Виталий Аронзон: Вещий сон

 208 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Виталий Аронзон

Вещий сон

Одна моя добрая знакомая спросила: снятся ли мне сны? Не задумывался по этому поводу, так как сновидения — результат, следствие пережитого или виденного в прошлом. Никогда поэтому не пытался ни вспоминать, ни анализировать, считая их полнейшей чушью. Однако её вопрос чем-то меня задел, и я стал пытаться вспомнить, что происходило со мной в сновидениях. Сначала такое удавалось с трудом, а потом увиденное во сне стало приобретать логично обоснованные черты неких событий, которые происходили на самом деле, а теперь присутствовали в ночных спектаклях. Самое любопытное, что некоторые события, которые в реальной жизни ещё не произошли, предсказывались во сне. Объяснение этому есть, но об этом ниже на примере совсем незагадочной любовной эпопеи.

Был у меня закадычный друг, назовём его NN. Знакомы мы были с детства, и, более того, я был поверенным во всех его романах в юношеские и зрелые годы. Знал о его влюбчивости и умении добиваться успеха в самых безнадёжных романтических ситуациях. Возможно, это знание и близость нашего общения и послужили поводом для сновидений, когда моего друга не стало. Не все моменты воображаемого представления удавалось восстановить при пробуждении, поэтому для плавного течения рассказа дополнил их вымышленными или сохранившимися в памяти деталями.

Доцент NN читал лекцию «Введение в специальность» для всего студенческого потока факультета. Он любил этот курс, так как получал возможность предстать перед новыми студентами как блестящий лектор, артистично сообщая о красоте технических достижений, которые им, студентам, предстоит узнать. Двигаясь по аудитории, NN то и дело поглядывал в окно, выходящее на Мойку, любуясь на изящный мостик и здания на противоположном берегу, пока студенты вносили в конспекты рисунок, мастерски исполненный лектором на доске, или записывали его очередной пассаж. Не забывал NN поглядывать на аудиторию, отыскивать глазами наиболее привлекательные лица, конечно, девичьи, испытывая наслаждение, если попадалось красивое и привлекательное личико.

Девушка, сидящая в первом ряду, вскидывала голову, когда он проходил мимо и провожала его взглядом, ничуть не заботясь о том, что не успеет зарисовать очередную схему. Доцент заинтересовал её, можно предположить, не только как преподаватель. Лектор был значительно выше среднего роста, что скрадывало некоторую нестройность фигуры, миловиден лицом, но с некрасивыми, хотя и ослепительно белыми зубами, которые обычно приковывали внимание собеседников. Недостаток придавал детски милое выражение лицу.

NN не обратил внимания на девушку. А зря! Она заметно повлияет позже на его жизнь.

Прошло несколько лет, и упомянутая мною девушка, Люда, превратилась в женщину, что называется, с изюминкой: высокая, под стать доценту, стройная, с приятным лицом и призывно пронизывающими зелёными глазами, в которых был либо вызов на контакт, либо презрение, контакт отвергающее. Она, студентка последнего курса, обратилась к доценту с просьбой выполнить дипломный проект под его руководством, так как предложенная тема её интересует. Во всяком случае, этим она обосновала свою просьбу. Момент был для обоих роковой. Доцент, что называется, «запал» на неё. Влюбился с первого взгляда.

За этим последовало не только деловое общение в аудитории , но и консультации на дому, которые спонтанно переросли в любовные свидания.

NN был женат на интересной, ителлигентной, образованной женщине, которая преподавала французский язык в университете, но, в отличие от новой доцентовой пассии, имела маленький рост – была женщиной «кошечкой». Знакомы они были с его студенчества,  многие годы встречались, но NN не делал ей предложения стать его женой и не вступал с ней в интимные отношения. Её это обижало. В конце концов, познакомившись во время занятий в Публичной библиотеке с молодым учёным, она приняла его ухаживание и стала с ним жить, как муж и жена, гражданским браком.

Было бурное объяснение с NN, но она осталась в своём решении непреклонна.  NN перешёл в наступление – стал решительно добиваться расторжения «брака», преследовал бывшую подругу, встречая утром и провожая после работы, задаривал цветами, клялся в любви, писал письма — и она не выдержала, согласилась на интимные встречи на квартире нашего общего друга и наконец отдалась NN.

NN этим незамедлительно воспользовался, встретился с её «мужем» и рассказал ему о своей давней любви и о том, что он имеет с его «женой» близкие отношения, сообщив некие детали, которые подтверждали правдивость его слов и отвергали шантаж. Новый муж немедленно расстался с женой, было много слёз, но отношения её с NN возобновились, и она стала его настоящей женой. Семья состоялась, но детей у них не было.

Как мне говорил NN, его с женой, кроме привязанности к друг другу, ничего не связывает, а в интимной жизни его привлекают высокие женщины. Непродолжительные романы на стороне были частыми, но никогда не переростали в серьёзные отношения, предполагающие развод и последующую женитьбу.

Пассия NN успешно защитила дипломный проект, и доцент помог ей устроиться в закрытое НИИ, с которым заключил договора на исследовательские работы, имея в виду, что сможет часто встречаться в рабочее время с возлюбленной.

Интимная близость для любовников стала такой насущной потребностью, что невозможность ежедневных встреч доводила их до «безумия». Доцент лишился нормального сна и категорически отказался от супружеских обязанностей, презрев всякую осторожность. Обеспокоенный своей манией, NN обратился к самому известному в стране сексопатологу за консультацией. А тот посоветовал не переживать по этому поводу, а радоваться, что ему выпало такое счастье любить и бывать в объятиях сексуально ненасытной женщины.

А за возлюбленной стал настойчиво ухаживать её коллега по работе, молодой доктор технических наук. Он ей нравился и стал вскоре её вторым любовником, заполняя промежуток времени, когда доцент не мог с ней встречаться и бывать у неё дома.

Но наступил день, когда адюльтер перестал быть тайным для всего четырёхугольника: NN, его жены, Люды и молодого доктора наук. Произошло это так. NN, обеспокоенный, что два дня не может застать Люду дома и на работе, начал потихоньку сходить с ума: воображение рисовало картины похищения, убийства, изнасилования и измены. Последнее казалось NN наиболее вероятным, так как Люда неоднократно поднимала вопрос об их браке. NN под любым предлогом откладывал решение. Настойчивость Люды даже заставила поведать жене о романе и попросить развода. В свою очередь, его жена пыталась убедить NN, что им не следует расставаться, а он принимал аргументы и той, и другой стороны, оттягивая решение – не редкая и банальная ситуация.

Итак, NN стал искать Люду. Дежурство около её дома круглые сутки не принесло успеха. Дело было летом. И NN решил поехать в Токсово, дачный посёлок, где жили родители и бабушка Люды. Телефона на даче не было, поэтому пришлось ехать без особой надежды на успех, так как Люда с родителями была в ссоре. Беспокоить родителей и бабушку пропажей дочери было совсем неловко.

Приехал NN в Токсово поздно вечером, днём принимал экзамены, но белые ночи смещали представление о времени. Нашёл дом, открыл калитку, прошёл по тропинке к крыльцу, поднялся по ступенькам, постучал негромко в дверь. Ни звука в ответ. Сильно стучать не хотел, так как на соседнем участке видел женщину за столиком с самоваром. Она его видеть не могла, но могла услышать. «Зачем привлекать внимание? Возможно, действительно в доме никого нет». Обошёл дом, заглянул в окно. Никого. Попробовал открыть окно. Не получилось. «А если Люда на втором этаже и не слышала стук в дверь?»

Ревность затуманила разум. По столбу веранды взобрался на открытый балкон, вошёл в спальню. Опять никого. Но его тонкий слух уловил голос мужчины в соседней комнате. Заглянул в замочную скважину. За столом сидели двое: Люда и доктор наук. Пили чай. Идиллия.

NN распахнул дверь и, как грозный муж, предстал перед вероятными любовниками.  Сцена гоголевского «Ревизора». Люда оцепенела. Возможно, от восхищения поступком NN, а возможно, от непредсказуемости дальнейшего, но не от стыда – определённо. Любовник встал и нанёс боксёрский удар в челюсть NN. NN устоял, но выплюнул на пол свои два некрасивых зуба. Прощай детская улыбка!

Потом после некоторой суматохи с раненым, все вместе сели за стол и выпили на посошок перед уходом ревнивца.

Люда вскоре вышла замуж за доктора наук, а жена NN похвалила себя за неторопливость. Можно на этом закончить рассказ о том, что бывает, когда «бес в ребро» ударяет пятидесятилетнего ловеласа, но я обещал рассказать о пророчестве во сне.

Приснилось мне, что в квартире NN сидят за столом: его вдова и две дочери NN от разных женщин и рассматривают альбом с фотографиями отца, которого никогда не видели. И самое странное и удивительное, что так произошло на самом деле. Об этом мне поведала вдова, усомнившись, что я не знал об этих девочках. Я знал о них, но не предвидел такую встречу.

Вспоминая всю череду событий, сделал вывод, что наш мозг во сне осмысливает реальные ситуации и делает прогноз на их дальнейшее течение, поэтому такими необычными нам кажутся вещие сны.

А может быть, кому-то покажется, что NN захотел с небес рассказать о его восхитительном романе.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Виталий Аронзон: Вещий сон»

  1. Не любитель примет, иногда убеждался в совпадении увиденного во сне и последующих событий. Но многое тут зависит от ассоциаций и анализа, последующего настроя сличать и допускать сходство сновидения и реального, то есть трактовать.

  2. Не упрощайте. У меня были такие, что Вам и не снилось!

    1. Чтобы построить гипотезу полезно упрощать. Обычный приём. А принцип «не знаю, но верю» безбожно плох. Хороших вам снов. А рассказ не только о проблемах сновидений.

  3. Вещие сны есть. У меня часто, к сожалению. К сожалению, потому что когда предвещают предательство, потерю или еще что сбываются всегда в течении 2 или 3 дней, но что в нинх толку? Изменить ничего нельзя. Может, только морально готовиться. Мне снились вещи, кот. я никак знать не могла. И все же. Я своих снов боюсь, ну их.

    1. Да, вещие сны есть, но они — не мистика, а прогноз событий на основе статистической обработки мозгом прошлого. И такой прогноз имеет, возможно, высокую вероятность. Собственно об этом и рассказ. Мнение моё, конечно, субъективно.

Обсуждение закрыто.