академии наук вопреки воле более чем сотни тысяч её работников, руководству Израиля следует воспринять с должным вниманием, чуть сдержав поток славословий и одобрений.

Конечно, отношения Израиля и России сейчас гораздо лучше, чем в советские времена. Внутри-арабский раскол и ослабление России по сравнению с СССР делают своё дело. Но, тем не менее, иначе как юмореску нельзя воспринять недавно появившуюся, надеюсь, не заказную статью в газете «Израиль ха Йом» о том, что еврейская община России столь же, если не более сильна и влиятельна, чем еврейская община США. Хотя пару сот тысяч первой едва ли влиятельнее 6.8 миллионов второй. Но число друзей Израиля в России гораздо больше числа живущих там евреев. Постоянно там бывая, отмечу, что ни с чем, кроме доброжелательного интереса и большого уважения в адрес Израиля в институтах и общественных местах не встречался. В целом, действительность кажется мне значительно лучше её искажённого изображение в некоторых СМИ и интернет-изданиях.

Заключая эту заметку, скажу, что единственной опорой, в которой реально нуждается Израиль — это он сам. Основное проявление его твёрдости должно состоять в уверенных и твёрдых делах, а за ними и словах, которые можно объять единой формулой: «Ни шагу назад. Только вперёд!». Это относится и к чисто территориальным проблемам, т.е. в первую очередь к продолжению строительства в Иудее, Самарии, и, разумеется, во всём Иерусалиме. Это относится и к развитию промышленности, сельского хозяйства, армии, образования, медицины, науки и культуры. Это относится и к области, зависящей от всего предыдущего, той, где трудно быстро двигаться вперёд, но зато каждый шажок крайне важен — я имею в виду продолжительность жизни граждан страны.

 


[i] Я здесь не говорю о надежде на Бога — это определённо не по моей части. Но сам включаю её в надежду на себя и складывающиеся не без своего участия благоприятные обстоятельства.

[ii] Сравнительно недавно Китай начал выпуск истребителя, похожего на израильский «Лави». Напомню, что работы над «Лави» под давлением США пришлось прекратить.

[iii] Еще с десяток лет назад я был среди тех, кто резко выступал против строительства в Иордании физической установки — синхротрона, который в принципе можно было использовать для создания грязной атомной бомбы. Мы эту борьбу проиграли, но построенная установка работает только для того, для чего предназначалась — для экспериментов, к созданию бомбы отношения не имеющих.

[iv] Заслуживает внимания присуждение в 2009 г. премии короля Фейсала, «арабской Нобелевской», американскому онкологу Леви. Премия была вручена королём. На процедуре и личном приёме у короля присутствовала жена Леви — израильская еврейка и дети. Беседе не помешало регулярное посещение лауреатом и его семьёй Израиля. Леви стал первым евреем — лауреатом премии за более чем тридцать лет её существования.

[v] К сожалению, с требованием к правительству Израиля подписать соглашение с Евросоюзом, дискриминирующее учреждения, работающие и в Иудее и Самарии, выступили два Нобелевских лауреата — Ада Йонат и Даниэл Шехтман, а также президент академии наук и искусств Израиля Рут Арнон. Все они утверждали, что не подписание соглашения с Европой было бы катастрофой для науки Израиля. Это прямая ложь, полностью игнорирующая важность соглашения с Израилем и для Европы. Да и финансовая выгода не перекрывает предательства интересов бойкотируемых коллег.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Мирон Амусья: На кого надеяться Израилю»

  1. Интересная на актуальную тему статья уважаемого автора.Но есть ряд аспектов обсуждаемой проблемы,которые требуют уточнения.
    1.Автор предлагает опираться на друзей в мире. А кто есть друзья Израиля в нашем мире?
    Наверное, можно отыскать не явно выраженных врагов,м.б. даже совсем не врагов, но чтобы друзей-это маловероятно.
    Не без основания, как предлагает автор,таковыми можно признать евреев диаспоры, и прочих не предвзятых людей. Но к их возможным праведным голосам не станут прислушиваться принимающие решения политики.

    2. Тезис: » Но поступаться важнейшим правом евреев селиться на всех свободных землях на территории бывшей подмандатной Палестины ни в коем случае нельзя и не нужно»

    А где есть такая свободная земля?
    Если только—в непосредственной близости от условных(нередко отгороженных забором) границ существующих поселений.
    Прежнее право Совета ЛН,1922г,давно не действует де-факто.Его подменили пресловутыми решениями ООН, в которых об историческом праве евреев не упоминается. До тех пор. пока т.н.»спорные территории» будут находиться под военным контролем Израиля, возможности заселения евреями( в не большей мере и арабами) свободных земель останутся крайне ограниченными.

  2. Янкелевич — Wed, 15 Jan 2014 01:01:02(CET)
    …4. В отношении к Сирии – я согласен с «пожеланием обеим сторонам успехов в борьбе» . Но в отношении «невозможно продолжать считать лидером страны человека, повинного, притом непосредственно, в гибели более сотни тысяч своих граждан» , есть сомнения. Что должен был делать Президент страны при вооруженном мятеже? То есть в случае вооруженного мятежа он должен был вылететь из страны в любом направлении? Идет гражданская война, Асад, хоть он мне и нравится не более, чем уважаемому Мирону Амусье, не имел выбора. Это, естественно, не относится к применению химического оружия. Этот достаточно односторонний подход вызывает удивление.
    :::::::::::::::::::::::::::МСТ::::::::::::::::::::::::::

    Абсолютно справедливое суждение. Добавлю также: на непосредственной границе Израиля гораздо удобнее предсказуемый (и вполне разумный) лидер, чем банды суннитов, шиитов. кого бы то ни было.
    Уверен, в настоящей обстановке Асад НЕ применял химического оружия. Это — проовокация боевиков.

  3. Статья уважаемого Мирона Амусьи на мой взгляд очень интересна и верно отражает реалии сегодняшнего Израиля.
    Возможно, что широта вопросов, затронутых в статье, не позволили ответить на ряд вопросов.
    1. Тезис «Привлекать на свою сторону стоит и тех, для кого проблемы Израиля не кажутся первостепенными, но сама страна и еврейский народ не относятся к врагам» абсолютно бесспорен, как таблица умножения. Такая мелочь, как этого добиваться, осталась за рамками статьи. В статье достаточно ясно говориться, что дело не в дружбе политиков, а в интересах стран, с чем не поспоришь, но как сбросить со счетов то, что электорат политиков вне Израиля становится все более мусульманским? Как заставить действовать их против собственных партийных (электоральных) интересов.
    2. Тезис «Ирану бомба, над которой он работает десятилетия, нужна как элемент национального престижа и пропуск в «ядерный клуб», а в первую очередь как защитный зонтик для прикрытия распространения исламизма по миру силой террора» вполне вероятно верен, как и то, что заимев бомбу, Иран не бросится немедленно бомбить Израиль. Но иранская бомба тянет за собой саудовскую, египетскую, турецкую и так далее. Совсем не обязателен ядерный удар, вполне достаточно «грязной бомбы», что дешевле и проще. Так что безнаказанность Ирана важна прежде всего тем, что является стартовым сигналом для всех остальных, а это уже сценарий с непредсказуемым развитием.
    3. Тезис «Вообще, развитие технологий сделало ядерную бомбу сравнительно дешёвым оружием. Если в разрушенном войной СССР её создание потребовало огромных экономических усилий, то сейчас есть несколько стран, способных обзавестись бомбой без особого напряжения экономики, даже если применять к ним международные санкции» на мой взгляд, содержит в себе отношение к ядерной бомбе, как к обычному оружию. В свое время я видел на военных складах патроны, произведенные еще до Первой Мировой войны. Я ядерной бомбой все не так. Расщепляющиеся материалы – это только часть проблемы, сама бомба – сложное техническое устройство, содержащее в себе много всякой всячины, которая обладает способностью к отказам. Вот оттуда и гарантийные сроки на бомбу и потребность в испытательных полигонах. Так что купить бомбу или изготовить, это еще не все.
    4. В отношении к Сирии – я согласен с «пожеланием обеим сторонам успехов в борьбе» . Но в отношении «невозможно продолжать считать лидером страны человека, повинного, притом непосредственно, в гибели более сотни тысяч своих граждан» , есть сомнения. Что должен был делать Президент страны при вооруженном мятеже? То есть в случае вооруженного мятежа он должен был вылететь из страны в любом направлении? Идет гражданская война, Асад, хоть он мне и нравится не более, чем уважаемому Мирону Амусье, не имел выбора. Это, естественно, не относится к применению химического оружия. Этот достаточно односторонний подход вызывает удивление.
    5. «Когда к власти в Египте пришли «Мусульманские братья», я не увидел в этом особой угрозы Израилю. Никогда не считал Мубарака другом, да и не верю, будто действия политиков определяются простыми чувствами симпатии и антипатии» Но то, что для режима в Газе, в Каире пришел дружественный режим, разве было незаметно? А сегодня – не дружественный, вот и наступили проблемы, как с разгулом на Синае, так и с туннелями.
    6. В отношении Иудеи и Самарии так же бесспорно: «В такой ситуации требуются быстрые, решительные, но взвешенные, отделяющие «непуганых дураков» от тех, кто хорошо помнит две предыдущие попытки, действия сил безопасности Израиля. Нужно ни в коем случае не оставлять безнаказанными удары, но и не плодить врагов. Полагаю, что такая линия, вместе с агентурным разложением проинтифадного движения изнутри, вполне возможна. Она вполне её может предотвратить или остановить. » , но написанное отдает благими пожеланиями. Как отделять? Как «не оставлять безнаказанными» и одновременно «не плодить врагов»? Это осталось непонятным, возможно из-за ограниченного объема статьи.
    7. Предложение отказаться от денежной субсидии США Израилю (от 2% бюджета), равновелика увеличению дефицита бюджета на 2%. То, что помощь «идёт в основном на закупку весьма дорогих американских вооружений» , как бы намекает, что можно купить более качественное и дешевое, а покупают что-то очень дорогое. Когда покупали подводные лодки, то решали вопрос с Германией. А кроме того, все вопросы взаимосвязаны. Не нужно забывать, что такие действия вызывают большие проблемы. Не так давно Россия решила отказаться от куриных «ножек Буша», так это вызвало очень крупный скачек межгосударственной напряженности, большей, чем угрозв разместить «Искандеры» в Калининградской области.
    8. Не меньшее сомнение вызывает принцип «враг моего врага — мой друг» . К сожалению это не так. Такая дружба вполне может оказаться очень кратковременной, как дружба после встречи на Эльбе. Нужны более фундаментальные интересы. Я думаю, что дать их может снижение потребности в нефти в мире.
    9. Предложение России «освободить весь Ближний Восток от ядерного оружия, которое явно несправедливо направлено против Израиля» и «непрерывная поставка оружия Сирии или Хезболле» вполне понятны и в краткосрочной перспективе для России вполне логичны – они подогревают конфликт в регионе и тем самым препятствуют снижению цен на нефть.
    Все отмеченное не умаляет достоинств статьи, которая верно отмечает важнейшее – безопасность Израиля только в руках самого Израиля, и не так страшен черт, как его нам пытаются показать.

  4. О Газе.Избавиться от полутора миллионов палестинцев (самых озлобленных), потеряв лишь 1 (один)% территории, было разумнейшим предприятием.
    Рад, что серьёзный автор подтвердил то, о чём я писал годами ранее — при разогреве ситуации.
    ИЗРАИЛЬ ИГРАЕТ В ЧУЖУЮ ИГРУ.

    И год, и два года назад я писал об этом.
    Иран хочет представить свои военные приготовления — свои устремления «В ДЕРЖАВНОСТЬ», претензии на лидерство в исламском мире — как борьбу с «незаконным Израилем».
    И сам Израиль усердно подыгрывает Ирану в этой игре, направленной конкретно и прежде всего против суннитов региона.
    «Выйдет боком» — если Израиль (к чему идёт) подставит себя мальчиком для битья.

    «Президент Ирана Ахмадинежад хочет уничтожить Израиль».
    Хочет ли? — само это пожелание приводится по-разному и в разном контекстве. Это прежде всего игра на публику. Стране с уймой собственных внутренних и внешних проблем хочется выглядеть авангардом и лидером всего исламского мира. Это понятно – и, во многом, занятно.
    Но Израиль сразу же кинулся в нешуточную пропагандистскую контратаку. И это совсем не смешно.

    Разумеется, надо быть готовым и к неприятной перспективе – в данном случае, если не абстрактной, то весьма проблематичной. Израиль отделён от Ирана полдюжиной государственных границ. Концентрация населения, превышающего всё население Израиля в Тегеране и окрестностях более, чем на порядок, превышает эту же плотность даже в центральной – весьма протяжённой – части Израиля. Возможности достижения по воздуху иранской территории у Израиля также на порядок выше, чем в обратном направлении у противной стороны. И т.д. и т.п.

    Готовым быть надо, но к дурацкому заявлению поначалу следовало отнестись с изрядной долей скепсиса, что сразу бы снизило накал страстей и претензий. Надо бы различать рекламу – и действительность.
    Не вышло бы, в конце концов, как в бытовой драке. «А вот как дам!..»-«Только попробуй!..»-«А вот попробую!..»
    В ситуации Израиль-США против Ирана не учитывается, что Иран — угроза ПРЕЖДЕ ВСЕГО суннитам Аравийского полуострова, а не Израилю. Еврейскому государству угрожает лишь бОльшая безнаказанность Хизбаллы, Хамаса т.п. патронируемых ядерным Ираном.
    Опасность, всё-таки, не слишком очевидная; скорее косвенная.

    Тогда как суннитам Аравийского полуострова грозит прямая опасность: их может ждать судьба алавитов и шиитов Сирии, которая решается уже невдолге. Прецедент был: восстание с год назад шиитов Бахрейна (они там в большинстве), подавленное лишь вторжением саудовских войск. По побережью и на островах Персидского залива (арабы упорно именуют его «Арабским»), Ормузского пролива шииты преобладают.

    Исламский мир непримиримо разделён. Арабы и евреи – хотя бы близкие друг другу народы; иранцы вовсе чужаки и тем, и другим. Вторжение арабов в Персию в 7-м в., исламизация этой страны, сопровождались зверствами, которые не исчезают из народной памяти. Оттого-то персы, вынужденно тогда приняв ислам, отклонились от «правоверного суннизма».

    В истории межконфессиональные соперничества и взаимная ненависть острее межнациональной и межгосударственной. Вспомнить хотя бы рознь между католицизмом и православием, католицизмом и протестантизмом; в совсем недавнее время – между славянами-мусульманами и православными «братьями по крови»; то же на Украине…

    Сегодня Саудия, ОАЭ, Катар, Кувейт и пр. богатейшие (нефть!) страны фактически пассивны в ожидании действий других, куда менее заинтересованных в разруливании ситуации. Это довольно наглое иждивенчество результат очевидных политических ошибок как США, так и Израиля. Первые должны бы служить лишь «ядерным (но не только) зонтиком» для активных действий своих клиентов, которым угрожает действительная опасность.

    Как видим, Израиль мог бы и подождать. Не следует выглядеть подростком-забиякой, которого науськивают начать большую драку, в которую, может быть, вмешаются потом «взрослые дяди».

    Игра может зайти слишком далеко. НЕ ЗАИГРАТЬСЯ БЫ!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *