Григорий Быстрицкий: Циля знает

 192 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Она склоняется к публицистике и для разгона сосредоточилась на критике статей Владимира Янкелевича. Почему Циля выбрала именно этого автора Портала Е.Берковича я догадываюсь. Не только из-за моего сообщения о том, что я лично с ним знаком…

Циля знает

Григорий Быстрицкий

В немецком паспорте ее имя величественно значится как латинское Caecilia. В интернете она вычитала, что есть два значения имени: «слепая» и «пребывающая в тени (Б-га)». Разумеется, она предпочитает второй, древнееврейский вариант, что и сыграло в нашем рассказе определенную роль.

Я, как и все остальные, всю жизнь зову ее Циля. Они переехали в Мюнхен еще по еврейским визам в начале 90-х. В отличие от своего мужа быстро освоилась, бегло разговаривала на баварском диалекте и знала все тонкости бытовой и пенсионной стороны сложного, но очень справедливого немецкого законодательства. Про баварский диалект — это с ее слов. Я диалекты не различаю, и ничего утверждать не берусь.

Дети получили европейское образование, старший сын поступил в хорошую фирму и жил уже отдельно в «совершенно прекрасной, чудной» квартирке. Младший заканчивает университет и живет пока с ними. Волнующей проблемой Цили стала семейная неустроенность молодого и, кто бы сомневался, перспективного инженера. Требовалось найти хорошую девушку из приличной еврейской семьи, что было трудно. «Эта Элла со своей дочерью совсем с ума сошли. Такие запросы у них по жениху, упасть можно. О чем только люди думают?» В общем, бурная Цилина энергия пока к результату не привела.

В последний год в дополнение к хлопотам по поиску невесты (о чем сын, наверное, не догадывался) прибавилось еще одно увлекательное занятие: Циля начала писать. Это она так объяснила. Я то подозреваю, что давно увлекалась, потом переехали в Германию, устраивались, привыкали… Потом на пенсии появилась удобная подработка, когда времени много. Вот и вернулась таинственная страсть. Она утоляет ее на работе (старый немец, за которым ее наняли присматривать, особого внимания не требовал, а больше сидел в кресле, вспоминая минувшие дни) и дома.

Летом она обычно сидит с компьютером в маленьком, отгороженном зеленью дворике, который примыкает к их квартире на первом этаже на улице Ландсбергер Штрассе.

По улице ходят трамваи, но в Цилином дворике тихо. Дом стоит в глубине, и немецкие трамваи — это вам не в Киеве.

— Что за публика тут живет? — спрашиваю.

— Очень работоспособные немцы. — Циля кратка и категорична. Потом вспоминает, что она все-таки литератор, и добавляет:

— Такие зануды, не представляешь. Ложатся в 9 вечера, чтобы соскочить в 6 и бежать «арбейтен». Очень любят порядок. Один не поленился вчера встать с постели — не спалось ему, видите ли, — и подойти в 11 вечера к этим кустам и сообщить, что ему спать мешает моя музыка. Посмотри на этот планшет, я его рядом не слышу, а этот болван в своей квартире уснуть не может.

Она склоняется к публицистике и для разгона сосредоточилась на критике статей Владимира Янкелевича. Почему Циля выбрала именно этого автора Портала Е.Берковича и израильской интернет-газеты «Полоса» я догадываюсь. Не только из-за моего сообщения о том, что я лично с ним знаком. В моём пересказе он поразил её рассказом про зеленые глаза.

То была поистине трагическая история, когда молодой и неженатый израильский офицер сидел на автобусной остановке и увидел беременную арабскую женщину. Из под покрова одежды нежно мерцали огромные, загадочные, удивительно красивые и необычные для арабки зеленые глаза. Случайно встретившись взглядом, он утонул в них. Офицер старался вспомнить, где он уже встречал такое чудо. Перед посадкой в автобус женщина еще раз оглянулась, пристально глянула, и в доли секунды офицер среагировал и влепил между этих прекрасных глаз пулю из своего табельного пистолета.

Подлетевшие на джипе недоуменно уставились на офицера. Не поняли ничего и люди в автобусе. А осматривающий ее врач сказал: «… нормальная беременность, полтора килограмма взрывчатки и столько же болтов и гаек…»

«Вчера, при патрулировании в Дженине я видел эти глаза, — тихо произнес офицер, — красивая, ничего не скажешь. Вот только беременности не было».

В далекой Германии Циля почувствовала зной палящего солнца и сонное состояние публики на остановке, безмятежную и, казалось, вечную, монотонную и бесконечно восточную атмосферу, некоторый романтизм и магию необыкновенных женских глаз. Древняя как мир мизансцена была выстроена безупречно. Но правда жизни сокрушительно, бесцеремонно, внезапно и ошеломительно все это обвалила.

Циля была под большим впечатлением. Не разобравшись в авторстве, с высокими литературными мерками она подходила к многочисленным техническим и политическим статьям Янкелевича. И здесь вышла на простор возражений и критики.

Известности она не жаждала, поэтому ограничивалась небольшими эссе, которые по почте высылала только мне. Мы договорились, что Янкелевичу я стану показывать ее критические разборы после окончания этапа ее творческого становления.

Помимо неопубликованной критики счастливо не подозревавшего ни о чем таком Янкелевича, Циля присылала мне и свои самостоятельные авторские работы. Последней стало исследование высказываний двух известных во всем мире людей: Марка Цукерберга и Шведского премьер-министра Стефана Лёвена.

Для полноты впечатлений она даже снабдила свои выводы фотографиями этих деятелей.

Вот Марк, славный еврейский паренек с хорошей головой, создал компанию и заработал большие деньги. Он выступил на страницах своего интернет-ресурса и заявил:

— После парижских терактов и всей ненависти этой недели я могу только представить себе, как боятся мусульмане, что их будут преследовать за действия других людей. Я хочу присоединиться к голосам в поддержку мусульман в нашем сообществе и по всему миру.

Марк добавил, что в его еврейской семье родители учили его бороться с нападками на любые сообщества.

А вот Шведский премьер-министр Стефан Лёвен. Он уверен, что «палестинцев, убивающих евреев ножами, нельзя считать террористами».

Посмотрите на это лицо, — писала Циля, — сразу видно, за что его поперли со второго курса Института социальных наук. Потом он выучился на сварщика, но долго инструмент в натруженных руках не держал. Уже через два года работы на заводе он бросил свой сварочный щиток и стал защищать права рабочих. В 23 года стать профсоюзным функционером и начать переживать за права рабочих — для этого надо иметь особые наклонности.

Далее привожу сочинение Цили тезисно.

Причины соединения двух разных людей в одной статье основаны на возможно одинаковой реакции на их высказывания. То есть, говорят они разные вещи, но часть публики, настроенная определенным образом, может проводить параллели. Здесь она привычно нападает на своего любимого автора, как на якобы яркого борца с левым движением.

Твой Янкелевич, — говорит Циля, — наверняка обзовет меморандум Марка бредом. Скажет, что человек, понимающий в чем-то одном, вполне может быть идиотом в другом. Что это общая беда быдлократии, и раньше деревенского дурака слушали максимум два деда на завалинке, сейчас, в эпоху интернета — весь мир.

— Я не согласна, — возражает она.

Женская логика непостижима. Бедный Янкелевич еще и полслова не сказал, а с ним уже спорят. Вот она, обратная сторона популярности!

Марк в силу генетики много чего придумал и стал богатым. Он мыслит не образами, а цифрами. Он защищает не мусульман, а огромное количество потенциальных кликов, которые принесут в его бизнес большие дивиденды. О политике он не задумывается. Он мог бы защищать и китайцев, но у них нет такой антиамериканской направленности. Поэтому сейчас самое время подумать о мусульманских пользователях. Он говорит им: «Я хочу, чтобы вы знали, что вам всегда, в Facebook, здесь рады, и мы будем защищать ваши права, создавать миролюбивую и безопасную среду для вас».

И что в этом плохого? Мальчик развивает свой бизнес, стремится его расширить. Это нормально. Если конечно не иметь в голове такие дикие мысли о мусульманах как о поголовных террористах и шахидах.

Другое дело — этот ущербный премьер Швеции. Уверена, по поводу его мудрых мыслей Янкелевич тоже будет сильно ругаться. И я с ним полностью соглашусь.

Да простит меня Владимир за то, что я с неизвестной ему Цилей обсуждаю его за глаза!

Полюбуйтесь, — призывает Циля, приводя цитату из израильских СМИ:

«…шведский премьер, пытаясь погасить дипломатический скандал после серии антиизраильских заявлений министра иностранных дел Маргот Вальстрем, лишь усугубил ситуацию, вызвав новую волну критики в Иерусалиме. Лёвен посетовал, что в Израиле неверно расценили слова Вальстрем, тогда как Швеция не имеет ничего против еврейского государства. К тому же, по его мнению, причин для обиды нет, так как нападения с ножами на евреев — это вовсе не террор. «Это что-то другое. Насколько мне известно, это не может называться террором», — пояснил Лёвен. И добавил, что если бы ножевые террористы действовали организовано да еще по заданию террористической организации, то это было бы иное дело».

Они там, в Швеции, совсем рехнулись. Обвиняют еврейское государство в убийстве палестинцев без суда и следствия, бандитов, которые бросаются среди бела дня с ножами на женщин и стариков. И еще находят оправдания в виде «отсутствия (у террористов) надежды на лучшее будущее».

Двум львам на шведском гербе несколько лет назад сделали кастрацию. Этого на местном уровне добились шведские феминистки, посчитавшие вид половых органов геральдических животных слишком вызывающим. Шведские политики трусливо не возражали, поскольку побоялись выглядеть в глазах избирателей недостаточно толерантными. Такую же кастрацию они сделали сами себе.

Нетрадиционная сексуальная ориентация в современной политкорректной Швеции, которая усиленно защищается этими самыми политиками, многочисленные кафе для геев и лесбиянок, старательное вычисление несогласных гетеросексуалов, чемпион по количеству изнасилований — город Мальмё, засилие мусульман с одновременным выдавливанием из целых районов коренного населения, потеря национальной идентичности, рост уровня антисемитизма — все это звенья одной леволиберальной, трусливой, популистской цепи.

И эти кастраты еще смеют упрекать Израиль в неадекватных мерах при пресечениях убийств граждан своей страны? Этот Лёвен будет разглагольствовать о терроризме и учить людей, которые более ста лет живут среди террористов?

— Циля, — говорю ей по скайпу, — ты уже вполне самостоятельный автор, период твоего созревания закончился. Имею в виду, конечно, творческое становление. Давай так сделаем: я опубликую это в виде рассказа от своего имени, ты посмотришь комментарии, если они будут, потом сама решишь, нужен тебе весь этот геморрой или продолжишь в стол.

На том и порешили.

У Янкелевича еще раз прошу прощения.

Print Friendly, PDF & Email

8 комментариев к «Григорий Быстрицкий: Циля знает»

  1. Благодарю вас, Лев и Хан-Пахан за столь лестные отзывы. По поводу еврейских пап — действительно упущение. Учту.

  2. Лихой и неотвратимой писательской поступью вошёл уважаемый автор в местную тусовку. Посему трудно удержаться от отклика.
    Чего пока еще не уловил я — это отличий в описании устремлений сыновей Цили и создателя фейсбука. И там и там фигурирует лишь одна общая черта, общие стремления и критерий успеха — образование, успешный маркетинг, чудная ли квартирка… И как-то «маловато» о ценностях, о принадлежности…
    Вот у еврейских принцесс (и у их …. сошедших с… — ну как встатье упомянуто, мам) случается общая черта — их папы (не все, но бывает) — занимались порой сбором пустых бутылок.
    А про еврейских пап упомянутых в статье героев — вообще ничего не слышно… и чем они там занимаются иначе?

  3. Написано отлично. Потому легко читается и хочется дойти до конца. Даже, как мне кажется, несколько искусственно привлечённый к сюжету Янкелевич не снимает ощущения искренности и мастерства. Спасибо.

  4. Спасибо Ефим!
    Конечно обобщенный. Даже не стал ее снабжать внешними данными, например, рыжими кудряшками или там свободным балахоном, подозрительно напоминающем домашний халат, в котором ей удобно ходить по городу. В отличие от многоумных деятелей в парадных костюмах и бабочках она хорошо отличает замаскированных политических идиотов.
    Про свой долг помню, отдам по совокупности.
    С наступающим Н.Г.!

    1. «Про свой долг помню, отдам по совокупности».
      —————————————————-
      Не понимаю, о чем Вы говорите. Вроде бы, Вы у меня не занимали. Вас тоже с Наступающим!

      1. Забыли, наверное: «Герои рассказа, как и его два автора, а г-н Левертов — несомненно, соавтор…»

        1. Действительно, забыл. Но помню письмо Пушкина приятелю: «»Ты ничего не пишешь мне о 2100 руб., мною тебе должных, а пишешь мне о m-me Kern, которую с помощью Божьей я на днях …».

  5. Замечательный рассказ, Григорий Александрович!
    Не вполне ясно только, является ли Ваша героиня зарисовкой с натуры или это некий обобщенный, творчески переработанный образ. Пока я склоняюсь ко второму. В любом случае спасибо и дальнейших успехов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *