Ежедневная страница: «Siyum» позиум. Перевод с английского Игоря Файвушовича

 227 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Ежедневная страница: «Siyum» позиум

Перевод с английского Игоря Файвушовича, Хадера

Недавним вечером 1 августа 2012 года, около 90000 человек собрались на стадионе «MetLife» в Ист-Рутерфорд, Нью-Джерси, на церемонии празднования завершения двенадцатого цикла ежедневного чтения Талмуда («Сиюм ха-ШАС»). Это событие последовало за аналогичными церемониями в Иерусалиме, Тель-Авиве, Бней-Браке, Лондоне, Мельбурне и других городах и общинах по всему миру. В них приняли участие ещё тысячи человек лично или через закрытые телевизионные сети.

Эти мероприятия проводятся в честь окончания и возобновления 7,5-летнего цикла, в котором люди индивидуально, с партнёрами или в группах, каждый день изучают многостраничный фолиант (по одной странице в два разворота) Вавилонского Талмуда по традиции, известной как «Daf Yomi» («Ежедневная страница»).

Эта традиция была установлена раввином Меиром Шапиро из из Люблина. Раввин Шапиро предложил эту идею на съезде «Агудат Исраэль» («Израильский Союз») в Вене в августе 1923 года, и она была торжественно запущена на следующий праздник Рош а-Шана. В течение двенадцати циклов, завершённых до сих пор, число учащихся разрослось до десятков тысяч по всему миру.

Чтобы отметить это событие, сайт «Jewish Ideas Daily» пригласил нескольких видных мыслителей, чтобы отметить феномен «Daf Yomi» и их собственное практическое участие в нём.


Входной билет на стадион для празднования этого события.

Фото: Михаил Карасик.

Талмуд переносит меня

Саул Дж. Берман

Изучение Талмуда переносит меня самого в разные миры: в мир фермера, сражающегося за получение урожая сельскохозяйственных культур и за справедливое его распределение; в божий мир Святого времени; в сложный мир формирования семьи, взаимоотношений и конфликтов, в мир этических проблем деловых операций, мир достижения справедливости и уголовного наказания, а также в мир древнего Иерусалимского храма с его особыми правилами чистоты и законоположениями принесения себя в жертву и мир собственности в богослужении. По сей день, моя жена говорит мне, что она может определить, когда я ещё не разобрался в «Гемара» (составная часть Талмуда – И.Ф.) в течение нескольких дней, потому что я становлюсь сварливым и угрюмым, необщительным и, как правило, несчастным.

Почти тридцать лет назад, будучи раввином синагоги на площади Линкольна в Нью-Йорке, я старался идти в ногу с циклом изучения «Daf Yomi» в течение шести лет и преподавал его один или два раза в неделю. Тем не менее, это было лишь частичной попыткой деятельности: не каждый день, не каждый «DAF» («лист»), а зачастую мне мешали другие стычки и обязательства. Я даже пошёл на празднование «Сиюм ха-ШАС» в Мэдисон Сквер Гарден в 1989 году, и после нескольких часов прозаических речей пережил духовный подъём, когда более 20000 голосов в начале вечерней молитвы закричали хвалу Богу: «Да будет благословенно Имя Божье во веки веков!» Это были не голоса знатоков Торы или раввинов, которые были трансформаторами; это был коллективный глас народа, – людей, которые обнаружили для себя голос Бога через изучение Талмуда. Может быть, я попробую сделать это ещё раз в цикле, который вот-вот начнётся.

Раввин Саул Дж. Берман является адъюнкт-профессором иудаизма Стерн колледжа Университета-Йешивы и юридического факультета Колумбийского университета, где он ведёт семинары по еврейскому праву.

Сионисты из Боро-парка

Иегуда Мирский

Запись во второй класс по изучению программы «Daf Yomi» на американском побережье была открыта в 1940 году, и в нём преподавал в течение десятилетий мой дед, Самуил Мирский, который долгое время служил раввином общины «Молодой Израиль» в Боро Парке, будучи профессором Университета-Йешивы, а затем – ведущей фигурой в религиозном сионизме. Трудно поверить, но Боро-Парк некогда был оплотом гебраистов и сионистов, и светских, и религиозных. Когда мой дед написал брошюру, опубликованную в период учебного цикла 1942 года, он намеревался превратить еженедельное изучение Талмуда в «Daf Yomi». Именно его участие в судьбоносном Сионистском конгрессе 1939 года дало ему толчок к этой инициативе «обязанности поддерживать приоритет этой Книги, в то время как в мире царила власть правосудия». В томе, отмечающем 20-ю годовщину учебного цикла, он писал, что он и другие были воодушевлены тем, что для них является классической религиозной сионистской мотивацией: объединением как можно большего числа евреев, посредством изучения классических текстов.

Помимо известного популизма, здесь есть большая доля правды – жизненные успехи американского еврейства являются результатом чрезвычайных усилий множества людей, разных и отличающихся друг от друга, иногда противоречивых верований и идеологий, многие из которых сейчас забыты. Их потомки, в физическом и духовном смысле, до сих пор находятся на сегодняшний день в стадии созидания, каждый в своих сферах.

Иегуда Мирский служил в Бюро по правам человека при Государственном департаменте в администрации Клинтона и переехал в Израиль в 2002 году. Он принимает активное участие в работе сайта «Yerushalmim.org», а его биография рава Кука вскоре будет опубликована изданием «Yale University Press»Yale University Press».

Обретения и утраты

Шломо Цукир

Успех «DAF Yomi» указывает на некоторые очень позитивные сдвиги, в первую очередь, на взрыв интереса к изучению Торы в Америке после Второй мировой войны. Современная реальность, когда широкие слои ортодоксального населения считают само собой разумеющимся, что они будут изучать от одного до десяти лет традиционные еврейские тексты, поражает, особенно, c учётом мрачных прогнозов для американских ортодоксов в 1960-е годы.

Несмотря на позитивные результаты, «Daf Yomi» также отражает некоторые менее благотворные тенденции. Потребность в «ученике», чтобы постоянно иметь чёткую, количественную цель, выявляет влияние результатов, ориентированных на американскую корпоративную культуру, которая находится в противоречии с традиционными идеалами изучения Торы ради неё самой (lishmah). Кроме того, цикл «Daf Yomi» обязателен для беглого изучения Талмуда, так как в течение одного короткого часа невозможно усвоить весь диапазон средневековой интерпретации, современных галахических приложений или насущных правовых проблем. Глубоко ироническим поворотом является то, что последователи раввина Аарона Котлера, который выступал поборником изучения Торы на самом глубочайшем уровне и избегал поверхностного подхода, в настоящее время председательствуют в президиуме празднования юбилея «Сиюм». У нас есть много причин, чтобы отметить эти достижения, но также необходимо подумать о том, что было утрачено в учебном процессе.

Шломо Цукир является сотрудником фонда «Тиква» и заместителем редактора журнала «Традиции». Он учится на раввина и является сотрудником Университета-Йешивы.

Две тысячи семьсот одиннадцать дней подряд

Яаков Дж. Шахтер

Что является наиболее фундаментальным стихом в Торе, якорем, на котором всё зиждется? Бен Зома предложил хорошо известную молитву «Шма Исраэль»: «Слушай, Израиль, Всевышний Бог наш, Господь наш единый» (Второзаконие 6:4). По его мнению, основные философские принципы иудаизма, найденные в этом стихе, – о существовании и единстве Бога, – являются наиболее важными. Бен Нанас указал на знаменитое «люби ближнего твоего, как самого себя» (Левит 19:18). По его мнению, приоритетом обладают звук, чувствительные межличностные отношения. Но есть и третье предложение, которое на поверхности кажется, гораздо менее значительным, чем любое из двух других. Шимон бен Пази предложил: «одного агнца сделай утром, а второго агнца сделай во второй половине дня», (Числа 28:4, 8, см. R ‘Яаков бен Соломон ибн Хабиб, Эйн Яаков, введение, конец). Как этот стих мог считается самым важным в Торе?

Шимон бен Пази подчёркивает основополагающий принцип. Да, философские знания и чувствительность в межличностных отношениях являются жизненно значимыми. Но, пожалуй, даже более важными являются постоянная дисциплина и сосредоточенность, необходимые для осознанной еврейской жизни, «утром» и «после обеда», каждое утро и каждый полдень, каждый день, всегда.

Как дважды в день храм производит жертвоприношения, которые служат в качестве контекста для этих стихов, так и изучение «Daf Yomi» требует постоянной, последовательной приверженности, изо дня в день, каждый будний день, в канун Шаббата, в Шаббат, праздник, день поста, в течение двух тысяч семисот одиннадцати дней подряд.

2 августа один цикл заканчивается. 3 августа начинается другой цикл. И так, возможно, будет всегда.

Раввин д-р Яаков Дж. Шахтер является профессором Университета еврейской истории и еврейской мысли и старшим научным сотрудником Центра будущего еврейства Йешивы.

На воинской службе

Алон Шалев

Одной из самых трудных задач для религиозных солдат является вовлечение молодого солдата в процесс изучения Торы во время его армейской службы. Это особенно верно для бывших выпускников йешивы/Мидраша, которые с призывом, получают в своей жизни пробел, будучи отлучены от изучения Торы ради общего блага. В этот момент, ежедневные учебные занятия могут стать их духовным спасителем.

Многие находят спасение в повседневном изучении книги «Хафец Хаим» (книга о еврейских законах, написанная раввином Исраэлем Меиром Каганом – И.Ф.). . Некоторые, однако, отказываются оставить свой любимый цикл «DAF». На многих крупных военных базах, которые используют раввинов-капелланов, вы можете обнаружить седер «Daf Yomi» среди отправляемых религиозных служб, в основном, предназначенный для небоевого персонала, график службы которого позволяет это. Но даже в рядах боевых солдат есть такие, которые, проявляя большую самоотверженность, выкраивают время между караульной службой и патрулированием, чтобы изучать «DAF» в одиночку или с другим солдатом, и, если их учёба прерывается, отводят на свой отпуск совсем немного времени, чтобы догнать расписание изучения «Daf Yomi».

Майор Рои Кляйн (зихроно ле враха – благословенна память его!), который стал национальным героем во время Второй ливанской войны, когда он прыгнул на гранату, брошенную на его солдат, был таким человеком. Даже под тяжестью своих обязанностей командира, он никогда не отказывался от изучения Торы через цикл «Daf Yomi». С помощью «DAF» ему удалось воплотить в жизнь большое воодушевление религиозных солдат, объединённых лозунгом «Сафра и Сайфа» («сафра» было частью девиза, использовавшегося испанскими средневековыми странствующими книжниками, и звучавшего дословно: «сафра вэ сайфа»; «сайфа» – по-арамейски – фехтовальщик, человек, вооруженный мечом – «книгой и мечом» – И.Ф.), выполняющих благородную обязанность защиты своего народа, при этом ощущающих себя человеком Торы.

Алон Шалев научный сотрудник Фонда «Тиква», служил в Армии обороны Израиля с 2003 по 2007 год.

Основатель и первый камень в фундамент

Йоэль Финкельман

Межвоенные годы были драматическими для ортодоксальных евреев в Польше. Страна модернизировалась, быстрая секуляризация подрывала традиционную еврейскую жизнь, и изучение Торы было в упадке. Раввин Меир Шапиро (1887-1933 годы) был основным участником реакции ортодоксов на эти вызовы, и его инновации прошли испытание временем.

Шапиро основал революционное заведение: Йешиву «Hakhmei Люблин», первую среди хасидских йешив. Хасидский мир изначально восстал против йешивы, централизованной под началом раввинской элиты, но Шапиро понимал, что этим двум движениям необходимо сближение друг с другом и что хасидам для выживания необходима более глубокая связь с изучением прогрессивной Торы. Его целью было привнести честь и респектабельность учёбе в йешиве в эпоху, когда студентов, изучающих Тору, высмеивали как отсталых. Вместо аскетизма йешивы в старом стиле, Шапиро создал современную основу. Вместо того чтобы студенты жили в тесных спальнях учебного заведения, Йешива «Hakhmei Люблин» предоставила им современное общежитие и столовую. Сегодня практически все крупные йешивы последовали этому примеру.

Но инновации Шапиро на этом не закончились. Он хотел объединить всё еврейкое сообщество вокруг изучения Торы и предложил Съезду «Агудат Исраэль» в 1923 году, чтобы евреи во всём мире изучали по одной странице Талмуда каждый день в одном и том же темпе. Организация «Агудат Исраэль» взяла этот проект под своё крыло, и первый цикл «Daf Yomi» начался в Рош а-Шана в том же году. Этот проект в настоящее время является крупнейшей программой по изучению Торы в истории еврейского народа. Сколько ещё еврейских лидеров могут заявить о таких продолжительных успехах?

Д-р Йоэль Финкельман живёт со своей женой и пятью детьми в Бейт-Шемеше, Израиль. Он является автором книги «Строго кошерое чтение: Популярная литература и состояние современной ортодоксальности».

Свадьбы и похороны

Михаэль Карасик

Я должен признаться, что пропустил саму церемонию «сиюм». Не был среди собравшихся евреев на стадионе «MetLife», которые отмечали завершение цикл изучения «Daf Yomi». То, что я пропустил, было фактическим «сиюмом» – завершением изучения последних нескольких слов трактата Нида. Я думал, что оратор просто по ошибке перешёл на идиш. (Он был не первым и не последним, сделав это.) Всё стало ясно, когда я понял, что он был в середине Hadran, декламации, в которой учащиеся обещают вернуться к трактату для продолжения учёбы в будущем.

И вот начался праздник. Музыка и танцы были такими, которые вы могли бы наблюдать на свадьбе харедим. Хороводов, которые кружились внизу, на поле стадиона, мы, будучи на втором ярусе трибуны, повторить не могли, кроме как покачиваться взад и вперёд. (Женщины, судя по шторам, которые были натянуты во время молитвы «Минхаш», начали этот праздник, были на третьем ярусе, на верху трибун).

Существует ещё один способ, при котором это действо похоже на свадьбу. Как объяснил один из выступавших, завершение изучения Талмуда просто означает, что вы заложили прочную основу для вступления в брак: жизнь познания, которая всё ещё лежит перед вами.

Но это вечернее мероприятие имело также и аспект похорон. Как разъяснили ораторы, есть две причины, чтобы изучать «Daf Yomi», и одна из них заключается в срыве планов Адольфа Гитлера («yimah shemoy ве-zichroy» – «пусть его имя и память о нём исчезнут»). Чтобы сформулировать это более позитивно, нужно сказать, что мы учимся во имя шести миллионов человек, которые были лишены этого занятия. То есть, что 16000 школьников программы «masmidei hа-siyum» (программа, предназначенная для вовлечения детей в самое крупное празднование Торы в нашем поколении – И.Ф.), учили бесчисленные строки Талмуда, которые должны произноситься в память об убитых детях.

Другая причина, которую они выдвинули, состоит в том, что человек, который учится в цикле «Daf Yomi», является частью всего еврейского государства. Независимо от того, надевали ли вы чёрную шляпу, штреймел (меховой головной убор женатых евреев-харедим – И.Ф.), трикотажную кипу, или бейсболку, все изучали идентичный курс «DAF». Когда достаточное количество евреев обретают знания на одной и той же странице, Бог, несомненно, пришлёт Мессию, «быстро и в наши дни».

На мне была соломенная шляпа, и я ощущал себя частью этого праздника. Мой «момент истины» наступил неожиданным образом по электронной почте, которая пришла около 9:30 вечера от студента, который не знал, что я тоже был на церемонии «Сиюма», он поблагодарил меня за наше совместное обучение. Для меня это было досчтаточной наградой.

Михаил Карасик является создателем сайта «Комментаторы Библии» и подкаста (один из видов цифровых носителей – И.Ф.) «Обсуждение Торы». Он преподает в университете штата Пенсильвания.

Каждый –  Раши

Цви Г. Вайнреб

Я получил особое благословение и от рава Яакова Каменецкого (зихроно ле враха), и от ребе Клаузенбургера (зихроно ле враха), когда начал преподавать «Daf Yomi». Они оба убеждали меня проводить занятия по изучению каждого из комментариев Раши на каждой странице, и не хотели давать мне благословение, пока я не дал слово, что так и поступлю.

Рав Яаков сказал: «если студенты-выпускники вашего класса оценят величие Раши, это само по себе будет большим достижением». Ребе пошёл дальше и сказал, что только тогда, когда учащийся учит Талмуд с Раши, можно быть уверенным, что он изучает истинную Тору.

К сожалению, я никогда не имел возможность спросить любого из этих великих мудрецов, что я должен делать с теми трактатами, к которым нет комментариев Раши (например, «Недарим», «Назир», и «Шкалим»). Я консультировался у рава Моше Яаков Кулевского (зихроно ле враха), в то время главы раввинатского колледжа в Балтиморе «Нер Исраэль», который посоветовал мне извлечь основные спорные моменты первоначальных комментаторов к этим трактатам и «построить свой собственный Раши».

Часто, когда я знакомлюсь с учебными программами в наши дни, я сталкиваюсь с тем, что лектор, цитируя всевозможные источники, зачастую усложняет их, а не разясняет «DAF». То, чему учили меня мои учителя, это  – «чем проще, тем лучше»: что важно понимать «shakla v’tarya» (арамейское выражение – «давать и брать») из великого текста.

Раввин д-р Цви Гирш Вайнреб является исполнительным вице-президентом, почётным профессором Ортодоксального союза. Он преподавал цикл «Daf Yomi» на идиш (один полный цикл около 30 лет назад), а в последнее времяна английском языке (немного больше, чем один цикл).

О любви и приверженности

Дебора Штейнметц

Наши мудрецы сравнивали изучение Торы с любовью между двумя людьми. Если изучение Торы – это любовный роман, то изучение «Daf Yomi» является браком.

Большей частью – это радость. Но иногда это не так, и именно в этом вопрос. Изучение «Daf Yomi» сродни поддержанию любовных отношений: оно требует, чтобы вы давали возможность высказаться партнёру и открыли великодушно в себе способность услышать, что он может сказать. Если порой то, что он говорит, сводит вас с ума, вы знаете, что всё ещё будете с ним и на следующий день, чтобы продолжить разговор. И если через несколько дней вы действительно не хотите раздражаться, то знайте, что, тем не менее, вы взяли на себя обязательство присутствовать на этих занятиях, то бишь, в браке.

«Daf Yomi», как и молитва, это – служба. Тем не менее, она отличается от ежедневного ритуала молитвы, – она концентрируется на выслушивании другого, а не на изливании своих собственных слов. Изучение «Daf Yomi» даёт возможность выделять время каждый день, чтобы восстанавливать вашу приверженность к светским, иногда возбуждающим, временами разочаровывающим, но всегда глубоко любящим отношениям между вами и священным словом.

Дебора Штейнметц преподавала Талмуд и раввинистическую литературу в Еврейской теологической семинарии «Хаврута»: Бейт Мидраш в Еврейском университете, институте «Дриша», в Йешиве «Хадар». Штейнметц служит методистом по образованию Фонда Манделя и работает в этом году в качестве приглашённого преподавателя в администрации руководства института Манделя в Иерусалиме.

Как Талмуд пришёл на смену Библии

Моше Соколов

Современное увлечение Талмудом отобразила фраза, почти оксюморон, «Талмуд-Тора» (в буквальном смысле, «изучение Торы» с обращением, главным образом, к Библии). Вплоть до начала современного периода, знание Библии, как правило, рассматривалось как совершенно необходимая плитка в мозаике образа учёного еврея. До прошлого века это были неизменно большие талмудисты и галахисты, которые сами были толкователями Библии. Однако в современную эпоху, и особенно, в 20-м веке, размах традиционной учёности сузился до немного большего размера, чем пресловутые «четыре локтя» Галахи, и очень мало раввинистских гигантов посвятили себя объяснению Библии. В самом деле, сомнительно, за незначительными исключениями, что они могли бы даже признать глубокое знание Библии как что-либо недостающее, не говоря уже о том, что это является необходимым условием для признания «talmid hakham» (учёного).

Современное распространение некоторыми выдающимися талмудическими учёными антологии проповедей на недельную Тору («parashat ха-shavua» – «Пятикнижие», первые пять книг Библии – И.Ф.), не должны быть ошибочно приняты за возобновление интереса к Библии, так как почти всё выдаёт характерные опризнаки дилетантизма: отсутствие системы и методики. Когда его просили оценить весьма эклектичный комментарий издания «Свиток Торы», Нехама Лейбович (1905-1997годы) обычно говорил, что глупо сравнивать Раши, который посвятил всю жизнь разработке методики изучения Торы, с Ребе Жипизнокером (т.е. плодом его ловкого литературного воображения), который когда-то проявил глубокое понимание Торы во время «shalashudos» (полуденной субботней трапезы).

Возможно, со временем мы станем свидетелями возвращения к некогда существовавшему статус-кво, описанному в «Мидраш»:

Подобно тому, как невеста, украшается 24 драгоценными камнями, и если даже одного камня не хватает, она нехороша собой, так же должно быть и с учёным, знакомым со всеми 24 библейскими книгами, и даже если одной он не знает, то и он плох.

Моше Соколов профессор еврейского образования Высшей школы Йешивы-Университета Азриэли.

Способы связи и обращение к современной ортодоксальности

Марк Готлиб

Слишком самодовольный ученик рава Исраэля Салантера, великого литовского знатока «мусара» 19-го века (традиционной еврейской духовной дисциплины, которая предлагает надёжное руководство, чтобы помочь развивать качества своей души – И.Ф.), охотно хвастался своему ребе, что он изучил Талмуд семь раз. Сообщалось, что Рав Салантер ответил ему в своей чисто нравственной манере: «Это очень и очень хорошо, но сколько раз Талмуд прошёл сквозь вас?»

Много обсуждения вездесущности Талмуда в учебном плане традиционной йешивы средней школы было сосредоточено вокруг вопроса об «уместности», наряду с традиционным впечатляющим методом аналитического исследования, противостоящим новым учебным методикам. Выводы привели к новой интерпретации и методам преподавания. Цикл «Daf Yomi» откладывает эти трудные дебаты, и получение новых рекомендаций просто в силу «данности» текста и значимости повседневной учёбы. Но если Талмуд должен быть больше, чем понятным изнутри, то по-существу простое изучение ещё более необходимо для наших студентов, о чём надо говорить. Рабби Шимон Гершон Розенберг (Шагар) (зихроно ле враха) и другие, вслед за ним начали зондирование Талмуда на предмет идей для современной социальной, политической и культурной жизни еврейского народа, – одним словом, мировоззрения, – но современная ортодоксальность в Северной Америке должна теперь подхватить эту инициативу.

Раввин Марк Готлиб является главой Фонда «Тиква». До прихода в «Тикву», раввин Готтлиб был руководителем средней школы для мальчиков при Йешиве-Университете и директором школы Маймонидов (Бруклин, Массачусетс).

Брурия и женская неграмотность

Вива Хаммер

Я полуграмотная еврейка. Я владею реконструированным (адаптированным – И.Ф.) ивритом, но через нереконструированный иврит я пробираюсь медленно и мучительно. Еврейская цивилизация воплощается в нереконструированных ивритских текстах, и я не могу получить доступ ни к одному из них. Мало того, что мне не хватает времени для изучения страницы Талмуда в день, я не могла совладать ни с одной из таких страниц в своей жизни. И всё же я веду жизнь, погружённую в еврейство. Когда я стала невестой учёного, сына и внука учёных, никто не считал моё изучение Торы для определения моей пригодности в качестве жены. Неграмотность в еврействе не мешала моим успехам в любой сфере.

Нашим первенцем была девочка, и мы назвали ее Брурия. В пантеоне учёных, в который вдохнул жизнь Талмуд, есть одна женщина-сверстник моей дочери: Брурия. Это – жена и дочь талмудических гигантов, она является воплощением великолепия. В одной из легенд человек ставит перед собой амбициозную цель в изучении, но его упрекнули, что его цель была бы невозможной даже для Брурии, которая выучила триста законов от трёхсот учителей в один день!

Текст Талмуда представляет собой ядро еврейской цивилизации. Если мы хотим, чтобы наши дочери узнали, откуда они произошли, они должны быть грамотными во всех тонкостях еврейского текста. И ещё, если они хотят быть частью того, что передаётся будущим поколениям, они должны создавать еврейский текст. Грамотность, о которой я говорю, не приходит от чтения страниц первоисточника, вырванных и вновь сброшюрованных из ста книг, это – единственный метод, используемый для обучения религиозных девочек. Человек может жить полноценной и осознанной еврейской жизнью, даже если он, как я, – малограмотный. Но такой человек не может участвовать в большом диалоге еврейской цивилизации, он не может быть Брурией.

Итак, где мы могли бы обучать нашу Брурию ежедневной странице Талмуда, а затем учить, высказывать суждения, вносить вклад в традицию её тезки? Самое лучшее место мы могли бы найти в хорошей средней школе, где тщательно составленная программа осуществляется хорошими наставниками. Но Брурия покрутила носом и поступила вместо этого в колледж. Там она могла бы изучить триста законов от трёхсот учителей в один день. Но не еврейские законы: ни одна школа не будет её обучать им.

И поэтому наши Брурия будет продолжать великую традицию малограмотности женщин в еврейских текстах. Как она могла бы её разорвать? И зачем?

Вива Хаммер является компаньоном Налоговой компании «KPMG» в Вашингтоне и научным сотрудником Института «Хадасса-Брандес» Университета «Брандес». Она работает обозревателем приложения «Женские слухи» к газете «Джерузалем Пост» и пишет для изданий «Washingtonian», The Forward»«Лилит» и нескольких литературных журналов. Вива мать, обучающая детей на дому, она пишет книгу о значении семьи в еврейском мире, которая будет называться «Предпочтение в пользу детей».

Как три дня цикла «Daf Yomi» изменили мою жизнь

Давид Глазнер

В августе 1976 года я прибыл в Милуоки, чтобы преподавать экономику в Университете маркетинга. После еженедельного посещения в течение нескольких месяцев класса по изучению Талмуда у раввина Давида Шапиро в Конгрегации «Anshe S’fard» («Сефарды»), я получил звонок от одного из постоянных учеников с просьбой, если мне это интересно, открыть свой класс «Daf Yomi» вместо раввина Шапиро. Я согласился всей душой. Класс Талмуда обычно насчитывал от 8 до 10 человек, и, по крайней мере, в первый класс «Daf Yomi» пришло больше. Даже в 70-е годы цикл «Daf Yomi» обладал определенной привлекательностью.

Тогда «Daf Yomi» был в середине «Трактата Рош а-Шана», и в тот первый вечер, после двух часов (и некоторого ропота) мы почти, – но не совсем, – закончили этот «DAF». На следующий вечер, после ещё двух часов занятий, мы не только не успели пройти намеченный материал, мы сильно отстали. Раз раввин Шапиро видит, что он не совсем понимает интересный вопрос, поднятый кем-то из учеников, то он не отпускает никого домой, не просмотрев все соответствующие источники в поисках ответа. На третий вечер, после ещё двух часов занятий, мы безнадежно отстали от графика уроков. В этот момент около половины учеников оставили класс, а другая половина, включая меня, остались с ним, но ушла под тем предлогом, что это класс «Daf Yomi». В течение следующих четырёх с половиной лет, этот класс продолжал заниматься пять или шесть дней в неделю. Во всей моей жизни, я никогда не изучал Талмуд настолько глубоко или с таким же энтузиазмом и удовольствием, как я это делал в те годы с раввином Шапиро. Действительно, за всю свою профессиональную карьеру, несмотря на двух моих преподавателей-лауреатов Нобелевской премии, я никогда не получал более ценного интеллектуального опыта. Таким образом, хотя, несомненно, многое говорит об отставании от учебного расписания при ежедневном изучении «DAF», есть ещё, что сказать о самой учёбе только ради неё самой, независимо от искусственного графика, – только учёбе, пока вы не удовлетворитесь тем, что вы действительно поняли Гемара, которую вы наметили для изучения.

Дэвид Глазнер работает экономистом в Вашингтоне, округ Колумбия, и пишет об экономике в своём блоге «uneasymoney.com».

 

Левиты и учащиеся

Арье Теппер

Великий андалузский еврейский поэт Иегуда Галеви (ок. 1075-1141г.г.), писал, что Тора, понимаемая в самом широчайшем её смысле, включает в себя все мудрости, в том числе музыку (см. 2 Кузари, 64). В библейские времена, работа по изучению и исполнению музыки поручалась благороднейшим членам нации, левитам, которые поддерживались за счёт общественных средств (десятин), так что они могли бы свободно сконцентрироваться на создании музыки, которая сопровождала храмовые службы, и придавать жизнеспособность еврейскому народу. А сегодня? Мир йешив, эпицентр целеустремленного исследования Гемара, присвоил себе название племени Леви, и массы евреев, изучающих «Daf Yomi», последовали их примеру посредством придания изучению Талмуда космического значения. Что бы сказал царь Давид, поэт-воин, сладкоголосый певец Израиля, об армии служителей текстов, – исписанных чёрными чернилами на белых страницах – «О, как пали могущественные…»

Арье Теппер является приглашенным учёным-стипендиатом Фонда «Тиква», а также постоянным автором сайта «Jewish Ideas Daily». Его книга «Теория развития в более поздних трудах Лео Штрауса о Маймонидах, будет опубликована в 2013 году издательством «SUNY Пресс». Он принял участие в ряде традиционных йешивот в Израиле, он любит Талмуд-только не как символ начала и конца еврейской жизни.

Основная линия Талмуда

Марк Б. Шапиро

Хотя это больное место для современных ортодоксальных интеллектуалов, популярность изданий «Artscroll Талмуд» была двигателем изучения «Daf Yomy», позволяющим даже новичкам понять самые трудные талмудические тексты. Я не преувеличиваю, когда говорю, что есть люди, сейчас завершающие изучение всего Талмуда, которые  едва умеют читать предложения на иврите или арамейском, и благодаря или порицая, (в зависимости от вашей точки зрения) за это, должны обращаться исключительно к «Artscroll». В то же время, вряд ли преподаватель цикла «Daf Yomi», который не смотрит на то, что говорит «Artscroll», может что-то сказать, прежде чем он предстанет перед своим классом. Очень редко можно найти такую книгу, как «Artscroll Талмуд» которая является такой же ценной как для начинающих, так и для опытных учёных.

 

Эти две точки опоры: доступность и применимость – сами отражают демократический дух «Daf Yomi». В то время как изучение Торы всегда подчёркивалось в традиционных еврейских кругах, до недавнего времени Талмуд привлекал основное внимание только интеллектуалов. Все остальные обращали своё внимание на другие тексты: Мишна, Эйн Яаков, Псалмы. Существуют даже раввинские источники, которые утверждают, что неинтеллектуалы, тратящие на изучение лишь ограниченное время, должны концентрироваться на практической Галахе. Большой смысл состоит в том, зачем обычному человеку посвящать время тайным талмудическим текстам, когда он ещё не освоил практический еврейский закон? Тем не менее, цикл изучения «Daf Yomi» является революционным именно потому, что он открыл поле деятельности, так же, как американские университеты открыли доступ массам к высшему образованию, обучая всему таких мыслителей, как Платон и Аристотель. Так же обстоит дело и с «Daf Yomi»: Все теперь приглашаются к изучению того, что раньше было прерогативой элиты.

Марк Б. Шапиро заведует кафедрой еврейских исследований имени Вайнберга при Университете Скрэнтона.

Радость Талмуда

Гиль Студент

Многие студенты смущаются, когда они обнаруживают, что еврейский закон рассматривает изучение прогрессивной Торы радостным актом, который запрещён для скорбящих. Они не видят в своей собственной жизни, как изучение слова Божьего может «порадовать сердце». Но Талмуд – это не только обретение вкуса жизни; – это еще и приобретённый навык. Учащийся средней школы, сломавший зубы на изучении Талмуда, не может себе представить интеллектуальный восторг, испытываемый зрелым студентом.

У Талмуда есть жёсткий внешний вид, но мягкая и приветливая внутренность. Вы должны потратить годы, чтобы овладеть арамейским языком и незнакомой структурой аргументов, и конкретных, и абстрактных, для того, чтобы проникнуть в оболочки древних томов. Но на определённом уровне овладения мастерством наступает переломный момент. Внезапно, после многих лет борьбы за понимание каждого слова, вы можете открыть том Талмуда и читать, как обычную книгу. Оживает острая дискуссия, когда вы переноситесь в Вавилонию, чтобы стать свидетелями блестящих раввинских дискуссий. Сама энергия листа Талмуда взбадривает.

Тот, кто приобрёл необходимые навыки, может изучать страницу Талмуда каждый день с относительной лёгкостью. Для такого ученика «Daf Yomi» является отличным инструментом для совершенствования и анализа. Тем не менее, тысячам людей, у которых нет базовых навыков для завершения цикла «Daf Yomi», предстоит сделать что-то ещё более впечатляющее: Даже без светлой радости от Талмуда, они героически продвигаются вперёд и наслаждаются невыразимым удовольствием от завершения тяжёлой святой задачи.

Раввин Гиль Студент является постоянным автором статей на еврейские темы и ведёт популярный блог «TorahMusings.com»

Люди-Книги

Эммануил Фельдман

Сейчас 5:30 утра в разгар зимы, ещё очень темно. Мужчина держит свой путь сквозь ледяной дождь в Бостоне и открывает дверь. Внутри ожидают 15 других мужчин. Они собрались не для того, чтобы позавтракать или выпить пива, это далеко не так. Перед ними сидит учитель, и каждый из них открывает огромный фолиант, один из самых эзотерических, абстрактных, пленительных трудов в истории человечества: Вавилонский Талмуд.

Эта сцена повторяется каждый день, 364 дня в году (радость изучения Торы не допускается в Тиша бе-Ав), в таких разных городах, как Лондон, Париж, Йоханнесбург, Мельбурн, Москва, Одесса, Кейптаун, Амстердам, а также десятках городов в США и многих местах в Израиле. Все учат одну и ту же страницу.

Вот поэтому многие десятки тысяч по всему миру ежедневно посещают занятия цикла «DAF», что свидетельствует о том, что евреи действительно являются народом Книги. Можете ли вы представить себе греков, собирающихся каждым ранним утром, несмотря на зимний дождь и летний зной, чтобы построчно зучать труды Платона? Собираются ли тысячами англичане, чтобы проанализировать Мильтона или Шекспира? И действительно, кто подобен тебе, народ Израиля?

Раввин Эммануил Фельдман является почетным раввином Конгрегации «Бейт Яаков» в Атланте. Он  – бывший вице-президент Раввинатского совета Америки, и в течение тринадцати лет был редактором журнала «Традиции». Автор девяти книг и более 100 опубликованных статей, был рукоположен раввином балтиморским раввинатским советом «Нер Исраэль» и защитил степень доктора философии в религии в Университете Эмори. 

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *