Игорь Волошин: Open House Chicago. Чикаго. День открытых дверей. 13 октября 2012 года

 374 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Этого дня мы ждали целый год. Именно год прошел с предыдушего Дня Открытых Дверей. Тогда это мероприятие было организовано впервые, и прозвело на жителей города громадное впечатление.

Open House Chicago
Чикаго. День открытых дверей

13 октября 2012 года

Игорь Волошин

Напомню как возникла идея проведения Дня Открытых Дверей. В 2011 году Chicago Architecture Foundation (Чикагская архитектурная организация), под эгидой мэра города Рама Эмануэля, договорилась с рядом компаний, частных зданий, церквей, театров, клубов и так далее, открыть на два выходных дня свои двери для всех желающих. В эти дни был открыт доступ в места, в которые мы бы не только никогда не попали, но, возможно, о коих никогда и не узнали. Для многих людей это было открытием своего города. Мероприятие прошло с таким невиданным успехом, что сразу после его окончания, мэр объявил, что и в следующем году Open House Chicago повторится. И вот оно снова прошло с еще большим размахом. Мне хочется поделиться с вами своими впечатлениями, но к сожалению, не будучи специалистом в архитектуре или истории, вряд ли смогу достаточно грамотно рассказать об этом празднике, так что писать буду кратко, исходя из увиденого, прочитаного, услышанного, подслушанного. Посему не судите строго.

Конечно, все никогда не проходит гладко. Появились какие-то откровенно малоинтересные места, в некоторых случаях было явно видно, что отдельные «товарищи» воспользовались случаем, как бесплатной рекламой того, чем владеют или торгуют, но к счастью далеко не все. Итак…

День первый, 13 октября 2012 года

Рано утром в субботу 13 октября, несмотря на убийственно-дождливый прогноз, мы с супругой выехали в Downtown, то бишь в центр города Чикаго. Надо сказать, что Open House Chicago проводился не только в центре, но и во многих других районах города — было открыто более 150 архитектурных и исторических памятников, но возможности охватить все достопримечательности, участвующие в программе, у нас не было. Что уж говорить о других районах, когда даже в центре за прошлый и за этот год мы не смогли посетить все интересные места, хотя очень старались.

Мы начали с северной части центра города, с района GoldCoast, где проживают наши самые небедные сограждане. Первым на маршруте был частный особняк Frank Fisher Apartments (1209 N. State Pkwy).

Этот дом в стиле Art Moderne был построен в 1936 году архитектором Andrew Rebori по заказу Фрэнка Фишера Младшего (Frank Fisher Jr.), президента известной сети дорогих магазинов Marshall Field’s. Здание, вписаное в тесный промежуток между домами и выходящее торцом на улицу, не выглядит большим. Однако оно достаточно протяженное вглубь двора, что видно на нижнем снимке. Президент, будучи человеком состоятельным, был скромным в повседневной жизни, о чем говорит тот факт, что из 12 квартир, расположенных в доме, ему принадлежала одна, хотя и самая большая. Архитектор Andrew Rebori, отрицая индустриальный стиль Баухауза, чтобы придать экстерьеру уют и привлекательность, использовал терракотовые рельефы животных, диковинные в то время стеклянные блоки вместо некоторых окон и цветные витражи работы известного мастера Эдгара Миллера (Edgar Miller). Rebori называл свою манеру “humanistic logic”. Вероятно это можно перевести как «логика гуманизма».

После непродолжительного осмотра мы отправились дальше, к расположенному поблизости Charnley-Persky House (1365 N. Astor St.). Этот дом находится на тишайшей и уютнейшей улице Astor которая сама по себе является туристической достопримечательностью, и о которой тоже стоило бы рассказать отдельно. Особняк Charnley-Persky был построен в 1891-1892 годах и интересен в первую очередь тем, что его проектировал выдающийся архитектор Луи Салливан (Louis Sullivan), однако особую прелесть ему придает то, что Салливану помогал тогда еще юный, но уже невероятно амбициозный, не сомневающийся в своей гениальности Фрэнк Ллойд Райт. Работали они вместе недолго, посему и совместных проектов мало. Дом был построен по заказу торговца стройматериалами Джеймса Чарнли и его жены Хелен, однако впоследствии несколько раз перекупался, пока в 1995 году его не приобрел Сеймур Перски (Seymour Persky), который подарил здание Обществу историков архитектуры (Society of Architectural Historians — SAH).

Для Салливана этот дом стал одним из первых опытов проектирования частных жилых зданий. До этого он специализировался преимущественно в бизнесах, торговых центрах. Однако, как утверждают специалисты, этот проект был исключительно важен и для Райта, поскольку послужил отправной точкой в его, впоследствии ставшем знаменитым, стиле Прерий (Prairie style). И в самом деле, если сравнить особняк Charnley-Persky, с домами в Oak Park, пригороде, в котором Райт построил большое количество зданий, то общий стиль очень заметен. По мнению многих историков архитектуры, именно с дома Charnley-Persky начинается современная архитектура, именно он был той поворотной точкой, после которой зодчие отказались от деталей, характерных для викторианской архитектуры в пользу абстрактных форм, и которые впоследствии стали отличительными чертами современного стиля.

Особняк Charnley-Persky в плане симметричен, что придает ему определенную строгость. В центральной части большой внутренний атриум, вокруг которого поднимается лестница на верхние этажи. Благодаря этому он кажется большим и светлым. Необыкновенно хороши интерьеры. Множество орнаментов украшают дом, на каждом этаже, в каждой комнате. Их много, но в то же время ровно столько, сколько надо, чтобы не пресытить взгляд. Вся декоративная резьба по дереву, литые украшения, оформление каминов сделаны по эскизам Салливана.

Однако, как бы ни было мне приятно писать о Charnley-Persky House, надо двигаться дальше.

А дальше был International Museum of Surgical Science (Международный музей хирургической науки) (1524 N. Lake Shore Dr.). Хоть дорога до него недальняя — 3-4 квартала, но по доброй воле я бы сюда не зашел, тем более, что дождь крепчал. Однако этот музей почему-то очень интересовал мою супругу. Вот уж кому надо было стать врачом. Вы бы видели с каким садистским удовольствием рассматривала она орудия пыток 18-19-го веков — клещи для выдергивания зубов, тупые операционные ножи, пилы для ампутации конечностей, какие-то щипцы и молотки. У меня было такое ощущение, что она это все примеряла ко мне. А с каким неподдельным интересом она изучала коллекцию заспиртованых эмбрионов, в какой восторг ее привел комплект камней, извлеченных из мочевых пузырей, а уж художественные полотна, изображающие кесарево сечение в 18-м веке или шабаш патологоанатомов в 17-м веке на нее произвели впечатление не меньшее, чем на иных Мона Лиза.

Эмбрионы. Нервных просим не смотреть.

На этом снимке Регина в окружении коллег — Парацельса, Гиппократа, Луи Пастера и других.

Я не выдержал и вышел на улицу под проливной дождь…

Однако пару слов о самом здании музея сказать стоит. Здание, а по сути — дворец, было построено на берегу Мичигана в 1917 году по заказу президента компании Diamond Match Company в качестве свадебного подарка своей дочери Элеонор Рабинсон Каунтисс (Eleonor Robinson Countiss). Проект выполнил довольно модный в то время архитектор Ховард Ван Дорен Шоу (Howard Van Doren Shaw), прославившийся постройкой первых небоскребов. Однако на сей раз архитектор выполнил заказ в виде копии Версальского дворца Ле Петит Трианон, построенного Луи XVI для Марии Антуанетты, добавив четвертый этаж. Хотя, если не знать этой исторической реминисценции, то не всякий человек сразу найдет сходство. Я так до сих пор не нашел. Семья Каунтисс проживала в доме до 1950 года, когда наследники продали его доктору Тореку, который с помощью Международного Колледжа Хирургов (International College of Surgeons) создал здесь музей.

Но, пожалуй, вернусь на маршрут. Хотя, нет, четвертое место, которое мы посетили, хоть и значилось в «святцах» Open House Chicago, в мой маршрут все же первоначально не входило, да о нем вполне можно было бы и не упоминать. Но так получилось, что от музея к машине мимо него все равно пришлось проходить. Называлось это достопамятное место Germania Place (108 W. Germania Pl). Что это такое? Это клуб немецких эмигрантов конца 19-го века. Чем он интересен? Да, в общем-то, ничем. Сейчас это просто красиво декорированный банкетный зал, ничего особенного собой не представляющий. Как я понял, хозяева зала решили воспользоваться случаем, чтобы порекламировать свое заведение.

Впрочем, у входа в зал был симпатичный витраж, который и предлагаю вашему вниманию.

Затем мы вернулись к машине и переехали в другое место в центре города, оставаясь по прежнему в северной его части.

Мы бросили машину неподалеку от Driehaus Museum, (40 E. ErieSt.). Этот музей меня давно интересовал. Его здание было построено в 1883 году по заказу Сэмуэля Никерсона (Samuel Nickerson), основателя First National Bank of Chicago. Впрочем, старина Сэм банком не ограничился, он вполне успешно торговал алкоголем и взрычатыми материалами — весьма разносторонняя личность. Нынешнее имя музей получил от другой не менее «разносторонней» личности, нашего с вами современника Ричарда Дрейхауза (Richard Driehaus), вполне успешно процветающего в области вложения денег. Правда, Ричард не просто гребет «бабки» под себя, но и жертвует немалое количество оных на разные благотворительные нужды, на премии талантливым архитекторам (Richard H. Driehaus Prize for Classical Architecture — $200 тыс ежегодно) и на приобретение исторических зданий, которые затем становятся музеями или иными доступными для посещения местами. Хотя он это делает не совсем за спасибо. Во всяком случае, вход в Driehaus Museum в обычные дни стоит $20, однако в такой день как сегодня, вход был бесплатным. Но все же прошу учесть, что толпы рабочих и крестьян в музей не валят, и двадцатидолларовая купюра не в состоянии оплатить содержание особняка, посему, в основном музей содержится из кармана хозяина.

Дождливая очередь в Driehaus Museum.

Но вернусь в особняк. Он был спроектирован архитектурной мастерской Burlingand Whitehouse. На первом этаже расположены гостинная, библиотека, офис, на втором и третьем спальни и подсобные помещения. Надо сказать, что внешне здание не производит большого впечатления, чего не скажешь о внутреннем убранстве. Комнаты декорированы лучшими мастерами, среди которых выдающийся мастер витражей Луис Тиффани (Louis Comfort Tiffany) и не менее знаменитые изготовители мебели братья Хертер (Herter Brothers). Ежели кто-либо сомневается в их мастерстве, может посмотреть работы в Art Institute of Chicago и Metropolitan Museum в Нью Йорке. Камины и лестницы построены из темного и светлого мрамора теплых оттенков, благодаря чему особняк одно время именовался Мраморным Дворцом. Здание богато украшено резьбой по дереву, мозаикой, оригинальной керамической плиткой. Но снова и снова повторю — чем читать мою болтовню, лучше смотрите фотографии, а еще лучше — посетите музей.

Купол Тиффани.

Думаю нет особой необходимости в экскурсе в историю перепродаж особняка — это происходило неоднократно, однако не могу не сказать, что упомянутый мною мистер Ричард Дрейхауз, купив здание в 2003 году, вложил немалые деньги в реставрацию и предоставил музею свою коллекцию картин, среди которых есть легко узнаваемые известные американские художники и скульпторы. Для публики музей был открыт не так давно, в 2008 году, однако сразу превратился из «просто музея» в культурный центр. Здесь работает общество по охране памятников старины, регулярно проводятся лекции и концерты. Вот и в день нашего посещения должен был состояться концерт современной музыки, и подождать его начала надо было всего 15 минут, но зато потом на протяжении трех часов мы бы наслаждались музыкой неизвестной нам исполнительницы, которая как раз расставляла технику, ибо то, что она расставляла, у меня как-то не вязалось с понятием музыкальные инструменты. Короче говоря, мы себя лишили неведомо какого наслаждения. А может это и к лучшему?

Этот симпатичный домик, расположенный напротив Driehaus Museum к Open House Chicago отношения не имеет, зато имеет прямое отношение к Ричарду Дрейхаузу, поскольку принадлежит ему же.

Следующей пункт нашей программы вполне можно было пропустить, поскольку, как оказалось, еще одна группа товарищей решила совместить приятное с полезным и разрекламировать самих себя не сильно раскошелившись. Но поскольку я описываю наш маршрут полностью, то не могу их не упомянуть. The Alliance Française (802-810 N. Dearborn St.) — общество франко-американской дружбы, культурный и учебный центр. Мы туда заглянули не столько подружиться с французами, сколько посмотреть на разрекламированные интерьеры, экстерьеры и внутренний садик, однако ничего особо выдающегося не увидели, а оставаться на просмотр рекламного фильма сочли пустой тратой времени — французский язык пока изучать не собираемся, английский бы освоить в должной мере. Пошли дальше.

А дальше была церковь Harvest Bible Chapel (formerly Scottish Rite Cathedral), (935 N. Dearborn St.) Церковь была построена в 1867 году, что для Чикаго почти седая старина. Вся ранняя история города делится на два периода: до Великого пожара 1871 года и после. Так вот, эта церковь была открыта до. Пожар уничтожил большую часть города, но церкви отчасти повезло — наружные стены, возведенные из известняка, стихию пережили, но внутри все полностью выгорело. Однако не долго горевали прихожане — через несколько лет внутреннее убранство полностью восстановили и с тех пор оно не менялось. Когда подходишь к церкви, она не кажется большой, однако попав внутрь удивляешься размерам зала. Вероятно эта церковь не самая эффектная не только в мире, но и в Чикаго, однако оконные витражи и ажурная резьба раскосов зала и второго яруса не могут не порадовать глаз.

Недолго побродив по церкви мы направились к Newberry Library, (60 W. Walton St.). Newberry Library — это не просто библиотека, это один из крупнейших в Америке образовательных и культурных центров (что-то я повторяюсь, но это правда). Здание было построено в 1893 году архитектором Генри Коббсом (Henry Ives Cobb), причем фасад он выполнил в стиле церкви 12-го века Saint-Gilles-du-Gard, той самой с французской Ривьеры, которая на полпути между Арлем (ах, Ван Гог!) и Нимом (ах, ви́на Лангедок!). А хорошо бы сейчас на юг Франции и без общества франко-американской дружбы… Да, так о чем это я? О библиотеке. В библиотеке собрана уникальная коллекция редких книг, карт, нот, древних манускриптов, генеалогических документов и прочего. Естественно, что на руки такие вещи не выдаются кому попало, к каковым я, к сожалению, тоже отношусь. Однако в этот день были организованы экскурсии в святая святых, где все эти сокровища можно было увидеть собственными глазами. Но не с нашим счастьем. Желающих оказалось слишком много, а группы запускались раз в полчаса. Таким образом мы могли попасть внутрь лишь часа через три-четыре. Посему, чтобы такие как мы не слишком расстраивались, библиотека организовала весьма необычную выставку. Это была не тематическая выставка, я даже не знаю как ее и назвать. Короче говоря, ста пятидесяти сотрудникам библиотеки предложили продемонстрировать самые интересные на их взгляд экспонаты из собрания. Поскольку интересы у людей разные, то и экспонаты оказались настолько далекими друг от друга, что даже трудно вообразить что-либо подобное: французский манускрипт 14 века, карта Америки 17-го века, коллекция журнальных комиксов 50-60 годов, подборка изданий романа Роберта Мелвилла «Моби Дик» на самых разных языках, ну и так далее — вообщем полная эклектика. Но, как ни странно, выставка оказалась интересной. В библиотеке, также как и в вышеупомянутом музее Driehaus, проводятся концерты, лекции и конференции, а также ставятся спектакли. В этот день должен был состояться какой-то концерт, но жалко было времени, день неумолимо бежал к концу, а нам еще предстояло перебраться на юг северной части центра (бр-р-р — Меркатор на том свете завидут моей географической терминологии), то есть к реке Чикаго, где также хотелось посетить несколько мест.

Newberry Library.

Герман Мелвилл «Моби Дик» с иллюстрациями Рокуэлла Кента. У меня это издание было в Киеве.

Карта Северной Америки 17-го века с некоторыми узнаваемыми контурами.

Посему мы с Региной в очень резвом темпе, подгоняемые усиливающимся дождем, помчались к реке. Здесь в уютном соседстве расположились два участвующих в программе здания, в которые мы непременно должны были зайти. Оба весьма и весьма известны в Чикаго. Первым на пути был знаменитый House of Blues (Дом Блюза), (329 N. Dearborn St). Он расположен между двумя небоскребами Marina’s Towers, которых в Чикаго называют «кукурузами». Marina’s Towers, совместно с House of Blues, составляют великолепный архитектурный комплекс, построенный замечательным, но, к сожалению, не так давно скончавшимся архитектором Бертраном Голдбергом в период между 1959 и 1967 годами. Необычная форма крыши House of Blues спроектирована под влиянием Estavovsky Opera в Праге. Правда, House of Blues появился лишь в 1996 году, а сначала это был просто театр. Да и House of Blues сейчас не является только домом блюза. Здесь выступает кто угодно — рокеры, рэперы, джазисты и даже священнослужители проводят службы, но об этом потом.

Естественно, в House of Blues может попасть любой желающий. Послушать исполнителей в театре, посидеть в ресторане — не проблема. Необычно в данном случае другое. По случаю дня открытых дверей был разрешен вход в закрытые помещения — комнаты отдыха артистов и Foundation Room, расположенные на третьем и четвертом этажах. Это своего рода элитный клуб, предназначенный не только для отдыха звезд эстрады, но и как место встреч антрепренеров, богатых спонсоров. Сюда нашего брата не пускают. А посмотреть тут есть что. Начну с того, что здесь 3 комнаты для богослужений — Divinity, Buddha и Ganesh. Первая комната предназначена для католической службы. Она почему-то составляет единое целое с длинным баром. Ну это понятно — чтоб далеко не ходить… Две другие имеют отдельные входы справа и слева от центральной. В них тишина и покой. У меня правда сложилось впечатление, что они декоративные, уж слишком в них уютно и умиротворенно, да и много ли найдется среди рок-артистов почитателей индийского бога-слона Ганеши? Хотя среди экспонатов, собранных в этих двух комнатах, есть художественные изделия 11-го века.

Комната Ганеши.

Комната Будды.

Далее нас проводили на третий этаж в главную часть FoundationRoom, в которой встречаются наши самые «достойные граждане», и в которую постронним вход воспрещен категорически. Это своего рода красиво декорированный ресторан для избранных. Затем мы вернулись на четвертый этаж и тут…

И тут произошла пре-приятнейшая встреча. Не с Принцем и не с Леди Гагой — не велика честь с ними встречаться, а с моим собственным братом, который со своей дражайшей супругой заканчивал маршрут по южной части центра города. Мы обнялись, излив друг на друга и слезы радости, и дождевую воду, и собственный натруженный пот. Встреча была хоть и случайной, но как всегда, желанной.

Саша и Наташа под образом богоматери и еще какого-то теле-божка.

House of Blues. Бар с католическим уголком (справа).

На этом я временно прерву описание House of Blues. Вторую часть рассказа о нем я перенесу на второй день.

Мы вышли из House of Blues и перешли улицу, на противоположной стороне которой находится знаменитая IBM Plaza (330 N. Wabash Ave) — страшный 52-этажный кирпич-небоскреб, который построил в 1971 году один из столпов архитектуры 20-го века Мис Ван Дер Роэ. Этот стиль здания, также как и черный анодированный алюминий, покрывающий всю наружную поверхность, являлись для Мис Ван Дер Роэ программными. Хотя, помнится мне, что есть у него и светлые образцы архитектуры.

Однако, несмотря на знатное имя создателя, нас интересовал не он, а расположенная на 35-м и 36-м этажах этого же здания архитектурная компания, которая в кругах людей, интересующихся архитектурой, не нуждается в представлении — Perkins + Will. И этим сказано все. В письме об Open House Chicago-2011, я назвал ряд Великих чикагских архитектурных компаний, Великих безо всяких кавычек. Чикаго был, есть и, надеюсь, еще долго будет оставаться столицей мировой архитектуры. Perkins + Will достойно продолжает дело создателей чикагской школы. Компания была создана в 1935 году архитекторами Лоуренсом Перкинсом (Lawrence B. Perkins) и Филиппом Уиллом (Philip Will) и очень быстро заявила о себе смелыми и неожиданными проектами. Офис переезжал несколько раз и лишь сравнительно недавно занял свое нынешнее помещение. Судя по описанию, это помещение является шедевром экологии, эффективного использования ресурсов — электроэнергии, воды и прочего-прочего. Не знаю, со стороны судить трудно. Нам больше хотелось увидеть проекты, макеты зданий, рабочие места архитекторов, некоторые из которых в выходной день продолжали работать над проектами. Ну и хватит слов. Далее смотрите фотографии.

Это здание под названием Спираль строится в Чикаго, оно будет самым высоким зданием в США (временно законсервировано).

Это здание является самым высоким в Индии и самым высоким домом на одну семью в мире. Оно принадлежит индийскому стальному магнату.

Также весьма хороши виды, открывающиеся из окон IBM, однако свежий гигант Trump Tower, выросший по соседству, здорово ограничил обзор.

А так выглядит восточная башня Marina’s Tower с 36-го этажа IBM. Из-за нее выглядывает House of Blues.

Дело близилось к развязке. Шел последний час первого дня. Севернее реки Чикаго неподалеку от нас находилась еще парочка мест, которые можно было посетить, среди которых особенно выделялись два ресторана — пивной, со своей собственной пивоварней и спортивный. Оба ресторана с богатой историй, связанной с сухим законом и мафией. Однако по здравому, но очень быстрому размышлению, мы решили двигаться через реку на юг, чтобы прихватить что-то из завтрашнего дня. Завтра начиналось сегодня. Прямо через реку напротив IBM и House of Blues располагались сразу несколько интересных мест, некоторые из которых мы успели посетить в прошлом году, однако были и новые. Мы сделали попытку прорваться в легендарный Jewelers Tower, но нам дали от ворот поворот — в 4:30 он уже закрылся. Брат простоял в очереди полтора часа, пока туда попал. Так что и нам даже пытаться не стоило — говорить было не с кем. Посему мы устремились в соседнее здание Kemper Building (One E. Wacker Dr.) Однако и там стража нам предложили только поцеловать замок. Но они плохо знали мою супругу. Подозвав высокого черного охранника, моя жена что-то жалобно и страстно ему стала говорить. Черный парень смутился и подозвал свою начальницу, не менее черную, но видимо очень ответственную даму. Она сжалилась и позволила нам войти. За нами следом проскочили еще трое молоденьких ребят.

Kemper Building был построен в 1962 году компанией Shaw, Metz & Associates. Главная достопримечательность этого здания, в том, что оно является самым высоким в мире, облицованным мрамором, который придает ему строгий и нарядный вид. На самом верхнем 41-м этаже находится смотровая галерея, опоясывающая этаж по периметру. Отсюда открываются красивейшие виды на город. Удивительно, что эта площадка 40 последних лет была закрыта для посещения. Поэтому, когда в этом году ее решили открыть, возникла «громадная проблема» — окна были настолько грязные, что отмыть их почти не представлялось возможности. С трудом оттерли несколько окон по парочке на каждой стороне и решили, что проще и дешевле стекла поменять, чем отмывать, но к назначенному сроку это сделать не успели и отложили на следующий раз, если таковой предоставится. Больше рассказывать о Kemper Building нечего — смотрите фото из окон.

Вид из окна на Millennium Park со знаменитой зеркальной «фасолью». На заднем плане новое крыло Art Institute of Chicago. Пардон за грязный снимок — к нашему визиту окно толком отмыть не успели.

Еще один вид из того же окна.

Подъем моста для прохода яхт. Вообще-то, при пропуске судов открываются обе половины, но для яхт и одной хватает. Снимок сделан с большим приближением.

Скверик на крыше соседнего бизнес-здания.

Вот на этом я и закончу свой рассказ о первом дне Open House Chicago-2012.

Продолжение здесь

Читайте и смотрите также: «Open House Chicago. Чикаго. День открытых дверей. 15 октября 2011 года», «15 октября 2011 года. Окончание».

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Игорь Волошин: Open House Chicago. Чикаго. День открытых дверей. 13 октября 2012 года

  1. Замечательное путешествие. Эффект непосредственного участия. Спасибо.
    М.Ф.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *